Миры Душ: Мятежник

Александр Мартынов
Миры Душ: Мятежник

Глава 1. Вестник

Вокруг одинокого особняка не было ни души на километры вокруг. Вернее, так казалось. Десятки людей, не выдавая своего присутствия, окружали строение. Однако обитатели здания уже были давно готовы к этому. Чуть больше тридцати человек заняли позиции возле дверей и окон. Все они были вооружены громоздким, но мощным оружием от «АрмТек». У одного из них сильно тряслись руки, его товарищ тихо попытался успокоить бойца:

– Не бойся, не так уж страшно… умирать.

Слова не сильно приободрили человека, но он с видимым усилием немного унял дрожь.

Окружившие дом люди, отчитались по связи:

– Все группы на месте. Особняк оцеплен. Ждем дальнейших распоряжений.

– Принято, куратор Рассел. Пока оставайтесь на месте, – администратор Менгель разорвал соединение.

Йохан Менгель находился в главном штабе Контроля, далеко от места операции. Тем не менее, он имел наиболее полное представление об общей картине. Данные от каждого оперативника стекались к нему и через нейроинтерфейс поступали прямо в мозг. Он знал, что все группы на месте еще до того, как куратор 2-го класса Сэм Рассел отчитался ему. Администратор сосредоточился на потоке данных от одного конкретного оперативника и открыл канал связи. Первое, что он услышал, был шум ветра. Автоматически наложив фильтры, его аугментированный мозг добился четкого приема.

– Слушаю вас, администратор Менгель, – ответила оперативница, стоявшая на крыше особняка.

– Кейдж, данные показывают, что мятежники приготовились к нашему приходу. Ты уверена, что не задела никаких охранных систем, пока поднималась?

– Никак нет, администратор. Особняк был приведен в боевую готовность до моего проникновения.

– Хорошо, это подтвердило некоторые мои теории, – Йохан задумался, но вскоре вспомнил, что на другом конце все еще находиться Кассандра. – Терминатор 2-го класса, твоя миссия остается без изменений, ты должна захватить кибермозг Иакова до того, как он попытается стереть данные.

– Принято, администратор.

Мысли Менгеля снова вернулись к операции и потоку тактических данных. Все были на местах. Мехи модели «Гир» ждали на безопасном отдалении, готовые меньше чем за минуту добраться до особняка. Мысленно досчитав до пяти, Йохан дал команду начала операции.

Кейдж выпустила очередь разрывных патронов из пистолета по крыше. Пули проделали широкую дыру. Терминатор бросила внутрь светошумовую гранату и прыгнула следом. Кейдж приземлилась посреди большой комнаты, заполненной мятежниками. Данные визора показали, что среди них нет Иакова. Кейдж достала второй пистолет и начала быстрый, но методичный отстрел противника. Крупный калибр давал сильную отдачу, но облегающий тело экзоскелет прекрасно гасил ее. Разрывные патроны были настроены на детонацию с задержкой. Пули входили в тела и разрывали их изнутри. Немногие мятежники смогут возродиться после таких ран. Это не волновало Кассандру, окончательные убийства были санкционированы лично Менгелем, она может не сдерживать себя. Когда враги закончились, Кейдж вышибла дверь и вышла в коридор. Двое мятежников открыли по ней огонь, но, используя возможности экзоскелета, Кассандра рывком ушла от летящих пуль и выпустила несколько в ответ. Со звонким щелчком выскочили пустые обоймы и упали на пол одновременно с мертвыми мятежниками. Терминатор быстро перезарядила пистолеты. Обоймы зафиксировались с приятным хрустом. Взяв на изготовку несколько гранат, оперативница приготовилась штурмовать остальные комнаты.

Тем временем, первый этаж штурмовали отделения егерей во главе с кураторами. Вероятность нахождения Иакова внизу была крайне мала, поэтому егери открыли массированный огонь на подавление. Намагниченные сгустки плазмы срывались со стволов ружей, а выстрелы адамантовой дроби окончательно разносили поврежденные укрытия. Кураторы вели огонь из оружия с системами самонаведения, не оставляя никакого шанса людям, в панике выбегавшим из-под укрытий. Но страшнее всего была участь тех, кто все-таки смог выбраться из особняка. За пределами дома их ждали подоспевшие мехи: самоходные орудийные комплексы. Мятежники обреченно смотрели в зияющие дула 60-ти миллиметровых пушек, перед тем как махина, содрогнувшись от силы залпов, разорвет их.

Кассандра зачистила все комнаты на втором этаже, но до сих пор не встретила Иакова. Внезапно на периферии ее зрения, что-то дернулось. Привыкшая доверять своему чутью, оперативница мгновенно развернулась и изрешетила с виду пустое пространство. В пустоте появились рваные дыры, а затем и вовсе изображение замерцало и отключилось, явив человека в маскировочном плаще, который тяжело завалился на стену от полученных ранений. Не теряя ни секунды, Кассандра подскочила к человеку, которым оказался Иаков, и резким движением выдернула его металлический черепной модуль. Тело Иакова задергалось в конвульсиях, а изо рта пошла пена. В последний момент он посмотрел на свою убийцу, словно бы хотел что-то сказать ей, но в этот момент глаза Иакова закатились, и он застыл навсегда.

Операция завершилась через одну минуту двенадцать секунд после начала. По особняку медленно расползался дым, а на полу позвякивали гильзы. Егери ходили среди тел и ставили метки на те из них, что начинали распадаться. Когда эти мятежники возродятся, они тут же будут задержаны и допрошены. Кассандра, держа в руках кибермозг, спустилась к остальной группе.

– О, вижу у тебя кое-что для нас есть, Кассандра, – обратился к оперативнице Рассел. – Да, это похоже на мозг Иакова.

– Ты теперь по одному взгляду можешь определять, кому принадлежит имплант, – улыбаясь, заметил другой куратор.

– Отстань, Корри. Никто, кроме Иакова не мог позволить себе такую штуку, – ответил Сэм.

– Как раз из-за того, что мы постоянно недооцениваем этих мятежников, они уже больше полугода водят нас за нос, – возразил Корри Лайтмен. – Пока я не услышу от Кассандры, что это действительно мозг Иакова, я не поверю.

– Можешь не сомневаться, это действительно его мозг, – подтвердила Кассандра. – Я вырвала его с минимальными повреждениями, и Иаков не успел удалить свою личность. Даже, если он почистил всю информацию про Вестника, имея модель его сознания, мы сможем восстановить любые данные.

– Так как, вы довольны, шеф? – спросил Лайтмен, обращаясь в пустоту.

– Все замечательно, Корри, – в интеркомах Сэма, Кассандры и Корри раздался голос Менгеля. – За вами уже выслан флаер. Как только прибудете, сразу пройдите в мой кабинет, разумеется, захватив с собой кибермозг. Конец связи.

– Впервые у нас появилась реальная зацепка, – не скрывая радости, сказал Корри. – Что это, если не успех?

– Пока у нас еще ничего нет, – заметил Сэм. – Но ты прав, мы впервые подобрались к Вестнику так близко. Пожалуй, это успех.

*****

Стоя в нескольких километрах от особняка, одинокая фигура наблюдала за тем, как оперативники садятся во флаер и улетают. У наблюдающего была примечательная внешность: почти половину его лица закрывали непрозрачные очки. Эти очки скрывали обширные оптические аугментации. Когда флаер улетел, человек активировал интерком:

– Говорит Омега. Контроль получил возможность выйти на Вестника. Рекомендую привести Гамму в состояние готовности. Как только Зеро будет найден, мы должны добраться до него первыми.

– Принято к сведению, Омега. В данный момент Гамма недоступен. В активации отказано. Его роль заменит Эпсилон. Он прибудет в течение ближайших дней. Продолжай наблюдение.

– Принято, Бета. Конец сеанса связи.

Разорвав связь, Омега бросил последний взгляд на захваченный особняк. Таких мест осталось очень мало на Элириуме. Этот мир давно превратился в одну гигантскую фабрику, с небоскребами корпораций в центре и трущобами вокруг. Наблюдатель подумал, что, возможно, это последнее место, где сохранились деревья и трава. Но как только он отвернулся, тут же выкинул из головы бесполезные мысли и вернулся к единственному, для чего был создан: наблюдению.

*****

– Положи, пожалуйста, кибермозг вот на эту подставку, Кассандра, – Менгель указал на хромированную панель.

– Вы хотите лично подключиться к кибермозгу? – недоверчиво спросила Кейдж. – В обход интерсекторов?

– Все так. Боюсь, я никому не могу доверять. Мятежники были предупреждены о нашем приходе, и так происходило всегда на протяжении полугода. Мы всегда приходили в уже покинутые убежища. Если бы сегодняшняя операция не была согласована в самый последний момент, ситуация бы повторилась.

– Среди нас предатель? – спросил Рассел. – Есть мысли, кто бы это мог быть?

– Скажу честно, под подозрением все, кроме Корри. Именно он принес наводку на особняк и ни с кем не поделился ей, перед тем как доложить мне, – ответил Менгель.

– Значит, двое из четверых в этой комнате потенциальные «кроты»? – спросила Кассандра.

– Поправка, трое из четверых. Я тоже могу работать на Вестника, не забывайте об этом. Он человек незаурядных способностей. То, как он мыслит, действует, это впечатляет. За всю историю Контроля, никто не доставил столько проблем, как этот Вестник. За полгода он совершил пять терактов. Здание нашего департамента до сих пор полностью не восстановили после взрыва, а больше половины заключенных из конвоя, который атаковал Вестник, до сих пор на свободе. При этом нет жертв среди гражданских, вообще ни одной. Он уже стал народным героем-освободителем. По улицам ходят его последователи и проповедуют о жизни, свободной от власти Диктата.

Менгель перевел дух и продолжил:

– Я уже давно решил, что у нас недостаточно сил, чтобы справиться с ним, и запросил подкрепление. Скоро к нам прибудут дополнительные егери, инфильтраторы, интерсекторы и терминаторы. Также вместе с ними прибудут три куратора: Джон Уорд, Ирума Киригами и Себастьян Уоллес. Уорд – хорошо зарекомендовавший себя куратор 2-го класса, а Киригами… ну вы, наверное, о нем слышали. Он сделает все что угодно, лишь бы выслужиться и вернуть себе хоть крупицу того влияния, которым обладал до Андорского кризиса. Но вот Уоллес куратор 1-го класса. По сути, после прибытия он возглавит всю операцию. Его полномочия выше моих, – Менгель дал время оперативникам обдумать информацию, а затем вернул разговор к изначальной теме. – Теперь давайте посмотрим, что скрывает эта штука.

 

Йохан вытащил штекер из затылка и подсоединил его к панели, на которой лежал кибермозг. Глаза администратора закатились, его лицо стало чуть подергиваться. С каждой минутой судороги усиливались. Кассандра стала серьезно переживать за состояние Йохана, в то время как Корри стоял совершенно беззаботно. Может быть, он уже был свидетелем подобных процедур. После особенно сильной судороги, Менгель вернулся в реальность и сфокусировал взгляд. Выражение лица было довольно безрадостным.

– Вестник хитер. Иаков не знал его местоположения, но мог узнать. В его сознании хранится последовательность слов, которую он должен назвать другому человеку. Что-то вроде замка и ключа. Мы получили ключ, теперь нам нужен замок. Иаков не знал личности того, у кого замок, но он знал, куда ему нужно отправиться. Замок должен сам найти его в трущобах столицы.

– То есть мы не продвинулись, – подытожил Рассел.

– Мы знаем, где продолжить поиски, – ответил Корри.

– Да, нам всего лишь нужно обшарить весь Нижний город.

– Мы обратимся к Смотрящим, – прервал перепалку Менгель. – Местная мафия давно под пятой семьи Волковых, а значит, мы сможем убедить их оказать нам… содействие.

– Волковы? Мы что, правда обратимся к ним? – не скрывая презрения, спросила Кассандра.

– Да. Я лично поговорю с Дмитрием. Если придет кто-то из вас, это могут воспринять как проявление неуважения. Все надо сделать, как положено.

– Заискиваем перед бандитами? Таков Контроль? – Корри разделял мнение Кассандры.

– Поработай с мое, и поймешь, что для достижения результата очень часто приходится идти на компромиссы. Корри и Сэм, я попрошу вас подготовить материалы по расследованию к приходу наших новых коллег. Кассандра, пока можешь быть свободна. Надеюсь, что помощь терминатора нам пока не потребуется. Ах да, занеси кибермозг интерсекторам, возможно, они смогут еще что-то узнать.

Оперативники кивнули и вышли из комнаты. Йохан постоял в одиночестве, припоминая, какой коньяк любит Дмитрий Волков. Затем он накинул пальто и вызвал свой личный флаер.

Джим Менсон медленно шел по узким улочкам трущоб. С момента рождения, он впервые чувствовал себя на своем месте. Все свое детство и юность он провел в бесконечных разборках банд. Большинство рано или поздно окончательно погибает в ходе кровавых перестрелок, но Джим был из другого теста. Он выживал там, где не должен был. Убивал тех, кого было невозможно убить такому, как он. Но даже он не мог уходить от судьбы вечно. Его убила пуля блюстителя, и на его распадающееся тело поставили метку. Обычно возрождаешься в том месте, где провел больше всего времени в последние дни. Джим очнулся в квартире своей подружки, у которой провел не одну ночь перед последним делом. Когда Менсон открыл глаза, в дверь уже ломились. Он был пойман и осужден на заключение в мире-тюрьме. Ближайший конвой должен был доставить его на челнок, а оттуда на тюремный корабль. Но Вестник освободил его и дал ему новое место в этом гнилом мире. Теперь Менсон делал примерно то же самое, что и раньше, но трогал только людей, связанных с Диктатом. Джим сколотил собственную банду. Некоторые люди увидели в Вестнике то, что даже и не мечтали увидеть в своей жизни – надежду. Джим собирал этих людей и учил их тому, чему его с детства учила жизнь. Сейчас он шел к ним, в их обычное место, где они собирались – клуб «Мертвая фортуна». Это, конечно, мерзкое местечко, зато чужаки туда не суются, и другие банды обходят стороной. Здесь рады только своим.

Толкнув дверь, Менсон попал в мир неона и табачного дыма. За столом в углу сидели его люди.

– Глядите, Джимми снова с нами! – объявил, поднимая полный стакан выпивки, Морган Райт, – Ну как, есть новое дело для нас?

Морган провел жизнь, мало отличающуюся от жизни Менсона. Разве что, его преступная карьера была не такой славной.

– Да, нашлось дельце. Пришел, чтобы перетереть с вами. Эй, Джованни, тебя тоже касается.

С Джованни было сложнее всего. Это был странный, замкнутый человек. Насколько удалось узнать Джиму, раньше он занимался искусством. Он был художником, но его картины не взлетели. Когда Менсон начал собирать банду, Джованни прибился к ним просто потому, что ему было больше некуда податься. Поначалу, Джим хотел избавиться от него, но у Джованни обнаружился неожиданный талант: он прекрасно управлялся с ножом. После убийств он обычно разрисовывал стены кровью жертв, используя нож как кисточку или, скорее, как шпатель. Даже по меркам Джима это было чересчур, но рисунки Джованни быстро сделали банде имя и принесли известность. Так что Менсон решил просто не трогать этого «творца».

Джованни неохотно придвинулся поближе к товарищам, явно витая где-то далеко. Кроме Джованни и Моргана, за столом еще сидели брат и сестра Доусоны. Клайв не представлял из себя ничего особенного, и обычно Джим ставил его на стреме, либо поручал работу, не связанную с перестрелками. Но вот его сестра, Мила, была настоящей находкой. Менсон не мог вспомнить много известных женщин убийц, но Мила точно прославится, в этом он был уверен. Конечно, тяжелое оружие не было ее сильной стороной, но что она вытворяла с пистолетами-пулеметами… В такие моменты она невероятно возбуждала Менсона, и он уже не раз пробовал развить их отношения, но всегда натыкался на безразличие с ее стороны.

– Итак, есть груз. Стволы от «ВолковПром». Целый грузовик, охраны почти никакой. Загоним стволы Вестнику и получим солидный навар.

– «ВолковПром»? Ты рехнулся, Джимми? Все войска с Элириума укомплектованы «АрмТеком», значит, эти стволы личная собственность Волковых и их банд. Ты хочешь, чтобы мы пошли против королей мафии? Вестник разрешил нападать только на Контроль и организации, напрямую связанные с Диктатом, – запаниковал Райт.

– Старые короли падут, и их место займут новые. Возможно, такие ребята как мы. Волковым многое сходит с рук из-за покровительства Контроля, но что будет, когда Вестник раздавит Департамент? Правильно, все ломануться отщипнуть себе кусок побольше. Я предлагаю отщипнуть сейчас, пока этим не занялись все. Положение Волковых целиком зависит от Диктата, так что они прекрасно подходят под наши цели.

– Так может, скажешь об этом Вестнику? Если все так, как ты говоришь, то он одобрит твою идею, – не унимался Морган.

– Райт, мне не нужно советоваться по любому поводу с Вестником. Он направляет нас, но я не помню, что бы он вдруг стал главным в нашей банде. Здесь я решаю, что можно делать, а что нельзя! – завелся Менсон.

– Хорошо, остынь. Волковы так Волковы. Вестник наверняка одобрит наш поступок, – примирительно развел руки Морган.

– Рад, что мы пришли к взаимопониманию, но постарайся впредь так меня не бесить, – Джим вздохнул и продолжил спокойнее. – Теперь выдвигаемся, надеюсь, все захватили с собой оружие?

Банда нестройно пробурчала что-то похожее на «да». Джим встал из-за стола и повел своих людей в ночь.

– Как-то зябко сегодня, не находишь? – спросил человек за рулем грузовика у своего напарника на пассажирском месте.

– Ты опять кололся этой дрянью, Юра? В салоне жара, а тебя трясет. Когда была последняя доза?

– Вчера, – стуча зубами, выдавил Юрий.

– Черт, если босс тебя таким увидит, то из тебя сделают лоботомированного киборга. Слезай с этой дури, я не смогу тебя долго прикрывать.

– Не могу, Степа. Меня как будто выворачивает изнутри, – застонал Юрий. – Может, сядешь пока за руль? Я, похоже, не смогу вести машину.

– Так не пойдет, а кто будет защищать груз, если на нас нападут? Ты? Нас всего двое на целый грузовик с оружием. Слышишь меня, Юра? Юра!? Какого!?

Юрий трясся, облокотившись на руль. Степан взял его за плечо и почувствовал, как Юрий задергался еще сильнее. Смачно выругавшись, Степан вылез из кабины и обошел грузовик к месту водителя. Пять минут потребовалось, чтобы усадить Юрия на место пассажира. Заняв пустое место у руля, Степан грустно подумал, что сейчас даже группа оборванцев с улицы сможет обнести грузовик. Успокаивало только одно: за все время его работы на семью Волковых еще никто не осмеливался что-то украсть у них.

Банда Менсона засела недалеко от выезда с подпольного склада. Джим сжимал в руке свой любимый крупнокалиберный револьвер от «АрмТек». Он всегда отдавал предпочтение оружию именно этой фирмы за ее несравненную огневую мощь. Композитный барабан вмещал в себе двенадцать патронов, а благодаря намагниченным патронным гнездам, в опустевший барабан можно было просто кинуть жменю патронов, и они уже сами вставали на свои места. Менсон с пренебрежением смотрел на пистолет Моргана. Максимально простой и незамысловатый образец от «ВолковПром». Хоть Менсон и был вынужден признать невероятную надежность и отказоустойчивость оружия. «ВолковПром» в принципе специализировался на «не убиваемом» оружии. По слухам, пистолет Моргана успел пройти через две войны и пережил артобстрел, который, однако, не пережил его предыдущий владелец. На фоне Джима и Моргана, Джованни совсем блекло смотрелся со своим ножичком, хотя того это абсолютно не смущало. Для Клайва и Милы Джим когда-то раздобыл пару «АрмТековских» пистолетов-пулеметов, и с тех пор они с ними не расставались. Однако Клайв обращался со своим оружием из рук вон плохо. Если бы не его сестра, Менсон давно бы уже пустил его на сырье для картин Джованни.

Рейтинг@Mail.ru