В плену у талибов

Александр Тамоников
В плену у талибов

© Тамоников А., 2013

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2013

* * *

Все, изложенное в книге, является плодом авторского воображения. Всякие совпадения непреднамеренны и случайны.


Глава первая

2 сентября. Четверг.

База американских войск Хуми в Афганистане

В 10–00 сержант Луиза Крофт вошла в отсек командира штабного модуля.

– Разрешите, сэр?

– Да, входите, – ответил командир базы подполковник Стейк.

– Сэр, сержант Крофт по вашему приказанию прибыла, – доложила Луиза.

– Проходите, сержант, присаживайтесь. Кофе?

– Нет, сэр, благодарю.

– Ну что ж, тогда перейдем к делу. Пришел ответ на ваш рапорт после гибели бригадного генерала Харсона. Мне приказано обеспечить вашу доставку на авиабазу для отправки в Штаты.

– И ничего про увольнение?

– Нет. Видимо, по существу ваш рапорт будет рассмотрен в Вашингтоне. Сегодня в 14–00 в США отправляется транспортный борт. Вы полетите на нем. Все формальности улажены, на аэродроме вас будут ждать. Прибыть на авиабазу следует до 13–00.

– Каким образом я доберусь до нее?

– Сколько времени вам потребуется на сборы? – в свою очередь спросил подполковник.

– От силы полчаса.

– О’кей! До авиабазы недалеко, но с учетом того, что придется объезжать город, путь займет около сорока минут. В 12–00 у КПП вас будут ждать два «Хамви» роты охраны. На одном из них вас и доставят на авиабазу.

– Я все поняла, сэр, – кивнула Крофт. – Разрешите идти?

– Да, конечно. Мне искренне жаль, что погиб ваш босс, но война есть война.

– Вы правы, это так…

– Прощайте, сержант, и удачи вам!

Крофт покинула штабной отсек. У себя в модуле она быстро собрала вещи и к 12–00 подошла к КПП, возле которого стояли два армейских внедорожника. Встретил Луизу молодой лейтенант.

– Сержант Крофт? Прошу в головную машину. Мне приказано доставить вас на авиабазу. Кстати, в день моего рождения…

– Поздравляю и сожалею, что приходится лишать вас возможности отпраздновать данное событие.

– Пустяки! – улыбнулся лейтенант. – Вечером в компании друзей отпраздную.

Крофт заняла место рядом с рядовым на заднем сиденье. Впереди за пулемет встал еще один солдат, а лейтенант устроился на месте старшего. Во второй машине разместилось четверо солдат. Офицер отдал команду, и «Хамви» подошли к воротам. Наряд открыл их, и колонна, пройдя сектор безопасности, вышла на грунтовую дорогу, сразу свернув на запад, оставляя Кабул справа. Идти днем через столицу государства, где войска западной коалиции по статусу должны были поддерживать мир, небольшая армейская колонна не могла по инструкции. Не могла, так как наверняка подверглась бы нападению со стороны враждебно настроенных к американцам афганцев. А точнее, пуштунских отрядов, свободно располагавшихся в Кабуле. Их так и называли – «охотники на американцев». Не смогли вооруженные силы по поддержанию мира не только выполнить свою миссию, но и обеспечить собственную безопасность. Каждую ночь гарнизоны войск коалиции подвергались обстрелу, каждые сутки погибали солдаты, офицеры, служащие. Как сказал Стейк – война есть война? Но это была не война, а не пойми что. Вернее, то, что вряд ли понимали генералы в Пентагоне.

Колонна меж тем набрала приличную скорость. Лейтенант достал из кармана плоскую флягу и обернулся к Крофт.

– Не желаете глоток виски, сержант?

– Нет, лейтенант, – отказалась Луиза. – И вам бы не советовала, все же мы не на территории базы.

– Но и не в городе… – Он отпил из фляги, вернув ее на место. – Хорошая сегодня погодка, сержант, не правда ли?

– Да, – согласилась Луиза. – По крайней мере, не жарко.

– Вам скоро лишь в кошмарных снах будут сниться и жара, и песчаные бури, и бородатые морды вонючих дикарей, а нам здесь еще служить и служить… Черт бы побрал тех, кто загнал нас в эту задницу! Как думаете, сержант, решится ли новая администрация на вывод войск из этого дерьмового Афганистана?

– Откуда мне знать?

– Ну как же, вы ведь представляете спецслужбу…

– Представляла. Но мне ничего не известно о планах нашего правительства.

– Меня, между прочим, Чаком зовут.

– Очень приятно, Луиза.

– Жаль, я не видел вас на базе раньше.

– А то что?

– А то обязательно добился бы вашего расположения.

– Вы не женаты?

– Нет.

– А девушек, что обслуживают часть, вам не хватает?

– Вам не хуже меня должно быть известно, что однообразие надоедает и хочется новых ощущений.

– Вы сполна получите их, вернувшись домой.

– Когда это будет…

– Ну, не всю же жизнь служить здесь!

– Как знать… – Прервав разговор с Луизой, лейтенант повернулся к водителю: – Том, сбавь обороты! Впереди поворот, слева роща и ручей. Рэй, – обратился он к пулеметчику, – будь наготове. В роще неплохое место для засады.

– Я наготове, – отозвался солдат, – но сколько мы здесь ни проезжали, дикарей не видели ни разу.

– Отставить разговоры!

Начальник колонны продублировал распоряжение командиру второй машины. Автомобили сбросили скорость, солдаты приготовили оружие к бою, передовой «Хамви» повернул вправо. Луиза быстро оценила обстановку. Да, место для засады идеальное. Для форсирования водной преграды машины должны сбросить скорость, «зеленка» в виде рощи с дороги не просматривается, зато дорога прекрасно видна из рощи. Справа холмы, поросшие кустарником, где легко могут укрыться снайперы. Но колонна без приключений прошла опасный участок, что вызвало выдох облегчения у лейтенанта:

– Ну, вот и все! Дальше до самой авиабазы путь безопасен.

– Удивительно, что афганцы не держат здесь своих боевиков. У ручья можно легко разгромить и более крупную колонну, нежели два «Хамви»…

– Возможно, потому, что этой дорогой мы пользуемся редко; мобильные патрули же здесь не появляются.

– Возможно.

Лейтенант повеселел и вновь приложился к фляге с виски.

Внимание Крофт привлекло полуразрушенное здание справа.

– А это что, лейтенант?

– Заброшенная кошара.

– Там тоже могут быть бандиты.

– Нет! Как и справа в балке.

– Почему?

– Потому, что наши саперы наставили там мин.

– Долго ли разминировать кошару и овраг?

– Для этого надо знать схему установок взрывных устройств, а заполучить их моджахеды не в состоянии; циркуляры же хранятся в сейфе начальника штаба.

– Афганцы выходили к кошаре?

– Кто знает… Но подрывов здесь на моей памяти не было. Не волнуйтесь, Луиза, еще двадцать минут, и мы прибудем на авиабазу. Кстати, надо связаться с начальником охраны аэродрома.

Но включить бортовую радиостанцию молодой лейтенант не успел. Луиза услышала выстрел, и тут же в лицо ей ударили брызги крови из разбитого пулей черепа начальника колонны. Водитель резко нажал на тормоз, отчего Луизу бросило вперед, на труп лейтенанта. Пулеметчик устоял, однако также не успел ничего сделать. По машинам слева и справа ударили автоматы. Крофт увидела вспышки от выстрелов в окнах кошары. Невольно подумала: вот тебе и мины!

Огонь прекратился так же внезапно, как и начался. Лейтенант и солдаты в передовом «Хамви» были убиты. Очевидно, та же участь постигла и бойцов второй машины, иначе они вступили бы в бой. Крофт сжала рукоятку наградного пистолета под сумкой и откинулась на спинку сиденья. Залитая кровью лейтенанта, она вполне могла сойти за убитую. Ну, а если моджахеды решат убедиться в гибели личного состава колонны, у нее будет шанс захватить с собой на небеса пару-тройку бандитов. Закрыв глаза, Крофт слышала, как к машине приблизились трое или четверо человек и молча обошли «Хамви» с двух сторон. Почувствовала дыхание подошедших и голос:

– Вот она!

Кто-то отдал приказ:

– Проверь, Саид, жива ли?

– Наши люди не стреляли в нее…

– Проверь, я сказал.

Холодные пальцы обхватили ее горло. Крофт открыла глаза. Склонившийся над ней афганец улыбнулся:

– Жива!

И это были его последние слова в жизни.

Луиза выстрелила из-под сумки прямо в физиономию бандита. Пуля из «кольта» отбросила тело бандита. Крофт резко поднялась, повернувшись влево, откуда неизвестный командир отдавал команды, чтобы и в него всадить пару пуль, но в лицо ударила струя газа. В голове словно разорвалась граната, рассыпавшись в тысячи осколков-искр, и Луиза рухнула на сиденье, провалившись в глубокую черную пропасть…

* * *

Четверг, 2 сентября.

Ближнее Подмосковье,

секретный военный городок размещения

офицеров спецслужб и членов их семей

Полковника Тимохина в 6 часов разбудил звонок телефона внутренней гарнизонной связи. Супруга Татьяна, повернувшись в постели, проговорила:

– Кому еще не спится в такую рань?

– Кому еще, кроме Вадима? – потянулся Александр. – Но просто так он звонить не станет, да и время вставать… Ты отдыхай, Танюша.

Тимохин поднялся, подошел к телефону, снял трубку.

– Да?

– Доброе утро, Саня! Не разбудил?

– Нет, Крым, не разбудил – мы еще спим. Что случилось?

– Ничего, Саша, если не считать того, что в 8-30 нам с тобой приказано прибыть в загородную резиденцию Управления.

– Кем приказано?

– Ты действительно еще спишь… Ну кем, как не Феофановым?

– Понял. Когда и на чем выезжаем?

– Чтобы не опоздать из-за пробок, поедем через полчаса. Думаю, этого времени тебе с лихвой хватит на то, чтобы и душ принять, и побриться, и позавтракать, и привести себя в полный порядок. В 6-30 я подъеду к твоему дому на своем «Ниссане». Вопросы?

Командир боевой группы «Орион» Главного управления по борьбе с терроризмом, заместитель начальника отдела специальных мероприятий, а с недавнего времени и исполняющий обязанности командира специального российско-американского отряда «Марс» полковник Тимохин спросил начальника и друга:

 

– Форма одежды?

– Парадная для строя.

– С чего бы это?

– Проснись же наконец, Саня! Какая, к черту, форма? Едем, как обычно, в гражданке.

– Да, я действительно еще не в себе… Так, значит, в 6-30?

– Ну плюс-минус десять минут на раскачку.

– Плюс, Крым, плюс… В 6-40 буду готов.

– Договорились! Привет Татьяне!

– Твоей благоверной тоже. И передавай привет немедленно, чтобы она тебя к черту вместе со службой послала.

– Моя не пошлет, она уже яичницу жарит.

– Тебе легче… Ну ладно, до встречи.

Александр положил трубку.

– Что там у вас? – спросила Татьяна.

– Да все как обычно, Танюш. Феофанов на 8-30 в резиденцию вызывает. Выезжаем с Крымом в 6-40.

– Через полчаса?

– Да.

– Это может быть связано с немедленной командировкой?

– Вряд ли…

– Тогда ступай в душ, я быстренько завтрак приготовлю!

– Не надо, я не хочу есть. Выпью чашку кофе, и все.

– С бутербродами!

– Я сказал, только кофе. Причем сам сварю.

– Ступай в душ, не теряй времени. Костюм какой наденешь?

– Все равно.

– Понятно. Я приготовлю. Возьми полотенце в тумбе!

В 6-40 Тимохин сел в «Ниссан» Крымова. Пожал руку начальнику отдела спецмероприятий, спросил:

– Не узнавал, что там да как?

– Пытался… Позвонил Ларинову, тот не в курсе.

– Помощник начальника Управления – и не в курсе?

– Как будто в первый раз!..

– Значит, у генерала есть сообщить нам что-то важное.

– Или, напротив, то, что не обязательно знать помощнику.

– По пустякам Феофанов с утра вызывать не стал бы.

– Чего гадать, Саня? Приедем в резиденцию – узнаем.

Несмотря на ранний час, МКАД оказалась забита пробками. Крымов вел машину рывками, то останавливаясь, то продвигаясь на сотню метров.

– Черт бы побрал эти заторы, – ударил он руками по рулю во время очередной стоянки. – А что будет через год-другой?

– Через год-другой, Крым, либо на «вертушке» будем летать в резиденцию, либо генералу придется переносить свою ставку в наш городок.

– Или группировку переселять поближе к резиденции.

– Или так…

– Нет, ну ты посмотри, что творится!!..

– Вруби сирену и мигалку, да требуй пропуска по левой полосе.

– Вон, «Скорая» с машиной ДПС впереди – и крякают, и мигают, а пройти не могут. Так мы опоздаем…

– Не по нашей вине.

– Как будто не знаешь, что это не довод для генерала.

– Ну, по воздуху перемещаться мы при всем желании тоже не можем.

Неожиданно пробка рассосалась. Начальник отдела спецмероприятий, увеличив скорость, меняя полосы и обгоняя впереди идущий транспорт, воскликнул:

– Ни хрена не пойму, что на Окружной дороге за движение? То все забито было, то куда только тачки подевались…

– На разводках в центр или в область уходят.

– Чертова трасса!

– Прибереги нервы для совещания.

– Прибережешь тут…

Крымов завел «Ниссан» на территорию резиденции в 8-20.

– Успели!

Офицеров боевой группировки Управления вышел встречать помощник начальника старший прапорщик Ларинов.

– Доброе утро, господа начальники.

– Здравствуй, Вася, – пожал ему руку Тимохин, – как твои дела?

– Да какие, Саныч, у меня дела? Помогаем, как можем, генералам за зарплату скромную.

– Не прибедняйся! Домик у Осетра неплохой поставил, а земелька там недешево стоит.

– Так Сергей Леонидович подсобил. И с землей, и с материалом, да и старую дачу я продал за хорошие деньги.

– Устраиваются же люди, – проговорил Крым, также пожав руку Ларинову. – Дачки строят, по грибы-ягоды ходят, огурчики выращивают под водочку… Не то что мы.

– Так сами же постоянно твердите – кто на что учился… Вы – на офицеров, я – на прапорщика. Вам звезды, ордена, почет, а мне… дачка!

– Да, Вася, ты прав, кто на что учился, – сказал Крымов. – На тебе ключи, отгони машинку на стоянку.

– Так она и здесь мешать не будет. Пойдемте, я вас, пока есть время, кофе или чаем напою.

– А что, Феофанова разве нет в резиденции?

– Нет, но недавно звонил, сказал, что будет с Потаповым вовремя. То есть в 8-30.

– Что ж, пойдем тогда пить твой кофе!

Точно в назначенный час прибыли генерал-лейтенант Феофанов и генерал-майор Потапов – начальник Главного управления по борьбе с терроризмом и его заместитель. По прибытии Феофанов пригласил Крымова и Тимохина в свой кабинет. Поприветствовал офицеров и предложил присесть в кресла у стола совещаний.

– Я вызвал вас, товарищи, для того, чтобы сообщить новый штат специального отряда особого назначения «Марс», согласованный с американской стороной. Итак, главным координатором действий отряда в Афганистане назначен бригадный генерал США Гарри Вайринк, который напрямую связан с командующими силами по поддержанию мира, и это очевидный плюс. Координатором с российской стороны остается полковник Крымов, которому предстоит исполнять свои обязанности под тем же прикрытием – военного атташе России в исламской республике. Командиром отряда решено назначить полковника Тимохина.

Александр остро взглянул на начальника Управления.

– По-моему, Харсона должен был заменить Крым.

– Мы планировали постепенное смещение генерала Харсона с должности руководителя спецотрядом, – кивнул Феофанов, – но его гибель в бою у перевала Джикунзи внесла свои коррективы в эти планы. Посему объединенное командование приняло решение о назначении на должность командира отряда «Марс» полковника Тимохина. Тебе все понятно, Сан Саныч?

– Да понятно, – пожал плечами Александр. – В принципе, какая разница, кто из нас двоих возглавит спецподразделение? Не американец – и то уже хорошо.

– Заместителем Тимохина назначен полковник США Джон Дак, – продолжил Феофанов. – По нему, думаю, ни у кого не возникнет вопросов. Связист подгруппы Управления – старший лейтенант Сергей Самойлов.

– Что еще за подгруппа? – вздыбил брови Тимохин.

– Она создана для обеспечения большей управляемости боевыми группами отряда и согласованности их взаимодействия. Конечно, это чистая формальность, но решение принято по настоянию американской стороны. В любом случае командир отряда, его заместитель и связист при решении задач будут находиться в подразделении. Далее. Отряд, как и прежде, имеет две группы специального назначения – «Орион» и «Ирбис», вот только изменения в укомплектовании проведены значительные. Что я имею в виду? Во-первых, обеими группами будут командовать российские офицеры, во-вторых, основную часть группы также составят бойцы группировки ГУБТ.

– И с чем это связано? – удивился Тимохин. – Американцы, так стремившиеся к главенству в отряде еще какой-то месяц назад, сейчас отказываются от него?

– Боевые операции, проведенные по наркозаводам в Кайзабаде и Тари-Пули, освобождение пленных и уничтожение лагеря талибов в Джабале, ликвидация баз хранения вооружения и боеприпасов моджахедов в Тарвале и действия отряда в условиях окружения у перевала Джикунзи показали, что российский спецназ более подготовлен для работы в тылу потенциального противника, нежели американский. Не признать этого они не могли, отсюда и уступки. Ради обеспечения решения дальнейших задач. Но вернемся к штату. Командиром «Ориона» назначен подполковник Соловьев, его заместителем – майор Шепель.

– Во как! – воскликнул Тимохин. – Шепеля определили в заместители командира группы?

– Ты что-то имеешь против? – спросил генерал-майор Потапов.

– Вообще-то, Владимир Дмитриевич, при составлении штата подчиненного мне отряда могли бы и со мной посоветоваться.

– Не было времени советоваться, Саша, – ответил Феофанов. – Американцы запросили быстрейшего возобновления работы в Афганистане, мы не могли отказать, поэтому решение по штату принималось в экстренном порядке. Но если ты что-то имеешь против Шепеля, мы еще можем провести корректировку штата и заменить Михаила.

– Да не имею я ничего против Шепеля. Но всегда был против таких вот поспешных решений, которые в большинстве случаев приходится корректировать в ходе боевых выходов. А это нередко приводит к ситуациям, когда подразделения вынуждены действовать в условиях непредсказуемости, что не может не влиять на их боевой потенциал.

Генерал-лейтенант качнул седой головой:

– Все верно. Ты, Саша, прав на сто процентов, но решение принято, и нам следует не обсуждать его, а принимать к реализации. Значит, заместитель командира «Ориона» – майор Шепель. Далее стрелки́ – майор Макаров, капитан Дрозденко и сержант США Пол Ларсен.

– Еще лучше! – вновь подал голос Тимохин. – Ларсен попал в подчинение к Шепелю, в доме тестя которого американский сержант подженился, а Шепель с Ларсеном не единожды вместе попадали в скандальные ситуации… Нормально.

Феофанов отложил список в сторону:

– Так, Тимохин! Мне надоело выслушивать твои реплики. Вижу, Шепель тебе поперек горла встал. Меняй его, и дело с концом.

– Извините, товарищ генерал-лейтенант. Что-то я сегодня раздражен… И причины вроде нет, а на все реагирую как-то… того…

– Так ты оставляешь Шепеля?

– Так точно! И Шепеля, и Ларсена.

– Ну, по американцам принимать решения не в твоих и не в моих полномочиях… Саперы группы «Орион», – продолжил Феофанов, – капитан Ким, снайперы – прапорщик Шматко и сержант Линке, снайпер-санинструктор – прапорщик Санеев, связист – старший лейтенант Шустов. Вопросы по составу группы «Орион»?

– Во второй группе тоже будет десять человек? – спросил Крымов.

– Я просил, Вадим Петрович, задавать вопросы лишь по «Ориону».

– Нет вопросов.

– Тимохин?

– Никак нет!

– Переходим к группе «Ирбис». Название подразделению следовало бы изменить на «Алтай», так как в нем больше всего офицеров именно из боевой группы ГУБТ «Алтай», но решено оставить «Ирбис». Итак, командир «Ирбиса» – подполковник Федоров. Его заместитель – майор Березин; стрелки – капитан Дмитриев, капитан Лушин, сержанты США Спайк и Шинлер; сапер – капитан Пимнев; снайпер – прапорщик Чернов; снайпер-санинструктор – сержант Ведлер; связист группы – лейтенант Арчи Крош. Как видите, если в «Орионе» всего два американца, то в «Ирбисе» – четверо. И в «Орионе» – десять бойцов, и в «Ирбисе» – десять. Группа Соловьева в отряде будет являться ударной. Вопросы по «Ирбису» и в общем по штату?

Вопросов у Тимохина и Крымова не было.

Феофанов передал списки командиру «Марса»:

– Готовь, Сан Саныч, наших ребят. На 5 сентября назначен вылет российского состава «Марса» в Ашхабад и далее в Келяджи на суточный отстой. Туда же прибудут американцы. В горном учебном центре генералом Вайринком отряду будет поставлена боевая задача. Суть ее мне неизвестна.

– Почему у нас большинство выходов приходится на воскресенья? Нельзя было назначить вылет на понедельник? – проворчал Тимохин.

– Значит, нельзя.

Телефон засекреченной связи начальника Главного управления сработал сигналом вызова. Феофанов поднял трубку.

– Слушаю! Что?! Когда? Та-ак!.. Для полного счастья нам только этого не хватало… Да, конечно, понимаю… Подъеду. Где-то часа через два. – Генерал бросил трубку. – Черт бы побрал этот совместный проект!

– Что-то случилось? – спросил Потапов.

– Из Кабула сообщили, что при перемещении из Хуми на авиабазу США неизвестными лицами была похищена помощница покойного генерала Харсона сержант Луиза Крофт. Сопровождавший ее конвой из семерых военнослужащих базы уничтожен.

– Похитили Крофт? – удивился Тимохин. – Но у нее же вся информация по «Марсу»!

– Вот именно.

– Откуда же «духи» узнали о перемещениях Крофт?

– Ты, Саша, у меня спрашиваешь? Видимо, талибы имеют своих людей и на базе в Хуми, а то и в вышестоящих штабах войск западной коалиции.

– Тогда вскоре «духам» станет известно все о «Марсе». И о проекте «Эльба». А возможно, и о предстоящих планах объединенного командования по применению отряда особого назначения, что сведет все наши усилия к нулю.

– Крофт о них не знает.

– Могут знать те, кто сливает «духам» информацию из штабов войск коалиции.

– Если ее не сливают отсюда, из России… Так, двигайте в городок и занимайтесь по плану формирования групп в рамках нового штата, а также по подготовке к вылету в Туркмению. Я в Администрацию. Там весьма обеспокоены похищением Луизы Крофт.

– Еще бы! Что вообще за хрень происходит, Сергей Леонидович? – воскликнул Тимохин.

– Что ты имеешь в виду?

– То ПЗРК нелегально продают, то секретных агентов сдают… Кстати, чинуш, что продали модернизированные «Иглы», из-за которых мы понесли потери в операции у Джикунзи, ФСБ нашла?

 

– Нашла, Саша!

– Странно… И кто эти ублюдки?

– Неважно. Они в разработке.

– Их даже не арестовали?

– Я же сказал, предатели в разработке. Ими занимается ФСБ.

– Понятно… Кто-то наверху решил отмазать козлов. Потому, как сам имел долю в выгодном бизнесе. Вот и спрашиваю, что за хрень в стране нашей великой творится?

Феофанов надел китель.

– Знаешь что, Саша, езжай-ка ты с Крымовым в городок и занимайся отрядом. И не задавай вопросов, на которые ответа тебе дать не сможет никто, даже сам Верховный Главнокомандующий. Впрочем, тебе и без подсказки ясен ответ на свой вопрос… Свободны. Находиться постоянно на связи. Дело с Крофт может принять самый неожиданный поворот. До связи!

Офицеры вышли во двор. К ним подошел старший прапорщик Ларинов.

– Чего головы буйные повесили, господа полковники? Или кончился отдых и вас вновь отправляют в Афган?

– На Кипр нас отправляют, Вася, – ответил Крымов.

– На Кипр? – рассмеялся помощник Феофанова. – Ну, ну! ГУБТ теперь будет бороться с мировым финансовым кризисом?

– И откуда ты слова-то такие знаешь, Вася?

– Не глупее других.

– Да ты что? А по виду не скажешь…

– Все бы вам портить младшим по должности и званию настроение. Злые вы, ребята! Пойду-ка я на свое рабочее место.

– Геморрой не заработай.

– Уже заработал.

– Неудивительно…

Тимохин взял Крымова за руку:

– Да оставь ты его, Вадим! Валим в городок!

Начальник отдела спецмероприятий и новоиспеченный командир отряда «Марс» прибыли в секретную воинскую часть без десяти двенадцать. На 12–30 объявили сбор всей группировки Управления. Во время совещания довели до офицеров новый штат «Марса». Сообщение Крымова не вызвало у вновь введенных в отряд офицеров каких-либо эмоций. Назначения были восприняты спокойно. Бойцы боевой группировки антитеррористического Управления находились в постоянной готовности к выполнению любых задач любой степени сложности в любой точке земного шара. Даже прибывший из Москвы по экстренному вызову майор Шепель воспринял свое новое назначение спокойно, как должное. Повышение по службе его совершенно не волновало. Отдав распоряжение командирам групп приступить к подготовке подчиненных подразделений к переброске в Туркмению, Тимохин отпустил личный состав, подозвав к себе Шепеля.

– Здравствуй, Миша!

– Так здоровались же в строю!

– Строй есть строй…

– Ну, здравствуй, командир! У тебя есть что сказать мне?

– Спросить, Миша, спросить.

– А что это у тебя голос какой-то не такой, как обычно, и тон ироничный? Опять ко мне какие-то претензии? Кто-то кому-то в Москве набил морду, и этим «кем-то», по-твоему, был я?

– Нет. Меня интересует, как складываются отношения между Ларсеном и его дамой сердца.

– С чего вдруг?

– С того, что он боец подчиненного мне отряда.

– Знаешь, Саня, – улыбнулся Шепель, – теперь я начал понимать, чем отличаются наши бабы от американских.

– Чем же?

– Страстью! Ты бы посмотрел на Ларсена сегодня утром. Он вышел из душевой в таком состоянии, будто его всю ночь каток укатывал. Глаза красные, как у оглушенного окуня, руки дрожат, на физиономии улыбка идиота. Да и немудрено. Они с Анастасией удалились в отведенную им комнату часов в десять. И Валентине в гостиной даже пришлось звук телевизора прибавлять, потому что из спальни молодых сразу же начали такие вопли доноситься… а сын еще не спал, спрашивал, что это. Валя что-то наговорила Ваньке, тот успокоился. Потом спать уложили. Да и вопли приутихли. Ну, и мы ко сну где-то в полночь отошли. А в четыре часа встаю я отлить. Туалет между нашей с Валюшей комнатой и комнатой влюбленных. Прохожу мимо и, прикинь, через массивные двери спальни слышу голос Анастасии: «Еще милый… ну еще раз… да, да…» Короче, и дальше в том же духе. Оттого и выглядел поутру Ларсен хуже контуженого. А так – днем меж ними все о’кей. Вот только, мне кажется, Ларсен после близкого знакомства со своей дамой сердца вряд ли захочет тащить ее к себе в Штаты. А там – кто знает… Может, того, что выделывает Настя, как раз и не хватало раньше Полу. Но если женится, то на верность и третьей супруги ему вряд ли стоит рассчитывать.

– Значит, думаешь, разбегутся они?

– Да хрен его знает… Может, разбегутся, может, нет… Ларсена насчет баб не поймешь. Он с нами в Туркмению полетит?

– Ну, не в Кувейт же его отправлять!

– Тоже верно.

– Ладно, с Ларсеном все ясно. Ты передай ему, чтобы решил с Настей: или в посольстве ее устраивал, если надумал сдуру жениться, или расходился по-тихому до вылета, до пятого числа.

– Передам. Но он волен поступать по-своему. Тесть его подружку не гонит, так что Настя и дальше может ждать своего героя в Москве, ни в чем не нуждаясь, кроме, естественно, страстной близости с возлюбленным.

– Было бы для всех лучше, если бы он решил с ней вопрос. Либо так, либо этак. Неизвестно, о чем они там в перерывах мило беседуют. Как бы женщина не стала обладательницей секретной информации… Она уже и так знает о нас больше, чем следовало бы.

– Так все больше в общих чертах и ничего конкретного.

– Это ты так думаешь. Мы считали, что проект «Эльба» остается от талибов в секрете. Но…

– Что «но»? – насторожился Шепель. – Что-то случилось?

– Черт… не должен был я тебе об этом говорить…

– Что произошло, командир?

– В Афгане похитили Луизу Крофт.

– Что?! Как похитили? Кто?

– Вот это сейчас и выясняется. Хотя и без выяснений понятно, что Крофт взяли талибы.

– Мать твою!.. Тебе известно, как это произошло?

– Да. Но смотри, о данном происшествии должны знать только ты, я и Крымов. И больше – не считая, естественно, руководства Управления, – никто. Никто, Миша, понял? Тем более сержант Ларсен!

– Ты меня знаешь. Могила.

– Крофт в сопровождении конвоя из семи военнослужащих базы Хуми, где мы останавливались, сегодня утром выехала на авиабазу для перелета в США. По пути американцы, скорее всего подробности неизвестны, попали в засаду. «Духи» явно охотились за Крофт, так как расстреляли весь конвой, ее же забрали с собой. Примечательно, что талибы устроили засаду там, где их никогда не было. Причем вблизи от войсковых частей коалиции. Они шли на риск, захватывая Крофт. Ради чего? Ради того, что на Луизу положил глаз какой-нибудь арабский шейх?

– Глупости!

– Верно, глупости. Крофт захватили только потому, что она была непосредственно связана с работой отряда «Марс»!

– Черт возьми… «Духи» вытащат из нее всю информацию по нам. И в способах стесняться не станут. Страшно представить, что они могут с ней сделать… Эх, мать их за ногу, американцев этих! Не смогли обеспечить безопасную доставку в аэропорт. Или, может… Стейк, командир базы, как раз и сделал все так, как было нужно талибам?

– Не знаю.

– И что дальше? Луизу надо вытаскивать!

– Сам-то подумал, что сказал? Откуда вытаскивать? Как?

– Как? Нашли бы вариант. А вот откуда… Это действительно вопрос.

– Над которым сейчас в экстренном режиме работают члены комиссии, курирующей проект «Эльба». Феофанова вызвали в Администрацию. Возможно, скоро что-то прояснится.

– Жаль Луизу! – вздохнул Шепель. – Мужа на войне потеряла, добровольно пошла в спецслужбу… Напросилась в помощницы Харсона, зная, чем придется заниматься. И к «духам» попала. Жаль. Хорошая баба, хоть и американка. Веселую новость ты мне сообщил… Лучше не говорил бы ничего.

– Ну, извини, что не пожалел твои нервы.

– Да ладно, чего теперь об этом? Пойду я.

– Ступай. И еще раз…

– Не надо, Сань, я все прекрасно помню! И про Ларсена с Анастасией в том числе.

В 14–00 во время обеденного перерыва телефон внутренней связи полковника Тимохина вновь сработал сигналом вызова.

– Да что это такое? – воскликнула Татьяна. – Пообедать спокойно человеку не дадут!

Александр отложил вилку, поднялся, прошел к тумбе с телефоном, поднял трубку:

– Да.

– Это Крымов.

– Решил пожелать мне приятного аппетита?

– Ты сидел за столом, что ли?.. Придется, Саня, прервать обед.

– Чего ради?

– В городок приехал генерал Феофанов, вызывает нас с тобой в штаб. Срочно.

– Понял! Выхожу.

– Давай, у твоего дома встретимся.

Тимохин взглянул на Татьяну:

– Ты заканчивай без меня, я в штаб.

– Но почему именно сейчас?

– Потому, что вызывает Феофанов.

– Начальник Управления в гарнизоне?

– Ты догадлива. Спасибо за обед, все было очень вкусно.

– Но ты же не успел даже притронуться ко второму блюду!..

– Первого достаточно. Пошел я, Танюш, не провожай.

Александр вышел на улицу. Тут же подошел и полковник Крымов. Офицеры быстрым шагом направились в сторону штаба части обеспечения функционирования секретного объекта.

Когда они вошли, генерал-лейтенант Феофанов стоял у окна.

– Разрешите, товарищ генерал?

– Входите! Присаживайтесь.

Тимохин и Крымов устроились за столом совещаний.

– Я к вам сразу из Администрации. Служба внешней разведки установила местонахождение сержанта Луизы Крофт.

Старшие офицеры переглянулись.

– Так быстро?

– Как ни странно, но разведке это удалось. И удалось с помощью небезызвестного вам агента Сергея Ревунова, или Абдуллы Реви.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru