В гостях у лета

Александр Владимирович Хвостов
В гостях у лета

12

Наконец-то наступили ещё одни выходные у тёти Васи и её семьи! По-хорошему, эту главу моих записок надо разделить ещё на две-три части, так как там много, чего было, и чтобы это всё не превратить в какую-то непонятную кашу. Помню, ещё в пятницу тётя Вася предложила вылазку на дачу, где можно было и проветриться, и в баню сходить, и позагорать, и поплавать в пруду… Все были «за»! И вот в субботу утром, прихватив с собой, видимо, заранее купленный шашлык (как без него!), мы тронулись в путь. Всё бы хорошо, но эта загородная дорога, похожая на серпантин из-за множества поворотов, меня так умотала, что начала слегка кружиться голова. Я ехала в полулежачем положении, закрыв глаза. Хорошо, мама взяла с собой в машину питьё, и я время от времени попивала, а потом возвращалась в исходное положение. Наконец асфальт кончился, пошла щебёнка – и начался бодрящий массаж на оба наших мозга.

Вот мы и приехали! Не знаю, стоит ли упоминать, что едва попав в домик, мы тут же разделись и гуляли по всей даче голышом? Помню, я тогда настолько одомашнилась, что едва ли не самая первая всё с себя сняла и пошла на улицу… И лишь там у меня ёкнуло: «А соседи?». Однако Лена меня успокоила, сказав, что соседи к этим штукам давно привыкли, и даже шутливо говорят при встрече: «Привет дикарям!». И я успокоилась.

Дача находилась на улице Сиреневой и имела номер 28 (прямо, как у нас, только наша дача на Вишнёвой!). С самой дачей вообще интересная штука получается (я такого ещё не видела!): дача вроде бы одна, но у неё, как бы две части. Начну с того, что и там, и там были домики: на первой части домик мне почему-то напоминал больше двухэтажный ящик с его, похожей на съехавшую на бок, крышей. Однако, несмотря на это, там было неплохо: на первом и на втором этажах было по комнате. Причём, если на втором этаже, как мне сказала Аня, их с Леной спальня (с кроватями, со шкафом, со всеми делами), то комната на первом была не только спальней для родителей, где они ночевали, но и столовой и гостиной. Там и обедали, сидя на табуретах за небольшим квадратным столом, который стоял у окна, и просто отдыхали, сидя на диване, который стоял напротив окна, и был покрытый довольно красивым мозаичным покрывалом, смотря телевизор, висевший над диваном. Я ещё помню, напротив входа в комнату было два узких стеллажа с книгами.

Домик на второй части был для гостей. И на первом, и на втором этажах комнаты были пригодны для ночлега: и там, и там стояли диваны (а на верху их было даже два!), накрытые какими-то серыми чехлами, видимо, чтобы не запачкались. Когда их сняли, я увидела на тех диванах красивые покрывала: одно из них, которое было застелено на диване внизу, было просто голубого цвета с жёлтой бахромой и мягкое, словно плюшевое; на дух других был африканский пейзаж с пальмами. Да и сами комнаты были оклеены не обычными квартирными обоями, а с пейзажами: например, в гостиной, мы с мамой и ночевали, был целый берёзовый лес! А комнате наверху стояли настоящие джунгли. В общем, хозяева подошли к ремонту с выдумкой! В гостиной гостевого домика тоже были стол, который раскладывался, стулья, даже телевизор, который нам все те выходные так и понадобился, а в коридоре тоже находилась библиотека. Теперь о даче: на хозяйской половине было все, что положено – от картошки до кабачков; там теплицы, парники, грядки… В общем, ничего интересного. Зато на гостевой её части, как сказала мама, находилась оранжерея, где было полно разноцветных цветов, которые менялись, как стёкла в калейдоскопе, и глаза разбегались, глядя на них. Что ещё я помню? Небольшую баньку за домиком, получается, на заднем дворе, пруд, где мы после бани купались, довольно просторную площадку, где можно было и в мяч поиграть, и позагорать, и просто посидеть поболтать.

Помню, гуляя с девочками, я Ленку спросила, мол, как они с таким хозяйством управляются, и зачем им две дачи?

– Всё хозяйство у нас там, на нашей половине, – отвечает Лена, – а здесь у нас место для гостей и релакса. А зачем? Да мама давно хотела у нас сделать такое место, где бы можно было просто отдохнуть на воздухе. А тут сосед уезжал – ну и дачу продал родителям. Вот с тех мы её и пользуем, как место для игр и отдыха, и сложнее цветов здесь ничего не сажаем. Если честно, нас на этой даче интересовали больше пруд и баня.

– Ждёшь кого-то? – спросила я Лену, видя, как она посмотрела время.

– Да, сейчас должны подъехать наши хорошие знакомые, можно сказать, родственники. – раздаётся сигнал машины. – Вот и они!

Мы с девочками побежали встречать гостей.

***

В ворота гостевой дачи въехала такая же «Рено-Логан», как у нас с мамой, только белого цвета. Из неё выбралась семья из четырёх человек: высокий, темноволосый мужчина лет сорока и с красивой модельной стрижкой, его жена, женщина примерно этих же лет, блондинка с собранными в хвост волосами, милым личиком и большими серыми глазами, а также их дочки, полные копии своих родителей: старшая в папеньку высокая и темноволосая, младшая, явно моя ровесница, в маменьку, светленькая и миленькая, плюс такие же серые глаза. Одеты они все были в шорты и в майки.

– Привет, Семёновы! – сказала Лена той семье.

– Привет, Самсоновы, привет! – сказал мужчина. – А где папка с мамкой?

– А вон они идут! – отвечает Лена. И верно, к нам шли тётя Вася, дядя Коля и мама. Обе семьи обменялись поцелуями и рукопожатиями при встрече, после чего тётя Вася стала знакомить Семёновых с нами.

– Знакомьтесь, это моя школьная подруга София Никитина и её дочь Виктория. –

говорит уже нам. – Девочки, познакомьтесь! Семья Семёновых: Георгий, Наталья и их дочери – Полина и Вера. – зазвонил телефон, висевший у тёти Васи на шее. – Простите, я ненадолго.

Она отбежала, а мы дальше знакомились сами и тут же перешли на «ты». Помню, девочки мне тогда понравились: живые, весёлые, болтливые… Особенно Вера: именно от неё я узнала и об их знакомстве с семьёй тети Васи, и о них самих, и о многом, чём ещё, о чём ниже.

– Я вижу, вы уже подготовились к пикнику! – сказала Наталья, заметив наши обнажённые тела. – Сейчас и мы разденемся!

– Наташа, пойдёмте все на второй этаж! – сказала Лена, показывая на гостевой домик. – А то на первом тётя Соня с Викой устроились.

– Мы можем подобраться немного! – сказала мама.

– Соня, не беспокойся! – ответила Наталья. – И потом у нас одежонка такая, которую можно в пакет убрать безбоязненно.

– Да и нашу можно так же убрать! – сказала мама. – Мы её просто развесили, чтобы слегка проветрить.

– Ну, хорошо! – сдалась Наталья, и мы пошли в домик. По пути я спросила Лену – не ждём ли мы ещё кого-то?

– По-хорошему, ещё Клочковы должны приехать, – сказала она. – Там всё так же, как у Семёновых, только там два сына – Филипп и Артём.

– Блин! Ты бы хоть сказала, что ещё и мальчишки будут: я б тогда купальник не снимала, – сказала я Лене на ухо.

– Ты что, боишься, что они тебя будут или рассматривать, или попробуют тебя потрогать? – спросила также на ухо меня Лена. Я кивнула головой. – Викуля, поверь мне, эти ребята на дикий пляж ходят с родителями столько же, сколько мы все, и на голых они насмотрелись под завязку; во-вторых, они оба с нормальной психикой и умеют себя прилично вести. По крайней мере, сколько мы вместе вот так отдыхаем, ни тот, ни другой каких-то некрасивых вещей себе не позволяли. Так что тебе бояться нечего. Да и потом здесь полно взрослых, которые, если что, уши враз надерут… Во всяком случаи, мои родители это сделают точно.

– Моя тоже не побоится! – заметила я. Едва я это сказала, подошла тётя Вася и сказала, что Клочковы не приедут, потому что Тёма заболел. Понимаю, плохо и грустно, когда твой близкий друг болеет; однако тогда у меня от этой новости немного отлегло, иначе я вопреки словам Лены не осмелилась бы ходить голышом при ребятах и влезла бы в купальник. Вот все разделись, и мы снова вышли на улицу. Помню два момента: первый – я тогда чуть не свалилась с лестницы, идя наверх (а она была винтовой, и потому я предложила маме ночевать внизу!): мы с девочками ушли туда, чтобы не мешаться под ногами взрослых, и, кстати, тогда-то я и увидела спальню для гостей. А второй момент – мне понравились красивые, гимнастические фигуры у всей семьи Семёновых. Веера в процессе нашего общения мне рассказала, что они всей семьёй занимаются спортом во всех его видах – от простой гимнастики дома до подвижных игр на воздухе и купания, а зимой – посещение бассейна.

– Тётя Наташа, может, вам чем-то с обедом или на даче помочь нужно? – спросила я, чем умилила и саму тётю Наташу, и всех других.

– Да ты моя милая! – воскликнула она с доброй улыбкой. – Спасибо, мы сами справимся. Идите, отдыхайте!

Взрослые ушли на хозяйскую половину, а мы с девчонками остались на гостевой. Переговорив между собой, мы решили, что будет не правильно, если старшие будут дело делать, а мы валять дурака. И первая меня поддержала Поля! Решив соединить приятное с полезным, мы полили и пропололи цветы и грядки. А заодно и позагорали от души! Не могу здесь не вспомнить ещё один момент: во время этой работы мы пересеклись с Леной, и она меня попросила, чтобы я тётю Наташу звала просто по имени и на «ты»: мол, это не так сильно подчёркивает её возраст, да и вообще делает общение более свободным, дружеским.

– Поверишь, я так даже своих тёток по папе зову, и они на это нормально смотрят! – прибавила Лена. Я, конечно, отчасти так и сделала: перешла на «ты», но от слова «тётя» я отделаться не рискнула. Что поделать: я привыкла к своим тёткам по маме обращаться по старинке. Родители, особенно тётя Вася, за нашу помощь сказали нам только «спасибо». А потом был обед на той самой площадке для игр (мужчины там стол поставили!), посиделки с песнями и анекдотами, были танцы, игры, разговоры, баня, купание… И всё это до самого вечера! Помню, я тогда так наскакалась, что валилась с ног. Но я не жалею, потому что мне во время этого всего было так хорошо и весело, точно я была в кругу моей семьи. Около девяти часов я пошла спать, и что было без меня – я не знаю.

 
Рейтинг@Mail.ru