Операция «Мальборо»

Александр Скуридин
Операция «Мальборо»

© Александр Скуридин 2018

© Интернациональный Союз писателей, 2018

* * *

Член СП России с 1998 г. Родился в Грузии в семье военнослужащего, жил в Архангельске, Таллине, в г. Советская Гавань. Учился в ухтинском индустриальном институте по специальности «Геология и разведка нефтяных и газовых месторождений» (г. Ухта, Коми). Много лет работал в Большеземельской тундре заместителем начальника отряда геофизиков.

Автор нескольких книг прозы. Последние публикации: фантастич. роман «Мария. Визитёр из будущего» (изд-во «ЭРА, г. Москва, 2014 г.) В 2016 г. в сборнике киносценариев опубликованы два киносценария автора (изд-во «ДиксиПресс», г. Москва). В том же издательстве в 2017 г. в коллективном сборнике напечатаны два рассказа автора. В 2014 г. пьеса автора «Корабль дураков» завоевала диплом на всероссийском конкурсе пьес «Творим мир своими руками». В 2017 г. в крымском альманахе «Чайка» опубликована повесть «Последние сутки Вождя»

В России, в Якутии, обнаружены артефакты. Местное население называет их «котлами». Это огромные металлические полусферы, разбросанные по тайге. Предполагается, что «котлы» – не просто артефакты, но боевые машины древних, которые охраняют Землю от болидов и астероидов.

На заседание комитета Исполнителей Бельдербергского клуба ставится цель: добыть один из таких «котлов» и привезти его из дикой России на цивилизованный Запад. Оказывается, что один из «котлов» обнаружен на берегу Баренцева моря. Его вполне можно вывезти, используя возможности «Гринпис». Для этого надо лишь «нажать» на «своих» в ФСБ, продавить «добро» через Президента.

Генерал-майор Сергей Петрович Ларин узнаёт об этом плане и посвящает в грядущую операцию майора Дмитрия Быстрова, сына погибшего друга-полковника. Операцию назвали «Мальборо».

Диму Быстрова попытались убить, но спецназовец уходит от козней неведомых врагов. Тем временем, Свету, пассию Быстрова похищают. Майор, обладая экстрасенсорными способностями, вычисляет злоумышленников и освобождает любимую девушку.

Зимой в одной из военно-морских баз Америки в Германии проводится переоборудование кабелеукладчика под новое судно «Гринпис», ставится мощная лебёдка, шпионское оборудование и пр. Этим вопросом занимается конгрессмен Штатов Майкл Тагер. Деньги выделяет, возглавляемый им, Комитет по проведению специфических операций.

Идёт давление на ФСБ и правительственные структуры России. В результате Президент даёт указание: пропустить «Стар Арктик» (бывший кабелеукладчик) в наши воды.

Быстров под видом радиста геофизической партии попадает в Вангурей, заполярный посёлок вахтовиков. Майору противостоит присланный под видом гринписовца сотрудник ФСБ, призванный проконтролировать ситуацию. Да, и мало ли, в Вангурее кто-либо захочет сорвать планы бильдербергцев и «исполнителей»? Но на пути «гринписовца» встаёт майор Быстров!

Он дожидается прихода «Стар Арктик». Затем Дима облачается в гидрокостюм, подбирается к бывшему кабелеукладчику и скручивает тросом лопасти винта, его вал и баллер.

При попытке капитана «Стар Арктик» подработать винтом, чтобы вытащить «котёл» из промерзшего грунта, рулевое управление и винт судна выходят из строя. Обездвиженный корабль российский буксир отводит в Мурманск.

Операция «Мальборо» успешно завершена, а жизнь продолжается…

«В политике ничего не происходит случайно. Если что-то случилось, то так было задумано».

Франклин Рузвельт

Этот роман написан после долгих и мучительных раздумий о судьбе нашей Родины…

Я всю свою жизнь был законопослушным гражданином, как и миллионы соотечественников. Все мы покорно ждём, терпим все тяготы и невзгоды нашего бытия, пока в энное место не клюнет, пресловутый «жареный петух». Как сказал незабвенный А.С. Пушкин: «Мы ленивы и не любопытны…» («Путешествие в Арзрум»). Я бы ещё добавил: «и инертны».

Помню, мой сын, будучи подростком, как-то спросил меня: «Папа, а ты был диссидентом?» На что, я ответил: «Как же, был! Я сжёг в посёлке лесорубов в печке свой комсомольский билет». Вот и весь мой «протест» против власти, которая всегда над нами. А мы, естественно, всегда под ней. Как поётся в песне из кинофильма «Последний дюйм»: «Какое мне дело до всех до вас? А вам до меня…»

Когда власть была слишком несправедлива и назойлива, я сбегал на Север, в город Ухта, где работал в экспедиции. Наша партия была не коммунистической, а полевой – геофизической. Там не было дурацких профсоюзных и иных собраний. Нет! Было одно: перед выходом в «поле», где сообщался район работы, примерный срок сезона, норма выработки и какая будет за неё оплата. Всё!..

Вообще-то мне всегда было «по барабану», кто у нас рулит. Но однажды я увидел в YouTube всё наше высшее руководство в кипах в компании с хабадником Берл Лазаром. Далее больше, я узнал, что у Малыша (так в романе я назвал нашего «Первого») вышеупомянутый Лазар является… личным духовником. И я написал этот роман…

Я не был антисемитом, я и сейчас таковым не являюсь. Я лишь против страшного, фашистского толка, явления, называемого Хабад, которое нынче так тесно срослось с самыми высшими эшелонами власти.

Автор

Глава 1

К полудню к двухэтажному отелю в небольшом австрийском городе Тельфс-Бухен подкатил кортеж черных лимузинов. Швейцары отеля услужливо распахивали дверь и произносили вылезающему из чрева автомобиля господину в строгом костюме дежурную фразу: «Добрый день, герр!..»

Прибывших было двадцать два человека. Все они приехали в это живописное тирольское местечко, расположенное в двадцати пяти километрах от Инсбрука не для того, чтобы любоваться горными пейзажами или заняться скалолазанием. Их ожидали важные дела.

Люди в дорогих костюмах проследовали каждый в свой номер, где, недолго отдохнув от утомительного переезда по горному серпантину, собрались в небольшом помещении у дверей конференц-зала.

Здесь, на стенах висели фотографии красот окрестных мест Тельфс-Бухена. Но участники предстоящего совещания не смотрели на фотографии. Они оживленно переговаривались, так как многие уже давно не виделись друг с другом, занимаясь чисто практическими каждодневными делами.

Никто из них не знал об истинной цели вызова сюда, в этот крохотный городок, известный тем, что с 11 по 14 июня 2015 года здесь проходила Бильдербергская конференция.

На том важном форуме рассматривались проблема дальнейшей глобализации. Прозвучал даже проект создания единой валюты США и Канады.

Но самой главной была тема сдерживания растущего влияния России в современном мире. Интересовали участников встречи также «взбесившаяся» Турция и «неуправляемый» Иран.

Все найденные ответы на эти важнейшие планетарные вопросы затем воплощались в жизнь.

Правда, с вживлением американцам подкожных микрочипов дело пока застопорилось, что очень огорчило бильдербержцев. А ведь еще в 1995 г. доктор Кол Сандерсон, ведущий специалист в области исследования первоначальных биомедицинских чипов публично заявил: «Я говорил с некоторыми сотрудниками ЦРУ, которые рассказали, что в правительстве, например, Генри Киссинджер, Лаценберг и другие вели об этом дискуссию.

Проблема ставилась прямо: мы не сможем контролировать людей, если всех их не пометим, т. е. не идентифицируем». Но процесс строительства «электронного концлагеря» или «общества киборгов», подготовка к которому идёт уже полвека, будет ускорен! Об этом было особенно отмечено в заключительном коммюнике заседания.

А вот вопрос форсированного заселения стран с белым населением другими расами, предложенный в 2006 г. на заседании клуба в городке Каната, пригороде канадской столицы Оттава, уже сегодня успешно претворяется в жизнь.

Не оставались без внимания «вершителей судеб» и чисто локальные вопросы. В том же 2006 году рассматривалась необходимость сокрытия разработанного небольшой фирмой экономичного автомобиля.

У пилотного средства передвижения расход бензина был всего лишь 1 галлон на 200 миль пробега. Массовое производство такого автомобиля грозило подрывом могущества мировых нефтяных компаний.

Собравшиеся джентльмены тихо переговаривались между собой, используя встречу, как редкую возможность для общения. Они представляли собой, так называемый, Исполнительный центр Бильдербергского клуба.

Именно «исполнители» оперативно отреагировали на зарвавшихся автомобильных проектантов. Этим парням, дерзнувшим на могущество нефтяных мировых магнатов, быстро вправили мозги.

Кое-кто из них отошел в мир иной, причём, врачи так и не смогли поставить внезапно заболевшим бедолагам вразумительный диагноз.

Остальные возмутители спокойствия финансовых воротил после внушительного предупреждения присмирели и навсегда забыли о своей бредовой идее.

Большинство «исполнителей» состояли в масонских ложах на довольно высоких степенях посвящения, некоторые были доверенными лицами богатейших семейств планеты.

Двое из них, однако, резко выделялись на фоне остальных, в общем-то, заурядных господ. Это были представители «боевого» крыла сионистов – хабадники.

Их за глаза в среде членов Исполнительного центра называли «люди в черном», так как они всегда находились на публике только в костюмах такого цвета. В непременный антураж хабадников входят также длиннополые черные шляпы и длинные, вьющиеся от ушей пейсы.

Они – убежденные гомосексуалисты. Устроители этого движения в сионизме неспроста ввели для «людей в черном» обязательную «голубизну».

Дело в том, что классическое сожительство диады «мужчина – женщина» гасит избыток односторонней энергии индивидуума. По сути у разнополой пары, проживающей в любви и согласии, происходит взаимная гармонизация, так называемых тонких тел, чувств и эмоций.

 

Геи же, как и лесбиянки, усиливают свою внутреннюю энергию до неимоверных значений. И эта энергия умело направляется высшими иерархами Хабада на «богоугодное» дело сионизма.

Хабад боятся повсеместно. Его представители не гнушаются никакими одиозными методами, вплоть до физического уничтожения неугодных. Поговаривали, что своих противников хабадники, в основном, устраняют магически, при помощи черной каббалы.

Как утверждают сами представители «боевого» крыла сионизма, если у человека имеется хотя бы капля еврейской крови, то его легко уничтожить при помощи магии.

Представителей Хабада боятся поголовно даже все «хозяева жизни»: миллиардеры, высшие управленцы передовых стран Европы и Америки. Они имеют огромное влияние и на решения, принимаемые в Кремле.

Так, например, именно хабадники добились от правительства России, почти сплошь представленного людьми с еврейскими корнями, досрочного освобождения из мест заточения Михаила Ходорковского.

Бывший олигарх, причастный к многим преступлениям, в итоге очутился на «демократическом» Западе. Он оказался нужным сионистам и идеологам масонства как некий противовес существующему режиму Кремля. Существовал даже план приведения Ходорковского к президентской власти в образе некоего страдальца-диссидента. Такой образ наиболее любим народными массами России, которые всегда поддерживают «униженных и оскорблённых».

Члены правительства огромной державы с маниакальным упорством пытаются насадить в ней, ненавистный простому народу, либерализм. Именно приверженцы либерализма выводят толпы для проведения акций, инспирированных извне, на Болотную площадь.

Они же пытаются противодействовать перевооружению российской армии, переформатированию промышленности с сырьевой составляющей на научно-технологическую.

Но, что самое удивительное, хабадники поголовно… женаты! Собственно, «половины» им нужны всего лишь для продолжения рода, не более. «Людям в черном» категорически запрещается прикасаться к обнаженному женскому телу, и поэтому процесс зачатия детей у них своеобразный. Соитие происходит через вырезанное отверстие в простыни!

Но все эти интимные подробности чужой жизни мало интересовали остальную двадцатку Исполнительного центра. Дело в том, что все они, как и их закулисные боссы из финансовых магнатов и аристократии Европы и Нового Света, были также половыми извращенцами.

И они мечтали привести к абсолютно скотскому состоянию весь остальной мир.

Ну, немного странны эти хабадники, но кто же из нас не без некоторых отклонений от общепринятых норм морали? Будь они неладны, эти нормы, являющиеся настоящими путами для дальнейшего усиления демократии и либерализма!

Раздалась трель звонка. Все «посетители фотовыставки» потянулись в зал. Здесь они чинно расселись, и сегодняшний спикер Исполнительного центра конгрессмен Соединённых Штатов Америки Майкл Тагер начал свою речь.

– Господа, – сказал он. – Мы собрались здесь, чтобы выработать практические меры по одному очень важному делу. Начну издалека. В России, в Якутии, в месте где существует полюс холода, уже давно обнаружены местными жителями непонятные объекты, так называемые «котлы».

Включилось огромное демонстрационное табло с интерактивной картой России. Тагер встал из-за стола, установленного на сцене зала, взял в руку лазерную указку.

Майкл был мал ростом, круглолиц. Но он так уверено манипулировал указкой, меняя одно изображения на карте, что для зрителей председательствующий казался неким великаном, свободно перекидывающим тайгу, горы и реки с одного места на другое.

Вот появилась карта местность реки Вилюй. Показав несколько картинок тайги, Тагер начал подходить к цели сегодняшнего форума:

– В районе Верхнего Вилюя находится труднопроходимая местность со следами каких-то грандиозных катаклизмов – сплошные вывалы леса, которым около восемьсот лет, разбросанные на сотни километров каменные обломки.

Здесь местные жители уже давно находят непонятные металлические объекты, находящиеся под землей, в мерзлоте. Их назвали «котлами». Древнее название этой местности в переводе означает: «Долина смерти».

Якутские легенды содержат много упоминаний о взрывах, огненных смерчах и взлетах пылающих шаров. И все эти явления каким-то образом связаны с таинственными металлическими конструкциями, встречающимися в «Долине смерти».

«Котлы» представляют собой полусферы, в которых, как уверяют посетившие их охотники-якуты, много «комнат».

На экране появилось изображение.

– Вот примерное устройство одного из «котлов». Как видим, в верхней части этого сооружения имеется крышка-полусфера. Здесь – овальный вход, – продолжил рассказ конгрессмен. – Он обвел тяжелым взглядом присутствующих в зале. – Но нас особенно интересуют некоторые возможности этих странных объектов.

– Боевые? – поинтересовался один из носителей длинных пейсов.

– Да. Но продолжим наше повествование… В этой дикой местности, совсем не знающей истинной цивилизации, произошло несколько уникальных событий: появились Вилюйские котлы, не так давно образовался Патомский кратер, который до сих пор толком не изучен, упал в 1908 году знаменитый тунгусский объект, и в 2002 году – Вилимский болид.

Краткое прохождение этого болида было зафиксировано спутником ВВС США на высоте тридцать километров. Мощность его взрыва определена в двести тонн тротилового эквивалента.

Казалось бы, какое дело приехавшим «геррам» до всех этих странностях, случившихся в далёком, «медвежьем углу» дикой и отсталой России? Но у них до всего было дело. Просто так бильдербержцы, одни из влиятельных вершителей судеб мира, не подкинули бы своему Исполнительному комитету грядущую непростую задачу.

А что эта задача будет скоро поставлена, никто из «исполнителей» и не сомневался. Именно они отвечали за практическое воплощение любой, казалось бы, несбыточной и заумной идеи. И, как правило, выполняли задуманное «теоретиками».

На экране, тем временем, появились любительские съёмки взрыва Челябинского метеорита, произошедшего 15 февраля 2013 года. На них отчётливо видно, как огромный огненный шар догоняет «шарик» поменьше и – уничтожает своего большого «собрата»!

– Есть предположение, – добавил лектор, – что и знаменитый Тунгусский объект был поражён неведомым лучевым оружием. Однако перейдём, конкретно, к нашей задаче.

Тагер поднял стакан, стоящий на столе, и, слегка скривившись, выпил минеральную воду. Поговаривали, что у него недавно обнаружились проблемы с желудком.

Председательствующий прокашлялся и продолжил:

– К сибирским объектам нам, представителям Запада, трудно добраться. Но, – Майкл торжествующе поднял вверх, по направлению к потолку зала, указательный палец, – судьба оказалась милостивой!

Аналогичный «котёл», правда, несколько меньшего размера, найден на берегу Баренцева моря в довольно удобном для нас месте. Вот оно! – прежнее изображение на экране перевернулось, и слушатели увидели подробную карту Ненецкого национального округа.

– Как видите, – указка сделала пробежку по карте и остановилась, – наш искомый объект здесь, примерно в пяти милях от поселка Вангурей.

– Да, но… – попытался междометиями выразить сомнение в «везении» представитель клана Ротшильдов.

– Никаких «но»! От нас требуется действие! И только действие! – громко выкрикнул Майкл Тагер, взметая вверх кулак правой руки.

После того, как хабадники синхронно и резко обернулись в сторону «финансиста», возмущённо тряся пейсами, все сомнения не только у представителя от богатейшего семейства планеты, но и у остальных «исполнителей» тотчас отпали.

Слушатели узнали о том, как был обнаружен объект долгих вожделений многих западных спецслужб…

Охотник деревни Фариха Иван Ружников, следуя на моторной лодке в сторону Вангурея, случайно увидел непонятный огромный предмет, торчащий в оконечности небольшого мыса. Парень оказался любознательным. Он пристал к берегу и долго отковыривал грунт от выступающей части овальной крышки.

Металл, из которого изготовлен необыкновенный объект, не брал даже острый топор. Охотник вернулся в деревню и рассказал об увиденном председателю сельского совета.

Глава Фарихи не поленился и сам отправился проверить услышанное от Ивана Ружникова, очень часто уходящего в глубокий запой. Он пощупал «котёл». Металл был странным, слегка фиолетового цвета и, несмотря на холодный ветер с моря, «дышал» теплом.

О загадочной находке было доложено в столицу округа, Нарьян-Мар, что очень озадачило местную городскую власть. Главный редактор газеты «Нярьяна вындер», что в переводе с ненецкого означает «Красный тундровик», собрался было даже послать в район Вангурея на вертолете своего корреспондента. Газетчик должен был прояснить все детали, касающиеся неведомого артефакта.

Это была неплохая идея: ненецких школьников из интерната, как раз, развозили по стойбищам к родителям. Но внезапно последовал строжайший запрет по линии ФСБ на полёт корреспондента в данный район. Его объяснили тем, что, вполне возможно, «котёл» и явился причиной недавней вспышки чумки среди собак округа. А вдруг эта непредсказуемая болезнь перекинется и на людей?..

А Иван Ружников вскоре утонул по пьянке в озере. У главы сельсовета случился обширный инфаркт. Он был вывезен вертолетом в Нарьян-Мар, где вскоре и скончался. Главный редактор газеты слёг в больницу с диагнозом двустороннее воспаление легких и вскоре оттуда тихо перекочевал на кладбище.

Вангурейцам строго-настрого запретили всякие передвижения на запад, в сторону Болванской губы: там, мол, предположительно, находятся очаги не только чумки, но и, возможно, страшной сибирской язвы.

И жителям Фарихи объяснили, что они должны десятой стороной обходить злополучный мыс.

Заезжий шаман назвал его «Мыс смерти» и уверил деревенских зрителей, пришедших посмотреть камлание, что там поселился сильный и злобный дух.

– Дикари… – констатировал свой рассказ спикер. – Но это сильно упрощает нашу миссию.

«Миссия» состояла в том, чтобы на следующий год, после основательной подготовки, выкопать из вечной мерзлоты «котёл» и переправить его на цивилизованный Запад.

Глава 2

1

– Сэр, мои парни идентифицировали эту штуковину! Вот, смотрите, – начальник отдела дешифровки вывел на экран увеличенные фотографии с разведывательного спутника ВМС США.

– Любопытно… – процедил коммодор Гриффин, рассматривая изображение. «Штуковина» представляла собой идеальный круг. – Эта дрянь, что, врыта в землю? – спросил он.

– Да, и довольно глубоко, примерно на восемнадцать с половиной футов. Мы постараемся уточнить данные. Спутнику удалось увидеть объект только потому, что он был оборудован специальным прибором – спектрографом.

– Постарайтесь, майор, да поскорей. А потом переведите все ваши проверенные данные в кабинет командира.

– Слушаюсь, сэр! – начальник отдела молодцевато щелкнул каблуками и вскинул ладонь к пилотке.

После обеда заместитель командира военно-морской базы в Германии коммодор Гриффин сидел за столом своего начальника контр-адмирала Робертса.

– Гарри, не хотите ли слегка промочить глотку? – спросил Робертс.

– Хорошая идея, Билл, – откликнулся Гриффин и отобразил на своём худом лице подобие улыбки. – За окном такая жара, что джин с тоником в самую пору для охлаждения организма. В этой, чёртовой Германии, к сожалению, летом случается настоящая адская жара.

Робертс грузно поднялся и своего кресла и прошел к огромному холодильнику, встроенному в стену кабинета. Он открыл дверцу, достал бутыль с джином, плеснул его содержимое в бокалы, стоящие на небольшом столике. Затем он бросил в коричневую жидкость лимонные дольки и куски льда.

Все эти манипуляции командир базы проделывал очень медленно.

Гарри Гриффин понимал, что контр-адмирал не просто «священнодействует», он тянет время. А кто бы на месте этого упитанного верзилы не тянул его? Из Пентагона пришел циркуляр-предписание, совсем не по профилю военно-морской базы, стоящей на страже демократии за тысячи миль от Штатов. Ну, какое дело имеют настоящие моряки к всяким там «особым операциям»? Хотя, надо признать, кое-какие плавсредства всегда выделялись при крайней необходимости в помощь «сухопутных».

Вскоре Робертс и Гриффин спокойно потягивали джин с тоником. В кабинете стояла прохлада, и высшим чинам базы совсем не хотелось думать о какой-то России.

В этой непонятной, дикой стране обнаружено «нечто», не укладывающееся в привычные понятия. «Нечто» находится на берегу Баренцева моря, и его необходимо вывезти оттуда. И провести «рекомендуемую» данную непростую операцию надо тихо и незаметно.

 

– Чёрт! – ругнулся Робертс. – Для чего тогда существует ЦРУ в конечном счете, РУМО[1] или разведка наших ВМС? Зачем мне весь этот геморрой?

Вопросы контр-адмирала повисли в воздухе, и он, шумно вздохнув, потребовал от своего заместителя детальных пояснений.

Гриффин прокашлялся и осторожно начал приводить свои аргументы, мол, предписание, еще не приказ. Надо сделать умный вид и как-то даже начать его выполнение. Ну а потом, может обстановка и изменится.

Циркуляр гласил: подготовить к следующему лету специальное судно для вывоза с берега Баренцева моря аппарата, предположительно, инопланетного происхождения.

– И что ты на это скажешь, Гарри? – Робертс откинул от себя злополучную депешу. И продолжил допытываться у своего заместителя. – Они, что там, в Оперативном штабе, совсем одурели? Это же настоящая войсковая операция и, причём, на территории России, нашего заклятого врага!

– Сэр, – осторожно начал ответ Гриффин, – Я, думаю, у них там, в штабе всё просчитано, и предстоящая операция согласована высшими чинами Норфолка[2] не только с Пентагоном, но и с Лэнгли[3].

– Да, уж, – буркнул контр-адмирал, – без соответствующего надзора цэрэушников нынче и на унитаз сесть нельзя.

– Выделим для этого дела какой-нибудь устаревший транспортник, перекрасим его в гражданский цвет, переоденем команду в цивильное, и – вперед под флагом Гринпис.

– Как у тебя, Гарри, всё легко получается. Русские, что, дураки? Да, они ещё не заперли на замок свою границу со стороны Арктики. Но, что если их разведка пронюхает об этом чёртовом деле?

– Она определенно пронюхает. Русские внимательно отслеживают все передвижения даже по Балтийскому морю, которое они почему-то считают своей законной вотчиной. Как же, их царь Пётр еще в начале восемнадцатого века «прорубил» туда «окно»! Они и корабли нашей базы уже досконально посчитали…

– Какой еще царь? Какое окно? – подпрыгнул в своем кресле Робертс.

– Это, так… размышление, сэр, – постарался успокоить начальника коммодор, негодуя на самого себя. Дернула же его нелёгкая привести исторический пример, о котором этот неповоротливый профан не имел ни малейшего представления.

Это он, Гриффин, до поступления в военно-морскую академию в Аннаполисе закончил два курса Гарварда, чем очень гордился…

И заместитель командира базы высказал своё мнение:

– А насчёт законности предстоящей операции я могу сказать только одно; проныры из Лэнгли что-нибудь придумают.

– Слабое утешение, Гарри… – буркнул контр-адмирал, схватил со стола стакан своей широкой дланью и отправил остатки джина в щербатый рот.

На его столе запищало переговорное устройство. Билл Робертс ткнул в пульт толстым пальцем и недовольно прорычал:

Что там у тебя случилось, Джон?

– Сэр, к нам прибыл конгрессмен Тагер! – чётко доложил адъютант из «предбанника».

Где он сейчас?

– Конгрессмен находится на КПП.

– Джон, распорядись, чтобы через пять минут у выхода стоял мой джип.

– Слушаюсь, сэр! – прозвучало из пульта.

Контр-адмирал повернулся к своему заместителю и резво вскочил с кресла.

– Гарри, остаёшься в штабе за меня. Я привезу Тагера к себе на квартиру. Мы посидим с ним немного за бутылкой хорошей русской водки, поговорим.

– Вы, сэр, я слышал, хорошо знаете конгрессмена.

– Со школьной скамьи, Гарри.

Робертс, насколько позволяла ему тучность, стремительно вышел из кабинета.

«Да, дела пошли… – подумал коммодор и сделал смелое предположение, – не иначе, как из-за этих проклятых русских «котлов».

2

– Ты неплохо устроился, Билл, – сказал Тагер, присаживаясь на диван. – Уже двухзвёздный адмирал, командуешь стратегически важной морской базой за пределами Штатов.

Робертс плюхнулся в свое любимое кресло.

– Кто бы завидовал, но только не ты, конгрессмен великой страны, вхожий в самые высшие коридоры власти. Да и еще ты, Майкл, возглавляешь комитет по спецоперациям. Наверняка он не подотчётен бюджетной комиссии?

– Это, уж, как и положено… – самодовольно усмехнулся гость и наставительно произнёс: – Но я прибыл сюда за тысячи миль не для того, чтобы обсуждать бюджет моего комитета.

Контр-адмирал не стал произносить «а для чего?». Он отлично понимал, что такая крутая и важная «шишка», как Тагер, прилетел сюда не просто из любопытства: посмотреть, на что тратятся деньги налогоплательщиков на базе в тихой и смирной Германии. Конгрессмена явно интересовало другое.

И, Робертс готов был биться об заклад, интерес Майкла касался этой проклятой находки в России. И зачем только бог выдумал эту дрянную страну, которая испокон веков для Запада, как ноющая заноза в заднице?..

Друзья детства медленно потягивали водку «Президент», вспоминая благодатные школьные годы.

Майкл и Билл занимались в одном классе. Они уже тогда «попробовали» девочек, и из-за одной друзья даже подрались.

Тагер учился не очень хорошо, но уже в школьные годы проявил задатки организатора экскурсий, туристических походов. Не изменился он и в колледже, где уже вовсю развернулся по этой части.

Именно Майкл привел Билла Робертса в студенческое тайное общество, которое функционировало под патронажем масонского ордена. В дальнейшем, уже во «взрослом» обществе Тагер быстро выдвинулся на самый верх, оставив друга на нижних ступенях масонской иерархической лестницы.

Давний товарищ контр-адмирала с наслаждением раскурил гаванскую сигару и вытянул ноги. Он всем своим обликом напомнил Гарри облезлого и ленивого кота, который жил в доме Робертсов в его далеком детстве.

Насладившись несколькими затяжками, Тагер отложил сигару. Он уже не походил на кота, а больше был похож на борзую перед прыжком на зазевавшуюся дичь. Майкл даже втянул живот и раздвинул плечи. Как же, не старый друг, а целая человеческая глыба, готовая обрушиться на собеседника, хотя и не велик по размерам. Надо же: этот коротышка так может преображаться…

– Ты получил директиву насчёт находки в России? – напрямую спросил Тагер.

Да. Но в ней много неясностей.

– Каких именно, Билл?

– Ну, насчёт выделения корабля. Эту очень тяжелую бочку допустим, так легко на простое судно не затянуть. Да, у меня есть кабелеукладчик, имеющий мощную лебедку и аппарель, но он числится в штатном расписании. Это собственность не только базы, но и нашего Военно-морского флота, между прочим.

– Кабелеукладчик придётся списать, контр-адмирал Робертс! – жёстко ответил на тираду бравого командира базы его давний приятель. И на командира грозной военно-морской базы глянул настоящий «ястреб» из Конгресса, привыкший повелевать.

– Как это, списать? – Билл даже подпрыгнул в кресле. – Это тебе, Майкл, не партия просроченной армейской тушёнки!

– Списать при желании и возможностях можно всё, – конгрессмен ткнул толстым пальцем в направлении окна. – Даже эту, ржавую луну!

– Да, но… как мы здесь будем обходиться без кабелеукладчика? Мало ли что произойдёт? С меня тогда не только шкуру снимут, но и разжалуют до коммодора, а то и ниже.

– Не волнуйся, Билли, мой комитет уже продумал все последствия. К тебе через два месяца придёт на баланс новейший корабль, прямо с верфи! Правда, этот кабелеукладчик предназначался для базы в Гонолулу, и за него пришлось дать целое сражение. И, сознаюсь, не мой комитет нажал на ключевые кнопки, а – наша родная масонская ложа. Как ты, Билли, понимаешь, это налагает совсем другую ответственность.

– Ложа, в которой ты, Майкл, уже достиг высших степеней, – поддакнул, немного успокоенный, Робертс. «Масоны – всюду! Они вездесущи!

Они пристально наблюдают за тобой!» Это – не пустой лозунг, не какая-то примитивная страшилка…

– После успешно выполненной операции по доставке в Штаты бочки, и ты, Билл, поднимешься сразу на две масонские ступеньки. Это я тебе гарантирую.

Тут в кабинет главы семьи заглянула Джессика, жена Робертса и пропела:

– Мальчики! Мойте руки и – в столовую! Стол накрыт. Пора ужинать.

Постарела Джессика, погрузнела, совсем, как её муж-вояка. И чего это баб после пятидесяти лет так распирает? А ведь, когда-то он, Майкл, по-настоящему соперничал с Билли за благосклонность Джесси.

Правильно судьба распорядилась, отдав одну из самых красивых девушек Манхэттена Робертсу. Судьбу, известно, не переделать, не переиначить. И ему, Майклу досталась в спутницы жизни до сих пор молодящаяся женщина, но совсем другой породы.

Нэнси нет никакого дела: с кем по ночам развлекается её муж, как Майклу безразлична личная сфера жизни Нэнси. Абсолютное равноправие и свобода – так и полагается в Соединённых Штатах!..

1Разведывательное Управление Министерства Обороны США.
2В городе Норфолк расположена главная военно-морская база США в Атлантическом океане.
3В Лэнгли находится штаб-квартира Центрального Разведывательного Управления (ЦРУ).
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru