Litres Baner
В гостях у лета

Александр Владимирович Хвостов
В гостях у лета

13

Утро. Я уже не спала – и потому тихонько выползла из постели на волю. Тем более, что, извините, мне тогда ещё приспичило в туалет. Сделав свои дела, я решила не возвращаться в постель, а взять розовое полотенце и пойти загорать на задний дворик, пока не так было жарко. Вот лежу я на полотенце «репкой» к солнышку, думая свои мысли, как вдруг слышу над собой весёлый и звонкий голос Веры.

– Привет!

– Привет! – сказала я ей. Я заметила, что Вера тоже пришла голенькой и с красным полотенцем, где нарисован Микки Маус. – Что, тоже не спится? Ну, ложись рядом – будем вместе загорать!

– Спасибо! – сказала она. – Да, я всю жизнь встаю рано. Это Польку из постели не вытянешь, особенно, когда надо в школу. Если выпадает возможность поспать утром – она будет это делать до посинения.

– Своего? – ехидно спросила я.

– Скорее, всей семьи, – также ехидно ответила Вера. – Поскольку, когда она спит, мы не можем ни пропылесосить, ни каким-то ещё шумным делом заниматься: к примеру, я люблю просто побеситься под весёлую музыку, а мама поиграть на пианино… Вот мы и ждём, когда Её Высочество выспится.

– Ясно, – с улыбкой ответила я. – И как вы решаете эту проблему?

– Если говорить про уборку, то пылесосит Поля, как встанет, – сказала Вера. – А насчёт всего другого, то мы стараемся найти чему-то какую-то замену, пока сестрёнка спит.

– Например? – спросила я.

– Я, например, рисую, – начала Вера. – Хочу в будущем быть дизайнером квартир.

– Ты рисуешь?! – воскликнула я. – А можно посмотреть твои рисунки?

– Конечно! – ответила Вера. – Вот наши только встанут, чтобы я могла телефон достать.

– А я хочу врачом быть, – сказала я. – Причём врачом-педиатром.

– А почему именно им?

–Просто самой редко везло на хорошего педиатра: только привыкнешь к одному хорошему врачу, как Ольга Андреевна (добрейшая женщина!), а она вдруг уволилась, и на её месте появился врач, которому, я думаю, ты до фонаря: пришёл, посмотрел тебя, послушал, таблетки выписал и ушёл. И ни улыбки от него, ни доброго слова, – отвечаю я. Вера согласно кивнула. – А как вы с семьёй тёти Васи познакомились?

– В прошлом году на пляже, – сказала Вера. – Мы с Клочковыми играли в волейбол, и вот к нам подошли тётя Вася с дядей Колей, попросились поиграть. Мы согласились. Так и подружились. Тогда, правда, тётя Вася с дядей Колей были одни, а в другой раз они привезли и Лену с Аней, с которыми мы также спелись. Давай переляжем на спину!

– Давай! – согласилась я, и мы перевернулись. – А где этот пляж?

Вера не успела ответить, когда мы услышали голоса наших мам: «Я говорю тебе, что они на заднем дворе щебечут! – сказала тётя Наташа маме». Едва они появились, как мы поднялись с полотенец.

– Доброе утро, девчонки! – сказала мама, и, подойдя ко мне, тотчас поцеловала мою щёку. Я ей ответила тем же. – А вы что, как пионерки, вскочили? Валялись бы на здоровье!

– Просто мы слышим, что вы нас ищите. Потеряла? – спросила я маму.

– Да просто проснулась, глядь – а тебя нет, – сказала мама. – Я не то, чтобы запаниковала, понимала, что ты дальше дачи не уйдёшь, но всё же побеспокоилась. Хорошо, тётя Наташа подсказала, где вы можете быть. И вот, взяв полотенца, мы пошли сюда. – Я вкратце пересказала маме всё то, о чём писала выше. – Ясно. Да вы ложитесь, наконец!

Мы легли. Мамы, расстелив свои полотенца, легли с нами.

– А о чём был разговор, если не секрет? – спросила тётя Наташа.

– Да Вика спросила меня, где у нас находится пляж, – ответила Вера.

– Это надо вообще в другой конец из города ехать, – сказала тётя Наташа. – Да и что там? Грубо говоря, вода и песок – вот и всё! Поэтому он и называется «дикий пляж». А что вам здесь не так?

– Да я так спросила, – ответила я. – Но из твоих слов я поняла, что пока мы туда доедем, мне никакой пляж не будет нужен, потому что я буду в кисельном состоянии из-за долгой дороги.

– В кисельном? – смеясь, спросила Вера. – Интересное состояние!

– Я вчера в нём была из-за этих поворотов, когда сюда ехала, – сказала ей я.

– Ясно, – сказала Вера.

– Если захочешь – я тебя дома свожу на такой пляж, – сказала мама. На том мы и договорились. Вскоре к нам подползли тётя Вася и Лена. Они поздоровались с нами, после чего тётя Вася спросила – не вернулись ли мужики? Они просто ночью уехали на озеро порыбачить.

– Да пока никого, – ответила мама. – Может, пойдем, искупаемся?

Едва прозвучало это мамино предложение, как вдали прорычал автомобильный мотор.

– Вот и наши рыбаки! – сказала тётя Вася. – Девочки, вы пока купайтесь, а мы с Наташей мужей встретим, а после к вам присоединимся.

Они пошли встречать дядю Колю с дядей Гошей, мы же пошли купаться. После, когда женщины вернулись к нам, тётя Наташа сообщила нам, что мужики довольно крупных окушков натягали, и дядя Гоша сейчас пожарит на решётке над мангалом. Друзья мои, если вы не пробовали рыбу, жареную на огне, вы много потеряли: это такая вкуснятина! Да ещё с запахом дымка… До сих пор слюной захлёбываюсь, вспоминая тех окуней.

Надо ли писать о том, что мы почти весь день все благополучно валяли дурака? Причём, вместе, купаясь и играя в волейбол, так врозь, когда у взрослых свои разговоры, у старших сестёр свои, у нас свои. Помню, Вера тогда мне и свои рисунки показала, среди которых мне больше понравилась большая ваза с красными тюльпанами, и в друзья добавила. Но как бы ни было нам хорошо и весело, а пришла пора разъезжаться по домам, так как и Семёновым-старшим на другой день на работу, и мы с мамой тогда же уезжали. На прощание мы обменялись приглашениями друг друга в гости и обещаниями приехать. Хорошие ведь люди!

14

Вернувшись тем же вечером с дачи, мы с мамой стали поковать вещи. В общем-то, и поковать надо было не особо много, можно было бы и утром всё сложить, но мама попросила это сделать с вечера, чтобы утром не тратить лишнее время и выехать, пока не сильно жарко. Я свой рюкзак собрала быстро, оставив себе лишь шорты и майку, в которых собиралась ехать… И вдруг я села и горько заплакала. Да, я полюбила всех этих людей, даже Аньку-вредину, привязалась к ним, как к родным, и мне бы хотелось с ними побыть ещё хотя бы недельку.

– Викуля, ты что плачешь? – спросила мама, сев рядом и обняв меня. – Что такое? Уезжать не хочешь?

– Да, – отвечаю я в слезах.

– Ты мой зайка! – ласково сказала мама. – Обещаю тебе, что мы ещё не раз сюда приедем! А, может, Самсоновы и к нам зимой пожалуют на новый год. Так что давай, успокаивайся и не грусти! Всё будет хорошо.

Мама ласково гладила меня, целовала ещё мокрое от слёз моё лицо и я мало-помалу успокоилась. И тут я ей выдала совершенно неожиданную штуку:

– Знаешь, мама, я бы очень хотела, чтобы у меня была сестрёнка, которую я бы любила, и с которой бы играла.

Не скажу, что мама обалдела, однако некоторое изумление от моего откровения у неё всё-таки было.

– Идея, в общем, мне нравится! – ответила мама, чуть обдумав мои слова. – Надо подумать, как её лучше притворить. Обещаю вернуться к ней дома. А пока пойдём ужинать!

Мы поцеловались и пошли на кухню. Вернулась ли мама к вопросу о сестрёнке? Об этом я расскажу в следующей истории.

Ужин прошёл, как обычно, весело благодаря дяде Коле-балаболу, чьи байки, а то и просто весёлые истории из жизни не кончались никогда, как вода в волшебной бочке. Мне хотелось не столько есть, сколько нахохотаться напоследок от души! Что я и делала, скоренько поев, и мама мне не учиняла за это выволочку, так как сама человек весёлый. Потеряв, наконец, силы, я уползла спать, и что было без меня – увы, не знаю.

Раннее утро. Погода, как сейчас помню, была пасмурной и даже дождливой, точно небо тоже грустило, что мы уезжаем. Хотя плюс в такой погоде всё же был: мы с мамой не подыхали от жары в пути. Правда, гулять приходилось только тогда, когда дождь хотя бы ненадолго затихал. Прошу меня простить, но попа у меня к такому счастливому моменту была похожа на лепёшку. Я, если можно, опущу наши грустные прощания с тётей Васей и её семейством. Скажу лишь, что они обещали на новый год к нам пожаловать.

– Будем очень рады! – сказала мама, и мы уехали.

Ехали мы молча. Я всё-таки немного грустила наедине с собой, глядя в мокрое окно. Мама видела это, но не лезла ко мне с утешениями, решив дать мне слегка погоревать, за что ей спасибо. В какой-то момент у меня спиликал телефон: я глянула – а там было сообщение от Веры, чему я очень обрадовалась. Вот лишь маленький фрагмент нашей переписки:

Вера. Привет, Вика!

Я. Привет!

Вера. Что делаешь?

Я. Домой еду.

Вера. Уже? У, как жаль.

Я. Мне тоже жаль.

Вера. Счастливого пути!

Я. Спасибо.

Дальше пошли наши девчачьи дела, которые никому не интересны. Как я теперь отношусь к тому, чтобы побыть какое-то время голышом? В общем, спокойно: я и дома, когда есть желание, могу так ходить, ничего не стесняясь, и на даче, и на пляже… И всё же я не отделалась до конца от ощущения, что на меня могут смотреть с какой-либо целью: или отчитать меня, или того хуже… Дураков везде хватает.

24-го ноября 2021г.

Рейтинг@Mail.ru