Ядовитое жало

Александр Тамоников
Ядовитое жало

© Тамоников А., 2016

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2016

* * *

Все изложенное в книге является плодом авторского воображения. Всякие совпадения случайны и непреднамеренны.

А. Тамоников

Глава 1

Боевая группа «Орлан», входившая в состав антитеррористического управления, и взвод бригады специального назначения совершили двадцатикилометровый марш и в 16.00 вторника 12 августа вышли в заданный район. Марш занял более шести часов. Сказался довольно сложный рельеф местности, идти больше приходилось через зеленку, соблюдая все необходимые меры предосторожности.

На базу бригады в Густунаре для переброски подразделений вызвали два вертолета, но прибыла одна «восьмерка». Командир машины капитан Корнилов только усмехнулся, когда услышал вопрос, сможет ли он взять на борт двадцать девять человек вместо положенных двадцати четырех.

– Если надо, то и больше возьмем. У меня командир в Абхазии служил, так там на борт брали и сорок, и пятьдесят человек. Беженцы в вертушку набивались как килька в консервную банку, и ничего. А тут всего двадцать девять.

Полет, который длился менее часа, действительно прошел без каких-либо напрягов. Корнилов высадил подразделения и тут же улетел на базу. Перед этим он сообщил, что до окончания работы спецназа по банде Дабира машина будет находиться в подчинении командира группы «Орлан».

Марш затянулся, бойцы выбились из графика в первом же лесном массиве, хотя в целом чувствовали себя неплохо. Да, немного устали, но не более того. Командир группы майор Вячеслав Королев объявил всем отдых до 19.00 и приказал взводному выставить боевое охранение.

Спецназовцы остановились в роще, расположенной в трех километрах к югу от селения Веджи, ничем особо не примечательного, совершенно обычного для данной местности. Отсюда на восток тянулся овраг. Он достигал лесного массива, за которым высился перевал, именуемый Большим.

Роща и являлась заданным районом или рубежом подготовки штурма полевого, точнее сказать лесного, лагеря банды, которой командовал Басир Дабиров. Спецы, да и местные жители, часто называли его кровавым Дабиром.

Согласно разведданным, банда, насчитывающая до пятидесяти человек, пришла на территорию России из Грузии. Вчера она преодолела Большой перевал через Лисий проход и укрылась в лесном массиве. Как говорится, встала на отстой.

Точную задачу банды разведка установить не смогла, но и без ее ценных данных было понятно, что Дабиров привел своих головорезов-наемников не на свадьбу к какому-нибудь дальнему родственнику. Он хотел дестабилизировать обстановку в регионе, проще говоря, убивать, резать, взрывать местных жителей.

На уничтожение банды и была отправлена группа «Орлан» с приданым ей взводом спецназа. Сводное штурмовое подразделение насчитывало двадцать девять человек: шесть бойцов группы и двадцать два подчиненных командира взвода старшего лейтенанта Куликова.

Спецназ действовал быстро. Куликов выставил боевое охранение, бойцы разместились в лесу. С первого взгляда хаотично, на самом деле так, чтобы в считаные секунды занять круговую оборону.

Командир группы предложил взводному пройти в овраг и с вершины северного склона посмотреть местность.

Куликов согласился, но спросил:

– А вы, товарищ майор, доложить комбригу о выходе в район не собираетесь?

– Почему на «вы», Вова? Я ненамного старше тебя, да и какое значение сейчас имеет возраст, должность, звание? Так что давай на «ты» и по имени.

– Хорошо, не знаю только, получится ли. У меня командир батальона майор.

– Серега Воронцов. Я в курсе. Мы с ним в Рязани в десантном училище учились, в одной роте и даже взводе. В самоволку вместе не бегали, у каждого своя тема была, но винца выпили немало. Не ожидал встретить его в Густунаре. А Серега неплохо по службе пошел. Сколько ему? Двадцать девять?

– Двадцать восемь. День рождения как раз на Рождество будет.

– Точно! Зимой, в январе перед сессией отмечали. Значит, двадцать восемь. Звания он по сроку получал, а вот должность комбата – это не каждому дано в такие годы.

– Так майор Воронцов и должность, и звание весной получил. До этого ротой командовал.

– Проскочил должность заместителя комбата? Молодец, лихо пошел по карьерной лестнице. Кто-то помог? У него вроде никого из родни в начальниках не было.

– Он не блатной. Сам всего добился. На должность метил начальник штаба батальона, но комбриг даже не думал о том, кто возглавит батальон. Сразу представление на Воронцова отправил.

– Вот это мы обмоем, как только сделаем работу.

Взводный уточнил:

– Вы обмоете. Мне не положено.

– На положено, Вова, знаешь, что наложено?

Куликов улыбнулся:

– Так точно!

– Ну вот. Идем. Давай-ка осмотримся, поглядим на селение Веджи. Не случайно шакал Дабир устроил лежбище именно здесь. Кстати, надо бы связаться с бригадой.

– Свой канал используете или мне связиста позвать?

– Твоя радиостанция не достанет до Густунара.

Майор подозвал прапорщика Александра Силина.

Тот подошел с ранцем, в котором находилась спутниковая станция.

Королев кивнул на ранец и спросил:

– Аппарат для работы готов?

– Настроиться надо.

– Ты же на месте высадки уже настраивал станцию.

– Здесь, командир, не место высадки.

– Сколько тебе нужно времени?

– Пять минут.

– Разворачивай аппарат и вызывай командира бригады полковника Белозерова.

– Есть! – Связист группы, он же снайпер, то есть такой же боец спецназа, как и другие, опустился на траву и минуты через три доложил: – Есть связь с Густунаром.

Королев принял трубку со складывающейся антенной в виде толстого короткого стержня.

– Вьюгу вызывает Орлан.

Тут же в ответ:

– Вьюга! Слушаю.

– Мы в заданном районе. Марш прошел благополучно, личный состав отдыхает, ночью, как и планировали, начнем работу.

– Что-то долго шли к району, Орлан!

– А вам неизвестно, что здесь за местность?

– Доклад принял! Работайте по плану. Вертушка на базе, готова подобрать вас по первому вызову.

– Один вопрос, Вьюга.

– Давай.

– Новых разведданных по банде не поступало?

– Нет.

– Установлено место перехода боевиками границы?

– Это так важно для тебя?

– Хотелось бы знать, где это банда почти в пятьдесят рыл с грузом спокойно прошла кордон.

– Это не твоя тема.

– Вы так считаете? Ладно, но как бы она не стала большой проблемой для всех нас, когда через коридор двинется банда не в пятьдесят, а этак тысячи в три головорезов.

– Еще вопросы есть, Орлан?

– Какой смысл их задавать, если ответа не услышишь? До связи!

– До связи!

Королев передал трубку связисту:

– Спрячь ты эту шарманку поглубже в ранец.

– Что-то не так, командир?

– Все отлично, Саша, просто прелестно. Свободен, отдыхай.

– Есть! – Связист ушел.

Куликов спросил:

– Вы недовольны разговором, товарищ майор?

– Я, Вова, всегда и всем доволен.

Старший лейтенант улыбнулся:

– Вы не обижайтесь на комбрига. Он мужик нормальный, но конкретный. Не любит, когда кто-то проявляет ненужную инициативу. У него принцип такой. Приказы не обсуждаются, а выполняются.

– Это я заметил. Ладно, идем.

Офицеры прошли в овраг, поднялись на северный склон. На вершине в кустах они нашли канаву, оттуда можно было посмотреть на селение, залегли, достали бинокли.

Осмотр ничего не дал.

Спустя пару минут Королев проговорил:

– Обычный аул, каких здесь сотни.

– Я удивляюсь, в селении не больше пятидесяти домов, а мечеть есть. У нас только в крупных селах стоят православные храмы.

– Техники мало. Вижу два грузовика и один трактор. Легковых машин тоже две, обе «Нивы»… нет, еще «УАЗ» на краю.

– На «Мерседесах» и «Тойотах» тут далеко не уедешь, – заметил Куликов.

– Верно. За селением пастбище, там овцы и стадо коров.

– Сады хорошие. Виноградник.

– Что интересного для нас? – спросил Королев и сам же ответил: – Ничего. На карте показана дорога. Она тянется от Веджи вдоль речки Веды, по северному краю лесного массива. Ею наверняка давно никто не пользовался. Травой заросла.

– Просчитываете, есть ли связь между зеленкой и аулом?

Королев взглянул на старшего лейтенанта:

– Я же сказал, на «ты»!

– Извините, товарищ майор, не могу. Не получается.

– Как хочешь. А насчет вопроса, да, пытаюсь просчитать. Но не вижу ничего, что указывало бы на эту связь.

– Так ведь духи встали лагерем в зеленке только вчера.

– Все равно, если в Веджи у Дабирова есть свой человек, то он уже связался с ним. Как думаешь, что сразу же приказал ему Дабиров?

– Подготовить продукты? Ведь банда не могла принести с собой большой запас еды.

– Вова, он уже должен был ждать банду в лагере. Ты не хуже меня знаешь, как готовятся такие вот временные базы. В них все закладывается заранее, постепенно, не привлекая ненужного внимания. Нет, Вова, Дабиров поручил бы своему человеку установить постоянное наблюдение за подходами к зеленке. А как проще всего пройти в лес? Правильно, по оврагу, где мы с тобой находимся. Но вот наблюдателя я что-то не вижу.

– Но этот человек может сидеть где угодно. Самое удобное место для этого – виноградник.

– Вот именно. Но почти в каждом саду и на виноградниках работают женщины. Уж они-то обязательно увидели бы мужиков, прячущихся рядом.

Взводный предположил:

– А если чабаны?

– У них нет оптики. Без нее ничего толком не увидишь.

– Значит, своего человека у Дабирова в Веджи нет, либо они еще не связывались.

 

– Маловероятно. Но, в принципе, возможно.

– Будем и дальше смотреть за аулом?

– Мы – нет. Ты посади сюда своего бойца, пусть он пасет селение. Определи задачу, назначь ему смену, сам отдыхай. Я пройдусь до восточной окраины рощи, посмотрю на лес и на выход из оврага.

Куликов взглянул на Королева и спросил:

– Вы везде так работаете?

– Как именно?

– С места в карьер?

– Я, Вова, терпеть не могу, когда обстановка не ясна до конца. Нервничаю, понимаешь?

– По вам не видно.

– И это хорошо. Давай двигай в лагерь, выставляй наблюдение за аулом. Я на окраину рощи.

– Так идемте вместе.

– Я пройду оврагом.

– Понял.

– А понял, так вперед, старлей!

Куликов удалился в рощу, Королев пошел по дну оврага. Отсюда перевала не было видно. Пройдя немного, майор заметил приличных размеров валун, разложил на нем карту. Овраг тянулся до самого лесного массива.

В километре от входа в него располагалась большая поляна, которую майор отсюда, разумеется, видеть не мог. Там, по данным разведки, и устроена временная база боевиков. В северной части лесного массива. Ориентир – все та же речка Веда. Она начинается довольно высоко, русло тянется по горному проходу. Рядом с ней родник. Возле него эта самая поляна.

Дабиров не может не понимать, что самый удобный путь к его базе – овраг. Выставил ли он здесь пост охранения? Вряд ли, слишком далеко от базы. Снять его для спецназа не представляет сложности, особенно в темное время суток. Если, конечно, этот пост не будет представлять собой укрепленного пункта с десятком боевиков.

Но у Дабира не так много людей, чтобы четверть всего состава отправить в овраг. Проще установить какие-то сюрпризы на выходе из оврага и рядом с руслом речки. Каких-либо навороченных средств в банде быть не может.

Электронные системы минных заграждений, когда заряды взрываются при пересечении лазерных лучей, занимают довольно много места. К ним нужны аккумуляторы, которые, как и все батареи, со временем требуют подзарядки. Значит, при себе должны быть и соответствующие устройства.

Нет, банда не потащит их по горам через границу лишь для того, чтобы прикрыть базу, тем более временную. Люди Дабира несут на себе оружие, боеприпасы, запасы продовольствия и воды на несколько суток. Возможно, у них есть и взрывчатка, если планируются террористические акты.

Значит, в качестве сюрпризов банда может выставить обычные растяжки, кое-где – противопехотные мины. Это все. Даже мины направленного поражения «МОН-50» или «МОН-100» не поставишь. Они легко обнаруживаются, приводятся в действие операторами, реже с использованием той же самой проволоки, как и на растяжках.

Нет, воткнуть такие мины, конечно, можно, только толку от них никакого. «МОНы» эффективны для прикрытия отхода банды, когда преследователи набирают темп и могут пропустить ловушки. При подходе же штурмовых групп их личный состав действует аккуратно, не спеша. И опять-таки отвлечение своих головорезов в качестве операторов. Значит, если Дабир и решит прикрыться сюрпризами, то это, скорее всего, будут простые растяжки и противопехотки.

Технический прогресс коснулся и военной сферы. Раньше надо было выискивать проволоку растяжки или штыком протыкать грунт. Сейчас у сапера есть прибор, определяющий, заминирована территория или нет.

Впрочем, об этом знает и Дабир. Следовательно, к обычным сюрпризам он добавит сигналки. Ладно, на это есть сапер.

Однако не стоит полностью отвергать вероятность выставления Дабиром выносного поста, который должен заблаговременно обнаружить противника. А посему перед выходом из оврага следует поднять на плато пару бойцов в маскировочных костюмах, напоминающих лешего из сказок. Они все проверят, при необходимости ликвидируют пост.

Так, что еще? Овраг имеет постоянную глубину и только за изгибом, уже перед лесным массивом идет вверх. Если на перевале посажен наблюдатель банды, то подход по оврагу ему виден не будет. А вот поляна, где сама база, как на ладони.

Но какой смысл наблюдателю сидеть на перевале, если он сможет увидеть только штурм базы? Тогда уже поздно будет предупреждать главаря. Смотреть за подходами к лесу? Но только идиоты пойдут по плато. А в спецназе таковых нет.

Спрятав карту во внутренний карман, Королев прошел еще метров двадцать. Потом он под прикрытием кустов поднялся в рощу по канаве, пробитой сточной водой, оказался у самой ее окраины, нашел подходящее место, залег и поднял бинокль. Впереди лес, самый обычный.

Майор посмотрел на вершины деревьев. Птицы вели себя спокойно, порхали с дерева на дерево, с куста на куст. И так до перевала. Их явно никто не тревожил. К людям они здесь не привыкли, при их появлении начали бы ор, поднялись бы над массивом.

Но это спокойствие пернатых объяснимо. Банда пришла вчера, укрылась. Боевое охранение заняло позиции, никаких лишних перемещений. Птицы поволновались и успокоились. Впрочем, их тут не так и много. В ночь, когда в массив пойдет группа, они тревогу не поднимут. А когда начнет занимать позиции штурма взвод, то поведение птиц роли играть уже не будет.

Но как же все-таки тихо в лесу. Словно там и нет никого. С дисциплиной в банде Дабира порядок. Да иначе и быть не может. Он собрал опытных наемников, знающих свое дело. Это не чабаны или крестьяне, которые по глупости или под угрозами ушли в горы. Сюда пришли профессионалы, которых за бугром специально готовили для рейда по территории России. Эти не будут подыхать за идею, они хотят заработать. Неважно на чем, на убийствах, насилии или на уничтожении каких-либо объектов. Им без разницы, что делать. Они пришли, чтобы отработать задачу и уйти живыми. Иначе за каким чертом заключать контракт. Мертвым деньги не нужны. Поэтому и ведут себя тихо, незаметно. Они есть, и их как бы нет.

Потратив пятнадцать минут на осмотр лесного массива, майор Королев отполз в рощу, за кустарником поднялся в полный рост и двинулся к лагерю.

На подходе слева раздалась команда:

– Стоять! Руки в гору!

Королев подумал, что ребята Куликова несут службу неплохо. Приказ четкий, а бойца охранения не видно.

– Не узнал, солдат?

– Узнал.

– Так какого черта?..

– Помолчите! И руки в гору!

– Это уже слишком.

– Выполнять, или стреляю!

«А ведь выстрелит», – подумал командир группы, заложил руки за голову и спросил:

– Дальше что?

– Ждать!

– У моря погоды?

– Ждать!

Почти тут же появился прапорщик, заместитель командира взвода.

– Проходите, товарищ майор.

– Ты мне покажешь своего борзого бойца?!

– Извините, у него служба.

– По-твоему, я не знаю, что такое служба в охранении?

– Я этого не говорил. Но боец действовал правильно.

– Мы что тут, в игрушки играем? Или перед комиссией проверяющих комедию ломаем? Мы на боевом выходе, прапорщик.

– Я не успел предупредить охранение о том, что вы вышли за пределы лагеря. Поэтому боец вправе считать, что вы нарушили свой же приказ.

– Дурдом, прапорщик.

– Согласен, но инструкции пишем не мы. Их нам из высоких штабов присылают.

– Там еще больший дурдом.

– Еще больший, согласен с вами.

– Где Куликов?

– Отдыхает.

– Ладно, в общем-то, так и должно быть. Хуже было бы, если бы я первым увидел часового, да еще и, не дай бог, спящим на посту.

– У нас это исключено.

– Радует.

Майор Королев прошел к своим бойцам, расстелил на густой траве плащ-палатку и уснул в тени старого дуба.

В 19.00 Королев проснулся.

Команды подъем подавать не понадобилось, так как бойцы встали самостоятельно. Они привели себя в порядок и поужинали сухим пайком, запасы которого были рассчитаны на двое суток командировки.

В 19.30 командир группы «Орлан» подозвал к себе командира взвода.

– В двадцать часов мы начнем выдвижение к зеленке. Тебе надо держать своих людей в постоянной готовности подойти к нам по моему сигналу. Место выхода и порядок передвижения я тоже укажу. Понял, Вова?

– Так точно, товарищ майор.

– Узнавал, есть ли новости у наблюдателей? Что в Веджи?..

– Службу несли два бойца и ничего подозрительного не заметили. Из аула никто не выезжал и не выходил, не считая женщин, полоскавших белье в речке, и чабанов, загнавших отару в селение. По последним данным, над аулом висит кизячный дым. Видимо, женщины пекут лепешки в тандырах. Из садов и виноградников люди ушли в село. Многие сразу направились в мечеть. А может, и к родственникам. В Веджи наверняка проживают всего два-три рода, вряд ли больше.

– Ясно. Наблюдателю продолжать работу до начала выдвижения.

– Понял.

– Если будет что-то новое от него, то связывайся со мной по портативной станции, используя закрытый канал.

– Да, товарищ майор.

– Ну что ж, мы пошли!

– Удачи вам!

– Всем нам, Вова, удачи.

Штурмовая группа, исполняющая в данный момент роль разведки, собралась в овраге и ждала командира.

Королев спустился к бойцам:

– Так, мужики, довожу порядок выдвижения. Впереди сапер прапорщик Фокин с включенной системой «Поиск-3М». С ним в качестве передового дозора пулеметчик старший лейтенант Михеев. Далее я со связистом прапорщиком Силиным. В замыкании капитан Логинов и прапорщик Тетерин. Оружие привести к бою, поставить на предохранитель. Снайперу Логинову держать в готовности «Винторез». Дистанция между передовым дозором, звеном управления и замыканием – расстояние взаимной видимости, но не более пятидесяти метров. На удалении в семьдесят метров перед изгибом остановка, разведка. При входе в зеленку в боевое охранение уходят Михеев и Тетерин. Там же постановка дальнейшей задачи. Вопросы?

Офицеры и прапорщики, а в группе были только они, промолчали. Им было все предельно понятно и ясно. Они не в первый раз участвовали в подобных мероприятиях.

– Готовы?

– Так точно, – за всех ответил капитан Логинов, заместитель Королева.

После короткого инструктажа группа начала движение по оврагу.

Старший лейтенант Куликов выставил несколько дозоров вдоль рощи, приказал им контролировать продвижение разведывательной группы, сам же прошел к наблюдателю.

– Ну что?.. – спросил он у сержанта. – Как аул?

– Живет своей жизнью, товарищ старший лейтенант. Вот только я, честно скажу, ни за какие бабки не согласился бы жить в этой глуши. Ведь в Веджи как в монастыре. Все друг друга знают, никаких развлечений на стороне, строгое соблюдение распорядка дня. Встают ни свет ни заря и берутся за работу, отобедают, немного отдохнут, опять пашут, вечером домой. После ужина мужчины под чинарами в нарды играют, бабы возятся с детьми да скотиной. Стемнеет, спать ложатся. Телевизоры в десяти домах. Это судя по тарелкам, но, похоже, не все отсюда видны. Впрочем, домов двадцать точно без телевидения. Я уже не говорю про Интернет. А как у них дети учатся, товарищ старший лейтенант?

Командир взвода пожал плечами:

– Даже не знаю. Возможно, их увозят в райцентр, в интернат, или же учителя сами заезжают в такие аулы. Не исключено, что местный мулла с ними занимается. У них с этим строго. Я имею в виду религию. Стариков уважают, не то что у нас, где места в автобусе никто не уступит. Родителей уважают. К работе приучают.

– В общем, воспитание на высшем уровне?

– По крайней мере строгое.

– А потом, как подрастут детишки, куда им деваться с таким вот углубленным образованием? Оставаться в ауле?

– У них, сержант, своя жизнь. Нам с тобой этого не понять. Чтобы здесь жить, тут же надо и родиться. Они привычные. Дети подрастут, кто-то женится, построит дом, приведет в него хозяйку. Девушка выйдет замуж и переселится в другую семью.

– А кто-то бросит все к чертям собачьим и подастся в горы. На хрена всю жизнь хребет ломать в ауле, когда можно гораздо легче заработать деньги?!

– Раньше так и было. Это когда банды чуть ли не в каждом районе делили сферы влияния. Тогда да, пошел в горы, обязательно на боевиков выйдешь. Те возьмут, обучат и бросят подыхать за утопические идеи. Сейчас не то время. Вот объявилась банда Дабира, так целую бригаду на уши ставят.

– А чего ж тогда только взвод к работе по банде привлекают?

– Во-первых, роту перебросить гораздо сложнее. Во-вторых, ей практически невозможно незаметно подойти к району применения. В-третьих, против пятидесяти рыл и взвода с группой спецназа вполне хватит. Тем более что предстоит атаковать банду, основной состав которой не будет на позициях. А в-четвертых, сержант, прекращай разговоры и смотри не только за аулом, но и за плато до зеленки. Если заметишь какое-либо движение, сразу доклад мне.

Сержант взглянул на командира взвода:

– Это понятно, товарищ старший лейтенант. Один вопрос разрешите?

– Если один, давай.

– А сколько мне сидеть в этом кукушкином гнезде?

 

– Пока взвод не начнет выдвижение к зеленке. Думаю, не больше пары часов. Скорей всего, меньше, но это зависит от разведчиков.

– А они откуда, товарищ старший лейтенант?

– Это уже второй вопрос. Ответ на него получишь после окончания работы. Все, гляди в сторону аула и плато, наблюдай до моей команды!

– Есть!

Группа майора Королева продвигалась медленно. Темп можно было бы и увеличить, если бы его не замедляла работа сапера.

Прапорщик Фокин постоянно прощупывал дно и склоны оврага, выставив перед собой антенну системы «Поиск-3М». Она способна обнаруживать взрывчатые вещества в любой оболочке и без таковой, будь то гранаты, фугасы, мины, на удалении в сто метров, заложенные на глубину до полуметра. Поторопить сапера командир группы не мог. Слишком многое зависело от его работы.

Прошло полчаса, а группа еще не выбралась из рощи.

Связист пробурчал:

– Командир, так мы и к рассвету не выйдем в лес.

– Что предлагаешь? Снять сапера и двинуть к зеленке на всех парах? Тогда минут через двадцать мы будем в лесу либо, что куда вероятнее, по кускам на небесах. Тебя что больше устраивает, Саша?

– Первое.

– Тогда иди и молчи. Ты станцию перевел на вибровызов?

– Обижаешь, командир. Я не первый год в отряде. Только вот что скажу. Андрюха Фокин – слишком уж педантичный хлопец. Сто раз перестрахуется, пока что-то сделает. Поэтому у него с бабами и не ладится.

– При чем здесь бабы?

– Так он наверняка, перед тем как раздеть подружку, миноискателем ее начнет проверять. Вдруг гранату в трусах или в лифчике заначила? Ну и какой бабе это понравится?

– Умную речь, Саня, толкнул. Я оценил. А страхуется сапер потому, что права на ошибку у него нет. У нас с тобой, даже в бою, оно, ограниченное, конечно, но все же есть. Сапер же такового не имеет. Потому как, если он ошибется, то… впрочем, кому я это говорю?! Что за спиной?

– Нормально, – обернувшись, ответил старший лейтенант. – Сзади капитан Логинов и прапорщик Тетерин, который показал мне большой палец. Это он тоже на наш темп намекнул.

– Без комментариев.

Связист вздохнул:

– Кому, на хрен, нужен этот овраг?

– Нам нужен, да и боевикам.

– Разве что так. Нормальным людям тут делать нечего. – Прапорщик замолчал, поправил ранец со спутниковой станцией, автомат, готовый к бою, сдвинул кобуру с пистолетом ближе к поясу.

Не напрасно Фокин начал осмотр оврага практически с первых шагов марша. Примерно на половине пути он поднял руку, согнутую в локте.

Михеев, следивший за ним, продублировал сигнал опасности.

Группа остановилась. Королев подошел к передовому дозору.

– Что?.. – кратко спросил он у Фокина.

Командир группы не рассчитывал, что противник установит сюрпризы так далеко от входа в лесной массив.

Сапер доложил:

– Впереди в центре оврага противопехотная мина на поверхности. Немного дальше через дно и по склонам три растяжки. Гранаты «Ф-1».

– Серьезное начало, – проговорил Михеев.

– Сколько времени потребуется на разминирование? – спросил Королев.

Фокин ответил, снимая с себя все лишнее:

– Растяжки сниму быстро, даже если они обратного действия. Пополню наш арсенал тремя гранатами. А вот по мине сказать определенно ничего не могу. Если это обычная противопехотная, тоже возни не будет.

– А что в ней может быть необычного?

– Иногда мины являются приманкой. Только вывернешь взрыватель, под ней сработает куда более мощный заряд.

– А «Поиск» не различает, одна там мина или две?

– Он реагирует на то, что схватывает сразу. На это-то и делается расчет при минировании, когда опытный сапер, знакомый с приборами типа нашего «Поиска», ставит ловушку.

– Тебе помощь нужна?

Сапер взглянул на Королева:

– Мне нужно, чтобы не мешали. Прикажите всем отойти назад метров на сто и прижаться к склонам.

– Ты дурь-то не гони! – сказал Михеев. – Чего это нам прятаться?

– А того, Боря, чтобы осколками не посекло, если рванет.

– Как это рванет? Это у тебя рванет? Да ты же самый лучший сапер в мире и его окрестностях.

– Хорош, Боря! – Фокин обернулся к Королеву: – Отведите людей, товарищ майор. Через три минуты я приступаю к разминированию. Как все сделаю, дам отмашку отсюда.

Михеев тоже посмотрел на Королева:

– Чего это он дуру гонит, командир?

– Он работает. Отходим.

– Ты, Андрюха, поаккуратней. Если что, мы эту мину с дистанции подорвем или обойдем.

– Да ступай ты уже, Михеев.

– Ладно. Но смотри, подыхать не смей. Мне еще женить тебя надо, а это будет посложнее разминирования.

Прапорщик старался, как уж мог, поддерживать товарища.

Королев отвел всю группу на сто пятьдесят шагов и приказал укрыться в складках оврага.

Сапер работал недолго. Не прошло и двадцати минут, как его силуэт показался на прежнем месте. Он поднял руку и резко бросил ее вниз. Это означало, что мины и растяжки обезврежены.

Михеев бегом подбежал к саперу, который уже надел на себя то, что сбросил до начала работы, и вешал на грудь прибор обнаружения взрывных устройств.

– Молодчик, Андрюха! – похвалил товарища Михеев. – Ловко ты сработал.

– Хорошо, что духи особо не мудрствовали. Мина обычная, проволочные растяжки прямого действия. Одна граната даже не закреплена как следует. То ли духи спешили, то ли ставил не сапер.

– Спешили. Ведь они только зашли в лес. Им надо было как можно скорее заминировать овраг. Это значит, что поста на выходе не будет.

– Не факт, Боря. Подай сигнал командиру. Продолжаем движение.

– В том же темпе?

– Пойдем быстрее. Участок прямой, «Поиск» молчит. Значит, на протяжении ближайших ста метров взрывчатых веществ нет.

– Другое дело.

Михеев подал сигнал.

Группа двинулась дальше.

Вторая остановка произошла уже по плану, в 22.20, у изгиба, в семидесяти метрах от подъема дна оврага непосредственно в начало лесного массива. Королев приказал Логинову скрытно подняться на правый, чуть более высокий и пологий склон, используя растительность, осмотреть кромку леса на окраине оврага.

Капитан выполнил приказ, спустился и доложил:

– Лес в начале, Слава, вроде чист. Поста раннего обнаружения не видно. Если только он не в глубине зеленки.

Подошел сапер:

– Командир, впереди одна растяжка, за ней три мины в шахматном порядке.

– Слушай, а твой прибор на ручные гранаты боевиков отреагировал бы?

– Да, если бы они находились в ста метрах от нас.

– Так. А глубже пяти метров от кромки леса ставить пост раннего обнаружения нет никакого смысла. Значит, его нет. Дабиров ограничился минированием самого опасного для него направления подхода противника, то есть нас. Работай, Андрюша! – сказал майор Фокину.

Тот вновь сбросил с себя все лишнее и прошел через открытый участок. Никто в него не стрелял, и вообще вокруг было абсолютно тихо.

– Как на кладбище, в натуре, – подтвердил его мысль старший лейтенант Михеев. – Там и то, наверное, веселее.

– Веселья тебе не хватает! – Логинов усмехнулся.

– Терпеть не могу кладбищ. По мне, лучше бой. Там и драйв, и азарт.

– Будет тебе и драйв, и азарт, и песни с плясками под аккомпанемент пулемета.

Королев не прислушивался к разговору подчиненных.

Он обдумал ситуацию и прервал капитана со старшим лейтенантом:

– Так! Надо посмотреть зеленку.

Михеев спросил:

– В смысле?.. Всю?

– Подумал, что спросил? На всю нам и недели не хватит.

– А что смотреть?

– Ближний участок в глубину и ширину метров на пятьдесят. Посмотреть, послушать лес. Пока сапер работает. Не нравится мне эта тишина. И вообще, такое ощущение, будто что-то идет не так. У вас его нет?

Михеев утвердительно кивнул. Мол, есть.

Логинов пожал плечами и проговорил:

– Да вроде все как обычно. У нас до лагеря боевиков сколько отсюда?

– Пятьсот двадцать метров, если верить карте. Там поляна, слева возле речушки родник. По данным разведки, на поляне, в лагере, пять блиндажей. Командирский от нас самый дальний. Блиндажи расположены по краям поляны, замаскированы дерном. Состав охранения не установлен, но, думаю, не более двух-трех человек. Даже при таком раскладе Дабиру придется назначать караул минимум в восемь рыл. А это практически одна его боевая группа. Она должна нести службу сутки через двое. То есть в охранении задействован весь личный состав банды. Но это не так уж и важно. – Королев кивнул Логинову. – Сейчас тебе, Толя, надо уйти по правому склону на плато, оттуда в зеленку. Михееву то же самое по левому склону. В зеленке установить визуальный контакт и обследовать указанный участок. Дальше не ходить. При обнаружении противника укрыться, дать сигнал мне. В случае прямого столкновения – огонь на поражение с отходом через плато. Если Фокин успеет разминировать овраг, то непосредственно в него. Потом я уточню, куда двигаться дальше. Но это крайне нежелательный вариант. Понятно, что духи, не зная, кто мы, сколько нас, в большой бой не вступят. Дабиров оставит прикрытие и свалит в горы по Лисьему проходу. Преследовать банду мы не сможем, ночью авиацию не поднимешь. Смысла нет. А потеряем банду, с нас всех генерал Артемьев головы поснимает. Так что работать не спеша. Времени у нас более чем достаточно. Вопросы есть?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru