Механики. Том 1

Александр Март
Механики. Том 1

После его слов моё сердечко забилось с тревогой. Возникло чувство надвигающейся беды и страха. Что нас ждёт впереди? Никто не мог сказать. Мы так же проверили улицу – чисто. Выехали с нашего последнего склада и поехали за Каром. Он так и стоял на своем месте. Быстро вчетвером затолкали его на платформу и поехали на склад, на четвертую линию. Абсолютно спокойно доехали до него и заехали внутрь. Четвертая двойка приготовила нам для погрузки несколько кондиционеров, кучу проводов в бухте и неоновых ламп. Из них можно будет потом неплохую вывеску сделать над сервисом. Наконец, погрузка была закончена, можно ехать на соседний склад.

– Я посмотрю снаружи! – крикнул парень по кличке Дин из нашего экипажа и побежал к воротам.

– Дин, я тебе ворота помогу открыть! – прокричал ему вслед Беляш, тоже парень из нашего экипажа.

Вот они оба подбежали к воротам и немного открыли одну из воротин. Дин высунул голову наружу, осматривая улицу.

– Дин, осторожней! – крикнул ему Селя. Беляш в этот момент уже приготовился открывать ворота.

Мы все стояли и смотрели, как Дин осматривает улицу, внезапно он как-то странно резко задергался.

– Дин, братан, что с тобой? – засмеявшись, спросил у него Беляш, ещё не понимая, что происходит.

Затем я увидел, как тело Дина падает назад, на спину без головы. Из шеи бил фонтан крови.

– Ящеры! – заорал Беляш, и тут же мы увидели, как в приоткрытых воротах показалась огромная лапа ящера, впилась ему в спину когтями – Беляш страшно закричал от боли. Лапа выдернула его наружу, как котёнка, и крик тут же оборвался. Как будто его выключили…

Всё произошло настолько быстро, что никто из нас даже толком не успел понять, что случилось. Просто раз – и двух человек нет! Тело Дина лежит на полу склада, и из шеи продолжает толчками, от ещё работающего сердца, вытекать кровь. Тут же в ворота с внешней стороны врезалось что-то большое и тяжёлое. Они стояли снаружи и ждали нас! Что же это за твари такие?

– Рогач! – побледнев, произнёс Санта – наш водитель.

– Все по местам, быстро! – заорал Селя и стал дергать свою рацию, скорее всего, чтобы сообщить всем, что у нас потери и тут Ящеры.

– Парни, Ящеры! – услышали мы чей-то вопль, который тут же оборвался.

Господи, что происходит?

– Это Крот – где Ящеры? Вы шутите? У нас тут нет никого.

– Ящеры, Ящеры! – снова услышали мы, и длинные автоматные очереди с отборным матом.

– Кто кричал Ящеры? – услышали мы взволнованный голос Тумана – кто не успел договорить?

– Это Леший, Туман, у нас пацана Ящеры завалили! – и тут же пулеметная очередь.

– Они везде, мужики, – снова чей-то вопль, – со всех сторон прут! Они на улице стояли нас ждали и напали, как только мы выходить начали.

– Доложить о потерях, – услышали мы ровный голос Тумана, – не паниковать!

– Первый экипаж – у нас двое погибли – тут же доложил Дима.

– Второй экипаж – у нас одного сильно об ворота приложили, когда выглядывал наружу, он без сознания.

– У нас целые все, – снова голос Тумана, – прорываемся, парни!

– Да их снаружи дохрена стоит и ждет нас, и Рогачей валом! – кричал кто-то, и его голос периодически прерывался пулеметными очередями, – мы сквозь ворота стреляем по ним.

Вот оно и затишье. Получается, что Ящеры нас давно засекли и собирали свои силы. А когда их собралось достаточно – напали.

– Снаружи их очень много! – крикнул один из нашего экипажа. Он забрался по лестнице к смотровому окошку на складе, расположенному под потолком. Седого нигде нет, кровь только на земле.

– Его сожрали уже давно, – буркнул себе под нос Дима.

– С другой стороны – то же самое, – доложил еще один из нашего экипажа, который так же смотрел в окошко, – обложили, гады! Вижу пять Рогачей, Ящеров – больше двух десятков, точно, мы не прорвемся.

И вот тут я испугался, по-настоящему испугался! Мы оказались заперты на складе, и вокруг куча Ящеров и Рогачей.

– Первый экипаж, это Навара, – раздался голос Крота, – через пару минут мы у вас. Вы к нам ближе всех. Готовьтесь прорываться через дальние ворота по команде – мы взорвем там несколько гранат. Как выедете – крутите сразу направо!

– Санта, за руль! – придя в себя, крикнул я, – всем приготовиться стрелять!

– Второй экипаж, какой у вас склад? Мы потом к вам едем, так же расчистим вам гранатами путь. Ах ты, млять, справа! – услышали мы крик, и тут же раздались выстрелы из Корда.

– Крот, что у вас?

– Рогач хотел нас на таран взять, завалили его, первый экипаж, готовьтесь – мы на подъезде.

– Это второй экипаж, третий склад от начала, давай, дальние ворота, там взрывайте. Мы пока внутри сидим, отстреливаем их, но их тут много, и они постоянно двигаются!

– Крот, это Туман, мы попробуем сами прорваться на грузовике – времени нет вас ждать.

Нас осталось пятеро, мы залезли на грузовик и стали быстро заряжать оружие. Долго ждать не пришлось. Через пару минут снаружи раздались длинные пулеметные очереди, затем взрыв четырех гранат и рев двигателя.

– Первый экипаж – пошел, выезд чист, сразу крутите направо в поле, а мы ко второму экипажу.

Наш водитель Санта вдавил до упора педаль газа, и Камаз рванул вперед. Ворота мы открывать не стали – мощным ударом отвала снесли их с петель и выехали наружу.

Мамочка моя, вокруг нас всё кишело Ящерами и Рогачами! Крот с четвертой двойкой, которую он подобрал, гранатами расчистили нам площадку для разгона, но Ящеров было очень много. Мы тут же открыли огонь из всех стволов, которые у нас были. Хотя, что там тех стволов! Нас-то пятеро всего – Печенег в кабине, два Корда в кабинках, водитель и я в коридорчике. Корды залились одной сплошной очередью. Ящеры перли к платформе со всех сторон, их не пугали выстрелы, они, как одержимые бежали на нас. Пока Санта разворачивался, грузовик потерял ход – это же не легковушка. Этим незамедлительно воспользовались несколько Рогачей. Двое из них моментально разогнавшись, протаранили заднюю часть платформы, удар был очень сильный, и ее, кажется, даже немного снесло в сторону. Хорошо, что я успел привязаться, а то бы вылетел из коридорчика! Вот Санта наконец-то развернулся, и Камаз стал потихоньку набирать ход. Около меня нарисовался Ящер, так близко они ко мне ещё не подбирались. Огромный кусок мяса, он одновременно замахнулся на меня двумя лапами и попытался достать. Я упал на пол коридорчика, услышал, как его когти прошлись надо мной, царапая металл. Подождав несколько секунд, вскочил на колено и быстро выстрелил два раза в его открытую пасть. Башка взорвалась, как арбуз! Двое других успели по разу махнуть лапами по колесам платформы – одно из колес взорвалось. Слева, со стороны поля, нам наперерез бежало ещё несколько Рогачей, и просто огромное количество Ящеров. Обе кабинки, развернувшись в их сторону, стреляли. Я быстро обернулся и увидел, как справа, из-за склада выбежало около десятка Ящеров, они так же побежали нам наперерез.

– Дима, справа! – заорал я в рацию, он был в передней кабинке, – отсекай их, не дай им к колесам подобраться! Кабинка тут же развернулась и открыла огонь. Я же схватил свой 101 и стал стрелять по бегущим слева Ящерам, задняя кабинка также пыталась их остановить. Но Калашник наносил им мало урона. Мля, если они все накинутся на платформу – не отобьемся. Гранаты! – вспомнил я. У нас есть светошумовые гранаты!

– Санта, бери влево и езжай прямо на эту толпу! – заорал я в рацию и достал две светошумовые гранаты, – дави их, и выкидывайте из машины все гранаты – пока они взорвутся, мы успеем отъехать!

Камаз тут же взял левее и поехал точно на, бегущую на нас, толпу Ящеров.

– Держитесь все! – закричал Санта и я почувствовал, как мы врезались в них. Камаз ощутимо тряхнуло, его скорость значительно упала и продолжила падать.

– Гранаты! – закричал я и кинул, сначала две светошумовые гранаты, а следом три лимонки, сам тут же упал на пол коридорчика.

Начали раздаваться взрывы, около десяти, точно. Своей задницей я чувствовал, как Санта переключился, так как газ отпустил, включил пониженную, и мы снова стали разгоняться.

– Сработало, мужики! – заорал кто-то из нашего экипажа, – они разбегаются, и от светошумовых ослепли на время!

– Валим, валим, Санта! – крикнул я, – второй и третий экипажи, вы там как? Мы, вроде, вырвались.

– Второй – вырвались, крутимся тут, между складов этих, тут особо не разгонишься!

– Крот?

– Мы в порядке, прикрываем второй экипаж.

– Туман.

– Мы тоже почти вы… – и тут же мы все услышали – ааааа! Млять. Колесо, колесо, всё, парни, нам Рогачи колесо выбили! Ехать быстро не можем.

– Где вы, вашу мать? – заорал я.

Третья линия, второй склад! – закричал Туман; и снова – выстрелы и много мата.

– Санта, давай к ним, быстро!

– Уже!

– Крот, тоже туда!

– Мы все туда уже едем, – снова голос в рации, – это второй экипаж.

– Серёгаааааааа, братан! – услышали мы чей-то крик, и тут же за ним крик Тумана – Олег, назад, ты ему уже не поможешь!

– Туман, держитесь – мы к вам едем! – кричал я в рацию, пытаясь рассмотреть, хоть что-нибудь впереди.

Мы выехали на третью линию, Санта заложил вираж в повороте так, что я думал, что мы перевернёмся, но ничего, платформа только махнула задницей чуток. Я уже, в какой раз похвалил себя, что привязался. Тут же слева, откуда-то сбоку выехал наш второй экипаж на автовозе. Навара, думаю, уже ушла вперед. Получалось, мы снова ехали в самую гущу, дорога, которая ведет от складов к городу осталась позади нас.

– Вижу, – услышали мы голос Санты, – твою мать, парни, они еле едут и их Ящеры атакуют постоянно!

Я, не выдержав, отстегнулся, выбрался из коридорчика и быстро подбежав к передней кабинке, залез на подножки и посмотрел вперед через кабину нашего грузовика. До них было метров сто пятьдесят– двести.

Твою мать, действительно! Их грузовик чадил выхлопом, как паровоз, отвал уже был снесен, правое переднее колесо было загнуто под кабину мощным ударом, но крутилось, как он еще ехал, я ума не приложу. И одновременно с этим ребята отстреливались из всего, чего только можно. А вокруг них крутились и бегали Ящеры и Рогачи, и было их очень много.

 

– Водитель второго экипажа, прием! – закричал я в рацию, одновременно с этим быстро заряжая свой дробовик – Санта, прием тоже.

– На связи! – тут же отозвались водители.

– Слушайте меня внимательно. Сейчас на полной скорости проходим с двух сторон автовоза. Санта – справа, второй экипаж – слева, сносим, нахрен, всех Ящеров и Рогачей, дальше – разворачиваемся, как можно быстрее, догоняем их и встаем с двух сторон. Так и едем отстреливаясь. Крот – впереди, по возможности отстреливай Рогачей. Туман, какая у вас скорость?

– Километров сорок–пятьдесят, быстрее не можем ехать.

– Всем приготовиться стрелять, мужики, нам надо выбраться отсюда всем!

– Держитесь все! – закричал Санта через какое-то мгновенье, хорошо, что все сразу врубились что надо делать, да и времени на переспрашивания уже не было! Я как можно крепче вцепился руками в борт коридорчика и ещё успел проверить страховочные ремни. И вот он – удар, вернее несколько ударов подряд. Машина вся затряслась и задергалась. Мы со всей дури врубились в толпу беснующихся животных! Тут же раздались их вопли и крики, хруст переламываемых костей. Через толпу мы прошли, как нож сквозь масло, но скорости достаточно много потеряли. Выглянув из коридорчика назад, я увидел сзади нас кучу валяющихся тел Ящеров и Рогачей, раздавили и переехали мы их двумя грузовиками очень много. Я посмотрел на прицеп третьего экипажа – задняя кабинка на их платформе отсутствовала. Видимо, там и был этот Серега. Это какой же должен был быть удар по ней, что ее снесло с креплений!?

– Туман, потери? – спросил я у него.

– Один погиб – ответил он – в кабинке был. Два Ящера одновременно прыгнули на нее и снесли. И один раненый в коридорчике.

– Держитесь! Мы разворачиваемся и едем к вам, встанем по бокам. Корды, работайте по своим сторонам!

Мы наконец-то развернулись и стали нагонять наш ковыляющий третий экипаж.

– Как можно плотнее к ним подъезжайте и держите их скорость! – снова отдал я команду.

Ящеры, как будто очухавшись, снова начали нас догонять. Так как бегали они достаточно быстро, много времени у них это не займет. Оба боковых грузовика открыли огонь из пулеметов, не давая приблизится к нам оставшимся в живых после тарана, Ящерам и Рогачам. Вон, уже видна ведущая в город дорога. Нам бы только на нее выбраться!

– Это Крот, – услышали мы все голос в рации, – выезд на дорогу мы успели заминировать Монками, как выедете на нее и отъедете чуток – мы взорвем всё.

Ну же, осталось метров сто до дороги, не больше! Ящеры догоняют. Сбоку от дороги стоит наша Навара, и из нее тоже ведут огонь из Корда, плюс тот, кто сидит на месте штурмана стреляет из шестиствольного гранатомета. Водительская дверь открыта, Крот держит на плече РПГ – выстрел, я проследил за полетом гранаты – она взорвалась точно между двумя бегущими за нами Рогачами. Оба тут же упали и покатились по песку. Крот, закинув РПГ в кузов, быстро залез на свое место, и Навара, буксанув всеми четырьмя колесами, развернулась на месте и выехала на дорогу. Наши задние кабинки стреляли безостановочно. И вот мы выезжаем на дорогу втроем – два грузовика с прицепами прикрывают третий, находящийся между ними. Отъехали, наверное, около ста метров, как сзади раздался мощнейший взрыв. Я уж не знаю, сколько Монок и взрывчатки они там заложили, но из этого огненного шара вперемешку с пылью не выбежал не один Ящер или Рогач!

– Кажись, всё! – услышали мы вздох облегчения Тумана – вроде оторвались. В городке их уже не должно быть.

– Мы сейчас проверим дорогу, – тут же сказал на нашей волне Крот. И Навара быстро стала отрываться от нас.

– Водитель третьего экипажа, прием. – стал я вызывать их.

– На связи.

– Доедете? – очень мне не хотелось бросать Камаз с прицепом! Главное – дотянуть до выезда из облака, останавливаться нам нельзя.

– Не знаю. Скорее всего, нет, скорость постепенно падает. Слишком сильный удар был. Два Рогача одновременно в кабину ударили. Её, думаю, тоже с креплений сорвало, у меня только две передачи работают, и то я с трудом могу переключиться.

– Санта, обгоняй его и тормози, выдвигаем рога из платформы – поднимем грузовик и потащим его. Второй экипаж – на вас прикрытие. Крот, что там впереди?

– Впереди чисто, никого нет. До городка километр.

– Развернись и вернись назад, в темпе, встань за вторым экипажем, и смотрите за дорогой.

– Выполняю.

– Санта, ты с пулеметчиком смотрите из кабины вперед. Дима – перед, обзор 180 градусов; нам надо десять минут, чтобы зацепить и поднять Камаз.

– Саша, мой Камаз может не утащить такой вес, – сказал Санта, – слишком тяжело, ещё один грузовик и груженая платформа.

– Макар, – а в третьем экипаже именно он был водителем, – по команде подъедешь, подтолкнешь их сзади, главное – тронуться.

– Понял!

Остановившись впереди подбитого Камаза и сдав назад, мы стали быстро выдвигать рога из нашей платформы и заводить их под кабину грузовика второго экипажа. Досталось им, конечно, очень сильно! Отвал был вырван с корнями, я не знаю, чем его так долбили, но держался он на честном слове! Пока ребята заводили рога и подавали давление в шланги, чтобы поднять кабину я внимательно посмотрел на загнутое колесо – всё завернуто в узел, вся подвеска скручена! Железный диск, которым мы прикрыли колесо, был оторван с болтов, а болты, между прочим, с палец толщиной, и их четырнадцать штук было! Кабина, вроде как, сидит на своих креплениях, хотя нет, я быстро залез под машину и увидел, что ее тоже где-то на сантиметр сдвинуло. Обалдеть просто, что же за башка у рогачей этих, что они отвал снесли и кабину с места сдвинули!?

– Готово! – услышал я чей-то крик, – можно ехать! – мы зацепили кабину и подняли ее над землей.

– Макар, толкай сзади, – взялся я за рацию, а сам запрыгнул в свой коридорчик, – второй водитель, газу дай тоже.

Санта дал газу своему грузовику, но тот начал буксовать на месте – тяжело, слишком тяжело! Задние колеса у второго грузовика тоже забуксовали, так как кабина приподнята, а соответственно задние сдвоенные колеса имеют меньшее сцепление с поверхностью. Тут я увидел, как сзади подъехал Макар и, аккуратно уперевшись своим отвалом в заднюю часть платформы, начал ее толкать.

– Ящеры! – заорал кто-то из парней.

Млять, опять! Тут же раздались пулеметные очереди из кабинок третьего экипажа, грузовика Макара. Наконец я почувствовал, как все грузовики тронулись и начали потихоньку набирать скорость. Ящеры, очухавшись, снова перли на нас со стороны складов. Я видел, как там, поднимая пыль, носится наша Навара, отстреливая особо резвых Ящеров.

– Уходите! – голос Крота, – вас они уже не догонят, нас – тем более.

Между тем, мы всё больше и больше набирали скорость, Макар уже отстал. Санта набрал скорость и, уже спокойно без напряга, тащил по хорошей дороге второй грузовик с прицепом.

– Санта, спокойней, – услышали мы голос Тумана, – сбавь скорость, перевернемся. Ящеры нас уже не догонят.

Тут я увидел, как мимо нас на большой скорости, практически не разбирая дороги, пролетела наша Навара. Я в который раз поймал себя на мысли, что мы собрали офигенную тачку! Сколько раз она нам уже пригодилась и пригодится ещё. Вот уже показался городок, сейчас проедем его и всё – двадцать километров и мы выедем из облака, там нам уже ничего не грозит!

– Крот, ты куда так спешишь-то, машину не жалко? – спросил его кто-то из наших.

– Вам дорогу проверим, и я вчера с Игорем и Славкой разговаривал – они сказали, что у них с собой запчастей еще на три таких Навары!

– Это не значит, что ее надо долбить по бездорожью! – включился в разговор Туман.

– Во-первых – тут песок, Туман, машина мягко идёт. Что я – идиот, такую тачку долбить? А во-вторых – мы в городе видели зеленую Навару, едем за ней, подцепим – и за вами.

Охренеть, парни ещё один такой же джип нашли!

– Молодцы, мужики! – не выдержал я, – мы соберем второй такой же джип! Куда она битая?

– В задницу, кузов загнут.

– Супер просто, только цепляйте ее за жопу – передок у нее подключаемый.

– Понял.

Затем мы ехали молча, только Крот доложился, что уже подцепили и тащат эту Навару. Я ещё раз, покопавшись в памяти, постарался вспомнить, что мы погрузили во все машины. Получилось очень-таки неплохо – упаковали мы сервис да и себя кое-чем, с ног до головы. Одно плохо – троих парней потеряли и один ранен, хотя Туман сказал, что он уже пришёл в себя. Троих парней, млять, за одну поездку! Проехали городок, Ящеров не было, всё – финишная прямая домой!

– Мы все знаем, на что идём, – внезапно мы все услышали голос Тумана, – каждый из нас понимает, что может погибнуть в облаке. Держимся, мужики! Парней жаль, очень жаль.

– Спите спокойно, ребята, – включился кто-то в разговор, – мы будем помнить о вас всегда.

– Многие из нас теряли своих друзей и товарищей в облаке, – продолжил говорить Туман, – но такова жизнь. И именно для такой работы вас всех и пригласили сюда. Каждый из вас понимал, на что он идёт. Давайте не будем впадать в уныние. Жизнь продолжается…

Вот ведь команда у нас подобралась. К смерти относятся, как к чему-то, само собой разумеющемуся. Да, всем тяжело от сегодняшних потерь, но никто не истерит. Надо будет сегодня помянуть парней у Армена.

– Туман, прием – стал я вызывать его на отдельной волне.

– На связи, Саш.

– Может, посидим сегодня у Армена вечерком? Помянем ребят, я угощаю.

– Нет, – ответил он, – у нас другой ритуал, слишком многих мы теряли в облаке, ты сам видел второй Камаз. А представь, что происходит, когда Рогачи так легковушку бьют. И если мы, после каждой потери, будем так в ресторане сидеть, то разоримся или просто сопьемся. У нас есть свой ритуал, увидишь. Работы полно, истерить никто не будет.

– Что делать с вещами погибших ребят? Куда их?

– То, что нужно забираем себе, что не нужно – сжигаем.

Я замолчал и снова попытался понять отношение местных добытчиков к жизни. Хотя я сам уже стал таким же добытчиком. Да, всё тут новое, абсолютно новое для меня…

Глава 14

Через час мы, на трех грузовиках, въезжали на территорию нашего сервиса, нашего дома. Следом заехал наш джип, с зеленой Наварой на прицепе. Люди, которые у нас работали, вышли нас встречать. Пока грузовики разворачивались, я увидел в углу, куда мы ставили битые машины, два Логана, Лансер и красную пожарную машину. Её-то как они сюда приперли? Скорее всего завести смогли.

– Сколько? – спросил Кузьмич, увидев хмурого Тумана, когда мы все вылезли из машин, и к нам подошли все, кто тут был.

– Трое…

Кузьмич молча развернулся и пошел в свой ангар. Пока мы собрались в кружок перекурить и обсудить свою поездку, снова появился Кузьмич, но уже вдвоем с Георгичем, они принесли большую бутылку с чем-то внутри и несколько десятков стаканчиков. Я заметил, как все обалдели, когда их увидели. Каждый из нас молча взял из их рук по стаканчику, и каждому было тут же налито. Меня этот факт очень заинтересовал. Я не мог понять, в чём дело, ведь все парни просто обалдели от действий Кузьмича и Георгича, и каждый из них знал этот ритуал, это точно. Но спросить я не решился.

– Может, расскажете, кто вы такие? – нарушил молчание Туман, обращаясь к нашим старичкам – откуда это знаете? – он показал на пустой стаканчик в своей руке.

– В другой раз как-нибудь… – ответил ему Георгич и развернувшись пошел на склад, следом за ним, собрав у нас посуду, пошел Кузьмич.

– Может, нам объясните всё это? – полностью ошарашенный, обратился я ко всем.

– Эти два мужика совсем не те, за кого себя выдают, – кивнул вслед удаляющимся старикам Туман, – либо они просто отошли от дел. Это вино и стаканчики, – это традиция, которая сложилась у добытчиков. Так поминают погибших друзей. И они двое это очень хорошо знают.

– В чем смысл-то? – не поняв спросил Миха, – вы уж простите нас, конечно, но мы нихрена не поняли.

– Смысл в том, Мих, – начал говорить Дима, – что у добытчиков, а теперь уже и у вас тоже, вы тоже добытчики; есть правило – после возвращения из облака, если там погиб кто-то, сразу, около неразгруженных машин выпить вина, помянуть погибших друзей. Они двое, скорее всего, бывшие добытчики и потеряли в облаке много своих друзей…

– Слушайте, мужики, – хлопнул себя по лбу рукой Леший, – а помните, слухи тут ходили, лет пять назад? Типа, была команда добытчиков из взрослых мужчин. Они ещё, чуть ли не первые, в это облако ездить начинали и потом с бандой сцепились какой-то, только двое в живых остались, но бандитов всех положили!

 

– Мы все взрослые, – буркнул Миха.

– Ты не понял, Миш, – команда пенсионеров.

– Да ладно, Леший, – не поверив сказал Туман – наши Кузьмич и Георгич – эти двое, что ли?

– Я тоже слышал про эту команду, – добавил Селя, – если это действительно они, то я снимаю шляпу!

– Пошли-ка все к ним на склад, – сказал Туман и уверенно зашагал вперед, – сейчас всё и узнаем сразу, а то развели тут секретность!

Мы так всей толпой и зашли к нашим старичкам внутрь склада. Они как будто ждали нас, спокойно сидели на стульях и смотрели на нас.

– Кузьмич, Георгич, – начал Туман, – вы – те двое, которые от первой команды добытчиков остались и которые превосходящую по числу банду уничтожили?

– Я же тебе сказал, что они догадаются – толкнул Георгич локтем в бок Кузьмича.

– Почему нам не сказали-то?

– А зачем, Валер? – ответил ему Георгич – мы уже давно отошли от дел, возраст, знаете ли… Хочется на пенсии спокойно пожить. Нас просто при встрече эмоции захлестнули тогда, поэтому мы и проболтались, а так, вы бы в жизни не догадались, кто мы.

– Вы же легенды оба!

– И что дальше, – засмеялся Кузьмич, – памятник нам тут поставите?

– Покажете? – вперед вышел Санта и протянул им два ножа.

– Ох, так и знал! – почесал щёку Кузьмич, – ну что, Георгич, тряхнем стариной?

– От чего же не тряхнуть, – поднимаясь со стула и протягивая руку за ножами, сказал Георгич.

– Две доски – туда! – показал рукой Кузьмич на противоположную сторону склада.

– Вот сейчас будет очень интересно! – наклонившись к нам, сказал Туман, – я такое только в кино видел!

С места сорвались Селя и Дима, быстро схватив две доски в человеческий рост, они поставили их около стены вертикально и нарисовали, примерно на уровне своей головы, круг на досках. Мы продолжали с интересом смотреть на наших старичков. Что они дальше будут делать? Те, встав с ножами в руках, достали из стола два яблока. Один кинул свое Селе, второй – Диме.

– По команде, – коротко сказал Кузьмич, – как бросать – знаете?

– Просто подкидываем перед доской – кивнул Селя.

– На «три» тогда.

– Раз, два, три! – ребята кинули яблоки, а наши пенсионеры метнули ножи. Я внимательно наблюдал за ними. Ножи они кидали не из-за головы, они их кидали от пояса – просто от туловища немного отодвинулась, рука и полностью выгнулась кисть. Тут же послышался звук воткнувшегося в дерево ножа. Я посмотрел на доски и ещё раз охренел – оба ножа торчали ровно в середине нарисованного круга, а на полу валялись четыре половинки яблока! Это что же получается – они кинули ножи, разрезали яблоки и ещё и в мишень попали? Обалдеть просто! Вроде несложный трюк, но попробуйте сначала так сами сделать! В мишень-то так нож кинуть – не проблема, но поймать в полете яблоко и разрезать его – это явно не один месяц тренироваться надо! Наши ребята захлопали в ладоши, и кое-кто даже засвистел.

– Точно – они Рембо оба! – сказал Миха.

– Надо же, – рассматривая торчащий в доске нож, сказал Георгич, – не разучился ещё.

– Давайте переодевайтесь, поешьте, и надо машины разгружать, – услышали мы от входа голос дяди Паши – женщины вам там на стол накрыли.

Мы все вышли из ангара и пошли к нашему жилому зданию.

Меня догнал Туман и остановил.

– Спасибо, Саш, что выручили и не бросили нас.

– Да ладно, Валер, – меня удивила эта фраза, – как это «бросили»? Мы своих не бросаем! – улыбнулся я – Выбрались – и слава богу. Жаль, только, что не все…

– Всё равно спасибо, я твой должник. Ты здорово там всё разрулил!

– Не за что.

– Что с Камазом-то? – увидев нас, выходящих из ангара, крикнул Игорь, рассматривая с каким-то парнем, подцепленный грузовик.

– Правое колесо с подвеской посмотрите, и кабину, кажется, тоже с креплений сорвало. – ответил я, подойдя к ним.

– Саша, познакомься, – кивнул Игорь головой в сторону стоящего рядом с ним парня, лет 25 – это наш новый слесарь – Андрей. И там, где-то, ещё один новичок – махнул он рукой в сторону первого ангара.

– Саша, – пожал я протянутую руку.

– Да и отвал вырвало с корнем! – крикнул нам из-под Камаза Славка, – ничего, заварим всё. Как новенькая будет.

– На всех Камазах отвал надо делать мощнее, и по кругу.

– Как это – «по кругу»? – удивленно спросил Игорь.

– Нам второй раз уже рогачи колесо выбивают, – начал я объяснять, – такое ощущение, что они знают, куда таранить. Вот и надо сварить сбоку, – я подошел к боку грузовика и показал рукой, – примерно вот на таком, – показал я где-то полметра, – мощный лист железа. Если будут бить, то в него пусть бьют, а лист пускай мнется, зато колеса целые останутся!

– Я знаю, как это сделать – услышали мы подошедшего к нам Степаныча – сварим, ширина нас тут не пугает – дороги широкие. Чего вы там привезли-то?

– Да вроде всё по списку, а так – не знаю, что там грузили, – ответил я, поправляя разгрузку – выгружать надо, да смотреть. Одно скажу – Кар привезли дизельный, новый, кажись.

– Кар, – обрадовался Степаныч – это хорошо, он нам тут очень пригодится! Ладно, идите, приводите себя в порядок, обедайте и отдохните, мы пока разгрузкой займемся.

Через пару часов, приняв душ и вкусно покушав, мы начали выходить из столовки на улицу. Всё-таки, гораздо приятней ходить в шортах, футболке и легких шлепках, чем бегать в кроссовках, камуфляже, разгрузке, каске и обвешанным оружием, да ещё все это на жаре! Вернулись мы около четырех часов дня, пока туда-сюда – уже семь вечера, а разгружали только первую платформу. Степаныч колдовал что-то с Каром, пытаясь его завести, остальные на руках доставали всё с платформы, предварительно загнав ее внутрь третьего ангара. Наконец, мы услышали, а затем и увидели, как Кар лихо заезжает внутрь ангара, а за рулем довольный, как ребенок, Степаныч.

– Во, мужики, завёл, принимайте аппарат! – прокричал он из-за руля и посигналил пару раз.

– Вы покрасочную камеру-то привезли? – спросил у нас Иван.

– Это – к Туману, – крикнул ему, подавая очередную коробку из платформы, Селя, – он там список вел, что мы привезли.

– А где он?

– Тут я, – показался он из платформы, – камеру не привезли, но второй экипаж нашел кучу вентиляционных труб и пару мощных насосов – можем сами попробовать собрать. Да, и ещё какие-то большие пластиковые панели нашли и погрузили. Они тоже где-то лежат. Только их немного.

– И кто ее собирать будет? – возмущенно спросил Ваня, уперев руки в боки.

– Простите, – появился рядом паренек из новеньких, Артем кажется, его зовут, мне его тоже представили, – я могу попробовать собрать, вы мне только покажите панели и остальные детали.

– Ты знаешь, как она должна работать? – спросил у него Туман.

– Да, я видел пару раз, как это делается. Там собирается сама коробка из панелей, поверху делается несколько отверстий, и все это через трубы вентиляции подключается к насосу, который высасывают всё из нее. А через другие отверстия подается подогретый воздух, который прогоняется через фильтры. Это, если прямо совсем грубо. Так что, думаю, справлюсь, – улыбнулся он, – главное панели друг к другу герметично подогнать, и двери хорошие с резинками нужны. Чтобы, как в холодильнике закрывались.

– Панели на рынке найдём, если у нас не хватит, – сказал дядя Паша, – и резину там же. Там любую нарежут. С подогревом воздуха сложнее будет, но что-нибудь придумаем.

– Ну вот, вместе соберем нам камеру. Нам же надо высокие двери, чтобы фургон какой зашел?

– Да, высокие. Вот молодец, – похвалил я его, улыбнувшись, – голова варит! Там стенд ещё для развала и подъёмники. Туман, сколько их?

– Четыре.

– Игорь, меряй иди места для подъёмников и пол смотри; если надо – посылай Игоря, пусть едет, – я посмотрел на часы, – уже завтра, на рынок и покупает цемент, или что тут есть, если надо пол укреплять. Чтобы он не рухнул от тяжести. Стяжку сантиметров тридцать делать придется.

– Придется, – тут же ответил Игорь – тут пол – земля.

– Ну, вот и считай, сколько материала надо. Делайте, только, сразу на совесть, не экономьте, чтобы он не потрескался.

– Да там щебенка еще нужна.

– Покупай. Виктор где?

– Тут я, – показался из-за грузовика наш закупщик с блокнотом в руках, – записываю уже. Вы мне только количество скажите, чего и сколько надо.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru