Истребители пиратов

Александр Тамоников
Истребители пиратов

Все, изложенное в книге является плодом авторского воображения. Всякие совпадения случайны и непреднамеренны.

Глава 1

Веселье на яхте «Лидия» к 23.00 местного времени субботы, 12 мая, достигло своего апогея. Владелец судна, крупный немецкий промышленник Ганс Кросс, находясь вместе с гостями, своим партнером по бизнесу Карлом Лейтером и любовницами Лизой и Бертой, поднял очередной тост:

– Друзья, я хочу выпить за красавицу!

Берта, облаченная в обтягивающее стройную фигуру манекенщицы короткое блестящее платье, перебила любовника:

– Минутку, дорогой, здесь две красавицы. Так за которую из них ты предлагаешь выпить?

Кросс, сорокапятилетний мужчина спортивного телосложения, усмехнулся:

– Нет, Берта, здесь не две, а три красавицы.

Молодые женщины, популярные модели одного их самых престижных агентств Германии, переглянулись.

Кросс же продолжил:

– Да, да, три красавицы!

Лиза надула капризные губки:

– И кто же третья? Или вы с Карлом до сего момента скрывали ее от нас?

Лейтер вздохнул:

– Красотой тебя, Лиза, природа не обделила, а вот умом, увы... Яхта разве не красавица?

Кросс поднял бокал с шампанским:

– Вот именно. Я предлагаю тост за нашу красавицу «Лидию», на борту которой мы так славно проводим время.

Мужчины и женщины весело рассмеялись. Выпили. В салоне на палубе надстройки вновь загремела музыка. Двое телохранителей Кросса, в недалеком прошлом профессиональные военные спецподразделения бундесвера, курившие на палубе, машинально осматривали спокойные воды, рассекавшиеся яхтой. Отто Шлигер и Мартин Келлер закурили. Шлигер заметил:

– Не на шутку разгулялся босс, тебе не кажется, Мартин?

Келлер, поправив ремень пистолета-пулемета, ответил:

– В этом нет ничего удивительного. Босс никак не отойдет от того, что длинноногая Берта бросила кинозвезду Рейда. Отдав предпочтение ему, миллиардеру Гансу Кроссу. Хотя лично я понимаю эту похотливую, но, надо признать, дьявольски сексапильную шлюшку. У босса гораздо больше денег, нежели у Рейда. И последний, насколько слышал, слишком уж увлекся кокаином. А это означает его близкий конец. Берта сориентировалась мгновенно, подстелившись под босса. Она далеко не глупа. Чего не скажешь о ее подруге, Лизе. Но та давно с Лейтером. Уже, наверное, полгода.

– И это ты называешь долго?

– Для этих силиконовых шлюх – да, долго!

– И все же, как не равна жизнь. Кому-то – все, кому – ничего!

– Ты хотел бы, чтобы все стали равны?

– Нет, никогда не верил в коммунистическую утопию. Просто обидно.

– Нам ли, Отто, обижаться на судьбу? Спецов в Германии много, а телохранители Кросса мы с тобой. Или ты не доволен тем, сколько он нам платит? Забил, что имеешь собственный дом в пригороде Кельна, престижный автомобиль, прекрасную семью и не менее радужные перспективы на обеспеченную жизнь?

Шлигер сказал:

– Все это так, и всем я доволен. Дома, в Германии. А здесь, на этой яхте, ощущаю себя человеком второго сорта, слугой.

Он кивнул на салон:

– Кросс, получивший огромные деньги и крупный бизнес в наследство от отца, и прилепившийся к нему сосунец Лейтер здесь могут позволить себе все. Мы же даже войти в салон не имеем права. Наши обязанности охранять их забавы. Не удивлюсь, если скоро они начнут трахаться прямо на столе, сбросив посуду на ковер.

– Тебе какое до этого дело? Успокойся, думай о доме.

К телохранителям подошел шкипер судна Герман Венке, спросил:

– Босс все гуляет?

Шлигер ответил:

– А ты этого не видишь, Герман? Думаю, гулянка продлится до утра.

– Босс сильно пьян?

Телохранители взглянули на шкипера:

– А в чем, собственно, дело, Венке?

– В том, что мы вошли в непосредственную близость с территориальными водами Сумарди!

Шлигер спросил:

– Ну и что?

– Отто! Ты дома телевизор смотришь?

– Иногда, футбол, регби!

– Вот именно, что регби. А в водах Сумарди, между прочим, только с начала года местными пиратами захвачено сто с лишним морских судов. И не таких, как эта яхта. Крупных, с солидной командой, ценным грузом. Несмотря на то, что в этом районе находятся военные корабли стран НАТО.

Келлер сказал:

– Так ты отойди от вод этой, как ее, Сумарди!

– Мы не можем выйти в открытое море. Для этого наше суденышко маловато.

– И что же делать? Что ты предлагаешь?

– Надо убедить Кросса прекратить гулянку. В конце концов, он и Лейтер могут продолжить наслаждаться жизнью с любовницами и в каютах. А нам, погасив огни в салонах, уйти на дрейф к острову Хейса. Туда пираты еще не совались, потому что там база военных судов.

Шлигер взглянул на шкипера:

– Значит, ты хочешь, чтобы я пошел в салон и убедил босса прекратить вечеринку? Да знаешь, куда он меня пошлет? Гораздо дальше территориальных вод какой-то дерьмовой Сумарди.

Вопрос Венке задал Келлер:

– Герман, а почему тебе самому не изменить курс и не уйти в безопасный район?

– Я не могу этого сделать без разрешения судовладельца.

– Так какого черта хочешь подставить нас? Не можешь изменить курс, плыви туда, куда тебе приказано!

Шкипер вздохнул:

– Я-то поведу яхту по определенному курсу в Джаббу, но не факт, что мы доплывем до экзотики тамошних национальных парков.

В это время на палубу буквально вывалился владелец яхты, миллиардер Ганс Кросс. Он был уже изрядно пьян.

– Что за совет собрали, парни? Загрустили по соседству с безудержным весельем? Понимаю. Но скоро и вы получите возможность расслабиться. Придем в Джаббу, я специально для вас дикарок из какого-нибудь племени закажу.

Шлигер усмехнулся:

– Чтобы потом от СПИДа загнуться? Они ж, эти дикарки, совершенно не следят за собой.

Владелец судна возразил телохранителю:

– Не скажи, Отто! Как-то в Южной Африке мне продали на ночь местную аборигенку. Так она после каждой случки в бассейн ныряла. И тело у нее было... ну как шелковое кашне. Не говорю о страсти. По сравнению с ней Берта и Лиза бесчувственные бревна. А как дикарка эластична! Принимала такие позы, которые, казалось, нормальная женщина принять просто не в состоянии. Переломается. А дикарка гнулась, словно у нее костей и в помине не было. Короче, сплошной сгусток экзотического секса. А ты говоришь – СПИД! Я слышал, они себе во влагалище постоянно вводят сок какого-то кустарника. И ни одна болезнь их не берет. Хоть сифилитик трахнет, им все нипочем. А о презервативах они и не слышали. И дают туда и так, как ты захочешь. Без комплексов девочки.

Келлер сказал:

– Ну, наши шлюхи тоже особо комплексами не страдают.

– Да, но для начала поломаются. А дикарки есть дикарки. Им чувство стыда неизвестно. И рожают как кошки. Потому детей у них много. А сдохнет дикаренок, так и черт с ним. Еще родят. Люди природы, не отягощенные гнетом цивилизации. Но это ладно, я спросил, что за совет вы устроили?

Венке промолчал. Слово взял на правах старшего телохранитель Шлигер:

– Понимаете, босс, шкипер обеспокоен тем, что яхта вошла в территориальные воды Сумарди, якобы кишащих пиратами, и во избежание проблем предлагает сменить курс на остров, как его, Герман?

Венке сказал:

– Хейса! Остров Хейса, это милях в пятидесяти отсюда. И там хоть и небольшая, но база военных кораблей, патрулирующих нейтральные воды вдоль всего восточного побережья.

Кросс нагнулся к шкиперу, обняв за плечо:

– Венке! какие пираты? Это ты о тех аборигенах, что шастают по морю на своих гнилых пирогах и захватыва дрянные баржи? И ты испугался этих трусливых шакалов.

Шкипер возразил:

– Не так уж они и трусливы, босс, к тому же используют быстроходные малые катера, современные моторные лодки с мощными двигателями, а также прекрасно вооружены и обучены. Крупные суда берут на абордаж за считанные минуты. А шакалы здесь не водятся. Тут больше львов, леопардов да гиен, равнины кишат змеями, а прибрежные воды крокодилами.

Кросс пьяно и удивленно взглянул в глаза капитану судна:

– Откуда такие познания местной фауны, Герман?

– Интересовался животным миром в свое время.

– Да? Молодец! А я думал в Сумарди и Джаббе только обезьяны да шакалы водятся.

– В Джубу фауна несколько иная из-за обилия лесов и более высокой среднегодовой температуры и меньшей продолжительности сезона дождей.

Судовладелец взмахнул руками:

– Ну, Венке, тебе не яхтой управлять, а читать лекции в университете.

– Я бы с радостью, но соответствующего образования в юности не получил. Так что вы скажете, босс, насчет смены курса?

– Никакой смены. У нас скоростная яхта, пулемет, штурмовые винтовки, не говоря уже о «Хеклерах». Но если стрелять в заблудших баранов в их территориальных водах вроде не по правилам, то у нас двигатели не ровня катерным, тем более лодочным. Мы легко уйдем от дикарей, если они попытаются приблизиться к яхте. Так что идем прежним курсом на Джаббу!

Шкипер кивнул:

– Слушаюсь, босс! Курс на Джаббу!

– Вот так! А вы...

Кросс перевел взгляд на Шлигера и Келлера:

– Вы не кучкуйтесь возле салона, а следите за морем.

Шлигер ответил:

– Мы следим, босс!

– Ну и отлично! А чтобы не было скучно, разрешаю взять в баре по паре банок пива.

– Спасибо, босс!

– А я пошел к Берте! Хороша сучка, не правда ли? А, парни?

– Кто бы спорил.

– И эту стерву я увел у самого Рейда. Красавчика Рейда. Одно это уже возбуждает меня. Спокойной вам вахты, а в Джаббе, как обещал, вы получите все, что пожелаете. Кросс всегда умел ценить преданных людей! Счастливо, парни.

Судовладелец вернулся в каюту.

Венке произнес:

– Босс слишком много выпил, чтобы адекватно оценивать реальность. Сейчас его ни в чем не переубедить.

 

Шлигер сказал:

– Тогда иди, Герман, в свою рубку и рули яхтой, а о безопасности судна позаботимся мы с Мартином. Все будет как надо, Венке.

– Дай Бог, дай Бог!

Шкипер ушел в рубку.

Телохранители Кросса разошлись по бортам палубы.

Яхта «Лидия» продолжала движение по заданному курсу, все более углубляясь в территориальные воды Сумарди. Вскоре Шлигер, контролировавший ближнюю к берегу сторону моря, заметил дрейфующий катер. На нем двух человек. Но те даже не посмотрели на яхту. Отто не стал поднимать тревоги, приняв людей в катере за обычных рыбаков. Таких катеров они встречали на своем пути к Сумарди не один десяток. Стоит ли поднимать шум из-за этой посудины? Чтобы пьяный Кросс при всех поднял его на смех? Нет. Шлигер очень не любил, когда его профессионализм высококлассного телохранителя ставился кем бы то ни было под малейшее сомнение.

Пропустив яхту, внешне не выказав интереса к судну, на самом деле пристально разглядев ее, один из аборигенов воинственного племени Хисан, в основном промышлявшим пиратством в территориальных водах Сумарди, Али Гези, извлек из-под сиденья мощную современную радиостанцию, бросил в эфир:

– «Берег» вызывает «Рыбак».

Ему ответил грубый голос:

– «Берег» слушает!

– Только что мимо нас прошла яхта под флагом Германии.

– Что за яхта?

– Прогулочная, такая, что используется в прибрежных водах, название «Лидия», длиной примерно метров 30, двухпалубная. Прошла со скоростью узла в 4. Вся светится огнями, в салоне, на палубе надстройки гулянка. Рядом с салоном два охранника, вооруженных малогабаритным автоматическим оружием. Музыка гремит на много миль в округе!

Грубый голос ответил:

– Назови свои координаты, «Рыбак»!

Гези выполнил требование начальника.

– Значит, судно зашло достаточно далеко в наши воды?

– Миль на двадцать! И продолжает сближаться с берегом.

– Отлично, «Рыбак». Информацию принял, продолжай наблюдение.

– Слушаюсь, «Берег»!

Старший команды небольшого катера повернулся к напарнику:

– Кажется, мы неплохо заработали, брат. Башир Фарух явно заинтересовался яхтой!

Напарник усмехнулся:

– Еще бы! Одна посудина потянет на десяток миллионов американских долларов.

– Лишь бы все у Фаруха сложилось удачно.

– Намекаешь на прошлый раз, когда испанцы отбили свой танкер?

– Да!

– Но тогда это был танкер, он шел в нейтральных водах, а на Хейсе стояли три корабля испанцев. Если б не они, наши «пахари» захватили бы танкер. А тут яхта, в наших водах, а на острове два ракетных катера англичан. И они не имеют права входить в территориальные воды Сумарди.

Али Гези согласно кивнул:

– Ты прав. Не пойму я этих мореплавателей. Их же предупреждают об опасности и запрещают входить в наши воды. Нет, все равно прутся, как верблюды.

– Надеются на то, что пронесет, да и ближе к берегу попутное течение сильное, экономия топлива. А вообще, они, конечно, идиоты.

– Не будем расслабляться. Ложись спать, остаток ночи до рассвета разделим на двоих. В три часа я разбужу тебя.

– Хорошо, Али, ты начальник, я подчиняюсь.

* * *

Прибрежный город Байдабо провинции Дари, Сумарди, 23.50 субботы, 12 мая. Двухэтажный каменный дом на окраине города. Главная комната мужской половины здания. Выслушав доклад «Рыбака», или Али Гези, главарь крупной преступной группировки, Башир Фарух, тут же связался с одним из своих помощников Ани аль Бахом, находившимся на острове Тир, где дислоцировалась морская база пиратов:

– Ани, это я!

– Да, хозяин?

– Али Гези сообщил о появлении в наших водах немецкой яхты. Подготовь команду захвата из шести катеров по шесть «пахарей» в каждой. Время тебе полчаса, а я пока попытаюсь узнать, кто это такой смелый или глупый решил поиграть с судьбой. Следующий сеанс в 0.20! Как понял меня?

– Понял, хозяин, готовлю команду.

– Ты, наверное, хочешь узнать, почему я не использую судно-матку Исмаила Айдада? Ведь она находится совсем рядом с яхтой?

– Нет, хотя, да, я хотел бы узнать, почему предстоит работать моим людям?

– Я отвечу тебе. В нейтральных водах параллельным яхте курсом в Джаббу идет российский сухогруз. Причем без охраны. В его трюме гуманитарный груз, а также... еще кое-что, предназначенное армии Джаббы. Судно-матка пошла в нейтральные воды. Не исключено, что этой ночью мы возьмем двойной улов. Теперь ты знаешь все! Работай, Ани!

Башир Фарух отключил станцию, пододвинул к себе ноутбук. Включил персональный компьютер. Толстые пальцы пробежали по аппаратуре. На мониторе появилась картинка, пошла информация. Приняв ее, Фарух воскликнул:

– Прекрасно! Просто прекрасно! Давненько таких гостей в водах Сумарди не было.

Он выпил чашку чаю, выкурил сигарету. Ровно в 0.20, уже воскресенья, 13 мая, вновь вызвал базу на острове Тир:

– Ани? Башир!

– Да, хозяин?

– Подготовил команду захвата яхты?

– Подготовил. Два катера, четыре лодки, тридцать шесть воинов.

– Хорошо. Теперь я скажу тебе, что за судно предстоит брать. Эта яхта «Лидия» принадлежит германскому миллиардеру Гансу Кроссу. С ним в круиз отправился его компаньон Карл Лейтер, тоже весьма богатый бизнесмен. Сопровождают туристов две женщины, любовницы Кросса и Лейтера. Дамочки из высшего света, дорогие модели одного из самых престижных агентств Германии. Чуешь, какими деньгами запахло?

– Да, хозяин!

– Старшим команды назначаю Али Мухаммеда. Передай ему, что он головой отвечает за захват яхты. Миллиардеры и их проститутки должны быть взяты живыми и невредимыми. На яхте двое охранников и команда, максимум четыре человека. Этих можно валить, но с бизнесменов и их шлюх не должен упасть ни один волос. Действовать по стандартной схеме. Определи место, где бросить сети, и, как только яхта остановится, команде провести молниеносный захват яхты. После чего отбуксировать ее в старые доки Айбадо.

Аль Бах спросил:

– Могу узнать, где сейчас находится «Лидия»?

– Конечно! Квадрат ... Идет со скоростью в 4 узла, сближаясь с побережьем. У тебя достаточно времени на подготовку и проведения захвата.

– Я все понял!

– Да поможет вам Всевышний!

Используя спутниковую станцию, Фарух вызвал второго своего помощника, руководившего отрядом пиратов с корабля-матки «Акуны»:

– Исмаил? Башир!

– Исмаил на связи, хозяин!

– Где сейчас наше судно?

– Идем за русским сухогрузом. На настоящий момент находимся в квадрате...

– Команда готова к захвату?

– С момента получения твоего приказа.

– Как считаешь, где удобнее всего напасть на сухогруз?

– Там, где русские вынуждены будут подойти к 70-мильной зоне, то есть вплотную к территориальным водам Сумарди. В квадрате ... Там сильное встречное течение заставит русских отклониться от курса. Тогда можно будет атаковать его.

– Но это через три часа?!

– Разве мы куда-то торопимся? В принципе, если прикажешь, мы возьмем сухогруз на абордаж через полчаса, но тогда нет гарантии, что английские ракетные катера не успеют перекрыть нам путь к своим водам. Что будет означать неминуемую гибель главной эскадры судна-матки, да и «Акуна» вряд ли избежит ракетного обстрела с катеров англичан.

– Ты думаешь, англичане решатся на силовую акцию, когда у нас будут в заложниках русские моряки?

– Почему нет? У них приказ уничтожать пиратов. К тому же англичане не питают особой симпатии к русским. Они пойдут на силовую акцию, даже если в результате ее погибнут все заложники и само судно уйдет на дно. Для англичан главное – выполнить приказ по пиратам. И они его выполнят с английским педантизмом.

Выдержав непродолжительную паузу, Башир сказал:

– Хорошо, Исмаил. Действуй по своему плану. Захваченный сухогруз подвести к берегу у Байдабо, в порт не входя.

– Понял, хозяин!

– Удачи тебе, Исмаил!

Фарух отключил и спутниковую станцию.

В комнату вошел слуга. Раб из племени Рахан, племени скотоводов, полностью подчиненных рядом кровавых набегов аборигенами воинственного племени Хисан.

– Господин не желает отойти ко сну?

– Кто тебя прислал ко мне, раб?

– Извините, ваша старшая жена!

– Передай ей, чтобы ложилась спать. Мне не до нее. И сам проваливай, пока я не приказал выпороть тебя, презренный скотовод. Пошел вон!

Слуга удалился. Фарух допил чай. Развалился на ковре, подложив для удобства подушки, разбросанные по всей комнате. Главарь банды пиратов думал и ждал в предвкушении скорого богатого улова.

* * *

Яхта «Лидия». 2 часа воскресенья, 13 мая.

Гулянка на судне наконец закончилась. Шатающийся во все стороны Кросс с поддерживающей его Бертой проследовали в каюту судовладельца, Лейтер с Лизой спустились в гостевую каюту. Матрос команды принялся за уборку салона. Шкипер выключил внешнюю иллюминацию. Охранникам пришлось сместиться к бортовым прожекторам. Внезапно рация Шлигера издала сигнал вызова.

Он ответил:

– Шлигер на связи!

– Это Венке! Вижу впереди идущий в попутном направлении большой катер.

– Катер? Откуда он здесь взялся?

– Не знаю!

– Сколько в нем людей?

– Не видно. Катер закрыт брезентом.

– Опознавательные знаки?

– Не просматриваются.

– Он что прямо перед нами идет?

– Да! Не нравится мне это... говорил же!

– Успокойся. И прибавь скорость!

– Но тогда я раздавлю его!

– Обойди!

– Попробую!

Не успел Шлигер отключиться, как его позвал Келлер:

– Отто! Сзади катер!

Старший телохранитель резко обернулся:

– Что, еще один?

Келлер взглянул на напарника:

– Не понял. Что значит – еще один?

– А то, что впереди тоже появился катер! А ну-ка наведи на эту посудину прожектор!

– Не достану. Надо включить кормовой прожектор.

Но Келлер остановил старшего телохранителя:

– Подожди, слева по борту две моторные лодки. В них шестеро человек, оружия не вижу!

Шлигер оглянулся и увидел слева так же идущие вровень с яхтой две моторные лодки с шестью пассажирами на борту.

– Черт возьми, Мартин, что все это значит?

Келлер произнес:

– Похоже, Отто, прав был Венке, надо было идти к острову Хейса.

– Ты думаешь, это пираты?

– А по-твоему, рыбаки?

– Почему же они нас не атакуют?

– Возьми мегафон, спроси. Чего-то ждут жирножопые ублюдки. Знать бы чего?

Шлигер принимал решения быстро.

Он крикнул в салон:

– Матрос!.. Бросай уборку, иди сюда!

Матрос вышел на палубу. Увидел лодки и катер, идущие впереди, воскликнул:

– О майн гот! Бандиты!

– Не ной. Как зовут?

– Адольф.

– А фамилия случайно не Шилькгрубер?

– Нет!

– Тогда быстро спустился в отсек команды. Из сейфа достанешь штурмовую винтовку и три тридцатипатронных магазина к ней. Сам когда-нибудь держал оружие в руках?

– Только на сборах на стрельбище.

– Тогда две винтовки с запасными магазинами и пулемет «МГ» с тремя лентами в 50 патронов. Понял?

– Да, но я не знаю код сейфа.

– 194106. Год и месяц начала войны с Россией. Запомнил?

– Запомнил!

– Так какого черта застыл? Быстро в отсек!

Матрос юркнул обратно в салон, откуда лестница вела в отсек команды.

Продолжая наблюдение за обступившими со всех сторон яхту катерами и лодками, Шлигер вызвал по рации шкипера:

– Венке? Шлигер! Как дела?

– Ни к черту, Отто!

– Что еще?

– В катере, что перед нами, шесть вооруженных абреков.

– Что у них за оружие?

– Русские «калашниковы»!

– Черт, хорошее оружие в умелых руках. Почему ты не обойдешь катер?

– Так не дает он мне сманеврировать, Отто!

– Дави его к чертовой матери!

– А если это не пираты? В Сумарди не разберешь, где бандиты, а где представители официальной власти. Та хоть и существует лишь на бумаге, но мы поддерживаем с Могаберой, столицей этой долбаной Сумарди, дипломатические отношения.

– Ты считаешь, нас окружила береговая охрана?

– Я ничего не считаю. И ничего не могу сделать. Катер не дает увеличить ход.

– Ладно, рано ли поздно, но эта порнуха закончится. Либо нас атакуют, либо пропустят, сопроводив в нейтральные воды. На первый случай у тебя оружие есть?

– Есть. Такой же, как и у вас пистолет-пулемет.

– Тебе большего и не надо.

Шкипер спросил, и в его голосе звучал страх:

– Отто! Надо бы Кросса ввести в курс дела!

– Ничего не имею против. Попробуй, если разбудишь.

– Да, босс наверняка отключился. И Лейтер тоже.

– Ты не паникуй, Герман. Сейчас твой матрос поднесет дополнительное оружие, и если аборигены решатся на абордаж, то посмотрим, как это у них получится. «МГ» способен разнести их лодки в клочья.

 

– А автоматы аборигенов прошить насквозь рубку и салоны яхты!

– Все, Герман, сказал, не паникуй! Веди судно!

– Что и делаю. Пока!

Шлигер отключил связь, повернулся к Келлеру:

– Ну что там, Мартин?

– Ничего. Лодки идут, как и шли, параллельно нам.

В это время появился Адольф с оружием.

Шлигер воскликнул:

– Ну вот, другое дело.

Крикнул Келлеру:

– Мартин, бери винтовку, с ней повеселее будет!

Повернулся к матросу:

– Ты тоже забирай винтовку и дуй на корму, следи за катером. Я же возьму пулемет. Теперь посмотрим, кто кого!

Телохранители и матрос заняли позиции на палубе надстройки. Яхта продолжала идти в сторону границы с Джаббой, окруженная катерами и лодками. Но это продолжалось недолго. В 2-25 «Лидия» словно наскочила на риф, резко сбавив ход, отчего телохранители едва не рухнули на палубу. Шлигер крикнул в рацию:

– Венке! Ты меня слышишь?

– Слышу!

– Что у тебя произошло, черт возьми, почему мы останавливаемся?

Шкипер обреченно проговорил:

– Сети!

Шлигер не понял:

– Какие еще сети?

– Наши попутчики выставили по курсу сети из металлической проволоки вперемежку с обычными рыболовными снастями. Они намотались на винт. Вал вращает не лопасти, а комок проволоки и каната. Все! Дальше идти не сможем. Это конец. Сейчас нас начнут брать на абордаж.

Шлигер взревел:

– На абордаж? Ну что ж, пусть попробуют. Это будет для них дорога в ад! Что делают дикари с переднего катера?

– А его нет! Перед сетевой ловушкой он ушел в сторону. Но недалеко.

– Черт бы побрал этих пиратов. Внимание, Мартин, Адольф, к бою! Огонь по любому плавсредству, которое приблизится к яхте ближе десяти метров. Венке! Отслеживай обстановку с фронта, передай в эфир сигнал «SOS» и постарайся связаться с островом Хейса!

Охрана и матрос яхты приготовились к отражению прямого нападения. Но пираты знали свое дело. И перед тем как взять на абордаж судно со всех сторон одновременно, обстреляли яхту, точнее отдельные ее части. Они стреляли туда, где находилась охрана и шкипер. В борта палубы пристройки и в рубку. Интенсивная стрельба заставила Шлигера, Келлера и молодого, не нюхавшего пороха, матроса залечь на палубу. Этого и добивались бандиты, надеясь обстрелом обеспечить свободный подход своих плавсредств к бортам яхты, откуда в ход должны пойти абордажные крюки с узловыми канатами. Что им не удалось. Охрана, выждав обстрел, вновь заняла позиции. Огнем из пулемета Шлигер в считанные секунды расстрелял одну из лодок, которая скрылась под водой. Нанес серьезный урон и лодке, что шла слева, Мартин Келлер. Как минимум четверых бандитов поразили пули его штурмовой винтовки. А вот матрос Адольф обстрелял пол-обоймы почти впустую. Шлигер крикнул ему:

– Эй ты, правнук фюрера, или стреляй, сукин сын, по цели, или проваливай вниз, в свою каюту. Такие вояки нам не нужны.

Адольф виновато ответил:

– Извините! Я просто растерялся. Сейчас успокоюсь.

– Так давай успокаивайся быстрей.

Матрос хоть и не попал в катер, но огнем винтовки заставил того отойти в сторону. Отошли от яхты и три оставшиеся лодки с катером, что ранее преграждал курс яхте. На нем находился старший пиратов, Али Мухаммед. После неудачной попытки взять штурмом судно, потеряв при этом десять человек, почти треть всей своей команды, Али приказал подчиненным удалиться от яхты на безопасное расстояние. Вызвал по радиостанции аль Баха:

– «База», я – Мухаммед!

– Ты захватил судно?

– Нет.

– Почему?

– Охрана ответила плотным винтовочно-пулеметным огнем. Одна лодка затоплена, другая получила серьезные повреждения, я потерял десять человек.

Аль Бах повысил голос:

– Мне плевать, скольких «пахарей» ты потерял. На их шесть придут сотни хисанов из прибрежных деревень. Я спрашиваю, почему ты до сих пор не взял яхту?

– Я же объяснил, нас встретил плотный огонь охраны.

– А у вас в руках дубинки? Вы обстреляли судно перед штурмом?

– Мы сделали все как положено.

– Пока, Али, ты не сделал ничего, кроме затопления переданной тебе лодки. Где сейчас твоя эскадра?

– Мы отошли от яхты на безопасное расстояние.

– Сеть остановила судно?

– Да, мы дрейфуем вместе с яхтой.

– И долго ты еще думаешь так дрейфовать? «Лидия», между прочим, подала сигнал «SOS». Русский сухогруз разворачивается, дабы выйти в твой район, и ракетные катера англичан вот-вот покинут базу острова Хейса. Чего ты ждешь? Чтобы тебя потопили англичане? Немедленно повторно атакуй яхту. Немедленно, Али!

Мухаммед проговорил:

– Слушаюсь.

Вызвал второй катер:

– Абдул, готовь снайперов.

– Они готовы.

– Как только лодки повторят штурм, пусть стрелки уничтожат пулеметчика, а заодно и шкипера. Тот в рубке.

– Там еще есть какой-то необстрелянный юнец. Палил по катеру с тридцати метров и умудрился ни разу не попасть.

– Это, наверное, новичок. Что не меняет дела. Сейчас основная надежда на снайперов, если удастся им снять пулеметчика, то наши шансы резко возрастут. И времени у нас, Абдул, в обрез. Русский сухогруз меняет курс, чтобы идти на сигнал «SOS», и англичане, наверное, уже вышли с базы Хейса!

– Я понял! Жду повторного штурма.

Али-Мухаммед отдал команду, и три лодки с двух направлений вновь рванулись к яхте, ведя массированный обстрел прогулочного судна. Поднявшаяся волна мешала пиратам вести прицельный огонь. Впрочем, стрельба велась лишь для того, чтобы сблизиться с яхтой. Вновь переждав обстрел, охранники вышли на позиции, сместившись ближе к салону. Шлигер выставил пулемет и открыл огонь по единственной, приближавшейся с его стороны моторной лодке. Пули разнесли в клочья и ее, которая мгновенно скрылась под водой вместе с пиратами.

Отто вскричал:

– Получили, обезьяны? Кто следующий?

Он не укрылся за борт, а повернулся к Келлеру, стрелявшему по двум целям.

– Держись, Мартин, я иду к тебе.

Это были последние слова старшего телохранителя миллиардера Кросса. Снайпер с катера Абдула поймал наконец в прицеле голову Шлигера, и пуля его винтовки вошла телохранителю в затылок, бросив тело на палубу.

Матрос закричал:

– Господин охранник, вашего напарника убили.

Отстрелив обойму и заменив ее новой, Келлер приказал матросу:

– Адольф! Быстро на мою позицию!

Матрос выполнил требование охранника, перебрался по борту к прежней позиции Келлера, вскинул винтовку и дал очередь. На этот раз молодой матрос стрелял по целям. В результате чего трое пиратов вывалились из лодок в воду.

Келлер подскочил к Шлигеру. Он увидел окровавленный затылок и понял – напарник и друг мертв.

Закричал:

– Проклятые дикари. Мрази, твари, обезьяны! Отто!

Но следовало продолжать бой. Схватив пулемет, Келлер рванулся к своей позиции, приказав матросу перейти на другой борт.

Пираты в двух лодках, воспользовавшись временным затишьем, рванулись к катеру. Они буквально воткнулись в борт, войдя тем самым в «мертвую» для стрелков верхней палубы зону. И когда Келлер вышел на позицию, то увидел лишь две пустые кормы, оснащенные мощными моторами.

– Черт! Пираты вот-вот поднимутся на судно.

Матрос крикнул:

– Если это поможет, я взял из сейфа три гранаты, герр охранник!

– Так чего стоишь? Быстро ко мне!

Адольф подбежал к Келлеру, передав наступательные гранаты. Вырвав предохранительные кольца, охранник бросил вниз три гранаты. Одну за другой. Практически тут же прогремели три взрыва, заставившие яхту сильно качнуться. Пираты с двух оставшихся лодок успели закрепить тросы для перехода на судно, но взрывы гранат уничтожили их вместе с лодками до того, как первый пират достиг борта нижней палубы. Отбивая атаки пиратов с лодок, Келлер и матрос не заметили обошедший яхту катер. Снайперы поймали в прицел и Келлера. Два выстрела пробили грудь охранника. Он упал рядом с Шлигером. В этот момент на палубу поднялся разбуженный стрельбой и взрывами судовладелец. Кросс, не проспавшийся, еще пьяный, с удивлением спросил матроса, спрятавшегося за бортом, указывая на окровавленные трупы Шлигера и Келлера:

– Что это, Адольф? Кто стрелял, что случилось?

Матрос крикнул:

– Герр Кросс, спрячьтесь! Нас атаковали пираты. Они рядом.

– Пираты? Что ты мелешь?

– Они убили ваших телохранителей.

– Кто?

– Да пираты! Спрячьтесь же, господин Кросс!

Но миллиардер словно не понимал матроса.

– Черт побери, это розыгрыш?

Пуля, ударившая в сантиметре от головы Кросса, привела того в чувство. Он рухнул на палубу. И наконец осознал произошедшее:

– Пираты! Отто, Мартин! А почему стоит яхта?

– Сеть пиратов опутала винт, и судно не может плыть!

– Черт! Дай мне рацию! И выгляни из-за борта, не приближаются ли эти ублюдки?

Матрос передал протрезвевшему Кроссу рацию, вышел к борту. И тут же был отброшен на палубу прицельным выстрелом снайпера в лицо.

Шкипер же не ответил на вызов. Он также был убит пиратским снайпером.

Увидев размозженное лицо своего матроса, Кросс взревел от ярости. Схватив пулемет, он бросился к борту.

Пираты же катера Абдула, определив, что охрана уничтожена и не ожидая больше сопротивления, вплотную подошли к борту яхты. Но в «мертвую» зону войти не успели. Сверху по ним ударил пулемет Кросса. Одной длинной очередью, судовладелец расстрелял и рубку, и десантный отсек легкомоторного судна. Не зная об участи команды Абдула, к яхте приказал направить свой катер и Али Мустафа (Мухаммед). А Кросс, в прошлом десантник, перезарядил пулемет последней лентой, подошел вдоль салона к противоположному борту. Туда, откуда могла напасть последняя бригада пиратов. Али отошел в десантный отсек. Он приказал подчиненным:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru