Паутина противостояния

Вадим Панов
Паутина противостояния

– Именно поэтому я должна быть рядом, – твердо произнесла девушка. – И не спорь, все решено. Что у тебя в рюкзаке?

– Э-э… прихватил на всякий случай, – Гриму стало неловко: отправляется на пару часов, а набрал с собой артефактов, будто на небольшую войну. – И еще товар, что твой отец передал.

Приготовленный Мананом сверток занимал половину рюкзака.

– Хорошо, – одобрила девушка, разглядывая снаряжение друга. – Учитывая, что задание придумал Манан, лишние артефакты не помешают. – Достала из кармана зазвонивший мобильный, посмотрела на экран и поморщилась: – Помяни черта… – Надавила на кнопку ответа: – Я слушаю, Манан!

– Ты где?

– Не твое дело.

– Как раз мое! Ты должна быть у тети Камиры. Сегодня день рождения маленькой Хирины, и ты обещала…

– Я буду у них часа через три.

– Что?

– Манан, ты прекрасно слышал, что я сказала, – холодно ответила девушка. – Я помню о тете Камире и буду у нее часа через три.

– Где ты?

– Я уже говорила: не твое дело!

– Ты с ним? – выдохнул потрясенный догадкой Турчи.

– Не важно!

– Лая, остановись! Ни в коем случае…

Девушка отключила телефон и кивнула на особняк «Транс Портал»:

– Все, можно идти.

– Спасибо, – тихо сказал Грим.

– Пожалуйста! – зло бросила Катарина.

В глазах Тео Луминара полыхнули молнии, но масан сдержался, повторил чуть более хрипло, но не сбиваясь на крик:

– Спасибо, что приняла участие в совещании, но я считаю твой план чересчур опасным. Перезвони контрагенту и перенеси встречу на десять вечера.

– И не подумаю!

– Не слишком ли много ты на себя берешь, человское отродье?

– Не больше тебя, ночной горшок.

Эрик и Бруно глухо заворчали, однако этим и ограничились, не среагировали на брошенное девкой оскорбление. Странно, очень странно. Раньше обязательно возмутились бы, а сейчас… такое ощущение, что Эрик и Бруно признали себя подчиненными и ждут, кто из них, Тео или Катарина, докажет свое право на лидерство.

«Да что, черт побери, происходит?!»

Луминар беззвучно досчитал до десяти и попытался еще раз образумить ведьму:

– В целях безопасности мы должны действовать в ночное время.

Чертов Ярга! Мало того, что навязал слаженной команде самолюбивую сучку, так еще и велел относиться к ней как к равной. К ней! К пище! Превосходство нава Тео под сомнение не ставил: и маг Ярга мощный, и пищей не является. Навы – они вообще твари особые. Но эта… эта… эта малявка! Красивая белобрысая девчонка возбуждала Тео, ему нравилось проводить время с теплыми челками, однако несносный характер ведьмы и ее манера держаться приводили масана в бешенство.

– Глупо, – возразила Катарина.

– Неужели?

– Мы всегда встречались с Мананом до захода солнца, это условие он озвучил в самом начале сотрудничества. – Девушка выразительно посмотрела на масана. – Но даже если Манан и согласится встретиться ночью, гарантирую, он явится с включенным «Протуберанцем» в руке.

– Ты его нейтрализуешь.

– Я знаю, что буду делать. – Катарина ткнула пальцем в схему места встречи, которую она набросала в начале импровизированного совещания. – Манан знает эту точку, но вылезет все равно где-нибудь вот здесь, в стороне, он ведь у нас осторожный… – Короткая усмешка, вполне достойная вампира. Тео против воли качнул головой: девчонка не промах. – Манан просканирует точку и увидит только меня.

– А нас? – удивился Бруно.

– А вас еще не будет, – объяснила Катарина.

– То есть?

– Вы будете вот тут. – Палец девушки указал на одно из схематично изображенных строений. – Заброшенный сарай, полмили к северу. Помещение без окон, самое подходящее для вас место.

– Угу, – пробормотал Эрик.

Тео поморщился.

– Мы будем на постоянной телефонной связи, когда Манан подойдет, вы построите портал в точку и возьмете его. К этому моменту я высосу из него магическую энергию «Навским арканом».

Телефоны помощникам выдал Ярга – их личные трубки были давно отобраны. Эти же, так сказать, служебные, нужно было сдать после возвращения на базу. Предназначались они для связи во время операции и для наведения портала, через который Ярга заберет помощников обратно.

– Мы договорились?

Плотная кожаная одежда, перчатки, глухие мотоциклетные шлемы с затемненными забралами – масаны знали, как нужно укрываться от солнечных лучей. Тео ввязался в перепалку не потому, что боялся провести несколько минут под губительными солнечными лучами, он хотел лично разработать план, однако, лишенный поддержки приятелей, потерпел первое поражение в борьбе за власть.

«Ладно, сука, еще посмотрим, кто кого!»

А взгляд против воли скользнул по выпирающей груди девушки. Катарина вновь улыбнулась. И так улыбнулась, что будь на месте Тео менее матерый масан, он бы наверняка покраснел.

– Мы договорились?

– Да.

– Нет!

– Скажи!

– Зачем тебе? – отмахнулся Сиракуза, полностью поглощенный работой с коммуникатором.

– Хочу!

– Забудешь ведь через пять минут.

– Я запишу, мля, в натуре запишу! – Копыто стянул с головы бандану. – Дай ручку! Я в натуре запишу, тока ты говори!

В приемной АО «Транс Портал», компании, занимающейся перемещением жителей Тайного Города на сверхдальние расстояния, партнеры оказались через пять с лишним часов после разговора в тупике.

Добившись от Копыто обещания слушаться или хотя бы прислушиваться к его советам, Сиракуза отвел уйбуя в ближайшую лавку Торговой Гильдии, где велел оплатить приобретение кучи необходимых артефактов. Необходимых, с точки зрения Вани, – дикарь визжал и кричал, что только глухой идиот способен спустить сказочное состояние на магический мусор, и предлагал взять в путешествие исключительно виски. Однако в ходе недлинного препирательства поменял точку зрения и выдал необходимую сумму. Но самое главное, Сиракузе удалось заставить Копыто переодеться и отказаться от оружия. Случившийся по этому поводу скандал длился часа полтора, зато в «Транс Портал» дикарь заявился облаченный в чистые джинсы (от костюма Копыто категорически отказался), чистую же футболку, новенькие кроссовки и кожаный пиджак – учитывая, в чем бравый уйбуй расхаживал по городу до сих пор, подобное преображение можно было назвать историческим. Голову Копыто по-прежнему украшала красная бандана, однако с любовью к этому аксессуару Сиракуза ничего поделать не смог.

– Короче, я слушаю! – Уйбуй требовательно посмотрел на Ваню. – Почему ты – Сиракуза?

– Потому что моя фамилия – Архимедов, – сдался советник миллионера.

– И что?

Тонкие логические связи никогда не были коньком Красных Шапок.

– Архимед жил в Сиракузах, – объяснил Ваня.

– Это дальше Медведкова?

– Да.

– И дальше Крыжополя?

– И даже дальше Могилева, – обозначил Ваня неимоверное расстояние, отделяющее Сиракузы от Москвы.

– Я не знаю, где Могилево, – не стал скрывать уйбуй. – И вообще плевать. – Он помолчал, после чего подвел итог: – Короче, понятно, Архимед жил в Сиракузе, а ты его сын.

Ваня поперхнулся:

– Архимед давно жил.

– То есть – внук?

Став богатым, Копыто начал испытывать болезненную тягу к новым познаниям, которая запросто могла привести его в сумасшедший дом. Или в библиотеку. Или сначала в библиотеку, а потом в сумасшедший дом. В любом случае…

«Его бы эрлийцам сдать, – подумал Ваня. – Это же практически готовая диссертация».

– Короче, если ты не внук, а тот жил давно, да еще дальше Могилева, то я ни хрена не понял.

Уйбуй требовал подробностей, и Ване пришлось продолжить рассказ:

– Мой предок крепостным был у графа Воронцова. А тот, в свою очередь, был большим выдумщиком. Фамилия Архимедов – одна из его безобидных шуток…

– То есть ты из лаптей?

– Можно сказать и так.

– А я вот городской под самый корень, – с достоинством поведал уйбуй. – Всю жизню в городе, и предки мои, почитай, как из Западных Лесов ушли, так тоже. Мы ведь энта, цивилизованные. – Копыто покосился на Сиракузу: – Хотя к понаехавшим я очень даже с пониманием и дружбой ваще. Так что ты, братан, не тушуйся, зарплату урезать не стану, хоть и выяснилось, что ты необразованный лапоть.

– Спасибо.

– Не за что. – Копыто потрогал спрятанную во внутреннем кармане куртки фляжку с виски, однако пить не стал, вместо этого прикрикнул: – Эй, нам с братаном срочно ехать нужно, понятно? Почему вы эта… не транспорталите нас?

Сидящая за стойкой девушка отвлеклась от монитора и сообщила:

– Мы откроем переход через десять минут.

– Почему так долго, в натуре?

– У вас будут попутчики.

– Тогда денег давайте взад половину! – Став миллионером, Копыто принялся стремительно копировать и некоторые черты некоторых из них. – Чего эта я должен попутчиков за свой счет туды-сюды возить, я не понял, в натуре! – Уйбуй посмотрел на советника. – Ты чего молчишь, братан? Ты должен бабло мое беречь, как сторожевой дракон, в натуре.

– Мы уже уменьшили плату, – сообщила девушка.

– Проверь на скока, – велел дикарь советнику.

Сиракуза мастерски владел компьютером, что вызывало у работодателя восхищение и, изредка, желание поднять расторопному лаптю зарплату.

– Все в порядке, – сообщил Ваня, проверив через коммуникатор счет дикаря.

И принялся внимательно разглядывать вошедших в приемную Грима и Лаю.

– Хорошо, Бобби, договорились! Увидимся в пабе… Эй!

Молодой парень успел нажать на кнопку отключения связи, а потому неизвестно где находящийся Бобби не услышал возмущенного вопля, которым его приятель сопроводил потерю мобильного.

– Ты что делаешь?!

Правильнее всего было молча начать драку в надежде вернуть собственность немедленно, но парень, несмотря на широкие плечи и мужественную физиономию, идеально подходящую плакату: «Я счастлив служить в королевских военно-морских силах», решил начать с обиженного крика. И напрасно. Едва вожделенная трубка оказалась в правой руке похитителя, как кулак его левой угодил точно в мужественную скулу плакатного красавчика. Удар оказался настолько силен, что парень не устоял на ногах.

 

– Эй…

А когда шум в голове поутих и красавчик поднялся с тротуара, похитителя уже и след простыл – скрылся в многочисленных переулках.

– Эй! – Вокруг – ни одного прохожего, никого, кто мог бы прийти на помощь. – Вот дерьмо!

А находящийся на соседней улице похититель уже давил на кнопки, торопясь дозвониться до нужного абонента.

– Это я!

– Узнал, – отозвался спокойный мужской голос. – Вы определили местонахождение базы?

– Под землей.

– Весьма информативно.

– Нет времени шутить. Проверьте все подземные комплексы, которые переходили из рук в руки в последние месяцы. Если в документах ничего не найдете, проверяйте вообще все комплексы. База напоминает военную, но точно сказать нельзя. Может оказаться, что это бывшая лаборатория, или переделанное хранилище, или частное бомбоубежище…

– Я понял, что должен искать. Вы можете дать хотя бы приблизительную локацию? Острова большие.

– Координаты тщательно засекречены, Ярга лично строит порталы для покидающих и возвращающихся на базу помощников.

– Я понял, я постараюсь.

– И, пожалуйста, быстрее. Дело оказалось куда опаснее… Ярга проводит над своими помощниками какие-то странные опыты.

– Убивает?

– Нет… кажется, он знает способ сделать помощников более лояльными.

– Разве это возможно?

– Ярга вообще сгусток невозможного. Вы приготовили отряд?

– Бойцы ждут сигнала.

– Если я почувствую опасность, то постараюсь вырваться на поверхность и подать сигнал. Но это на самый крайний случай.

– Мы будем ждать…

– И избавьтесь от этого номера, возможно, его будут проверять полицейские, – закончил похититель.

Телефон полетел в ближайшую урну.

– Где мой ятаган!!

– Остался в Москве.

– Идиот, мля! Я же говорил, что нельзя бросать оружие!

– И что бы ты сейчас делал?

– Отмахивался!

– От кого?

– Вообще, мля! – Копыто настороженно огляделся. – От всех бы отмахивался, в натуре!

Межконтинентальный портал вывел путешественников под землю, в пахучую лондонскую канализацию, в темный и сырой коридор, и этот факт привел бравого уйбуя в состояние, близкое к панике.

– Сделай что-нибудь!

– Что?

– Включи свет, мля! Ты же советник.

– Ты на него работаешь? – не сдержалась Лая.

– Да, – нехотя ответил Ваня, роясь в рюкзаке.

– И он платит тебе деньги?

– Да.

– Мир на самом деле спятил, – ошеломленно протянула девушка. – Осталось узнать, что мать Тереза была шасой…

– Я, мля, солидный деятель, и плачу, в натуре, приличных бабок за работу. – Копыто старался говорить весомо, но голос подрагивал. – Сиракуза, ты свет нашел?

– Чего ты боишься?

– Я ничего не боюсь, в натуре! Но здесь темно!

– Это канализация.

– А вдруг осы появятся?

– Мы в Лондоне.

– Да хоть в Косине, мля! Эти твари способны оказаться где угодно!

Ятагана нет, дробовика нет, даже пистолета какого – и то нет. Заманили в дикие края, сунули под землю и свет погасили! Жизнь катилась под гору, словно ржавая бочка. Не грохотала, зато плохо пахла.

– Заканчивай истерику, – строгим тоном приказал миллионеру Ваня. – Осов здесь нет, зато в тридцати ярдах к западу мы найдем удобный и безопасный выход на поверхность. – Сиракуза включил фонарик и посмотрел на Грима. – Вы с нами?

– Да! Отметим приезд? – Спокойный, уверенный голос Вани, включенный фонарик и обещание вывести его, богатенького уйбуя, на свет приободрили Копыто. А хорошие новости в семье Красных Шапок издревле принято отмечать одним-единственным способом. – Завалимся в кабак местный и погудим. Я угощаю, мля. У меня есть!

– Боюсь, что нам придется расстаться, – сухо произнес Грим. – Было приятно познакомиться.

Учитывая, что ни он, ни Лая не представились, последнюю фразу можно было рассматривать как легкую издевку.

– Всего доброго.

Грим активизировал «дверь», и они с девушкой исчезли в заплясавшем вихре портала.

– И вам приятного путешествия! – крикнул вслед Ваня. После чего вздохнул и перевел взгляд на работодателя: – О кабаке забудь.

– Да я так, к слову, – промямлил Копыто. – Нешто не понимаю?

– Чего ты понимаешь?

– Многа чего. – Уйбуй почесал под мышкой. – Мне в заграницах этих подземных уже наскучило невмоготу. Я теперя хотя и диссидент беглый за правду, но на Родину тянет – силов никаких нет.

Брови Сиракузы медленно поползли вверх.

– Тока надо сделать так, чтобы Кувалда меня не повесил, – с неожиданной рассудительностью продолжил Копыто. Видимо, речь была заготовлена заранее. – Ты тама про памятник базарил, но памятник не надо, главное, чтобы не повесил. Прославиться нужно по-черному. В смысле – круто прославиться, мля. И ты мне станешь помогать.

Наличие у дикаря собственного плана пребывания на чужбине повергло Ваню в легкий ступор. Пару секунд он ошеломленно смотрел на партнера, после чего кашлянул и поинтересовался:

– Как будем прославляться?

– Меня прославлять, – уточнил уйбуй. – Я главный, потому что денежный.

– Ну да, именно это я и имел в виду.

– Яснее выражайся, в натуре. – Копыто вновь почесал под мышкой. – А насчет славы я уже все задумал, мля. Идея такая, что весь Тайный Город ляжет.

И выразительно потрогал себя за то место, где обычно болталась рукоять ятагана.

– Вот этого я и боюсь…

– Вокруг все тихо, – угрюмо сообщил Тео, закрывая за собой дверь. – Даже челы попрятались.

Они сидели в указанном девушкой месте, в хорошо защищенном от солнечного света помещении, наполненном пыльными ящиками. Сидели почти час, и за это время на улицу выходил только Тео – осмотреться.

– Катарина говорила, что здесь пусто, – ровно ответил Эрик.

– Угу, – подтвердил Бруно.

– Что «угу»? – недовольно осведомился Тео.

– Пища бродит в других местах.

Молодой Луминар произнес фразу равнодушно, подтвердил чужое мнение, и точка, ничего от себя, ни одной эмоции, ни одной гримасы. Как голем! И старший брат не сдержался.

– Слушайте, парни, – хрипло произнес Тео, напряженно глядя на друзей. – У меня проблема.

– Какая? – спокойно осведомился Эрик.

– Жажда близко? – встрял Бруно.

– Я вас не узнаю, – честно и прямо ответил Луминар. – Вы себя ведете, как…

Он не мог сказать «големы», потому что любил и уважал смотрящих на него масанов. И уж тем более не мог сказать «зомби». Он сбился, однако Эрик и Бруно прекрасно поняли вожака.

– Просто мы решили, окончательно и твердо решили служить Ярге, – произнес Робене. – Мы с Бруно выбрали путь, он важен для нас, и теперь мы ждем твоего решения.

– Ты должен определиться, брат, – добавил Бруно. – И я верю, ты сделаешь правильный выбор.

– Ярга открывает новые горизонты, – плавно вернул себе слово Эрик. – То, что он рассказывает, то, что он обещает, – все это завораживает. Нам с Бруно пришлось переосмыслить свою жизнь, сформировать для себя новые идеалы, новые цели… Ничего удивительного, что иногда мы кажемся…

– Слегка не в себе, – улыбнулся молодой Луминар.

– Но если тебя беспокоят наши взаимоотношения, то зря.

– Мы тебя любим, Тео.

– И мы тебе подчиняемся.

Старший Луминар пронзительно посмотрел на Эрика.

– Подчиняетесь, потому что так велел Ярга?

– Да, – не стал скрывать Робене. – Потому что так велел Ярга. Наш господин.

– Отчет по лондонскому рейсу готов? – поинтересовался Геза Томба.

– Конечно, – девушка подала администратору лист бумаги.

– Прибыльно, – одобрил Геза, отыскав взглядом нижнюю, самую главную, итоговую строчку. – Можно сказать, день прошел не зря.

Два рейса утром: в Нью-Йорк и Бангкок, два рейса в Лиму днем и вечерний в Англию – день действительно выдался отличный.

– Поужинаем сегодня?

Геза давно подбивал клинья к симпатичной сослуживице, регулярно получал отказ, однако упрямо продолжал гнуть свою линию.

– Папа говорит, что ты ужасный бабник, – вздохнула девушка. – Ты еще не готов к серьезным отношениям, тебе нужно перебеситься.

– А ты уже перебесилась?

– Я начну после того, как заведу серьезные отношения, – с хладнокровием истинной шасы ответила девушка. – Такова жизнь.

– Начнешь наставлять рога?

– Зависит от мужа.

– Может, побесимся вместе и сейчас? Проверим, так сказать, совместимость?

Они могли подначивать друг друга долго, иногда, когда не было посетителей – часами, однако на этот раз приятный разговор оказался прерван самым драматическим образом.

– Где…!! – проорал влетевший в помещение шас.

Задохнулся, сбился, ударил по стойке кулаком, чем вызвал у администратора и девушки понятное изумление, закашлялся, после чего торопливо просипел:

– Рейс на Лондон!

– Ушел, – коротко ответил Геза.

– Когда?!

– Минут…

– Мне нужно туда!

– Портал закрыт, однако мы можем организовать новый переход. На подготовку потребуется минут двадцать. – Геза едва сдерживал довольную улыбку: еще один портал! Нет, определенно, очень, очень удачный денек. – А вы пока заполните анкету…

– Там моя дочь! – проорал немного отдышавшийся Манан. – Засунь анкету себе в задницу, молокосос! Моя дочь в беде!!

– Ты в порядке? – тихо спросил Грим.

– В полном, – ответила Лая. – А что?

Однако он знал – не чувствовал, не видел, а именно знал, что девушка дрожит. Чем меньше времени оставалось до встречи с контрагентом Манана, тем сильнее дрожала душа Лаи. Тем четче девушка понимала, что предстоящее дело не имеет ничего общего с лихими и возбуждающе приятными издевательствами над не владеющими магией челами. Что ведьма, с которой они окажутся лицом к лицу, может их атаковать, и это будет самый настоящий бой. Первая операция, даже не сама драка, а ожидание ее – это самая главная проверка. Именно сейчас, в эти самые минуты, Лая неотвратимо менялась. Какой она станет? Непредсказуемо. Но станет именно сейчас. Не потом, не во время боя.

– Все будет хорошо.

– Не надо со мной сюсюкать!

– Извини. – Грим помолчал. – Видишь кого-нибудь, кроме Катарины?

– Она одна.

Лая еще раз просканировала место встречи.

– Активизированные арканы?

– Нет.

– В таком случае – пошли.

Открытая в канализации «дверь» доставила наемника и девушку в промышленную трущобу Лондона: склады, непонятного назначения корпуса, кривые проезды и тупики. Собственно точка, где ждала ведьма, находилась ярдах в трехстах, скрывалась за ангарами и домами, и до нее оставался всего один, совсем коротенький портал.

Наемник активизировал очередную «дверь».

– Грим!

Он обернулся. Ободряюще улыбнулся:

– Все будет хорошо.

– Достань пистолет, – попросила Лая.

– Приготовь боевой аркан, – подмигнул девушке Грим. – Так будет надежнее.

И шагнул в вихрь.

Поединок магов красиво смотрится лишь в голливудских блокбастерах, спецэффекты которых призваны поразить зрителя до глубин подсознания, если, конечно, таковые отыщутся. А вот в реальной жизни неплохо выглядят только масштабные сражения: полк гвардии великого магистра, к примеру, на дружину Дочерей Журавля. С фланговыми прорывами и прямой подачей энергии Источника участникам мероприятия. И совсем хорошо – ночью, когда оранжевые «Шаровые молнии», белые или золотистые «Эльфийские стрелы» и алое «Дыхание дракона» видны во всей красе. Мечутся они по полю боя, подсвечивая снизу голубые облака «Дыма ледяных вершин» и вихри смерчей, вызываемых мастерами стихий. Феерическое зрелище. Если, конечно, наблюдать с безопасного расстояния через хорошую оптику. Вблизи картинка лучше, но выше вероятность ничего более в жизни не увидеть.

Что же касается классических магических схваток один на один, то главная их часть до ужаса безлика и совершенно невидима со стороны. Заключается она в том, что маг пытается выстроить собственный агрессивный аркан, попутно заблокировав действие заклинания противника. Тот, что вполне естественно, проводит аналогичную процедуру. В результате ничего не происходит, и маги возвращаются к первой цифре. Вновь пробуют. Вновь блокируют. Вновь пробуют. Победу, как показывает статистика, празднует либо более сильный колдун, либо более терпеливый.

Именно поэтому схватка Катарины с наемниками получилась невыразительной внешне, зато с глубоким внутренним содержанием.

Едва портал закрылся, Катарина активизировала «Навский аркан», вытягивая из гостей магическую энергию и, соответственно, превращая заготовленную Лаей «Эльфийскую стрелу» в пожелание «Эльфийской стрелы». Шаса почувствовала атаку и, решив не спасать рассыпающуюся на глазах молнию, сосредоточилась на защите от пожирающего энергию «Навского аркана».

 

Ошибка?

Наверное, да. Опытный боевой маг никогда не ушел бы в глухую оборону, попытался бы сбить атакующий порыв Катарины не только блоком «навского аркана», но и еще одним, пусть и не сильным, пусть слепленным впопыхах, но опасным заклинанием. Повторить «стрелу», швырнуть «шаровую молнию» – что угодно, лишь бы заставить Катарину защищаться. Но опыта Лае не хватило. А глухая оборона – не лучший способ выиграть поединок.

Грим, способностей которого было маловато для понимания развернувшегося сражения, сделал шаг вперед, а бой уже практически закончился. Щупальца «Навского аркана» впились намертво, обрубить их все Лая не сумела, а потому…

– Грим!

Полный страха крик заставил наемника резко обернуться и выхватить пистолет, но поздно, слишком поздно: из портала выпрыгнул Бруно. Противник, слишком быстрый для чела.

Тяжелый удар в висок отправляет наемника в нокаут.

– Засада!!

Лая слишком неопытна, это ее реакция – она кричит, а надо бить…

Лаю берет Эрик. В ней уже нет магической энергии, поэтому Робене без помех выворачивает девушке руку, прижимает к себе и давит на сонную артерию, погружая в недолгий сон.

– Лая!!

Вывалившийся из портала Манан видит лишь дочь, засыпающую в объятиях вампира. Только дочь. Он забывает о пистолете, что держит в руке, обо всем. Он бросается вперед, к дочери, и натыкается на клинок Тео. Широкий и острый нож входит в толстяка по рукоять. Манан замирает, хватая ртом воздух, а Луминар ведет клинок вверх, вспарывая шаса, как жирного карпа.

– Лая…

Глаза Катарины леденеют, но этого никто не видит. Некогда видеть, ведь с появления наемников прошло меньше десяти секунд. Все заняты.

Катарина подносит к уху телефон:

– У нас все в порядке.

– Портал наведен, – невозмутимо отзывается Ярга.

Можно уходить.

Можно уходить.

Можно уходить.

На грязном асфальте плавает в луже крови Манан Турчи.

* * *

– Гарки опоздали всего на двадцать секунд, – медленно произнес Сантьяга, разглядывая спрятанный за стекло бокала коньяк. – Появились, когда Ярга уже закрыл портал.

– И не сумели отследить направление?

– «Ласвегасы» не всемогущи. – Комиссар перевел взгляд на довольно улыбающегося собеседника. – Хотите услышать от меня признание в том, что ваш господин великий маг? Да, это так. Ярга сумел отлично замаскировать портал, и наши лучшие наблюдатели не смогли определить его направление.

– Найдите наблюдателей поприличнее, – посоветовал Схинки.

– Лучше я найду Яргу.

– С такими-то помощниками?

– Они сумели определить, что портал не вышел за пределы острова, – мягко произнес нав. – Ярге не удалось создать достаточную нестабильность полей, и мы поняли, что он сидит в Британии.

– Так вот оно что… – Схинки ухватился рукой за подбородок. – Так вот…

– Ваше мнение о «ласвегасах» улучшилось?

– Не сильно.

– Вы обещали быть честным.

– Они способнее, чем я ожидал, – признал, после короткой паузы, Схинки. – Остров… У вас появилась зацепка.

– Определился район поиска, – уточнил Сантьяга. – Однако работы было непочатый край. Я не мог подвергнуть остров тотальному сканированию: Ярга обязательно засек бы его и понял, что я рядом.

– Мой господин никогда не забывает, что вы рядом, комиссар. И все его действия, все планы учитывают этот факт.

– Поправлюсь: Ярга понял бы, что я у него за спиной.

– Пожалуй, – согласился Схинки. – Пожалуй… – Он поставил стакан с виски на столик и демонстративно оглядел себя. – Не помните, куда я дел сигареты?

– Вы отдали их моему помощнику.

– А он, мерзавец, их заиграл.

– Полноте! Даю слово, что ваше имущество в целости и сохранности. Возможно, вам его вернут.

– Вот это я понимаю – воспитание. «Вы передали их моему помощнику»! «Ваше имущество в целости»! Служили когда-нибудь дворецким?

– Не довелось.

– Мне тоже. Но – по другим причинам. Грубоват, знаете ли, простоват в обращении, могу правду-матку в глаза резануть.

– Я не заметил.

– С вами я сдерживаюсь.

– Значит, вы способны к самоконтролю.

– Да…

– Я обратил внимание на то, что вы хорошо говорите по-русски, – неожиданно сменил тему нав.

– Там, откуда я прибыл, все говорят по-русски. Так требует мой господин.

– Готовится к визиту в Москву?

– Тайный Город расположен не самым удачным образом, однако после победы над Великими Домами резиденция моего господина будет находиться в нем. По крайней мере, первое время.

– Ярга уже решил, где именно? – светским тоном осведомился Сантьяга.

– Выбирает, – язвительно ответил Схинки.

– Чем он еще занимается?

– Возвращаемся к делам?

– Если вы не против.

– Я помню, что если буду хорошим мальчиком, то получу свой табак.

– И не только его.

Схинки улыбнулся, но как-то рассеянно. Чувствовалось, что известие об успехе «ласвегасов» вывело его из равновесия. Схинки не ожидал, что помощники комиссара способны пробить установленную Яргой защиту. Ему требовалось время, чтобы выработать новую линию поведения, требовалась пауза.

– Кстати, а чем занимались ваши красноголовые приятели?

Сантьяга, который прекрасно понимал, что Схинки должен собраться с мыслями, широко улыбнулся.

– Я знал, что вы захотите услышать продолжение истории.

* * *

– Мля, братан, ты посмотри! Это не кресло, а массажирующий трон, в натуре! Даже у Кувалды такого нету! – Копыто выбрался из «Роллс-Ройса», цокнул языком и поскреб пальцами шею. – Кожа, в натуре, крокодилом воняет!

– Она не похожа на крокодиловую… – начал было Ваня, посмотрев на сиденья. – Она…

– Мля, спорить не надо! Крокодилом, я сказал! Ты что, братан, дальтоник в натуре? На, понюхай!

– Нет, спасибо, – вежливо отказался Ваня.

– Как хочешь!

Копыто иронично посмотрел на Сиракузу и вернулся в поразивший его салон «Роллс-Ройса».

Стоящий слева от машины мистер Хаммерсмит – невысокий, облаченный в элегантный классический костюм англичанин, – вопросительно посмотрел на Ваню.

– Качество автомобиля привело моего клиента в восторг, – сдержанно произнес Сиракуза. – Он просит передать вам свое восхищение.

– А это дерево? Мля, круто, но тупо! Сиракуза, скажи ему, что мне деревянная тачка на фиг не сдалась, в натуре. Тута бронелист надо вклеить, чтобы меня не всякая сволочь убить могла! А то я знаю завистников, мля…

Англичанин внимательно проследил за тем, как Копыто терзает деревянную панель, убедился, что на идеально гладкой поверхности не осталось царапин от нестриженых ногтей потенциального клиента, и вновь повернулся к Сиракузе. Ваня тяжело вздохнул.

Несколько часов за пределами Тайного Города окончательно раскрепостили Копыто. Беглый, но денежный дикарь уверовал, что достать его мстительный Кувалда не сможет, а потому занялся претворением в жизнь самых смелых фантазий. Открывался список приобретением «такой, в натуре, тачки, чтобы пацаны банданы от зависти схавали, мля», для чего и потребовался визит в Гудвуд, в головной офис «Роллс-Ройс». К счастью, предусмотрительный Сиракуза раздобыл у шасов рекомендации от нескольких весьма солидных юридических фирм «Золотой Мили», которые позволили договориться о встрече с одним из ведущих менеджеров предприятия.

– Мой клиент интересуется безопасностью, – перевел Сиракуза. И конкретизировал: – Не подушками.

– Передайте господину Копыто, что мы способны обеспечить максимальные на сегодняшний день стандарты безопасности, – сообщил Хаммерсмит.

– Чего он булькает? – осведомился уйбуй.

– Будут тебе бронелисты, – пообещал Ваня. – Хоть десять.

– И бронестекла!

За последние дни ценность жизни выросла для Копыто на столько же порядков, насколько поправился его банковский счет. Рисковать собой понапрасну уйбуй категорически не желал.

– Обязательно, – заверил работодателя Сиракуза.

– Скажи ему, братан, что я, в натуре, политический беженец от кровавого режима. Ну, или как там это по-правильному? Скажи, что я примчался в оплот демократии, мля, и поэтому хочу бронированную тачку. Скажи, что мы, свободолюбивые диссиденты и борцуны, подвергаемся постоянной опасности, однако не сломлемся…

– Я уже все сказал, – оборвал Копыто его советник.

– А он?

– Он ответил, что фирма способна обеспечить максимальный уровень защиты.

– Так и сказал? – поинтересовался уйбуй, с подозрением разглядывая нейтрально улыбающегося Хаммерсмита.

– Да, – коротко ответил Ваня.

– Не врет?

– Зачем? – опешил Сиракуза. – Какой смысл?

– Ой, мля, тока сказки мне, в натуре, не рассказывай, – попросил всезнающий Копыто. – Все врут, как лошади, даже осы, мля, хотя они тупые. А уж челы, да еще за деньги… – Миллионер махнул рукой, изобразив предельное разочарование моральным обликом нынешних владетелей Земли, и полез в багажник. – Тута просторно, мля, хоть и с крышкой. Ящик оружия запросто войдет…

Созерцать торчащую из автомобиля филейную часть уйбуя Сиракуза не стал. Повернулся к англичанину, кашлянул и предельно вежливо произнес:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32 
Рейтинг@Mail.ru