Механики. Том 1

Александр Март
Механики. Том 1

Я, посмотрев в окно, увидел, как подъехала багги, и из неё вылезло двое полицейских. Оба стояли и смотрели по сторонам, оглядывая место происшествия. Затем направились в сторону кафе.

– Ты же не будешь рыпаться, – навёл я ствол своего пистолета на лицо бандита, – и не обидишь эту женщину?

Тот, с большими от страха глазами, помотал головой из стороны в сторону.

– Пусть только попробует рыпнуться на неё, – угрожающе сказал Андрей Михайлович, снимая со своего плеча Сайгу – вмиг башку продырявлю.

– Слышал? – ухмыльнулся я, – не шевелись даже. Тебя, кстати, как зовут, ушлёпок?

– Жорик, – прохрипел несостоявшийся киллер.

– Лежи тут пока, Жорик, – сказал я ему, – а я пойду с полицейскими поговорю.

Полицейских я встретил на улице. Один молодой совсем, лет двадцать пять, наверное, второй постарше. Одеты в одинаковую форму, на боку кобура с пистолетом, в руках по укороту, рация, дубинка, наручники, всё это висит на поясе.

– Добрый день, – поздоровался я с ними.

– Добрый день, – ответили они мне оба.

– Капитан Бондарев, – представился тот, что постарше – что у вас тут произошло?

– Да бандиты какие-то стрельбу устроили средь белого дня – попытался прикинуться я дурачком – мы защищались.

– Видимо, нехилая у вас тут перестрелка была, – ухмыльнулся Бондарев, показывая рукой на лежащие посередине улицы трупы двух бандитов, перевернутый багги и, буквально изрешечённые пулями две наших машины, – а если серьезно? Они же не просто так палить начали. Тут такого давненько не было. Вы же Александр?

– Ну? – удивлённо ответил я – А что? Тут Александров мало, и теперь только за имя убивают?

– Не каждый Александр попадает сюда на раллийных Камазах с багги на прицепе, создаёт бригаду, открывает сервис, начинает таскать машины из облака и хочет открыть салон, – перечислил второй полицейский, тот, что молодой, – лейтенант Перминов, – представился он.

А проговорил он это всё так, как, как будто это всё, само собой разумеется, и никакого секрета тут нет. Как-то они очень много про меня знают. Это вот мне совсем не понравилось. Хотя, чему я удивляюсь – город маленький…

– Думаете, конкуренты? – показал назад Бондарев, спрашивая у меня.

– Я думаю, да.

– Немудрено, – выдохнул он, и войдя через разбитую витрину в кафе, присел за стол, – вы же, Александр, нам всё равно ничего не скажете? Я правильно думаю? – спросил он у меня, абсолютно не стесняясь присутствующих хозяев в кафе и Жорика, которому уже наложили шину на ногу.

– Да, – кивнул я ему, – мы сами разберёмся.

– У вас боец погиб? – задал вопрос Перминов и трое ранены, вроде как? Двое – пулевые, второй голову сильно разбил.

– Откуда? – удивленно спросил я у них.

Оба молча, синхронно, потихоньку постучали по своим рациям, которые висели у них на боку.

– Нам доложили о перестрелке, – продолжил говорить Бондарев, – пока мы сюда ехали, ваши до больницы доехали. В больнице обязаны сообщать нам обо всех поступивших с огнестрельными. Вот мы и поняли, что ребята отсюда. Только я не знаю, как они там, – сразу ответил он мне на вопрос, который я хотел ему задать о состоянии парней.

– Это пленный, что ли? – кивнул головой в сторону так и лежащего на полу Жорика Перминов.

– Он самый, – ответил я. Почему-то я подумал, что полицейские захотят его сейчас забрать с собой для допроса и затаил дыхание.

– Ну, сами разберётесь, так сами, – хлопнул себя по коленям Бондарев, – мы их сфотографируем только, тех, на улице сфоткай на память, – сказал он своему напарнику, – а я этого, – посмотрел он на Жорика, одновременно доставая из кармана маленький цифровой фотоаппарат.

– Там в багги перевёрнутой ещё один со сломанной шеей лежит, – негромко крикнул я вслед уже выходящему из кафе Перминову.

Тот только свою левую руку поднял, типа – понял.

– Завтра заедь к нам в участок, – сказал мне Бондарев, – напишешь, что и как было. Поехали мы дальше.

– И всё? – не выдержав спросил я.

– А ты что думал, Саша? – улыбнулся мне Бондарев, убирай назад в карман фотоаппарат, – что тут сейчас криминалисты, следователи, труповозка, скорая и много-много народу будет из главка?

– Ну, что-то типа этого, – полностью ошарашенный, ответил я.

– Ага, – засмеялся он, – держи карман шире. Вот если бы вы плохие парни были, и вас взяли, тогда бы уже мы работали. Пошли на улицу выйдем, – позвал он меня.

Я всё ещё был в непонятках от происходящего. От всей этой ситуации – средь бела дня в городе пальба, трупы вон валяются. Приезжают полицейские. Делают снимки убитых бандитов и всё, никаких опросов и тому подобного.

– Димон же с Андреем у тебя работают? – спросил он у меня.

Я только головой кивнул.

– Ну вот они тебе и подскажут, что завтра у нас написать надо будет тебе и твоим людям. Тут всё проще, – посмотрел он перед собой, – чем там было. Команда у тебя сильная. Не удивляйся, тут мы про всех знаем, кто и что из себя представляет. Только, когда разборки свои будете устраивать, постарайтесь, чтобы обычные граждане не пострадали. А ещё лучше, вообще всё по-тихому сделайте, а то и за вас возьмутся, город, я имею в виду. Лишние жертвы и беспредел тут никому не нужен. Спокойствия все хотят. И это, – он снова обвёл взглядом место перестрелки, – порядок тут наведите. Трупы закопайте и кафешку почините. Бывай, Александр.

Затем они сели в свой багги и уехали. А я так и остался стоять на улице, переваривая всё случившееся и весь разговор с полицейскими. Стоял и не верил в происходящее. Как-то всё слишком просто. Они всё знают и готовы к тому, что будут дальнейшие разборки. Да уж, видимо тут действительно другая жизнь. Интересно, что значит «город за вас возьмется»? Надо будет потом у ребят спросить. Ну а потом подлетели наши парни на трёх Сузуках. Погрузили на прицепы расстрелянные Шкоду и Форд. Поставили на колеса перевёрнутую багги бандитов, ехать она могла сама, задняя балка ушла от удара, но передвигаться на ней, вроде, возможно. Логан прицепили к ней тросом. Закинули в багажник одной из Сузук трупы бандитов, Дима сказал, что их сейчас вывезут и зароют в пустыне. Ежа пока отвезут в морг, есть тут и такое заведение, оказывается. Через пару дней похороним его.

– С парнями всё будет хорошо. – сказал мне Дима, – есть у нас знакомые там в больнице. Пули достали уже, доктор сказал, жить будут оба – и Жук, и дядя Паша. Рог?

– Он самый, – кивнул я, – его работа. Этого – с собой, – показал я на всё так же сидевшего на полу Жорика, – у нас его допросим. Потом будем думать, что делать дальше. Андрюх, – крикнул я ему, – с хозяевами кафе рассчитайся за витрины и простреленную мебель, и найди дворника какого, дай ему денег, пусть он тут порядок наведёт.

Через полчаса мы уже были в сервисе. Туман из второй ходки ещё не вернулся. Жорика пока закрыли в одной из комнат. Вернулся из больницы Казак, так же подтвердил, что с Жуком и дядей Пашей всё будет хорошо. У таксиста просто голова оказалась рассечена от удара. Сервис гудел, как растревоженный улей, все только и обсуждали покушение на меня. Затем вернулся Туман с пацанами из второй ходки за машинами. Узнали про покушение, он даже не орал, как ни странно. Видимо, у меня был такой вид, что ему стало меня жалко. В общем, меня отправили в сопровождении Светы поспать пару часов, предварительно дав выпить стакан какой-то крепкой бурды, а сам Туман и ещё пара бойцов пошли допрашивать Жорика. Казака они с собой не взяли, его так же отдохнуть отправили.

Глава 29

– Итак, – начал Туман, – когда мы собрались в офисе уже вечером, когда я поспал пару часов и стал чувствовать себя более-менее, – расклад по покушению на тебя такой. Организовал это всё Рог со своими быками. Очень им не нравится, что из-за тебя у них рушится налаженный бизнес.

– Большая у него команда? – спросил я.

– Сама команда-то нет, – ответил Туман – человек пять, где-то, но кто стоит за ними, Жорик не знает. А действуют они явно не в одиночку. Нужно время, чтобы узнать, что и как, но это, наверное, Дима с Андреем возьмут на себя, – посмотрел он на сидящих рядом бывших полицейских, – они стукачей должны знать каких-нибудь. Что скажете, парни?

– Да, Валер, – взял слово Дима, – есть у нас парочка человек на примете, у кого можно кое-какую инфу узнать. Сейчас бесполезно ехать к Рогу домой, его там уже точно нет.

– Что ты предлагаешь? – задал я ему вопрос.

– Дня два-три дайте нам с Андреем, мы постараемся узнать расклад по добытчикам, кто с кем, и всё такое. Я всё равно собирался это сделать, вот как раз и займусь этим.

– А нам что делать? – удивлённо спросил Апрель.

– А мы продолжаем делать то, что делали, – ответил я, – таскаем тачки, строим салон и блокпост. Только осторожней и аккуратней все становимся. И у меня ещё такое предложение. Надо пустить информацию, что даже в случае убийства кого-либо из нас, процесс строительства и доставки машин из облака не остановится. Маховик запущен. Если они там не дураки, – я неопределённо махнул рукой себе за спину, – то поймут это. Думаю, покушений на нас больше не будет, по одному, нас точно отстреливать не станут. А вот убрать всех кучей, вполне могут попытаться. Особенно в облаке, так что там внимательней и аккуратней.

– Ты прав, Саш, – сказал Туман, – по одному невыгодно убивать в городе, да и шумно, и внимания много привлекает. Облако – вот где они нас ловить будут. Издалека из гранатометов, либо из пулемётов могут попытаться расстрелять. Там нам надо быть теперь особенно внимательными.

– Кстати, парни, – обратился я ко всем сидящим, о своём общении с полицейскими я уже рассказал, так что они были в курсе про наш разговор, – ответьте мне на вопрос. Бондарев мне сказал, что в случае беспредела город может за нас взяться. Типа, чтобы спокойно было. Что это значит?

Все разом замолчали и стали смотреть друг на друга. Было заметно, что мой вопрос поставил всех в тупик. И никто не знает ответа.

 

– Давайте я тогда скажу, – подал голос Андрей через какое-то время, – из вас всё равно никто ничего не знает. Решение проблем – он театрально выдержал паузу – это киллер или группа высочайшей квалификации. Никто его не знает и никогда не видел, кто он или они, откуда, тоже никто не знает. Но он есть, точно.

– Это как так? – переспросил Апрель, – я ничего не понял.

– Да что не понятного-то? – воскликнул Дима, – живёт тут парень в городе, возможно не один, возможно двое или группа. Вмешиваются только тогда, когда уже совсем жопа наступает. Он или они просто убивают тех, кто всем мешает спокойно жить. Тут с плохими парнями никто цацкаться не будет. Хлоп! – и ты труп, поэтому и нет тут беспредела в городе.

– Откуда вы о них знаете? – спросил у него Туман, – я понимаю, что вы бывшие полицейские, и всё такое. Но вы слишком хорошо осведомлены обо всём.

– Да ладно, Туман, ты из нас Джеймса Бонда не делай, – ответил ему Дима, – Я за последние пару лет видел тут таких беспредельщиков, которые сюда попадали и хотели жить по своим правилам. Банды пытались сколотить, грабить начинали, насиловать. А потом их раз! – и мертвыми находили, вместе с охраной. И никаких следов, просто в городе становилось тихо и спокойно. Думаете, Цезарь зря из города сразу свалил? Он поумнее всех оказался.

– И что? – спросил Туман, – никто никогда не пытался искать этих? – Туман стал подбирать слово – чистильщиков, борцов за справедливость, что ли.

– Ха! – улыбнулся Дима, – кто искать будет? И кому это надо? Ты вот сам представь. Живёшь ты спокойно, появляются какие-то гопники. Которые начинают у тебя во дворе плохо себя вести, тебе спать не дают. К женщине твоей пристают, когда она домой идёт, других людей обижают. Ты с ними сам справится не можешь, а потом раз, – и этих всех ребят находят мертвыми, причем, ещё все сделано так, чтобы про это как можно больше народу узнало. Чтобы другие такие гопники подумали десять раз, прежде чем так себя вести. Твоя реакция?

– Спасибо скажу тому, кто это сделал, и буду жить спокойно дальше, – буркнул Туман.

– Ну вот и тут так же, – улыбнулся Дима, – только глобальней всё. Мы вон Саше рассказывали уже, тут раньше натуральное Чикаго 30-х годов было. А потом раз, – в одну ночь, всех бандитов за одну ночь под ноль пустили. Только особо опасных кто-то очень грамотно кончил, остальных – местные жители. Тут никто не хочет беспредела 90-х, и все хотят по улице спокойно ночью ходить. Поэтому сегодня и с ним – он показал на меня пальцем – полицейские так спокойно разговаривали. Типа, сами разбирайтесь, только осторожно и не беспредельте, а там посмотрим.

– А как мы узнаем, что мы не перегибаем палку? – спросил я, – вдруг эти чистильщики решат, что мы валим всех подряд без разбору и просто устраняем конкурентов под шумок. А сидеть, ждать, когда грохнут меня или кого-нибудь из моих друзей, у меня нет желания.

– Ну, во-первых, ты не грабишь, не убиваешь и не приносишь людям зла, – успокоил меня Дима, – во-вторых, кто что из себя представляет – тоже всем известно. Возьми того же Рога сегодняшнего, да, он добытчик, да, он много полезного привёз в город со своей командой. Но про его связи с бандами не просто так слухи ходят. Жорик сегодня подтвердил, что это Рог послал их тебя грохнуть. Так что Рог уже труп, несмотря на то, что он ещё возможно дышит где-то. И вход ему в города уже закрыт. Дома его уже нет, я отправлял туда ребят. Просчитался он с киллерами этими. Не остался бы Жорик в живых, мы так бы и гадали, кто это сделал. То, что они к тебе на улице подходили втроём, тоже не доказательство. А нам надо узнать, кто выше Рога стоит.

– У кого денег много, и кому мы бизнес ломаем, – сказал я, – и где Жорик?

Парни разом замолчали.

– Ну, – протянул Казак, – Жорик нам рассказал, что знал. Больше он нам не нужен.

– И куда вы его дели? – спросил Степаныч.

– Степаныч, – посмотрел на него с удивлением Казак, – что ты как маленький? Он нас убить хотел, а мы его что, отпустить должны?

– Грохнули мы его, – внезапно сказал Туман, – и в пустыне выкинули, как пса! Тут с бандитами разговор короткий.

Все опять замолчали, переваривая услышанное. На самом деле я с ними согласен, правильно сделали, что в расход его пустили.

– Ладно, – сказал я, – Жорик сам выбрал свою судьбу.

– А что тут вообще с бригадами добытчиков? – спросил я, – что нам про них известно? Сколько их всего? Количество бойцов? Вооружение? Транспорт? Возможно ли кого-то с нами объединить?

– С командами добытчиков сложнее, – ответил, почесав голову, Андрей, – раньше было около тридцати. Сколько сейчас, без понятия. Учёт никто не ведёт. Крупных я знаю две. Игната и Карася, у них у каждого двадцать-двадцать пять бойцов, пара грузовиков и багги, вооружены хорошо. Игнат работает только по оборудованию – провода, станки, всё, связанное с электричеством. Карась таскает машины, но мало, в основном по заказам работает. Каких-либо косяков за ними замечено не было. Есть еще поменьше бригады, там бойцов по десять-пятнадцать. Вроде бы как тоже всё нормально с ними, но это по костяку, а как ведут себя рядовые бойцы, сказать никто не может.

– Ясно, – резюмировал я, – тогда от своих планов не отступаем. Дима, Андрей, на вас сбор информации. Туман, продолжаешь так же таскать машины из облака, старайтесь как можно больше притащить, нам к открытию салона надо как можно больше машин подготовить. Продавца я, кстати, уже нам нашёл. На пляже с парнем познакомился, он в том мире продавал их, знает, что и как. Все свободны. Дима, Андрей, Туман, останьтесь. Кто-нибудь, найдите обоих маляров и Игоря, всех сюда позовите.

Мужики загремели стульями, вставая со своих мест.

– Итак, парни, – обратился я к оставшейся троице. Первое – Андрей, твоего парня, который пошёл на таран, надо наградить. Не каждый на тачке на таран пойдёт, тем более, когда в него в упор стреляют!

– Чем? – спросил Андрей, он у нас за такси так и отвечает.

– Премию ему выпиши хорошую, тысяч десять-пятнадцать Лин, он реально рисковый чел оказался. Его разбитый Логан на запчасти, а ему сделайте другую машину, у нас есть там битый в задницу.

– Хорошо, сделаем.

– Что у нас по доходу за сегодняшний день с такси? – задал я очередной вопрос Андрею.

– Каждая машина от четырехсот до шестисот Лин за смену привезла, – улыбнулся Андрей, – пошли заказы. Народ активно использует наши машины, нужно ещё.

– Очень неплохо, – обрадовался я такому доходу, – две-две с половиной тысячи Лин в день совсем не плохо. По дополнительным машинам – к Туману. По зарплате – сам с Георгичем прикинешь. Думаю, таксистам официально можно будет платить две тысячи или чуть больше, сто процентов, у них левак ещё будет. В общем, сам реши, мне потом скажете. У нас доставка ещё будет. Три фургона Форд. Ею Борис Петрович будет заниматься, кличка Вертолёт. Он нам еду возит.

– Знаем-знаем такого, – закивали ребята улыбаясь.

– Дальше, Туман, накрути всех ребят так, чтобы на 360 градусов в облаке башкой крутили. Напасть могут в любой момент. И завтра мы начинаем строить блокпост, выделяй людей. К Степанычу подойди, он скажет сколько надо. Всех в его распоряжение. Яму под подвал сегодня сделали?

– Да, место выбрали и взорвали там. Виктор сегодня привез все необходимое для строительства. Нужна вторая платформа под плиты и блоки. Мы можем ездить за машинами на двух автовозах, и на Камазе-головастике за другими грузовиками, плюс так же две Навары.

– Разбирайте тогда вторую платформу. Блокпост нам нужен как можно быстрее. Он всем пригодится, возможно, спасём ещё кого-нибудь из добытчиков в облаке, либо из наших, либо из конкурентов, к нам тогда точно лояльней относится станут, а может и сами вольются в наш коллектив. Что по бойцам? Ещё будет у нас пополнение?

– Сейчас у нас сорок пять штыков, – ответил Туман, – в течении двух-трёх дней прибудет ещё человек десять. Но нужно больше, Диме на охрану. и на сопровождение три экипажа по три человека по городу, и дежурные на блокпост, там я хочу одиннадцать человек на постоянку ставить. Грузовик – водитель, три пулемёта, и двое на подхвате, броневик – водитель и два пулемёта, и двое – охрана самого блокпоста. Все бойцы будут меняться по кругу, каждый будет дежурить где-то, плюс выходные. Не все же здесь живут, многие в городе.

– Ищите тогда ещё бойцов. И ещё, Валер, – обратился я к нему по имени, – сделай что-то типа страховки ребятам. Сумму не знаю, тысяч тридцать, например, в случае гибели. И суммы за ранения, лёгкое и тяжелое. Сам думай, они должны понимать, что не просто так на риск идут. У тебя по всем наверняка есть данные, кто где и с кем живёт, у многих тут семьи, дети. Каждому объясни, что в случае гибели, их близким выплатят его страховку и, например, первые полгода после смерти будут платить определённую сумму, тысячу-две Лин, например.

– Вот это вообще отлично, – ответили все разом, – это ребятам очень понравится.

– Страховка с сегодняшнего дня. Ёж – если близкие есть, выплатите им деньги. Дяде Паше и Жуку за ранение.

– А тем троим? – напомнил Туман, – которые тогда в облаке погибли.

– Если есть кому – выплачивайте тоже.

В дверь осторожно постучали.

– Да, – коротко сказал я.

Она открылась, и показалась голова Игоря.

– Привет, парни. Мне сказали, что ты нас хотел видеть? – сказал Игорь.

– Да. Заходите. Разговор есть кое-какой, – пригласил я их.

В кабинет зашли Игорь, оба маляра, Макс и Артём, и с ними ещё какой-то парень.

– Садитесь, пока. – сказал я вновь прибывшим, – сейчас закончим наши дела, с вами поговорим. – Что хотел Туман? – спросил я у него, заметив, как он хочет ещё что-то сказать.

– У нас пара бойцов завтра ещё добавятся, Саш, – сказал Туман, – парни нормальные, проверенные – принялся он о них рассказывать, – дисциплину знают.

– С каких это пор ты, Валер, мне про бойцов начал рассказывать, да ещё их так расхваливать? Ты за них ответственность несёшь, с тебя и спрос.

– Да это всё понятно, – почесал он свою голову, немного замявшись, – просто они… как бы вам сказать, – он задумался, – немного безбашенные, что ли, в хорошем смысле этого слова. Повеселится любят, где бы они не находились.

– Не понял? – переспросил я, – отморозки, что ли какие? Берегов не видят? И из-за них постоянно проблемы? Такие нам не нужны.

– Ты не так понял, – поправил меня Туман.

– Так объясни нормально.

Туман поглубже вздохнул, набрав воздуха и выдал, – зовут их маленький Вася и большой Вася.

– А я про них слышал, – хохотнул Апрель, – с ними, нам точно скучно не будет.

Все разом уставились на смеющегося Апреля. Туман сразу замолчал. Это что же за бойцы такие, если их слава опережает их обоих?

– Не-не, – Апрель выставил перед собой обе руки, – слышал только хорошее, – продолжал улыбаться он, – бойцы они отменные. В облако много раз катались. Маленький Вася – в нём, наверное, килограмм шестьдесят весу всего. Большой Вася – под два метра ростом, вес под сто шестьдесят килограмм, молчун и спокойный, как удав. Если какая драка, то значит они там, если какая шкода – их работа. Причём, маленький Вася лезет в драку всегда первым, неважно, каких размеров противники, и сколько их, да и дерётся он достаточно хорошо. Его, несмотря на его маленькие размеры, просто так не победить. Шустрый, пипец. Если маленького начинают зажимать, в драку включается большой Вася, вот тогда рекомендую всем щемиться по углам. Эту хреновину просто так не остановишь. Пацаны – во! – Апрель показал большой палец, – субординацию знают. Своих не бросают никогда и ни при каких обстоятельствах, наши, в принципе, тоже такие же, но это так, к слову. Ну и почудить любят оба. Но, как ни странно, они везде душа компании.

– Почему кликухи-то такие? – удивленно спросил Макс.

– Это не кликухи, их на самом деле Василиями обоих зовут. Сюда они по отдельности попали, уже тут скорешились, и теперь везде вместе. «Не разлей вода» ребятки.

– Чем же они так знамениты? – спросил я.

– Ну тем, что своих не бросают, я уже сказал, – продолжил Апрель, – командиру своей группы они ноги сломали, когда он пацанов на деньги сначала кинул, а потом в облаке других бросил. Они вдвоём спасать их отправились и бились там с ящерами. Потом вернулись и ноги ему переломали.

– Ну с хорошим вооружением можно и побиться, – сказал кто-то из ребят, я не увидел кто.

– Да нет. – снова засмеялся Апрель, – пока маленький Вася раненых в машину затаскивал, большой Вася с одним ящером врукопашную бился, ломом!

– Как – ломом? – ахнули мы, – как это – врукопашную?

– А вот так, у них патроны кончились или перезаряжаться времени уже не было, вот он за лом и схватился. Ящера кончил. Пацаны, которых они спасли, потом рассказывали, что большой Вася от ящера отбивался так, что тот даже подойти к нему не мог. Он сначала ему голову пробил, потом добил.

 

– Это же сколько в нём дури-то? – тихо спросил я.

– Дохрена в нём дури! Я же говорю, пацаны – что надо.

– Именно это я и хотел сказать, – подал голос Туман, пока мы все переваривали услышанное, – Парни действительно стоящие. Ответственность за них беру на себя.

– Ты-то их откуда знаешь? – спросил я у него.

– А мы с ними несколько раз в облако вместе ездили, да и отдыхали вместе тоже, – ответил Туман. Почудили чутка, – тут Туман снова почесал свою макушку и улыбнулся, видимо вспоминая что-то весёлое.

– Ну бери тогда своих Вась, – улыбнулся я – Надеюсь, они не разбомбят тут нам всё.

– Нет-нет, – поспешил успокоить меня Валера, – это будь спок.

– Игорь, что по машинам у нас? – начал я с ним свою любимую тему.

– Туман сегодня притащил ещё два грузовика, восемь легковушек и четыре джипа.

– Одинаковые машины есть? – тут же спросил я у него.

– Есть. Мазда СХ-9 и два Инфинити пузатика. Две мазды шестёрки – хетчбек и седан. Остальные разные все.

– Очень хорошо, – записал я на листочке машины, – значит, делаем так. Мазды СХ-9, джипы эти, готовьте под эвакуаторы – они будут таскать машины из облака от блокпоста. Там 3.7 мотор, 274 лошади, легко упрут любую. Там уже перевёртыш у нас есть одна, восстанавливайте её. Насколько я помню, там стекол нет.

– Стекла Виктор уже давно привез, купил на рынке, – перебил меня Туман, – и ещё одну притащили. Она в бок битая.

– Перевёртыш за три-четыре дня сделаем, сегодняшнюю – дней за пять, – добавил Игорь, – усилим задницу, покрасим в песочный цвет и приделаем сзади рога на гидравлике.

– Прекрасно, – кивнул я, – Навары будут из облака таскать машины до блокпоста, а Мазды оттуда сюда. Туман, организуй по три человека в экипаж.

– Сделаем.

– Игорь, – снова обратился я к нему, – тебе надо взять нашего Славку, пусть он антибукс на Маздах отключит. Он там не выключается совсем, электроника просто обороты глушит и всё. Вернее, выключается, но до сорока километров в час, потом срабатывает опять и понижает обороты двигателя. В поворот на ней боком войти не получится – антизанос срабатывает, вырубайте и его тоже. Попадётся тяжелая машина и, если в песке завязнет, с места тронуться будет проблематично. А так она выстреливает очень хорошо с места. Дальше, по Инфинити. Все три починить и покрасить под сопровождение по городу. Тоже можно разукрасить их как-нибудь, надо чтобы они красиво смотрелись. И все были одинаковыми. Идеи есть?

– Я уже думал над ними, – взял слово Макс, – можно покрасить в белый цвет, диски тоже в белый. Релинги на крыше, саму крышу, резинки на дверях, решетку радиатора – в черный цвет, затонируем стекла, кроме лобового, естественно.

– Делай, – кивнул я, – Степаныч, вроде как, станок для изготовления номеров привёз. Номера всем сделайте тоже. По Маздам шестёркам. Все подготовить и покрасить. Они у нас полицейские машины будут, их мы городу подарим.

– Что с покраской? – спросил Игорь – в какие цвета их красить?

– Видел когда-нибудь, как покрашены японские полицейские машины? – спросил я у него.

– Белый верх, чёрный низ? – переспросил он.

– Да. Так и красьте. Славке скажи, пусть мигалки там какие на крышу придумает. Четыре машины городу подарим, потом может ещё. По людям – народу хватает вам?

– Да, – ответил за всех Игорь, – почти полный комплект, человек пять ещё возьмем и будем круглосуточно шуршать в сервисе.

– Сколько сейчас уже народу в сервисе-то у нас работает? – с интересом спросил я.

– Если брать по всем цехам, то тридцать семь человек. Объёмы растут, по грузовикам особенно – с ними возни больше.

– Набирайте людей, – разрешил я, – салон откроем – работы ещё больше будет. Да и ещё, что там с Фордом и Шкодой нашими? Сильно им досталось?

– Форд – труп полный, живого места нет, да ещё ударили его хорошо. Шкода – терпимо, но тоже повозиться придётся, – ответил Игорь, Шкоду жалко, мы ее только в порядок привели. Если восстанавливать, то нужны доноры, либо из них обеих багги городские сделать. Срезать всё лишнее, и пусть катаются. Движки и коробки живые, фары приделаем какие-нибудь, остальное снимем, что уцелело, и на склад, запчасти будут.

– Делайте багги, нам всё равно нужны разъездные машины. Что за багги нам от бандитов достались? Кстати, Туман, – показал я пальцем на него, – премии за убитых между ребятами распредели и с владельцами кафе не забудьте поделиться.

– Понял, – кивнул он.

– Та багги, на которой Казак в больницу ребят возил – бывший Акцент, а та, которой таранили Форд – это инкассаторский броневичок на базе Форда. Видимо, кто-то сюда на нём провалился, вот его и переделали под багги. Поэтому пули и отскакивали от него. Мы его отремонтируем и добавим кое-что, будет у нас свой броневик. Логан, который таранил, труп тоже, движок заклинил, полностью на запчасти пустим.

– Ничего страшного, этот таран нам сильно помог, – ответил я, – я практически в упор в него стрелял, его пули не брали. Таксист нам очень помог. Ему тачку сделайте обязательно. Пусть она персонально его будет, – немного подумав, добавил – Он, реально, герой.

– Саша, у нас ещё предложение есть, – продолжил Игорь.

– Ну?

– Его зовут Олег, – показал Игорь на парня, которого он привёл с собой.

– Добрый день, – поздоровался он с нами ещё раз, хотя я точно помню, что при входе сюда, он здоровался.

– Он может собирать машины для пустыни из битых тачек, – сказал Игорь.

– Багги, что ли? – спросил я.

– Игорь, можно я объясню? – попросил его Олег, – Я вырос в Казахстане, в Астане. Там мы с ребятами собирали из разного хлама машины и гоняли потом на них по пустыне. Тут, очень много битых тачек, из запчастей которых можно собрать достаточно быстроходные машины для передвижения по песку. И багги, и грузовики. Тут же максимум, что делают – это каркас варят, колеса другие ставят и двигатель помощнее. Вы, как я понимаю, основной акцент будете делать на городских машинах, а я вам предлагаю сделать монстров и для пустыни. Ход подвески около метра, стекол не будет. Мощная рама и каркас. На Наварах ход подвески пятьдесят девять сантиметров.

– Да уж, – поняв, к чему он клонит, сказал я, – если такую машину сделать, то наши Навары отдыхать будут. С ходом подвески в метр, по грубым прикидкам, можно ехать далеко за сотню вообще не разбирая дороги. Мы на Наварах-то вваливаем по пустыне, а на таких и подавно можно будет.

– Совершенно верно, – улыбнулся Олег, – в совокупности с мощным двигателем, усовершенствованной системой охлаждения и усиленной подвеской, догнать такую машину по песку, будет практически невозможно. Это будет пустынная Феррари или Ламборджини. Соберём первую посмотрите, понравится – будем делать дальше, нет, ну, значит нет, – он развел руками.

– Идея неплохая, – ответил я, – сколько тебе надо людей и времени, чтобы сделать первую машину, на пробу?

– Пять человек. Есть тут энтузиасты, которым нравится машины собирать с нуля, я с ними разговаривал уже. Они согласны, и у каждого есть какие-то идеи. Пару машин из облака, которые я скажу, и кое-какие запчасти, – тут же ответил Олег, – было видно, что он готовился к этому ответу, – полторы-две недели времени.

– Хорошо, – решил я дать добро на этот проект, – по людям – к Игорю, по машинам – к Туману. Через две недели я жду от тебя машину, как раз к открытию салона. Там ее массе людей и покажем. Кстати, основу из чего думаете делать?

– Хочу либо из Порша Кайен восьмицилиндрового взять, четыреста лошадей который, атмосферник, либо 3.6 который, триста лошадей. С турбовым не буду связываться, песка много, да и турбинка может много проблем подкинуть. Либо БМВ Икса, 4.8, 360 лошадей, либо Мерин, тоже с мотором помощнее. Что попадётся в облаке. Подвеску сами сварим, машина будет заднеприводной, там задняя подвеска буквой П. Каркас из труб, на нём жестко крепим движок, стойки, я знаю, как переделать, чтобы ход подвески увеличить. У Америкосов такие машины есть, они на них как раз по пустыне гоняют. Только там движки под 700–800 лошадей, мы не сможем тут такой собрать без специального оборудования и запчастей, но хорошую машину собрать сможем. Вокруг движка можем собрать защиту из железа, чтобы пулей его из строя не вывели, остальное ей по барабану будет. Дави и дави на ней по пустыне.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru