Земля предков

Александр Прозоров
Земля предков

Глава первая
«Сквозь землю»

Лежавший в глубине долины город, посреди которого возвышалась исполинская пирамида, заволокло пылью, как и стремительно приближавшийся снизу пестрый отряд «воинов ягуара», в котором было не меньше пятисот человек. Зиявшая с обеих сторон от дороги пропасть также ненадолго исчезла в пыли, окутавшей скальный проход после камнепада.

– Что будем делать, командир? – напомнил Леха, повыше поднимая щит, чтобы уберечься от шальных стрел[1], которые то и дело прилетали с перевала, бой на котором почти стих, – дожидаться, пока подойдут эти размалеванные аборигены снизу или сразу сиганем в пропасть? Все равно несколько сотен нам не осилить.

Федор молчал, сплевывая осевшую на губах пыль и озираясь по сторонам. Внезапно, обернувшись назад, он принял решение.

– Нет, рано нам сдаваться, – произнес он, пристально вглядываясь сквозь дымку в скалы, на которых засели звероподобные воины, – идем назад.

– Но, там их не меньше, – засомневался Ларин, поигрывая фалькатой, – Гебал и остальные, что оказались позади завала, наверняка уже мертвецы. К берегу тоже не прорваться.

– А мы не пойдем к берегу, – озадачил его Федор, хитро прищурившись, – вернее, не сразу.

– Тогда куда, – не понял его друг, настороженно поглядывая на быстро разгоняемую ветром пыль, еще немного и они вновь будут как на ладони, – летать я не умею.

– На скалы, – кивнул головой Чайка, – завалив проход, они сами построили отличную лестницу к своим гнездам. Эти дети ягуара спустились по ней, чтобы добить моих солдат. А мы поднимемся, атакуем и ворвемся внутрь, пока еще пыль нас скрывает. Я видел, что к двум ближним отверстиям в скалах этот завал подходит почти вплотную. Если немного подтянуться да подтолкнуть, может и заберемся. Главное лучников снять. А там посмотрим, куда ведут эти тоннели. Может еще удастся к берегу пробиться.

– И то верно, – ухмыльнулся Леха, перед которым вновь появилась перспектива отложить встречу с богами, – надо бы взглянуть на подземные дороги. Откуда-то эта саранча повылазила.

– Все за мной! – приказал Федор, оставшимся в живых бойцам, которых насчитывалось не больше двух десятков, – лезем на скалы.

Воины, уже подготовившиеся к последнему сражению с превосходящими силами противника, были удивлены решением командира не меньше Ларина. Но, подняв щиты, и пригнувшись, последовали за ним беспрекословно. Они привыкли выполнять любые приказы Чайки, который не раз выводил своих людей из передряг.

Пытаясь раствориться среди исполинских валунов и не слишком шуметь, финикийцы преодолели уже почти половину образовавшейся насыпи. Пока что все шло удачно. Увлеченные преследованием воинов Гебала «дети ягуара» видимо уже посчитали их мертвецами или оставили на растерзание большому отряду, что приближался из долины. Во всяком случае, их никто не атаковал, после камнепада, ограничившись отстрелом издалека.

Когда половина склона была позади, и показались узкие входные отверстия, на которых никого не было видно, Федор жестом подозвал к себе Леху.

– Я беру тех, кто сторожит левый вход. Тебе остается правый.

– Что-то там никого не видно, – озадачился кровный брат Иллура, поправив наползавший на глаза шлем и пытаясь разглядеть расплывчатые очертания прохода, зиявшего метрах в двадцати вперед и почти в трех метрах над линией камней.

– Они там, – уверенно заявил Федор, – снимут сразу, если броситься в лоб. Тут нужно хитростью, придется нам с тобой поработать. А как часовых снимем, так, не мешкая внутрь, пока остальные не подоспели.

– А если там не выхода? – вдруг спросил Ларин, глядевший на высокие скалы.

– Есть, – уверенно заявил Чайка, – должен быть. Да и нам все равно деваться больше некуда.

– Тогда вперед, – не стал больше тянуть время Ларин.

Оставив свои щиты солдатам, и забросив за спину ножны фалькат, друзья, пригнувшись, устремились к проходам. Выхватив из ножен по кинжалу, они не успели дойти буквально нескольких метров, как были обнаружены.

На обеих площадках появилось по воину с размалеванными телами. Федор и Леха метнули свои смертоносные кинжалы почти одновременно, и два сдавленных крика послужили подтверждением, что клинки нашли свою цель. Им под ноги рухнули разукрашенные тела. Мельком взглянув на своего мертвеца, Федор заметил, что все его лицо, на котором почему-то отсутствовала маска, было покрыто странной татуировкой, делавшей его и без маски похожим на ягуара. Однако, отвлекаться на долгое созерцание поверженного противника времени не было, и Чайка бросился вперед, заранее приглядев несколько подходящих уступов на скале. С его опытом это было не трудно.

Оттолкнувшись от прилегавшего к отвесной стене валуна, Федор прыгнул вверх, еще раз оттолкнулся подошвой подкованного башмака от второй скальной ступеньки и уцепился за край открытой площадки. На ощупь он было удивительно хорошо отшлифован каменотесами, и совсем не резал пальцы. Поэтому Федор успел подтянуться и даже перебросить свое тело через невысокое ограждение внутрь, перекувырнуться и принять защитную стойку как раз к тому моменту, как над его головой просвистел чей-то меч, вышибая сноп искр из каменной стены.

Федор пригнулся и нанес ответный удар ногой в колено, раздробив нападавшему сустав. Когда тот, выронив свое оружие, с диким воплем рухнул на каменный пол перед ним, Чайка, наконец, выхватил из-за спины фалькату. Второй индеец, появившись, как тень, из узкого коридора, стремительно бросился на него с копьем. Но, Чайка уже был готов к этому и вновь ловко ушел от удара. Вспоров противнику незащищенный живот острием фалькаты, он позволил уже мертвому телу проскочить мимо и рухнуть вниз на камни насыпи.

Оглянувшись по сторонам, Чайка никого больше не заметил, и коротким ударом добил лежавшего перед ним раненного врага. Стоны умолкли. Выждав еще мгновение, Федор пристальнее осмотрелся и прислушался. Помещение было не большим, метра четыре в ширину и около восьми в длину. У раскрытых каменных створок виднелись какие-то жернова, походившие на шестеренки, искусно выточенные из камня. Никаких рычагов, приводивших в движение этот странный механизм, он пока не увидел. Видимо тот был спрятан от глаз непосвященных. Падавший снаружи свет упирался в узкий и темный коридор, уходивший в чрево скалы. Однако там угадывался еще один проход, наверняка шедший вдоль перевала. Чайка осторожно приблизился и высунул голову.

Он не ошибся. Галерея, освещенная сейчас зыбким внешним светом, тянулась вдоль наружной стены. Рядом с этим проходом никого не было, но в глубине, где-то неподалеку, раздавались сдавленные крики и удары оружия. В этот момент в нескольких метрах справа раздался шум от падающего тела и Лехин голос осторожно произнес:

– Командир, ты жив?

– Жив, – ухмыльнулся Федор, – давай, втаскивай остальных сюда, пока этих звероподобных не набежало. А их тут должно быть еще не мало. Пойдем по тоннелю.

– Понял, – раздался голос невидимого друга.

Федор и сам двинулся назад к открытому проему, но задел ногой оружие убитого им воина. Отлетев в сторону, оно высекло искру и камня. Невольно задержавшись на секунду, Чайка поднял его с пола и с удивлением рассмотрел. То, что поначалу показалось ему мечом, выглядело как обыкновенная дубина, в которую с одной стороны было вставлено длинное остроотточенное лезвие из какого-то крепкого камня. Невольно усмехнувшись, Федор все же отдал должное этому оружию, – камень был настолько хорошо заточен, что мог запросто разрубить кожаный доспех, а, может быть, и пробить медный. Колоть им было почти нельзя, зато рубить с превеликим удовольствием. Впрочем, на убитом им воине ягуара доспехов почти не было, если не считать набедренной повязки и какого-то нагрудника, походившего больше на украшение с яркими перьями.

«Камнерезы здесь знатные, – невольно похвалил индейцев Федор, отбросив странное оружие аборигенов и двигаясь к проему, – надо бы держаться от таких подальше, да, боюсь, не выйдет».

– Давай сюда! – крикнул он собравшимся внизу солдатам, – да поживее!

Он помог взобраться первому морпеху наверх, затем второму, а потом отступил в сторону, заметив, как часть воинов устремилась в соседний проем. Буквально за минуту все они оказались внутри скалы, рассеченной скальными проходами, набившись в тесное помещение. Когда Федор заметил на перевале первые шеренги наступавших снизу по дороге подкреплений из города, все его солдаты были уже наверху. «Представляю, как удивится их вождь, – самодовольно ухмыльнулся Федор, рассматривая рослого и пестро разодетого военачальника, бежавшего впереди всех, – не обнаружив нас там, откуда нам некуда было сбежать. Впрочем, мы еще никуда не сбежали. Хорошо если не загнали сами себя в ловушку, откуда нет выхода».

На вожде, который был очень высокого роста, как и все его солдаты, был надет какой-то странный пятнистый балахон, а на голове шлем с оскаленными клыками, довершавший сходство с ягуаром. В руках широкоплечий военачальник держал небольшой круглый щит красного цвета с мозаичным рисунком и длинный меч. Чайке показалось, что это оружие было очень похоже, на то, с которым он только что познакомился впервые. Только оно выглядело более массивным из-за того, что лезвия в нем были встроены в дубину с двух сторон. Появившись на перевале, войско неожиданно остановилось. Вождь в изумлении сверкал взглядом в поисках сбежавших пришельцев, но Чайка решил не помогать ему в этом.

 

– За мной, – полушепотом приказал он собравшимся в зале финикийцам, перехватив покрепче свою фалькату и надвинув поглубже шлем, – будем пробиваться. Но, шума не поднимать до самой последней возможности.

Он взял поданный ему кем-то из солдат овальный щит и вышел в полумрак прохода, где едва не столкнулся с Лехой, уже пробиравшимся к нему вместе с остальными.

– Как у тебя? – коротко спросил Федор.

– У меня-то чисто, – отмахнулся Леха, – только вот рядом суета началась.

Он махнул рукой назад по проходу, откуда доносился шум приближавшихся шагов.

– Похоже, нас заметили, – пояснил он, останавливаясь, – в сторону берега уже не пройти.

– Тогда идем в глубину, – решил Федор, – надо отыскать другой путь наверх через эти пещеры. Наверняка он есть. Назад поздно, там уже несколько сотен крепких бойцов, жаждущих порубить нас в куски.

– А я назад и не собирался, – кивнул Ларин, поигрывая фалькатой.

– Тогда вперед, – подтвердил Федор, и добавил, – но тыл придется прикрывать тебе. Больше не кому доверить. Подержи тут всех, кто попробует нас догнать хотя бы несколько минут, а потом иди следом. Гонца я пришлю.

– Седлаем, – усмехнулся Леха, о чем Федор скорее догадался, чем увидел.

В каменном тоннеле царил полумрак, но присмотревшись чуть левее в глубине скалы, Федор заметил какое-то мерцание. Возможно, там горели факелы. В этот момент снаружи тоже послышались какие-то гортанные крики.

– Я пошел, – заявил Федор и сделал знак остальным следовать за собой.

Он и еще группа из пятнадцати бойцов устремилась дальше по тоннелю, туда, где виднелось оранжевое мерцание, отражавшееся от гладких каменных стен, а Ларин с парой лучников и копейщиков остался прикрывать отход.

Пробежав метров тридцать беспрепятственно, Чайка ощутил, что тоннель делает поворот и начинает спускаться вниз. Появились ступеньки. Дневной свет здесь пропал вовсе. А еще через десять метров он получил ответ на вопрос, откуда взялось мерцание. Это действительно были факелы, только не висевшие на стенах в специальных подставках. Им навстречу двигался отряд воинов ягуара. Увидев перед собой звероподобные маски с копьями и факелами в руках, Чайка не стал долго раздумывать, а с ходу нанес удар ближнему воину, не успевшему даже сообразить, что перед ним враг.

Удар массивной фалькаты раскроил маску на двое, а заодно и череп. Мертвец выронил факел на землю вместе с копьем, но тот, к счастью, не потух. Бежавший следом за Федором лучник всадил стрелу другому воину ягуара прямо в грудь с нескольких метров. Падая на колени и обливаясь кровью, тот издал грозный рык, словно и в самом деле был зверем. Зато остальные быстро сообразили, в чем дело, – в карфагенян полетели копья и дротики. Чайка едва успел прикрыться щитом, в которое вонзился дротик. Остальным повезло меньше. Двое морпехов рядом с ним рухнули замертво. Бой в узком пространстве местные вели умело, но их оказалось не слишком много, и карфагеняне, хоть и с потерями, выиграли его с честью. Перебив десяток индейцев и потеряв двоих, финикийцы подхватили факелы, двинувшись дальше.

Преодолев на этот раз не меньше сотни метров, вскоре они увидели еще одно освещенное место, но это, к счастью, оказалась не новая встреча с дозором воинов ягуара. Узкий тоннель привел их к расширению, квадратному залу метров десять в длину, от которого расходилось в стороны еще три высеченных в скале пути. Надежно укрепленные на стенах в специальных подставках факелы, освещали странные иероглифы, высеченные у каждого из проходов с резными колоннами. Только вот Чайке эти надписи на «указателях» все равно ничего не говорили.

– Ну, просто лабиринт Минотавра, – остановился в раздумье Федор и, чтобы не терять время, послал гонца к Ларину.

– Пусть идет сюда, если жив, – коротко пояснил Чайка задание.

Боец скрылся в темноте, прихватив с собой один их факелов, а Федор, расставив заслоны у каждого из проходов, в задумчивости продолжал изучать иероглифы до прихода друга. Постепенно кое-что стало складываться, во всяком случае, у Чайки появились догадки. У одного из проемов были изображены фигурки воинов с копьями, бегущие друг за другом, также были высечены головы каких-то птиц или драконов. Это единственное, что он мог хоть как-то уяснить из длинного ряда незнакомых символов. Надписи у второго входа также изобиловали рисунками всяких орлиных и козьих голов, схематичных ножей, горшков и каких-то витиеватых змеиных узоров. На третьем узоре длинные змеи повторялись, сплетаясь в клубки и приводя к огромной змее с разинутой пастью. Дальше было высечено что-то напоминавшее не то лодку, не то длинный корабль, в котором сидели воины с копьями.

– Это уже как-то понятнее, – пробормотал Федор, себе под нос, когда послышался шум приближавшихся шагов.

– Мы завалили проход трупами этих зверенышей, – отчитался Ларин, продемонстрировав своему другу окровавленную фалькату, с которой жирными каплями стекала еще не запекшаяся кровь, – но, они все лезут и лезут! Надо уходить. Они уже близко.

– Надо, – кивнул Федор, с удивительным спокойствием для человека, находившимся на волосок от гибели, – только вот куда?

Леха осмотрелся и только сейчас заметил несколько одинаковых тоннелей. Он так же успел заметить, что его друг внимательно изучал наскальные рисунки у каждого из них, когда он прибыл.

– А что там…написано? – поинтересовался Леха, сам по очереди приближаясь ко всем надписям.

– Если б я знал, – пожал плечами Федор, – тут какие-то орлы, тут змеи и лодки…

– Лодки? – переспросил Леха, – давай туда, где лодки. Может, повезет к воде выйти.

– Я и сам хотел туда направиться, – кивнул Федор, приободрившись.

– Идем, – поддержал его Леха, – тут и думать нечего. Вернее, некогда. Куда-нибудь вынесет.

– Возьми еще два факела, – приказал Федор Чайка солдатам, когда они направились к выбранному тоннелю, – а остальные затуши. Не будем облегчать преследователям задачу.

Метров двести они шли в абсолютной тишине, освещая себе дорогу в узком проходе, имевшем на всем протяжении одинаковую высоту и ширину. Тоннель то и дело петлял, но с каждым поворотом ощутимо снижался. При этом каждый поворот был снабжен ступеньками, а кое-где и перилами, за которые было удобно держаться при спуске. Вообще, Федор мог только похвалить местных мастеров по камню, работать с этим материалом они умели.

Их никто не преследовал. Во всяком случае, пока.

– Оторвались что ли? – заметил вслух Леха, шагавший теперь рядом с командиром.

– Погоди радоваться, – охладил его пыл Чайка, – вот выберемся на свет, тогда и поглядим.

Вскоре Федор услышал характерный шум, а еще метров через пятнадцать стены тоннеля начали расходиться в стороны, впереди показалось оранжевое мерцание, и отряд оказался на широкой лестнице с плоскими ступенями, освещенной факелами.

– Приготовиться к бою, – скомандовал Чайка, напрягшись от предчувствия.

Лестница оканчивалась у широкой дороги, приглядевшись к которой Чайка признал в ней воду. Они были у берега подземной реки, шириной метров десять, где, пришвартованные к специальным сходням, стояли пять длинных и узких лодок. Они были пустыми, но рядом с одной из них копошилась дюжина воинов, втаскивая на берег какие-то груженые корзины.

– Уничтожить противника, – приказал Чайка и первым бросился к пристани, вскинув фалькату и прикрывшись щитом.

На сей раз, воины ягуара среагировали быстрее, да и освещенное пространство позволяло им увидеть атакующего противника. Из нескольких пущенных навстречу финикийцам копий, одно достигло цели, пронзив панцирь морпеха насквозь, причем бежавшему рядом с ним Федор послышался такой сильный треск, словно панцирь был не пробит, а рассечен клинком. Из страшной раны на груди кровь хлынула потоком. Но это была единственная потеря финикийцев в той атаке. От других копий они увернулись или приняли на щиты. Лучники с ходу отправили на встречу с богами троих, – пронзенные стрелами те рухнули в воду, ненароком столкнув туда же свои корзины, которые тут же пошли ко дну. Еще двоих размалеванных бойцов зарубили мечами подоспевшие к берегу морпехи, а одного Ларин собственноручно оглушил рукоятью фалькаты. Да и то, только потому, что промахнулся, – тот крутился как юла, отбивая все удары узким щитом и своей «отточенной дубиной». Да так ловко, что едва не поранил кровного брата Иллура, раскрошив в щепки его прочный щит.

В ярости Ларин все же выбил из его рук дубину и саданул рукоятью фалькаты по ничем не защищенной голове. Воин ягуара залился кровью из рассеченной раны, обмяк и рухнул на мокрые камни, но не умер, а лишь потерял сознание.

– Свяжи его, с собой возьмем, – приказал Федор, заметив это и остановив руку друга, который собирался добить оглушенного индейца, чьи вытянутое лицо было испещрено татуировкой, – языком будет.

Разгоряченный схваткой Леха не стал задавать вопросов, а лично спеленал индейца по рукам и ногам, изготовив путы из его же собственной одежды, изобиловавшей всякими веревочными украшениями. А потом бросил на дно ближайшей лодки.

– Грузимся и отплываем, – приказал он, осмотревшись по сторонам, но больше никого здесь не было, – время дорого. Я в первой лодке с шестью бойцами, ты во второй с пленником и пятерыми. Остальные в третьей. Две оставшиеся продырявить и пустить на дно. Нам попутчики не нужны.

Проходя мимо убитых, Чайка посмотрел на единственного мертвеца из своих морпехов. Вспомнил странный треск доспехов и даже выдернул индейское копье из его залитой кровью груди. Оглядев копье, Федор понял, откуда произошел такой громкий звук, и появилось столько крови.

Копье ничуть не походило на привычные ему образцы, хотя имело длинное древко, как и все копья. Но вместо узкого металлического наконечника, это копье имело каменный. Да еще такой широкий, что он больше походил на привязанный к древку меч. Этот наконечник был отточен до невероятной остроты и мог резать и колоть не хуже, чем металлический. А, может быть, даже лучше.

– Камнерезы чертовы, – выругался себе под нос Федор, отбрасывая окровавленное копье, и добавил, направляясь к лодке, в которой его уже ждали погрузившиеся финикийцы, – что-то мне этот «каменный век» начинает надоедать.

– Интересно, что они тут выгружали? – поинтересовался Ларин, бросивший на дно узкого суденышка своего оглушенного пленника, – камни что ли? Все корзины на дно пошли мгновенно.

– Этого мы уже никогда не узнаем, – ответил Федор, забираясь в лодку, где морпехи уже разобрали валявшиеся на дне весла, и посоветовал, – ты потише там разговаривай, а то здесь далеко слышно.

– Умолкаю, – понизив голос, сообщил Леха, приказав одному из своих бойцов сесть с факелом на нос и освещать путь. В лодке Федора такой факелоносец уже имелся.

– Куда плывем? – все же уточнил Ларин, переходя на шепот.

Чайка раздумывал недолго.

– По течению, – приказал он и добавил, – Держаться вместе. Лучникам быть наготове.

Небольшой караван медленно отчалил от подземной пристани и поплыл по течению, которое подхватило их и довольно резво понесло в скальный тоннель, пробитый самой природой. Грести теперь почти не требовалось. Федор, находившийся на «флагмане», напряженно всматривался вперед, где виднелась огромная арка, проглатывавшая реку и вниз, в надежде разглядеть дно. Но это было тщетно, глубина здесь была, похоже, приличная. А высота арки позволяла пройти под ней, даже не нагибаясь.

«Что еще нам приготовили эти аборигены?», – подумал про себя Чайка, когда они довольно быстро выскочили из короткого тоннеля и вновь оказались на «открытой воде. Это было небольшое озеро, разделенное посередине несколькими естественными колоннами из камня, соединявшими невидимое дно и низкий, нависавший потолок. Течение здесь замедлилось настолько, что финикийцам пришлось, наконец, взяться за весла. Однако новое направление они выбрали не сразу, поскольку дальний берег был почти не различим в мерцающем свете факелов. Им пришлось провести несколько напряженных минут, продвигаясь на веслах вдоль почти прямой линии естественных опор, пока они не заметили грот, черневший в стене на другой стороне озера. До него оставалось не больше двадцати метров, когда финикийцы увидели позади и чуть в стороне от себя мерцание.

Повернув голову на появившиеся огни, Чайка заметил несколько лодок, полных воинов с копьями, внезапно показавшихся из незаметного грота с другой стороны колонн.

– Да мы здесь не одни, – пробормотал Федор, – у них тут целый подводный лабиринт.

 

И, повысив голос, приказал своим гребцам.

– А ну, навались на весла!

Ларин озвучил приказ своим гребцам и карфагеняне изо всех сил устремились к видневшемуся уже в двух шагах гроту. Но и преследователи оживились, заметив ускользающую добычу. Над головами карфагенян засвистели стрелы, ударяясь о стены. Чайка вздрогнул, когда в лодку с треском воткнулось точно такое же копье с разящим каменным наконечником, недавно умертвившее его солдата. К счастью оно пробило борт над водой и замерло в воздухе, едва не повредив днище. Что могло произойти с лодкой, угоди копье чуть пониже, он даже не стал представлять. Смерть на дне мрачного подземного озера не входила в планы Федора.

Воины ягуара с криками устремились в погоню. Но к счастью течение перед гротом вновь усилилось, втягивая легкие суденышки финикийцев внутрь одну за другой. Бурный поток подхватил их лодчонки и понес по узкому тоннелю вниз все быстрее. И, спустя мгновение, показавшееся Чайке вечностью, выплюнул на открытое пространство. Каменные стены вдруг пропали, а в глаза с болью ударил солнечный свет, ослепивший беглецов на время.

Пока они приходили в себя, щурясь от ярких лучей, их успело унести довольно далеко от скалы. Впереди послышался какой-то сильный шум. А, когда Федор вновь смог различать предметы без боли в глазах, прежде чем он сообразил, что перед ним, его настиг крик Ларина.

– Водопад!

1Большинство ученых полагает, что лук не был известен в этот период в Месоамерике и, во всяком случае, не применялся для ведения активных военных действий. Он появился здесь гораздо позже. Например, даже индейцы майя классического периода его не знали, и лук появился у них только в XI в. н. э вместе с тольтеками. Кроме того, у ацтеков лук считался «низменным» оружием, которое использовали лишь дикие охотничьи племена. Однако, в нашем случае, будем считать, что индейцы месоамериканского побережья лук уже знали и даже частично использовали для ведения войны.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21 
Рейтинг@Mail.ru