Велит

Александр Шапочкин
Велит

Пространство было завалено всевозможным хламом, назначение которого я даже предположить не мог. Эльф в этом явно разбирался, но, к сожалению, кроме Системы мне от него больше ничего не перепало. Жаловаться, конечно, грех, но всегда хочется чего-то большего, особенно, если оно на халяву. Так уж устроен человек. Борги же даже копаться в вещах не стал. Подошёл, принюхался и махнул рукой, дескать, нет там ничего такого. А на мою робкую попытку намекнуть, что хорошо бы инвентаризацию по списку, чтобы, значит, наверняка, призрачный цверг едва целиком не покраснел от злости.

Из последующей далее тирады, кроме уже набившей оскомину кирки и дышла в разных вариациях, я понял лишь одно: он не справочная, а если мне так уж сильно надо, пожалуйста, по окончании отведённого времени каждый час – тысяча золотом. И деньги вперёд. Остальные пять минут заняли междометья, рычание, брызганье призрачной слюной изо рта и ругательства на нескольких языках. В процессе у меня дважды выскочила плашка о повышении на единицу пассивных умений «Язык троллей» и «Язык цвергов». Вот что значит профи. В итоге, когда Борги выдохся, я уже успел упаковать все свои вещи в хранилище и даже немного потренироваться в скрытом извлечении нужных предметов. И был готов к охоте, пока действительно время не закончилось. Видя это, фей махнул рукой и молча поплыл в сторону кустов. Мне ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.

Глава 3-1

– Вот ты, бестолочь, кирку тебе в дышло. Не мог раньше духовным саморазвитием заняться? – цверг-фея выедал мне мозг каждую вынужденную остановку, то есть каждые тридцать секунд. – Сейчас не задницу бы плющили, а охотились. А время-то идёт, десять минут осталось.

– Отвали, – я огрызнулся в ответ, продолжая копаться в вещах, сваленных в хранилище. – Я из духовных практик знаю только удар лбом об пол в церкви. Всегда считал всех этих экстрасенсов в купе с попами шарлатанами. И вообще, я пастафарианин, мы в летающего макаронного монстра веруем.

– Эва чо, – вдруг присмирел Борги. – Так ты блаженный. А я, дурень старый, тебя ещё по голове молотом лупил. Ой, беда, беда. Что делать-то теперь? Если узнают…

– Нормальный я. – Хоть и тянуло отвесить перешедшему все границы фею хорошую затрещину, я себя сдержал. – Это прикол такой, смеха ради. Ну и протест против служителей культов, фанатиков и прочих уродов, под видом веры грабящих народ и творящих бесчинства. О, а это у меня здесь откуда?

В одном из многочисленных карманов рюкзака, по которым я сейчас распихивал мелочёвку, чтобы не захламляла хранилище, вдруг обнаружилась пара шаров, что я использовал для тренировки рук. Дело в том, что когда я ещё начинал заниматься рукопашным боем, тренер в качестве средства укрепления кистей предложил катать шары. Только не в похабном смысле этого слова, а в самом прямом: крутить в ладони пару круглых камней. Потом я узнал, что это старая китайская забава, и бывают они не только из камня, но и из металла, с колокольчиками внутри. Бао Динг, Поющий феникс, и Ревущий дракон, как они назывались в Поднебесной, считались волшебным средством от всего на свете. Не знаю, как у них, а я настолько пристрастился, что постоянно таскал с собой парочку. Те, что обнаружились в рюкзаке, были целиком из металла. Грубо говоря, шарики от подшипника тридцати миллиметров в диаметре, с нанесенной гравировкой и отполированные. Их мне подарили одногруппники на последний день рождения. Типа прикололись. А мне они понравились весом и стали одними из любимых. И, как видно, не только я их оценил. Стоило сосредоточиться, как выскочила надпись:

Шары Бао Динг

Сталь. Неразрушимые.

Медитация +5.

Ускорение регенерации маны +50 %

Ускорение регенерации здоровья +50 %

Урон по нематериальным сущностям 100–250

Стоило мне привычно закрутить их в ладони, как шкала маны, росшая потихоньку, дрогнула и заметно ускорилась. А это означало, что мы ещё можем найти добычу за оставшееся время. Собственно, за инвентаризацию я взялся, потому что затея с охотой вылилась в довольно неприятную ситуацию. Дело было в малом значении параметра Дух/Магия, что обуславливало хронический дефицит маны. А всё потому, что охотиться мы решили не на кого бог пошлёт – вроде пошлых зайчиков, белочек или, упаси Порядок, полёвок каких, – а сразу на оленя. Но для этого нужно было его сначала найти. И тут вступало в дело наследие эльфа в виде умения «Обнаружение дичи».

Вот только жрало это умение диких десять единиц маны в секунду. И действовало всего на пятьдесят метров. Зато можно было выставить параметры добычи. Обнаружил я это не то чтобы случайно, но довольно внезапно. Просто при первой активации мне выдало местоположение всех живых существ в радиусе действия техники. Нет, не так. Всех!!! Абсолютно всех животных, включая насекомых, грызунов, червей и прочих. Это был такой удар по сенсорному аппарату, что следующие минут пятнадцать я приходил в себя. Система не подвела, и дебафы «Шок» и «Дезориентация» снялись через пять минут, а остальное время Борги уговаривал попробовать ещё раз. Только сразу задать цель, как млекопитающие не менее трёх кило весом. И оно сработало. Правда, нашёл я лису, которая услышала меня первой и свалила, махнув на прощанье рыжим хвостом, так что пришлось исправиться, установив пределы поиска по массе от пяти до десяти килограмм.

В итоге дальше наша группа перемещалась таким образом. Марш-бросок на сто метров по лесу. Остановиться, активировать «Обнаружение» на пару секунд. Понять, что ничего в округе нет. Посидеть, пока не восстановится мана, и опять бежать по лесу до следующей остановки. В какой-то момент монотонность меня задолбала, и я полез в хранилище. Нет, не в запасы шамана, их я по-прежнему опасался. А в рюкзак, навести порядок, а заодно и пожрать, голод давил всё сильнее, и я малодушно решил распотрошить один паёк. Хотя бы галеты пожевать. Вот только под руку мне вместо пластиковой упаковки попалось нечто совершенно иное, чего тут в принципе быть не должно. Скорее всего, я засунул это, когда собирался, да и забыл за общим волнением.

– Ты чего молчал, дышлом тебя в кайло?! – казалось, цверг сейчас лопнет от возмущения, аж слова своей присказки перепутал. – Сколько времени зазря потеряли!!!

Я поморщился, но ничего не ответил. Этот жрец Порядка, админ Системы меня уже серьёзно задолбал своими криками, но и польза от него была несомненная. Не то чтобы я сомневался в своей способности разобраться с интерфейсом самостоятельно, метод научного тыка никто не отменял, в конце концов, но в незнакомом лесу иного мира никакая помощь лишней не будет. Как минимум его присутствие даёт гарантию, что в это время мною никто не захочет закусить, судя по словам Борги, там у них ещё та бюрократия, а кто ему закроет наряд, если подопечный помрёт во время инструктажа? Вот то-то же. Хотя я всё же надеялся, что в итоге неправильный фей покажет дорогу домой. Пока же действительно стоило поторопиться.

Словно в насмешку «Обнаружение» тут же выдало три подходящие метки буквально в тридцати метрах от меня. Теперь, хоть время и поджимало, приходилось красться очень осторожно, чтобы не вспугнуть добычу. Аккуратно раздвинув ветви разлапистого куста, я увидел трёх оленей, пришедших на водопой к ручью. Самец и самка красовались знаками вопроса над головами и красной рамкой, показывающей, что звери опережают меня больше чем на десять уровней. А вот детёныш светил шестым уровнем и вполне подходил для шашлыка. Может кто-то сказал бы, что это неэтично и прочее, но выбора у меня не было. Закон природы в самом неприглядном виде: или ты, или тебя. Мне надо было есть и качаться, так что извини, олешек, тебе просто не повезло.

– Спокойно, не спеши, – в самый неподходящий момент над ухом загудел цверг, заставив меня дёрнуться. – Чего творишь, дурень, говорю же, не спугни! Меня-то они не видят и не слышат. Запускай этот самый, как ты его обозвал, боевой фейс, сейчас жарёху подстрелим.

Едва не плюнув с досады: раньше, что ли, предупредить не мог, что невидим для других, – я вынул из кобуры рогатку и достал их хранилища стрелу, взяв такую, что нанесёт как можно более обширную рану, но при этом сумеет пробить кость. По периметру поля зрения тут же проявились элементы дополненной реальности или, как я это обозвал, боевой интерфейс. Полоски жизни и маны обзор не закрывали, но постоянно были на виду, что помогало контролировать ход сражения. По низу шёл ряд значков умений. Активировать их было проще мысленно или жестом, но вот знать, что в откате, а что готово к применению, оказалось очень удобно. Пока я решил особо его не забивать, вытащив всего несколько штук, которыми наверняка смогу пользоваться уже сейчас, а остальные буду выставлять по мере необходимости.

Во-первых, это был «Точный выстрел». Полторы секунды подготовки, точность увеличивается на 20 %. Восемь маны с откатом в пять секунд. Работает в связке с «Определение слабого места» и «Уязвимая точка», а также со стихийными выстрелами. Что делают эти умения, было понятно из названия. Вообще, это являлось основой, на которую уже можно накрутить всё, что захочешь.

Вторым основным приёмом для начала стала «Беглая стрельба». Тут всё прямо противоположно. Три быстрых выстрела с потерей 30 % точности. То есть реально быстрых – они все вместе укладывались секунды в две, ну, в две с половиной. Стоило это удовольствие пять маны, а откат в три секунды позволял просто засыпать цель снарядами.

Ну и на закуску «Шоковая стрела». Тут тоже, в принципе, было всё понятно. Цель с вероятностью в пятьдесят процентов получала дебаф «Шок» на три секунды. Это было в куче: и стан, и дезориентация, и немота, короче, полный набор. И, что самое важное, умение прекрасно работало с пулями. Даже за счёт того, что те были сделаны из стали, шанс навесить «Шок» поднимался до 55 %. Стоило это удовольствие целых тридцать единиц маны – больше половины от того, что у меня имелось, но цена казалась обоснованной. Откат в минуту меня не смущал – всё равно второй раз пальнуть я просто не смогу.

 

Уж на оленёнка должно хватить. Правда, если вмешается его папа, боюсь, мало мне не покажется. Но будем надеяться на лучшее, то есть на инстинкты травоядных, заставляющие спасаться бегством, бросив слабейшего на съедение хищникам. К тому же фей, хоть и был невыносим в общении, подсказал бы, если бы мне грозила настоящая опасность. Но размышления в сторону, медленно поднявшись, я зажал стрелу в зубах, чтобы ускорить перезарядку, вложил шарик в кожанку, натянул резину, беря на прицел крестец животного, и, активировав «Шоковую стрелу», выстрелил.

Снаряд прилетел точно, куда я и целил. Тело оленёнка затряслось, и он рухнул в ручей, поднимая тучу брызг. И, как положено, родители тут же кинулись бежать. Неведомое страшит сильней всего. Я уверен, напади на них волки, даже внезапно, самец бился бы, защищая семью. А сейчас инстинкты гнали его прочь, увести самку, потому что, как цинично бы это ни звучало, с ней всегда можно сделать другого детёныша.

Я тоже зверем не был, в смысле, не собирался мучать животное больше необходимого. Точный выстрел выдал крит, серьёзно просадив линию жизни зверя, а вот из трёх пуль «Беглой стрельбы» в цель попала всего одна. «Шок» закончился, и оленёнок вскочил, собираясь бежать, опоздал буквально на какое-то мгновенье. Однако прицел он мне сбил, и то, что его зацепил хотя бы один снаряд, скорее всего, стоило отнести к моей удаче. В принципе, я был не против, но всё же желательно в бою на неё не полагаться. А значит, как завещал дедушка Ленин, тренировки, тренировки и ещё раз тренировки. А то в следующий раз вместо безобидного оленя на прицеле окажется какой-нибудь гнолл, тут уж надо будет попадать наверняка, а не то я сам окажусь на месте жертвы.

Тяжелая пуля вновь сбила с копыт ещё не оправившуюся толком от «Шока» животинку, и тут же я всадил ей под лопатку стрелу, используя умение «Точный выстрел». Наконечник вошёл идеально, не зацепив кость и развалив сердце на три части. Оленёнок дрыгнулся пару раз и затих – полоска жизни над ним посерела и пропала. Первая охота в новом мире была признана удовлетворительной, но показала, как мало у меня реального опыта, и не только в качестве игрока.

Разделка добычи много времени не занимает, если имеешь опыт в этом вопросе. У меня его было хоть отбавляй. Дед с детства брал меня забивать и свиней, и овец, да и в лесу нет-нет, да и попадался заблудившийся дикий козлик, косуля. Браконьерство, конечно, но с развалом Союза колхозы перестали массово использовать химикаты для обработки посевов, и численность этих мелких оленей резко выросла, так что вреда природе мы не наносили. Даже наоборот, близь крупного города естественных врагов у них не было, а мы, можно сказать, слегка регулировали численность.

Так что, не теряя ни минуты, я вынул из хранилища верёвку, перекинул через ветку и, привязав тушу за заднюю ногу, поднял добычу так, чтобы было легко спустить кровь. Один из ножей у меня был слегка изогнутый, идеальный для снятия шкуры, так что проблем с этим не возникло. Животное попалось небольшое, я решил не заморачиваться и снял шкуру чулком, словно с кролика, обрезав её по шее. Тут же упаковал в пакет и закинул в хранилище.

Вообще, я только теперь понял, насколько мне повезло найти это кольцо. Со слов Борги карман, им создаваемый, находился меж пространства и времени, а значит, в нём ничего не портилось, оставаясь в том же состоянии, что и в момент закладки. Можно было даже, как один книжный персонаж, загрузиться готовыми горячими блюдами и доставать по мере необходимости, но, на мой взгляд, так бездумно тратить и без того не слишком большое пространство хранилища было глупо. Хотя понты дороже денег, и я сделал себе пометку заложить кипящий чайник или кофейник с приборами и вкусняшками. Мало ли на кого надо будет внимание произвести.

Дальше было дело техники. Выпотрошить, разделать на части, расфасовать по пакетам и отправить в хранилище. Под конец Система порадовала сообщением: «Свежевание – 10», – заставив выругаться. Совсем забыл об псевдоигровых условностях. Возможно, следовало собрать лут или применить какое-нибудь умение, а я по привычке полез всё делать сам. А фей тоже хорош, не напомнил. Впрочем, Борги от претензий тут же открестился. Типа какой такой навык-шмавык, не знаю ничего. Мол, не жди, что кто-то будет что-либо делать за тебя. Все эти навыки пассивные, лишь помогающие выполнять задачу быстрее и качественнее. И не надейся, что можно будет дать команду – и тебе в сумку сам запрыгнет кусок мяса. А жаль.

Из ливера себе взял печень и сердце – остальную требуху вместе с головой закинул подальше в кусты. Да, на запах крови наверняка придут хищники, но и оставаться тут я не собирался. Стоило упаковать последнюю часть туши, я сполоснул руки и нож и направился вверх по ручью, намереваясь найти нормальное место для стоянки. Со слов цверга, сутки в этом мире длились столько же, сколько и на Земле, – двадцать четыре часа. А интерфейс после внутренней команды послушно высветил часы, и они показали восемнадцать с копейками, то есть вечер. Не знаю, как тут темнеет, в каких широтах я нахожусь, и прочее, но к ночи следовало подготовиться заранее. Не зря мудрый Насреддин говорил, на Аллаха надейся, а верблюда привязывай.

И тем не менее я не остановился, пока не отмахал добрых пяток километров от места охоты. Лес был довольно чистым, идти по такому одно удовольствие, вот я и искал место получше, заодно и подстраховался, немного пройдя по самому ручью, благо русло было каменистым. Туго затянутые берцы воду не пропускали, а сами не промокали, так что сушиться после этого было не нужно, хотя портянки я бы переодел. Мотать их меня научил дед. Сам он не признавал сапогов с носками, и в своё время я понял почему, однажды поссорившись с дедом и в пику ему обувшись без портянок. Уже через пару часов ходьбы ноги превратились в один сплошную мозоль. Конечно, сам дурак, и этого вполне можно было избежать, но наука пошла впрок, и теперь я в любом состоянии ответственно подхожу к вопросу обуви. Ноги-то, они не казённые, их беречь надо.

По пути, к своему удивлению, я наткнулся на заросли черемши. У нас возле города это редкость, хоть и встречается, а я с детства любил дикий чеснок, даже просто порубленный и заправленный сметаной. Её у меня, к сожалению, не было, но вот как приправа к мясу и в маринад черемша меня устраивала. Пучок получился приличный, но дай мне волю, я бы сам ни за что с полянки не ушёл. Однако Борги, сроки пребывания которого в этом мире уже давно вышли, зудел над ухом, и пришлось торопиться. Сам же цверг уходить не спешил, заявив, что производит наблюдение за героем, в последние сутки контактировавшим с прямым проявлением Хаоса, но вспоминая, какими жадными глазами фей глядел на мясо, я думал, что дело было совсем не в том.

Наконец нашлось место для стоянки. Небольшой пригорок, обдуваемый ветром, сносящим кровососущих тварей. При этом до воды было два шага, рядом росла пара пихт, обеспечивших меня лапником для лежанки, а главное, чуть дальше начинался смешанный лес, там я приглядел приличного размера сухостойную берёзу. Она была чуть надломлена, видимо, от сильного ветра, потому как следов монстра, способного это сделать, я не нашёл. Без карманной цепной пилы я в лес не выхожу в принципе, вот и сейчас десять минут работы обеспечили дровами на всю ночь. Да и пожарить шашлык хватит. Так что, нарубив дополнительно тонких веточек, я принялся обустраиваться.

Глава 3-2

Первым делом, конечно, занялся мясом. Ему ещё мариноваться пару часов, так что время на всё остальное будет. Нарезав филейные части на порционные куски и порубив черемшу, закинул всё это в пакет, туда же вылил найденный в ИРП кетчуп, посолил, поперчил и подвесил на ветку, чтобы никто левый не достал. Мачете вырубил дёрн, обложил место будущего кострища, но от него меня тут же отогнал Борги, заявив, что мы – люди – ничего не понимаем в создании правильного очага, так что должны уступить профессионалам. Дескать, без меня справится, только скажи, когда нужны горячие угли, чтобы жарить мясо. Не став мешать фею, я занялся лежанкой для ночлега.

В этом ничего сложного не усматривалось. Будь у меня полный походный набор, я и заморачиваться бы не стал. Но когда собирался, чудо-кольца у меня с собой не было, а грузоподъёмность и вместимость рюкзака была крайне ограничена, поэтому я не стал брать даже пенку, ограничившись тонким фольгированным изотермическим одеялом. Места оно практически не занимает, а пользы много. Можно постелить на лапник или укрыться, а если пойдёт дождь – устроить навес, причём даже над костром, если повыше поднять. Будет и тепло, и сухо. Шуршит только, зараза, как не знаю что, но это может оказаться даже плюсом, зверь испугается необычного звука и сбежит.

Пока же решил просто накинуть сверху – жара и не думала спадать даже вечером. Хорошо ещё, что в лесу да возле ручья не ощущалась духоты – как многие жители Сибири я её плохо переносил, больше привыкнув к морозам и свежести. Потому не стал дополнительно утепляться – максимум решил сделать отражающий щит, чтобы тепло костра не рассеивалось. Этого мне казалось достаточным.

Пока я решал вопросы с ночлегом, Борги суетился возле очага. И, надо сказать, не зря. К моему приходу кострище удлинилось. Фей разделил его на тепловую часть, где горел хворост, и рабочую. Её он обложил камнями, явно из ручья, судя по покатой форме, вот только таких крупных я там не видел. На вопрос, мол, где взял, цверг окинул меня презрительным взглядом, в котором читалась фраза про кирку, стало даже немного стыдно. Действительно, по легендам тёмные альвы умудрились из звука шагов кошки, женской бороды, речи рыб и ещё какой-то херни сотворить верёвку, способную выдержать ярость Фенрира, а тут пяток камней в ручье найти. Для повелителей недр это даже не работа, а так, типа за ухом почесать.

Пока фей пережигал дрова в угли, я, устроив ночлег, решил не терять времени, а соорудить из остатков бревна нодью. Не скажу, что я был в этом вопросе великий специалист, но уроки деда не забыл. Вот тут пригодился топорик. Эльф его не сильно попортил о черепа гноллов, так что через полчаса обе половины нодьи были готовы: в каждом двухметровом брёвнышке был сделан паз во всю длину. Осталось лишь совместить их и поджечь так, чтобы огонь горел именно в этих вырубках. Такой костёр помогал согреться зимней ночью в тайге. Дерево в подобной конструкции, если всё сделать правильно, не горело, а тлело без языков пламени шесть, а то и восемь часов. Не то чтобы мне требовался дополнительный обогрев, но вот от диких зверей защита не помешает. Всё же местность незнакомая, и кто тут может водиться неизвестно.

Цверг уже давно закончил, получив за невероятно короткий срок приличную горку древесного угля. И теперь с интересом наблюдал за мной, иногда задавая уточняющие вопросы. Мне был не жалко, и я подробно рассказывал о наших с дедом походах в лес, зачастую с ночёвкой, охоте на уток, да и просто о сборе грибов и ягод. Уж не знаю почему, но фей слушал, не перебивая. И взгляд при этом у него затуманился, словно он вспоминал нечто давно и прочно забытое. А может, так и было. Кто знает, какими путями подгорного жителя занесло в администраторы Системы. Через что ему пришлось пройти – призрачное тело, оно ведь наверняка неспроста. Но лезть с расспросами я не стал. И не потому, что боялся, что меня пошлют. Просто нужно быть готовым говорить о прошлом. У меня вот до сих пор, когда вспоминаю деда с бабушкой, горло сжимает спазм. Зато слово «мать» не вызывает вообще никаких чувств. Была и была.

Так за общим делом и разговорами пролетело время и поспело мясо. Местное светило уже почти закатилось, но нодья пока ещё давала достаточно света. Так что в четыре руки мы махом насадили шашлык на импровизированные шампуры и разложили над пышущими жаром углями. Борги, заявив, что мясо без эля едят только собаки, исчез на пару минут и появился уже в обнимку с небольшим – в рост самого фея – бочонком и парой деревянных кружек. Только дурак откажется попробовать эль тёмных альвов, а я таким никогда не был, так что без разговоров принял истекающий пеной сосуд… и осушил, даже не почувствовав вкуса. Точнее, очень даже почувствовал, но оторваться уже не смог. Всё пиво, что я пробовал до этого, показалось мне тошнотворной кислятиной, годной только скотине, но никак не людям. Цверг же, усмехаясь, тут же налил по второй.

Со смерти деда я ни с кем вот так не сидел. Ночь, костёр, шашлык, эль. Что ещё нужно человеку, чтобы почувствовать счастье? Только хорошая компания. У меня с настоящими друзьями как-то не сложилось. Приятелей много, но всё поверхностно. Самыми близкими мне так и остались родные. Но сегодня я не хотел грустить. Новый мир, новые дороги – именно этого мне и не хватало там, на Земле. Старый дом держал на месте не хуже собачьей цепи. Теперь же я мог смело идти вперёд, пусть даже для того, чтобы вернуться. Я уже не стану прежним. Может, поэтому у меня и не было нервного срыва, когда я осознал, что нахожусь в другом мире.

 

Но чтобы двигаться дальше, хорошо бы знать куда. Хоть я и получил полную машину роялей в виде всех навыков эльфа и кольца-хранилища, тем не менее местных языков не знал. А значит, оставался доступным лишь один источник информации. И хоть время, выделенное для ответов, вышло, я всё же надеялся узнать кое-что сверх нормы.

– Борги, вот скажи мне, – шашлык и эль явно настроили цверга на дружелюбный лад, и я решил начать, – а нахрена всё это? Я о Системе в целом. Вот теперь она у меня есть, а домой я попасть не могу. Почему всё сделано как-то… через задницу. Если уж решили копировать игры, то делали бы это целиком. С телепортами там, точками возрождения и прочим.

– Балбес ты, – развалившийся прямо в воздухе цверг в подтверждение своих слов мотнул кружкой, едва не разлив напиток, но передумал и осушил её до дна. – Ты думаешь вами кто-то играет? Да не сдались вы никому, кирку вам в дышло. Всё это – лишь отражение вечного сражения Хаоса и Порядка.

– А поподробней? – я снял очередную шпажку жареного мяса. – При чём тут Земля вообще?

– Вообще, час, отведённый тебе, давно прошёл, кирку ему в дышло. – Борги тоже подцепил себе очередную порцию. Он хоть так и остался полупрозрачным и ростом с локоть, но мясо с пивом поглощал в неимоверных количествах.

– Да ладно тебе. Я же тебя не о механике работы спрашиваю и не о скрытых возможностях, – я нацедил себе эля. – Просто сидим у костра, лясы точим, размышляем о вечном. Я в этом плане спрашиваю. Мне ещё домой возвращаться, а что там, что тут хрен пойми что творится.

– Ну, застольная беседа, это можно. – Цверг прожевал кусок. – Расскажу тебе легенду, другую. Когда-то, когда ещё и времени-то не было, существовал лишь извечный Хаос, кирку ему в великое Ничто. Но однажды в бесконечных изменениях возникла гармония, и так появился Порядок. И Упорядоченное – многомерное пространство, окружённое Хаосом.

Я попытался представить, но не смог. Даже зная, насколько велика вселенная, понимая, что наша планета – всего лишь песчинка в ней, осознать величины, о которых шла речь, не было возможности. Это скорее нечто из области философии, чем физики или даже метафизики. Вечно изменяющийся Хаос, недоступный пространству и времени, а внутри, словно драгоценный алмаз, многомерное создание Порядка. Я мотнул головой и отхлебнул ещё эля. К демонам такие размышления. Так можно и мозг сломать.

– И вот представь, Упорядоченное наводнили миры. Какие-то из них создали боги, другие – демиурги, что потом ушли, оставив своё творение. Где-то миры возникли сами собой, пустые и наполненные самыми причудливыми формами жизни. Где-то они занимали целые галактики, где-то лишь один плоский блин, а какие-то вообще были искажёнными отражениями других. – Борги неотрывно смотрел на огонь, слегка помешивая угли опустевшим шампуром. – Бесчисленное множество, которое, впрочем, подчиняется законам Порядка. Рождается, умирает, расширяется, сужается, перемешивается, да мало ли что ещё. Порядок абсолютен, и познать все его законы у смертного не получится, да и у божества тоже. Ты спрашивал, при чём тут Земля. А хрен его знает. Просто однажды она сама переместилась или, может, её вытолкнули, неважно, на границу Упорядоченного.

– Что значит «неважно»?! – вроде я выпил всего пару кружек, но хмель мягкой волной ударил в голову. – А вдруг это заговор этих… рептилоидов с Нибиру? Ты-то должен быть в курсе! Мы их это… того… и всё будет как раньше.

– Не будет, уж поверь, кирку им в дышло. К сожалению, если мир попал на границу, там он и остаётся, – цверг покачал головой. – Слишком велика опасность распространения Хаоса. Понимаешь, граница Упорядоченного не абсолютна. Она постоянно укрепляется Порядком, но и Хаос бесконечно подтачивает её, и как только ему удаётся прорваться, он стремится пожрать ближайшие миры.

– Да, ты говорил, что данжи – это упорядоченный Хаос.

– Именно. Наверно, проще будет показать, – фей достал прямо из воздуха большое красное яблоко. – Вот смотри, это твоя Земля.

Я кивнул, не понимая, к чему он клонит. А цверг подхватил несколько использованных шампуров и воткнул их в плод.

– Вот это, – указал он на веточки, – щупальца Хаоса, что пробились через границу и коснулись мира. В этот момент в дело и вступает Система. Точнее, она уже действует. Грубо говоря, Система – это механизм, позволяющий жителям приграничных миров самим бороться с Хаосом. Для этого пробившиеся отростки отсекаются и материализуются, кирку им в дышло.

Борги подхватил мой нож, который лежал возле костра и обкорнал торчащие палочки пополам. Пока всё было понятно. Судя по всему, мы – игроки или герои – для Системы в её бесконечно войне с Хаосом нечто вроде лейкоцитов, которые борются с возникшей угрозой. Только непонятно, зачем все эти заморочки с оцифровкой, прокачкой и прочим. Достаточно было просто материализовать монстров, а мы перебили бы их и так. Это я и спросил у цверга, пока он был в настроении что-то объяснять.

– Понимаешь, развитых миров, неважно технологических или магических, гораздо меньше, чем остальных. Соотношение выходит примерно один к ста. Сам понимаешь, что никто не будет корректировать работающую систему ради одного процента. А на самом деле ещё и меньше – реальные проблемы с Системой случаются только у технических миров, а их во всём Упорядоченном очень мало. Считай, что вам не повезло, и стоит просто подстроиться под обстоятельства. Если ваши правители будут мудры, вы даже ничего не потеряете, кирку вам в дышло.

– Может быть, но насчёт последнего у меня большие сомнения. – Я действительно считал, что наши власти не смогут ужиться с Системой, и может, потому и не особо спешил домой. Там будет хаос, и смогу ли я найти своё место ещё неизвестно. – Игроки – слишком непредсказуемая сила, реально меняющая большинство сложившихся взаимоотношений в обществе. С ними не поиграешь в демократию. Любой хайлевел, задавшийся вопросом, а почему это у какого-нибудь олигарха, успевшего хапнуть в момент развала Союза, много бабла, а у меня нет, пойдёт и решит этот вопрос кардинально. И ладно, если всё окончится рейдерским захватом.

– Главное, чтобы за переделом мира ваши герои не забыли, для чего были созданы. – Фей хлебнул ещё эля. – Проблема в том, что при отсечении щупалец, если их не зачистить и не извлечь Сердце, данж начинает рости. Бывает так, что один крупный разлом задевает сразу несколько миров. Сейчас даже есть торговые маршруты, идущие через данжи. Да ты же так и попал сюда.

– Погоди, так значит, я так же могу вернуться? – меня аж подкинуло. – Чего ты раньше молчал?!

– Бестолочь! Ты не слышал, что я тебе говорил? – фей тоже встал в позу. – Если вытащить Сердце разлома, он схлопнется примерно за сутки. А вы его уничтожили – такой данж исчезнет меньше чем за двенадцать часов. Скажи спасибо эльфу, это он тебе ход домой закрыл. Хотя если бы не сделал этого, кто знает, был бы у тебя дом.

– Вот блин, – я реально расстроился, так обломавшись. – Ладно, извини. Это нервы. Всё же дома и стены помогают.

– Ты знаешь что, – Борги, хоть и выглядел надувшимся, но было видно, что понял мою проблему. – К магам обратись, кирку им в колпак. К тем, что уровнем повыше и магию «Перемещения» развивают. Многие миры Пограничья связаны между собой если не разломами, то телепортами. Тут они гораздо стабильнее работают, как бы это странно ни было. Может, кто на твою Землю и откроет путь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru