В гостях у лета

Александр Владимирович Хвостов
В гостях у лета

«Дачная история»

Эту историю мне одна моя знакомая, имя которой, я, пожалуй, утаю, потому что история, в которой она оказалась, мне показалась весьма пикантной. Впрочем, кое-что о моей знакомой я всё же скажу (можно, если угодно, это назвать штрихом к её внутреннему портрету). Знаете, глядя, а особенно слушая её, невольно вспомнишь героиню Мордюковой из фильма «Бриллиантовая рука», а также фразу оттуда: «Я не знаю, как в Лондоне, я там не была; может, там собака – друг человека, а у нас управдом – друг человека». И, правда: она всех норовила приучить к порядку, даже тех, которые к ней отношения не имеют. Сама видела, как она отчитывала в парке, где мы гуляли, молодую парочку – парня и девушку за то, что они целовались в общественном месте. Парень, помню, попытался её послать куда подальше, но девушка умолила его не лезть на рожон, и они ушли. Признаться, мне их было даже жаль.

Однако, речь не о том. Мы повстречались с моей знакомой случайно в продуктовом магазине, и я её позвала ко мне попить чайку и поболтать.

– Я тебя сто лет не видела, – сказала я ей.

– А идём! – ответила она.

Вот сидим мы в гостиной, чаёвничаем, и она мне рассказывает о том, как ездила на выходные к родне на дачу.

– Мы обычно туда сматываемся с вечера пятницы: пока в баньку сходим (благо, папа на пенсии, и с дачи почти не вылезает), пока наговоримся, чая напьёмся… Словом, обычные трали-вали, ничего интересного. Но всё поменялось в субботу утром.

Я ночевала с сестрой наверху, встала, как обычно, рано, и зачем-то стала смотреть в отцовский бинокль из окна. Смотрю – и вижу, как на противоположной даче, что когда-то принадлежала Медведевым, нашим бывшим соседям, хозяйничают молодая женщина и девочка лет семи. И делают они это совершенно голыми. Я так и обалдела! Пошла, рассказала отцу об этом, так как он тоже рано встаёт всегда, и обалдела ещё больше от его спокойной, даже весёлой реакции на это:

– Девочка моя, они же не у тебя по даче так ходят, а у себя.

– Но ведь мать развращает дочь! – не унимаюсь я.

– Чем?! – почти смеясь, спросил отец.

– Да хотя бы тем, что и она ходит голой, и дочь учит этому! – говорю я, и отец расхохотался надо мной, как над дурой.

– Милая моя! Если следовать твоей логике, то и тебя мать развращала, беря всякий раз с собой в баню: ведь там вы тоже были голыми!

– Там мы были голыми для конкретного дела, – ответила я.

– Так и они для конкретного дела оголились: может, они загорают полностью. Так что оставь в покое и меня, и соседей! В конце концов, каждому – своё!

– И всё-таки это – безобразие! – сказала я напоследок, и пошла на озеро купаться. Придя на место и раздевшись до купальника, как приличная женщина, я решила чуть-чуть поваляться, а заодно просто помечтать о чём-то отвлечённом. Но, как назло, у меня не шла из головы увиденная мной картина, и сильно хотелось написать позорный плакат, чтобы привлечь внимание дачной общественности к этому безобразию. Впрочем, были (да и есть пока ещё!) варианты написать в газету, или обратиться на какое-нибудь ток-шоу. Также меня навело на размышления философское отношение отца к этому всему: «Уж не ходит ли он сам голым?» – подумала я. Как говорится, бойтесь ваших мыслей: когда я вернулась – то увидела, как мои отец и сестра спокойно болтают с той же самой соседкой и играют с её дочкой, пребывая нагишом. И им было явно неплохо!

– И что было потом? – спросила я.

– Сначала была немая сцена, так как я ничего не могла сказать, словно парализованная, а потом, придя в себя, я уже закатила скандал, обрушив на бесстыжую соседку обвинения, что она не только дочь развращает, но и моих отца с сестрой… Поверишь, я её даже хотела за волосы выволочь, да отец вступился, велев мне убраться. Нормально? Мне, своей дочери! Ну, ничего, я им всем устрою веселую жизнь в передаче у Малахова!

– Буду ждать с нетерпеньем! – ехидно ответила я. – Только не забудь: хорошо смеётся тот, кто смеётся последним.

– Что ты хочешь сказать? – спросила знакомая.

– Да то, что я могу придти на ту же передачу, и выступить в защиту и твоих родных, и твоих соседей! – ответила я.

– Ну, знаешь… – прошипела знакомая и, обидевшись, ушла.

Воплотит ли она свой замысел в жизнь – история пока умалчивает. Вот именно, что пока! Если человек очень пожелает выглядеть дураком – то зачем ему мешать?

9-12-го апреля 2021г.

«День нудиста»

Начиная этот рассказ, или лучше назвать это моим воспоминанием, почему-то тянет перефразировать Женю Лукашина из «Иронии судьбы»: каждый год, в один из жарких дней июля (а именно 13-го!) мы с моими одноклассниками съезжаемся на моей даче, где, раздевшись догола, купаемся в бассейне, загораем, играем в волейбол, жарим шашлыки, общаемся… Словом, отдыхаем! Это наша традиция, или, как бы я это ещё назвал, наш день нудиста. Правда, бывает, он иногда съезжает то влево, то вправо, в зависимости оттого, кто как занят. Да нам и не столь принципиально календарное число, а было бы желание просто раздеться и отдохнуть. А собраться можно в любой день!

Сперва мы это делали чисто мужским коллективом из пяти человек давних друзей: не то, чтоб мы что-то скрывали, хотя и было опасения, что нас могут не так понять наши родные (что отчасти так и вышло кое – с кем из нас!), а нам просто хотелось отдыхать так, как нам удобно, а не так, как принято в приличном обществе. А после, поняв, что одним слегка скучновато, мы всё же рискнули приобщить к нашему отдыху наших девушек, а ныне жён. Кто-то, как моя Настя, или Наташа, жена Коли Самоварова, как-то легко это приняли, и им раздеться догола ничего не стоило, а кто-то, как Галя, жена Юры Квашнина, Яна, жена Вити Смоленко, и Аня, жена Макса Плаксина, первое время всё-таки стеснялись, и ходили раздетыми до трусиков. Хотя перед тем, как перейти к коллективному раздеванию, мы с ними это всё проделали одни. Однако, постепенно привыкнув, и они начали раздеваться полностью, а там и наши дети к этому пристрастились. Молодыми были – устраивали этот «дикий» отдых на каком-нибудь тихом озере, а когда у нас появились дачи – перебрались туда: там как-то более спокойно. Что касается нас с Настей, так мы на своей даче умудряемся совместить приятное с полезным: и позагораем голышом, и поделаем что-нибудь, благо, наша дача в тупиковой зоне – и никто к нам не лезет.

А началось всё тогда, в молодости: мы с ребятами просто поехали на рыбалку. В тот день клёва вообще не было, будто бы удача решила отчего-то нам вместо рыбы подложить свинью. Плюнув на всё, мы уже просто сидели на берегу, курили, пили чай и разговаривали о том и сём: ведь погода славная была, тёплая и солнечная, а на озере тишь да благодать! Чего драпать из-за того, что рыба не клюёт! В какой-то момент стало жарковато – и я сказал ребятам:

– Давайте искупаемся!

– Мысль хорошая, Вася! – ответил мне Юра. – Только у меня ни плавок, ни полотенца нету.

– Делов-то! – отозвался Коля. – Догола разделся – и айда! А полотенцем один раз моим обойдёмся.

– Я тоже своё взял, – ответил я.

В общем, мы все догола разделись, и, как лягушата, попрыгали в воду, где барахтались, кто как умел. После купания нам так хорошо, что одеваться уже не хотелось, и Витя предложил нам так и остаться нагишом, благо, что на озере не было ни души. И мы вот так, в чём нас мама родила, кто-то сидел, а Колька с Максом постелили чехлы с передних сидений своих машин и загорали. Помню, в разговоре именно Макс подкинул нам мысль каждое лето в этот день собираться где-нибудь на озере и купаться голышом. Мы были не против!

19-24-го мая 2021г.

2.«В гостях у лета»
киноповесть
1

Меня зовут Вика, мне тринадцать лет и я учусь в шестом классе. О чём я хочу написать здесь? О себе, о маме (папы я не знаю!), о тёте Васе, маминой подруге, дяде Коле, её муже, их дочках Лене и Ане, а также о нашем, где-то весёлом, а где-то слегка обидном и с тем вместе «диком» лете. Почему я это лето назвала «диким»? Сейчас расскажу по порядку. Начнём с того, что этим летом меня попробовали приучить ходить голышом.

В первый раз дело было, в начале лета, на даче, куда мы с мамой «смылись» на выходные. И, как полагается, первый блин вышел комом. Дело в том, что я, во-первых, просто не знала о таком мамином экзотическом хобби, а, во-вторых, я была жутко стеснительна, можно сказать, этакая Машка-монашка. Ну, и, увидев маму в полном неглиже, я попыталась закатить ей скандал. Было это так: в субботу утром я вышла в туалет, увидела, как мама, голая, готовит нам завтрак. Признаться, я растерялась, даже забыла, куда шла.

– О, Викуля, доброе утро! – сказала мне мама, как ни в чём не бывало. Я ей и того не сказала.

– Мама, это что такое?

– А именно? – спросила мама, приняв мой растерянный тон, будто не понимая меня.

– Ты почему голая? – спрашиваю уже прямо.

– Ах, это! – поняла мама. – Не обращай внимания! Я просто так отдыхаю.

– Голая?! – почти кричу я. – Ты «чокнулась», что ли? Или пьяная?

– Во-первых, не кричи, пожалуйста! – ответила мама. – Можно подумать, ты никогда не видела голого тела человека. Во-вторых, поверь мне, если не как маме, то, как психологу, что ничего ненормального в том, чтобы обнажаться нет! Напротив, человек должен иногда хотя бы пребывать раздетым, чтобы его тело элементарно проветривалось, как проветривается комната, тогда человек болеть не будет. О, боже! А ещё врачом быть хочешь!

Мама не оговорилась: я действительно хочу быть врачом, как и бабушка.

– Дура! – крикнула я маме, не найдя более лучшего ответа, и убежала на речку.

Я сидела одна на берегу, обняв голые колени. Сначала плакала со стыда за маму, за то, что видела… Потом я заставила себя посмотреть на это всё её глазами. «А может, в этом и правда нет ничего стыдного и страшного? – подумала я. – Может, зря я с мамой так, даже если она не права в чём-то? С другой стороны, а если бы соседи увидели? Они бы «стукнули» в «опеку» – и видела бы мать меня!» При этой мысли я заплакала ещё горше, так как обожаю маму, и разлука с ней была бы мне самой настоящей болью. Кстати, вопрос про соседей я задала маме, когда вернулась и мы помирились (она уже была одета!), на что она, поняв меня, мне сказала:

 

– Какие соседи, Вика?! Тут соседей нет давно: слева и справа дачи брошены, а напротив – я и не знаю, кто после Шиловых поселился. Да и забор у нас высокий. Кто бы меня увидел?! Да ещё рано утром, когда нормальные люди все спят. Давай так сделаем с тобой, Викуль: ты один раз разденешься и побудешь так, хотя бы вон, за домиком позагораешь целиком (просто позагораешь!)! Понравится – хорошо, не понравится – заставлять не буду. Обещаю!

Я подумала маленько, и всё-таки отказалась. Не знаю, что за тормоз меня остановил, только я упёрлась рогом, и ни в какую.

– Что же, я обещала: заставлять не буду! – сказала мама. – И все-таки поверь мне: иногда и просто походить обнажённым, и позагорать полезно, красиво и не стыдно.

Рейтинг@Mail.ru