Механики. Том 1

Александр Март
Механики. Том 1

– Андрюх, бери Пашку и пошли, – махнул рукой Игорь – дядь Паш, вы нам тоже нужны, надо промерить все и посчитать.

Потом мы продолжили разгружать платформу. Минут через пятнадцать к нам подошли два наших бойца.

– Туман, всё готово! – крикнул один из них.

– Что готово? – спросил я, разгибая спину.

– Добытчики, все на улицу, – коротко сказал Туман, – вас это тоже касается, обязательно! – показал он пальцем на меня и на Миху, который был рядом со мной.

Мы вышли на улицу.

– Нам туда, – кивнул головой вбок Туман, там уже стояло, несколько парней из наших бойцов и небольшой стол с бутылками и закуской.

Постепенно к нам подтянулись все бойцы и кое-кто из обычных работников сервиса. Леший быстро разлил вино из бутылки по стаканам.

– Взяли, парни, – сказал Туман, и мы все взяли по стакану, с разлитым вином, – спите спокойно, мужики, – снова произнес Туман и стал пить из стакана, все последовали его примеру, – вещи где?

– Вот они лежат, – показал на кучу аккуратно сложенных около забора вещей Селя.

– Поджигай!

Селя подошел, молча облил вещи из бутылки бензином и поджег всё это.

– Я с Беляшом девять раз в облако ездил… – произнес Санта, глядя как пламя пожирает вещи погибших ребят.

– Леший, наливай, – снова голос Тумана.

Затем к нам подтянулись абсолютно все наши работники, те, кто жил тут же у нас. Пламя уже погасло, а некоторые из ребят продолжали стоять и смотреть на сгоревшие вещи своих друзей. И что-то так тоскливо мне стало… Хорошо, закуска была, а то бы напился уже давно. Жалко парней, очень жалко! Потеряли троих хороших пацанов. Четвертый, тот, кого воротами ударили, уже пришел в себя и, стиснув зубы, помогал нам разгружать платформу. Гнали его отлежаться – отказался. Потом кто-то принес ещё выпить, появились стулья, разожгли небольшой костер. Так и просидели перед ним до полуночи. Потом стали расходиться.

– В облако пока несколько дней соваться не стоит, – произнес Туман, глядя перед собой, – мы там разворошили осиное гнездо, пусть успокоятся.

– А как же другие добытчики? – с удивлением спросил я, ставя стакан на стол, – они же нарваться могут!

– Умные будут – не нарвутся. Мы сколько раз так приезжали, а там Ящеры очумелые бегают – сразу понятно, что кто-то вчера тут шороху навел.

– Пошли, Саш, – прижавшись ко мне, сказала Света, – поздно уже. Ребята уже расходятся все.

– Идите спать, мальчики, – вставая из-за стола, сказала тетя Зина, – мы уберем тут все.

Поблагодарив ее, мы пошли спать. На следующее утро я позволил себе подольше поваляться в постели со Светой. Она тоже, перекинув дела на своих работников, осталась со мной, а не подорвалась с раннего утра на свою птицеферму.

– Ты чего опять такой задумчивый? – спросила у меня Света, потягиваясь на кровати.

– Ничего, моя хорошая, думаю просто о жизни.

– Ну, и чего надумал?

– Да так, ничего серьезного. Кофе сделаешь?

– Сделаю. Я тогда пошла умываться и в столовку, потом ты приводи себя в порядок и спускайся, я как раз успею кофе сварить. Есть что будешь?

– Да не знаю, пару бутеров каких сделай и хватит – есть особо не охота.

Света упорхнула в ванную.

После завтрака, я пошел в ангары – надо было дальше разгружать прицепы, и нарезать план работы на сегодня. Света, покормив меня, укатила с Людой на свою птицеферму. Люда переехала к Славке окончательно – я ее тоже с утра в столовой нашей видел. Они как раз вдвоем со Светой и уехали.

Выйдя из здания, остановился на пороге и оглядел наш двор. Жизнь била ключом, туда-сюда ходили люди, что-то таскали и переносили.

Я нашел Ивана и спросил у него насчет машин, деньги у нас ещё были, но потихоньку заканчивались – мы же пока только вкладываем, не получая ничего взамен.

– У нас пять Логанов, – начал отвечать он, – как будет готова покрасочная камера, навалимся все на них – их надо починить и перекрасить. Краска и всё остальное у нас уже есть. Мы даже купили несколько больших листов оргстекла – сделаем на крышу домик, большой такой, как на такси, с шашечками. Славка сейчас паяет там что-то, чтобы из салона можно было переключать, занят – свободен и два цвета – зеленый и красный.

– Сколько тебе надо будет времени, чтобы машины выпустить на работу?

– Неделю дай мне, – немного подумав, ответил он, – люди есть, материалы есть. Ищи пока водителей, и рациями всех обеспечить надо, диспетчера посадить тут где-нибудь, да тариф рассчитать.

– Хорошо, пусть будет неделя. С пожаркой что?

– Пожарку город готов купить – только ее починить надо, на ней мордой врезались куда-то, и стекло лобовое, какое-нибудь вставить – родное разбито; оборудование всё работает. Игорь со Степанычем проверили уже на ней всё.

– А кто ее уже городу впарил-то? – удивленно спросил я, – ее же только вчера сюда притащили. И как, кстати, притащили?

– Крот завел, – ухмыльнулся Ваня, – он как-то слишком умело машины без ключей умеет заводить! Походу, таскал раньше тачки.

– Нас это не касается, – прервал я все разговоры на эту тему, – и ты не распространяйся об этом. Он уже доказал вчера в облаке, что на него можно положиться!

Ваня тут же стал серьезным, – а пожарку Виктор сегодня уже впарил городу за тридцать семь тысяч.

– Молодец! – засмеялся я – он ее продал, не показывая, что ли?

– Не. У него фотик есть – он ее сфотографировал и в Мэрию поехал, показал там кому-то фотки. Ему сразу тридцать две предложили – он ее за тридцать семь продал. Говорит: «Вот вам первая пожарка на город, давайте денег больше!»

– Это он вам сам рассказал? – спросил я, засмеявшись.

– Игорь с Андреем рассказали, они с ним были.

– Молодец парень! – покивал я с уважением головой, – есть в нем жилка торговая.

– На пожарку пару дней надо – и будет готова. Лансер – день-два, и можно будет тоже продавать. Камаз уже чинят – там всю подвеску разворотило, благо запчасти все есть на него. А Наварой зеленой Игорь хотел через несколько дней заняться, как с обустройством сервиса закончит. Сузуками после Логанов займемся. Пару раз уже люди приезжали – купить хотели.

– Людей-то всем хватает? – задал я очередной вопрос.

– Пока не ясно – сервис запустим, там видно будет. Дня через два-три откроемся, надо оборудование установить и разобраться, чего вы там привезли вчера, чтобы понимать, с чем работать придется.

– Доброе утро, Кузьмич, – поздоровался я, входя в ангар, в котором у нас был склад. Туда уже загнали вторую платформу и разгружали её – как у нас дела? Что там хоть привезли-то?

– Привет, Саш, – не поднимая головы от тетради, ответил он, – вторую платформу только начали разгружать, мы вам всем выспаться дали, народу мало для разгрузки. Игорь, Андрей и Виктор укатили на рынок за цементом для стяжки. Артем – там, на бумаге что-то чертит. Всё с этой камерой думает, как и что. Список того, что вы привезли, дам позже – надо разгрузить всё сначала.

С одиннадцати утра и до трех дня мы разгружали вторую платформу и автовоз – ящиков и коробок было огромное количество, машины загрузили, конечно, основательно. Вернулись парни с рынка и, не теряя времени даром, начали мешать раствор и заливать стяжку под подъёмники. Пока они катались, Степаныч сварил им большую ванну для замеса. Абсолютно все работали, никто не отлынивал. Наконец, после трех, мы окончательно разгрузили машины и выгнали Камаз из ангара.

– Можно и пообедать теперь, – садясь на землю около склада, сказал Леший – руки гудят все. Хорошо – Кар есть, а то бы вообще замучались все.

– Надо с замесом цемента помочь, а то парни до утра будут его там мешать вручную.

– Виктор бетономешалку, ручную такую, маленькую откуда-то припер. – пробегая мимо нас, на ходу крикнул Селя.

– Что нам-то делать? – прокричал я ему вдогонку.

– К дяде Паше идите, – не оборачиваясь, отмахнулся от нас Селя, – он вам работу быстро найдет.

– Этот найдет, – вздохнул Леший – я даже не сомневаюсь!

– Вы чего тут расселись? – тут же мы услышали голос дяди Паши. Я аж вздрогнул, настолько неожиданно он появился, – идите Артему помогайте камеру собирать!

– Вот и нашлась нам работа, – поднимаясь с земли, пробухтел Леший, – помянешь его, он и появится.

Я только улыбнулся на это. Всё-таки, дядя Паша молодец. Хозяйственный мужик, все у него работает. За что он отвечает и все у него при деле.

– Пошли, Леший, пока он нам ещё какую работу не придумал – с него станется.

Пока шли во второй ангар увидели, как Крот, с кем-то из ребят лежит на земле под Наварой и что-то там крутит.

– Привет, Крот, – поздоровался я с ним, – что, сломал?

– Привет, Саша, – отозвался он из-под машины, продолжая там греметь чем-то, – да ничего не сломал, проверяем тут всё, а то мы вчера дали ей под задницу. Да и рога надо посмотреть сзади, заедать что-то начали. Зима, дай ключ на 19, – из-под машины показалась перемазанная в грязи голова светловолосого парня, кивнула мне, улыбнулась, схватила ключ и снова исчезла под машиной.

– Зима, это ты вчера так лихо с гранатомётов по Ящерам палил? – спросил я у него, присаживаясь на корточки и рассматривая разложенный набор инструментов.

– Ага, я – раздалось из под Навары.

– А с Корда кто палил?

– Лама – он у нас пулеметчик.

– А где он сам-то?

– Пошел к Степанычу варить железку – отбойник немного погнулся, мы его сняли, сейчас заварим и на место поставим.

– Ладно, пошли мы камеру покрасочную собирать, – сказал я выпрямляясь, – Крот, как закончите, найдите меня – дело есть.

– Хорошо.

Потом до вечера мы всей толпой заливали в первом ангаре пол цементом под подъёмники и стенд развала, собирали камеру, проводили вентиляцию и думали, что нам сделать, чтобы в камеру шел подогретый воздух. Да именно той температуры, которой нам нужен был, да и ещё без пыли. Все вместе придумали сложную систему фильтрации из автомобильных фильтров.

 

– Игорь, разговор есть, – обратился я к нему, когда мы оттащили очередную, сваренную из уголков полку, под запчасти на склад к Кузьмичу.

Мы отошли с ним в сторонку и присели на ящики.

– Есть у меня к тебе несколько вопросов.

– Слушаю – ответил он мне, вытирая руки тряпкой.

– Первое – что с Камазом там?

– Завтра будет готов, подвеску раскидали, сейчас двое моих парней ее заново собирают из наших запчастей. А что?

– Погоди. Следующий вопрос. Ты можешь сделать на Камазы, на головастики, рога, как на платформе?

– Хочешь тремя Камазами грузовики начать таскать?

– Двумя – третий Камаз будет с платформой, на нем легковушки будем возить, плюс Навара. Ты сам видел, как лихо Крот таскает легковушки джипом – подъехал, рога завел, поднял – и ходу. На всё про всё – пять минут, никакой опасности, Ящеры даже среагировать не успевают, Рогачи тем более!

– Ну, – задумался он, – переставить с платформ на головастиков не проблема, дня два надо с помощниками.

– А Навару зелёную переделать в такую же боевую машину?

– Неделя точно, – уверенно ответил он, глядя перед собой – там много нюансов, с одним только движком несколько дней надо возиться, да и вообще, мы ее ещё даже не смотрели толком, что там и как. Подвеску перетряхнуть, кузов облегчить и усилить, пулемет поставить, обкатать всё… Неделю точно, – кивнул он, – если не больше.

– Я хочу тут у нас автосалон открыть, – сказал я ему, – если начнем машин много таскать, то нет смысла их гонять на рынок продавать. Повесим объявления везде – так, мол, и так, открылся автосалон, приезжайте, покупайте машины, да и ремонт тут же, у нас.

– Ты представляешь, сколько нам людей сюда надо будет? – посмотрел он на меня, – чтобы такой объем работы через себя пропустить?

– Представляю, – кивнул я, – чтобы открыть салон, нам надо, чтобы у нас, минимум, двадцать машин всегда в салоне было. Их надо притащить из облака, отремонтировать, покрасить и подготовить к продаже. Значит, нужны несколько бригад. Одна разбирает, вторая – чинит железо, третья – жестянка, четвертая – красит, пятая собирает. Где-то так, примерно.

– В принципе, это всё реально, – покивал он, соглашаясь, – людей тут полно.

Глава 15

– Тогда тебе задание. Первое – посчитай с парнями, сколько людей надо и давай заявку на биржу. Второе – подготовьте места для разгрузки и разборки-сборки машин. Доделывайте Камаз, и займись вплотную второй Наварой. Мы начнем с завтрашнего дня машины возить. Если надо – поедем ещё раз на склады на трех грузовиках. Когда там Кузьмич уже список-то покажет, что мы там привезли вчера?

– Да там всего много, – засмеялся Игорь, – он с этим точно пару дней будет разбираться, а когда вы ещё машины возить начнете, Кузьмич, вообще, повесится!

– Не повесится, на крайний случай помощников ему наймем. Ладно, я пошел Тумана найду, надо экипажи сформировать, а ты делай, о чем договорились.

Тумана я нашёл на складе у Кузьмича. Он там с некоторыми парнями начал собирать подъёмники. Как стяжка засохнет, останется только дырки в полу просверлить, и можно будет устанавливать, ну, и электричество подвести.

– Саша, у нас есть много неоновых трубок, – закричал мне Славка, – можно вывеску неплохую забабахать на воротах или на одном из ангаров, название нужно.

– Точно, – поддержали его ребята, – надо название только придумать.

– Да, в принципе, можно, – согласился я – только название давайте, придумывайте.

Тут же со всех сторон посыпались предложения – ремонт грузовиков, продажа и обслуживание машин, автосалон, лучшие машины, и всё в таком духе.

– ГДЛ! – кто-то громко крикнул из толпы.

– Что такое «ГДЛ»? – тут же последовал вопрос.

Из-за кучи мусора показался Апрель – ГДЛ, это Грузовики, Джипы, Легковые – мы же всеми машинами будем заниматься.

– По-моему, неплохо, – поддержал его Слава, – можно эти три буквы сделать большие, метра по три, например. Установить их вертикально, а от них горизонтально пустить расшифровку – грузовики, джипы, легковые, и снизу – продажа и обслуживание. Трубок хватит, ещё останется и будет достаточно ярко.

– Кстати говоря, можно на всех наших такси, на передних дверях ярким цветом под трафарет написать точно так же, – дополнил наш маляр, – только цвет выбрать.

– А чего там выбирать? – удивленно спросил я – Камазы красно-синие, Навара такая же – вот вам и цвета.

– Можно и так, – кивнул маляр, – я могу несколько видов на бумаге нарисовать, потом выберем.

– Ну что, мужики, – крикнул я – ГДЛ оставляем?

– Оставляем! – послышались одобрительные крики.

– Туман, дело есть к тебе, – крикнул я ему, – пошли, потрещим.

Мы вышли со склада на улицу, жара уже спала, так как вечерело, и погода сейчас была очень комфортной – не надо было искать тенёк, чтобы спрятаться от жарящего солнца. Пока шли к нашей лавочке, я обратил внимание, что машины, которые мы притащили для ремонта и последующей продажи стоят под открытым небом. Надо навесы, сделать какие-нибудь, и площадку под салон тоже надо подготовить, слава богу, тут документы никто не спрашивает и ГИБДД нашего нет …стоп, я прям остановился – номера, мы же можем номера делать, какие захотим из железа! Только вместо цифр – буквы, какие захотим, как в Америке. Точно!

– Туман, момент, – обратился я к нему, – жди меня на лавочке, я сейчас.

Сам развернулся и пошёл назад на склад, там я видел тех, кто мне нужен – Степаныч и дядя Паша.

Буквально вбежав на склад, я увидел двоих наших пенсионеров, оба сидели на маленьких стульчиках около разобранных подъёмников и крутили что-то с электрическими проводами их двигателей. Походу, удлиняли их, так как рядом бухта с кабелем стояла, чтобы к электросети подключить их завтра сразу.

– Степаныч, дядя Паша, бросайте всё пока, дело есть к вам обоим. Пошли со мной.

– Опять что-то придумал, – улыбнулся дядя Паша, откладывая в сторону провода.

– Точно! – подхватил Степаныч, наматывая изоленту на провод, – вон, аж пританцовывает от нетерпения.

– Пошли на улицу – я вам там расскажу и покажу всё!

– О, нас зовут на вечернюю прогулку по прекрасной погоде, – засмеялся дядя Паша, – пошли Степаныч, походу, нам сейчас задачу нарежут. От которой мы с тобой точно обалдеем!

– Эт точно! – кивнул Степаныч.

Выйдя на улицу, я сказал им про навес под битые машины и навес под автосалон. Только автосалон надо было сделать с отдельным входом с улицы и огородить его от двора, от посторонних глаз. Двор у нас был достаточно большой, так что места хватит.

Но Степаныч был другого мнения.

– Навес под битые машины мы сделаем, – начал он говорить, – купим столбы и профнастил. Машин под двадцать пять легковушек и десятка грузовиков хватит?

– Грузовиков хватит, а легковушек – штук на тридцать делайте – они же многие не ездят, их сгружать будем, ровно не поставим.

– Хорошо, пусть так будет. А вот под автосалон остаток двора трогать нельзя.

– Почему это? – удивленно спросил я, – места же полно.

– Места полно пока, – продолжил дядя Паша, – ты видел, как тут Камазы разворачиваются?

– Ну, видел.

– Не, а разворот у них какой, с платформой этой нестандартной? А будет ещё две их тут стоять, где им, по-твоему, разворачиваться надо будет? На улице? И задом сдавать?

– Точно! – сдался я, – про это я не подумал как-то. И что вы предлагаете?

– С той стороны ангаров – показал рукой назад Степаныч – пустошь. Там нет ничего – это я точно знаю. Завтра едешь к бирже – там сбоку здание, в нём землю оформляют, и купишь весь этот участок сразу. Забором огородим всё – будет тебе и автосалон, и отдельный въезд и офис, вон, из кунгов Камаза сделаем хороший. Заезд с той стороны будет, тут лишних глаз не будет, проезд для своих мы в заборе сделаем с воротами, без проблем. Чтобы из салона можно было сразу сюда к сервисам подъехать.

– Зачем нам столько места? – снова спросил я.

– На вырост, Саш – завтра тебе в голову ещё чего-нибудь взбредет, где ты землю возьмешь свободную? Городок, вон какими темпами растет.

– Ты же, вроде как, магазин хотел в будущем открыть, – напомнил мне дядя Паша, – строить ты его где будешь?

– Блин, всё правильно. Спасибо, отцы, за подсказку. Про магазин-то и я забыл совсем. Завтра же поеду туда землю покупать!

– Землю тут вообще не проблема купить, – со знанием дела заявил Степаныч – были бы деньги. Это всё у тебя? Или ещё что хотел?

– Не всё, – улыбнулся я, – хочу наладить выпуск автомобильных номеров с буквами, как в Америке. Нужно только придумать, как их делать.

– Это – без проблем, – окончательно удивил меня Степаныч, – тут до тебя парниша один пресс такой придумал с набором букв, да машин мало, вот он и забросил станок этот, сам в другой город уехал. Я знаю, где стоит станок, – хитро он улыбнулся, – завтра Виктора возьмём и съездим за ним. Подшаманить его чуток – и будут нам номера, какие хотим.

От избытка чувств, я просто обнял их по очереди, крепко пожал каждому руку и пошел к скучающему на лавочке Туману. Рядом с ним сидел Крот, и они о чем-то беседовали. Крот мне тоже сейчас нужен. Премию надо будет выписать им обоим обязательно!

– Наконец-то, – сказал мне Туман, – а то от работы отвлёк, а сам сбежал. Что хотел-то?

– Пошёл я тогда, – тактично сказал Крот и встал с лавочки.

– Крот, останься – ты тоже нужен, – попросил я его, – в общем, дело такое. Вы все знаете, что я хочу тут открыть самый большой и крутой сервис в городе. Плюс к этому – открыть автосалон.

– Я же тебе говорил! – довольно улыбнулся Крот.

– Да уж, – скривился Туман, и, вытащив из кармана сто Лин, молча протянул их Кроту.

– Вы что, поспорили? – засмеялся я.

– Ага! – продолжил довольный Крот, убирая пластиковые деньги к себе в карман, – я ему ещё сегодня с утра сказал, что ты до своего автосалона допрешь. Больно ты машины любишь, как, впрочем, и многие из нас. Так что хотел-то?

– Дяде Паше и Степанычу я дал задание сделать навес под битые машины вон там, – я обернулся и показал рукой на стоящие Логаны, Сузуки, Мазду и остальные машины, что мы притащили из облака, но ещё ими не занимались, – чтобы они под солнцем не жарились. Второе – это место под автосалон, машин под двадцать-двадцать пять, тоже под навесом. Их я хотел у нас во дворе поставить, тоже под навесами, но они сказали, что места не хватит.

– Правильно сказали, – кивнул Туман, – фуры не развернутся.

– Они точно так же сказали. Поэтому, завтра пошлю Виктора в Мэрию. Пусть договаривается о покупке пустоши позади ангаров, там автосалон сделаем с отдельным въездом и, возможно, в будущем магазин построим.

Туман молча снова залез в карман и протянул Кроту ещё одну пластиковую купюру номиналом в сто Лин.

– Вот вы засранцы, – засмеялся я, – всё без меня уже знаете!

– Крот, – посмотрел на него Туман, – ты чего – мысли на расстоянии читать умеешь?

– Пока нет, – с серьезным видом ответил тот, – но тренируюсь. Двести Лин на пивасик, гыыы!

– Ну а мы-то тебе зачем? – спросил Туман.

– Нам надо начинать таскать машины из облака. Грузовики и легковушки – много. Старшие производств начнут набор людей. На двух головастиках Камазах возим грузовики, на платформе и Наваре – легковушки и джипы. Да ладно!? – не поверил я своим глазам, когда Туман снова потянулся к своему карману и вытащил оттуда очередную пластиковую купюру, снова сто Лин.

– Ведь мог же сам догадаться, старый пень, что так и будет! – начал он ругать себя – автосалон потребует машин и людей. Вот я лошара!

– Гыыы! – уже громко заржал Крот, беря у него очередные сто Лин, – с тобой выгодно спорить, Туман.

– Больше я с тобой спорить не буду! – покосился тот на него, а затем засмеялся вместе с нами.

– Я так понимаю, – немного успокоившись, сказал Туман, – экипажи нужны.

– Точно!

– Я на Наваре согласен! – тут же сказал Крот. Мы с парнями вчера хорошо сработались, думаю, они согласятся. Ты их видел сегодня – Зима и Лама. Или ты кому-то другому её отдать собрался?

– Нет, Крот, – поспешил я его успокоить, – ты хорошо с ней справляешься, и я видел, как ты сегодня ковырялся под ней. Так что катайтесь своим экипажем.

– Водители на грузовики, – немного подумав, сказал Туман, – головастики – Санта и Змей, он и у нас вчера рулил, а на платформу – Макар. По двое стрелков подберу, можно будет чередовать их, чтобы навыки не теряли. Когда выезд?

– Завтра Игоря хлопцы у Камаза подвеску дочинят, и рога на них переставят. Пару дней он на это просил. Вот тогда и поедем, сейчас все силы надо на обустройство сервиса бросить и, пока мы здесь, навесы начать строить.

– Тачки какие таскать будем? – с интересом спросил Крот, – все подряд или выборочно?

– По идее, нам нужны машины, на которые мы потом запчасти найти сможем. Обслуживаться-то думаю, народ у нас будет. А кататься каждый раз в облако ради запчастей, смысла я не вижу. С другой стороны, если мы конкретно решили заняться машинами, то навозим всех подряд, только совсем хлам не надо, а там разберемся.

 

– Да можно попробовать, конечно. – подхватил Туман – с грузовиками только проблема будет. Это легковушек и джипов там достаточно появляется, просто не все взять можем. А вот грузовики, как правило, бывают достаточно сильно разбиты и они все разных марок.

– Ну, нам тут не надо, чтобы они все как с картинки были, – парировал Крот, – внешний вид ему сделать аккуратным и покрасить. На «ура!» уйдет. Кстати, было бы неплохо автобусы притащить и маршруток ещё – их сразу город купит, вообще без разговоров. Только подремонтировать. Как-то битые и некрасивые не «айс» отдавать.

– Согласен, – кивнул я, – тогда так, мужики. Пару дней у нас есть. Все наваливаемся на навес для битых машин, я завтра поеду насчет покупки земли разговаривать. Там тоже потрудиться придётся.

Тем временем уже окончательно стемнело. Мы поужинали, и стали расходиться спать. Сегодняшний день был достаточно тяжёлый. Уже засыпая под сладкое сопение прижавшийся ко мне Светы, я поймал себя на мысли, что для наших Такси нужна отдельная волна, чтобы все знали, что это частота такси.

– Вань, я БМВ возьму? – спросил я его в столовой на следующее утро, когда мы все с утра встретились за завтраком, – надо съездить, кое-какие дела сделать.

– Бери, конечно, соляры полный бак.

– Меня возьмешь с собой, Саш, – потихоньку спросил у меня Степаныч, – давненько я на хорошей машине не ездил, да и подскажу тебе, заодно, что там к чему.

– Конечно, Степаныч – обрадовался я такому помощнику, – допивай кофе и поехали!

Минут через десять мы уже выезжали со двора нашего сервиса.

– Дорогу помнишь? – спросил у меня Степаныч.

– Смутно, – честно признался я, – я по городу-то особо и не ездил ещё – всё времени нет, хотя тут уже почти два месяца.

– Сейчас прямо, на втором перекрестке направо.

Я, кстати, сам достаточно сильно соскучился по рулю. И теперь ехал и наслаждался. Хорошая машина, в салоне тихо играет музыка, бесшумно работает кондиционер – красота, что ещё можно пожелать! Хотя, можно – хорошая дорога. Уж этого-то тут в изобилии, я прям, не перестаю удивляться качеству местных дорог!

– Сейчас поворачивай налево и можешь поддать ей как следует! – словно прочитав мои мысли, сказал Степаныч, – там километра три – прямая, люди там не ходят, это объездная. К зданию, которое нам нужно, с другой стороны подъедем. Давай, Саш, продуй ей поршня! – задорно подмигнул мне Степаныч.

У меня тут же подскочил уровень адреналина в крови. Я повернул налево и увидел перед собой длинную прямую широкого шоссе.

– Ну, погнали, – негромко сказал я и вдавил полностью педаль газа в пол. Нас тут же вжало в кресло, морда приподнялась, ремни безопасности натянулись, плотнее прижав нас к сиденью, и наш немец стал быстро набирать скорость.

– Обалдеть, тачка! – воскликнул Степаныч, – во прёт, немчура!

– Двести, Степаныч! – через некоторое время сказал я ему.

– Давай ещё, дальше жми! – повернувшись ко мне, с молодецкой удалью прокричал наш пенсионер.

Бэха продолжала уверенно набирать скорость, на дороге стояла как влитая, ни градуса в сторону!

– Всё, Степаныч, – крикнул я ему – ограничитель, двести пятьдесят жарим.

– Отлично! – глядя на дорогу, крикнул он мне в ответ.

К нашему общему сожалению, дорога кончилась, и пришлось тормозить. Остановившись, чтобы перевести дух и немного успокоиться, мы молча посмотрели друг на друга и кивнули. Я тут же развернулся и вдавил по-новой, по обоюдному молчаливому согласию.

– Двести пятьдесят, Степаныч – снова закричал я – иду на взлёт!

Опять дорога кончилась.

– Ну спасибо, Саша, прокатил так прокатил старика, давненько я так не ездил.

– А что, было на чём? – с удивлением спросил я.

– У сына мерин был в 140 кузове пятисотый, он меня на нем так частенько катал. Там тоже ограничитель на 250 срабатывал. Сам я за рулем боюсь так ездить, а вот справа – всегда «за». Ладно, поехали насчёт земли разговаривать. И, думаю, Ване не стоит говорить, что мы тут погоняли чуток на ней, – продолжая улыбаться, сказал мне Степаныч – это будет наш маленький секрет.

– Само собой. Хотя он уже джипа себе хочет. Икса, какого-нибудь, пятого или шестого, ему неважно, лишь бы пулял, как следует.

– Ну, если хочет, и не дурак – то с вами договорится, и вы ему притащите такой, рано или поздно, из облака. Он не один такой, в сервисе многие про машины для себя заговорили, знаю точно, что некоторые усиленно копят на тачку. Цены плюс-минус все примерно знают.

– И какие же они себе машины хотят? – спросил я, выруливая в город.

– Хорошие – Мерины, БМВ, Ауди. Некоторые готовы сами восстанавливать. Все понимают, что вы начнете таскать из облака машины. Вот народ и сидит, подбивает бабки, строят планы… Бойцы ваши, кстати, тоже так же думают, только у них зарплаты другие. Но про халяву, никто даже не думает, так что не переживай.

– Да я и не переживаю, Степаныч. Я вот еду и думаю – то ли ты сам решил мне это всё рассказать, просто так? То ли тебя ко мне парламентером народ определил? Чтобы ты потихоньку мне всё это рассказал.

Я посмотрел на него, улыбаясь, он повернул ко мне голову, и я понял, что попал в точку по второму пункту. Точно, парни его ко мне специально подослали.

– Можешь передать им потихоньку, – ответил я, повернув голову и глядя на дорогу, – что потихоньку каждый дождется своего автомобиля. Все силы кидать на доставку машин воинам и работникам сервиса глупо и бессмысленно – надо зарабатывать. Да и цены, даже на битые машины, кусаются. Первым делом – машины на продажу и заработок денег на ту же зарплату им же, плюс на расходники сколько надо, налоги, коммунальные услуги – там тоже копейка хорошая набегает. Сейчас вот непонятно, во сколько нам земля эта обойдется, а она нам обязательно нужна. Тоже, думаю, немаленькая сумма. Слишком рано и резко все себе машины захотели!

– Они понимают это, – кивнул Степаныч, – поэтому и не дергаются. Но тебе всё равно спасибо, передам. И ещё одно – то ли совет, то ли предложение, не знаю даже. Ты про рассрочку подумай.

– В смысле?

– Ну, нашим, кто захочет себе машину. Ведь, во-первых, наши машины около 20 тысяч или за 20 будут стоить.

– Ну да, – кивнул я, – для этого сервис и строим.

– Ты сам подумай, сколько бы ты копил при своей зарплате в 3–4 тысячи Линов на машину?

– Понял теперь – улыбнулся я, остановившись на перекрестке и глядя по сторонам, чтобы других машин не было, – ты предлагаешь нашим работникам сделать рассрочку на выкуп и ремонт автомобилей.

– Да.

– В принципе, это реально. Надо подумать. Сколько первоначальный взнос сделать, и за работу с небольшой наценкой брать. Так, в принципе, во всех салонах и сервисах было сделано для сотрудников, в том мире. Думаю, решим.

– Спасибо – поблагодарил меня ещё раз Степаныч.

Через пятнадцать минут мы подъехали к небольшому, одноэтажному зданию. Слева было то здание, где мы делали документы, и с другой стороны биржа.

– Вот тут продают всю землю, – кивнул головой на здание Степаныч, и оформляют на неё документы. Кстати, вопрос к тебе, пока мы туда не зашли. Ты коммуникации-то будешь тянуть туда от городских сетей?

Вот же блин, про это я точно не подумал! Водопровод, электричество, канализация, – всё надо.

– Точно, это тоже надо, только я не знаю где выходы делать, и сколько на это денег надо.

– Денег надо точно много. Но делать надо. Без воды и электричества у тебя просто голое поле будет. Можно узнать, сколько стоит, и попросить, чтобы просто подвели всё – дальше мы сами разведём всё, куда нам надо.

– Можно и так. – согласился я и в очередной раз удивился дальновидности Степаныча.

– Ну, тогда пошли разговаривать.

– Добрый день, барышни – поздоровался он с двумя сидящими за столами женщинами, – можно?

– Добрый день, – ответила одна из них, вторая головой просто кивнула, продолжая увлеченно набивать текст на стоящем перед ней ноутбуке.

– Чем могу помочь? – превратившись вся во внимание, спросила у нас первая женщина.

– Землю хотим купить. Вот приехали у вас узнать, сколько она будет стоить.

– Где участок находится? – по-деловому спросила она, и тут же достав из тумбочки карту городка, расстелила ее на своём столе.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru