bannerbannerbanner
полная версияСказка для взрослой девочки

Александр Вавилов
Сказка для взрослой девочки

Часть 7

Ничто не вечно под луной, моя маленькая девочка, и это в полной мере сказано про нас. Невозможно бесконечно долго наслаждаться чистой любовью, испытывая некое райское блаженство, в котором пребывала первая человеческая пара в Эдемском саду. Сезон брачных игр прекрасен, но мимолетен, и его целью является не пожизненная эйфория для самца и самки, а воспроизводство потомства.

Это только в романе Николаса Спаркса умилительное чувство не покидает влюбленных десятилетия. На практике же «Дневник памяти» можно заканчивать по истечении трех лет. Об этом мне когда-то сказали две украинские девушки, когда я гостил у своей тётушки в Крыму. А уж украинки то точно знают толк в любви.

Мы пили прекрасное южное вино на берегу чёрного моря и разговаривали о любви. Тот, кому довелось говорить о любви с украинскими девушками в компании с вином похожим на сок, тот счастливый человек. Марина и Настя, так их звали, были убеждены, что любовь не может длится более отмеренного Богом срока длинною в три года.

– А что же происходит потом? – спросил я у Марины.

Она переглянулась с Настей и ответила:

– Ничего, просто это становится привычкой.

Когда же наша любовь, моя маленькая девочка, превратилась в привычку? Обыденность, переставшую радовать и тебя и меня. В какой момент в наших отношениях появился кто-то еще, помимо тебя, меня и твоего мужа? Кому еще ты стала готовить обеды и присылать свои обнаженные фотографии, обличая меня в том, что я сплю с разными шлюхами?

Любовь, словно поездка на лифте продолжается ограниченный отрезок времени. Кто-то едет до десятого этажа, кто-то умудряется доехать до сотого. Я, так думаю, моя маленькая девочка, наш с тобой лифт остановился этаже на пятидесятом. До него добираются многие и, как правило, выходят вместе и идут в квартиру, на двери которой красуется та самая надпись «Привычка».

Но, в нашем с тобой случае, я бы вышел из лифта один и смотрел как его двери закрываются, увозя тебя в неизвестном направлении. Может быть ты бы поехала вниз, где тебя ждал муж и дочь, заботы, суета и остальной быт. А может быть ты бы поехала вверх, туда где тебя ждал следующий пассажир с повязкой на рукаве «Новая любовь».

Так или иначе это произошло, моя маленькая девочка, и мы с тобой разорвали ниточку связывающую дверные ручки наших зазеркалий между собой. Однако почему мне так больно на сердце и почему эту боль нельзя описать – прийти к врачу и сказать мне тут колет, выпишите лекарство, а после его приёма внутримышечно избавиться от страданий? Почему у людей расставания не такие спокойные и обыденные как у животных?

Львы, медведи и кабаны не загрызают друг друга после того, как брачный сезон подойдет к концу. Змеи не душат друг друга после того как их гибкие извивающиеся тела-жгуты насладятся друг другом. Волки… хотя это неудачный пример. Говорят, волки остаются друг с другом до конца жизни. Но ведь и они не съедают того, кого любят.

Мы ведь отдали друг другу всё, моя маленькая девочка, и больше нам нечего сказать друг другу. Хотя кое-что, что ты могла бы мне отдать, у тебя всё ещё осталось. Я не из тех, кто обманывает себя, моя маленькая девочка, я действительно хотел тебя видеть, чтобы насладиться тобою в последний раз.

Рейтинг@Mail.ru