Механики. Новый мир

Александр Март
Механики. Новый мир

Глава 1

Александр

5 апреля, день. Мир динозавров

– Ну что, двинулись, девочки? – в своей привычной манере сказал Туман, попрыгав на месте.

Сзади меня тоже попрыгал человек, я сразу понял, что это Большой, только он так приземляется и сопит.

– Вась, – обернулся я к нему, – тебе и прыгать-то не надо, ты своим сопением нас выдашь.

– Да у меня нос сломан был, перегородка кривая, вот я и соплю всё время, – попытался тот оправдаться.

– Ртом дыши, Вася, ртом, – хлопнул его по плечу Маленький, проверяя свой дробовик.

Большой надулся и замолчал, но рот открыл.

Если кто-нибудь ходил по труднопроходимому лесу, то он меня понимает. Мать твою, какие же тут заросли. Нам приходилось буквально прорубаться сквозь зелень. Не, местами, конечно, попадались нормальные и ровные участки, ну не совсем ровные: овраги, бугры, пригорки, но таких было очень мало, в основном бурелом.

– Полукед нас что, специально по таким местам ведёт? – пыхтел идущий позади меня Слива. – Я уже всю рожу себе расцарапал. Нет бы подальше от этих веток.

– Ага, – засмеялся Клёпа, – сейчас на автостраду выйдем, а там тебя девчонки на машине будут ждать, с коктейлями.

– Да уж, – скривился Слива.

– Чё правда? – тут же встрепенулся Упырь.

– Мне чур блондинку – тут же поднял вверх руку Котлета.

– Нет мне блондинку – прохрипел Паштет.

Все засмеялись. Мушкетёры поняли, что их разыграли, обиженно замолчали.

– Нам нельзя отходить далеко от реки, – пояснил Туман. – Я, конечно, сильно сомневаюсь, что наши захватили пару таких плотов, ну а вдруг? Пролетят мимо, и адьёс.

– А рации как же? – тут же удивлённо спросил Котлета.

– Рациями не всегда можно пользоваться. Вы, кстати, звук-то уберите все, а то зашипит в самый неподходящий момент.

Я не знаю, сколько мы так прошли, километров 6, думаю, протопали за несколько часов. Блин, как же мне надоели эти ветки и кусты. Мы то на камень, то на валун забирались, то спрыгивали, хорошо, что не спешили, а то бы ноги кто-нибудь себе точно переломал. Благо, нас Полукед несколько раз предупредил, чтобы мы оленями не прыгали, а сначала смотрели, куда решим приземлиться, и хорошо, что за нами никто не гонится.

– Тихо все, – внезапно поднял руку впереди идущий Митяй.

Все тут же присели на колено и навели оружие в разные стороны.

– Там динозавры, – прошептал одними губами Митяй и показал рукой.

– Это травоядные, – высунулся из кустов Ватари, – поползли, посмотрим, только не шумите сильно, они рядом.

Я даже испугаться не успел, хорошо, что Ватари сказал, что они травоядные, а то опять пальба и, походу, бег был бы, спрятаться тут особо некуда.

– Котлета, не вздумай кис-кис сказать, – сразу предупредил его Туман.

Ползком мы добрались до каких-то кустов, осторожно раздвинув ветки, выползли на край большущего поля и увидали их. Ох ты ж мать твою, вот это хреновины. Перед нами, метрах в ста стояли около десяти нереально огромных зверюг. В книжках, фильмах, документальных передачах я, конечно, видел несколько раз динозавров, но никогда не представлял себе их размеров. А тут вот они, практически рядом. Среди них были и большие, и маленькие, два вида. Все на 4 ногах, с длинными и короткими хвостами и длинными шеями. Они все неспешна ели зелень, кто-то щипал траву, кто-то, как жираф, обгладывал ветки деревьев. Мы прям все зависли от этого вида.

– А ты, Гера, говорил, что динозавры с той стороны, – зашептал Слива.

– Ну ошибся, – не стал ничего доказывать учёный. – Эх, жалко фотоаппарата или видеокамеры нет, я бы своим коллегам показал, они бы от зависти удавились.

Тем временем, пару динозавров, вытянув свои длинные шеи, потихоньку двигались в нашу сторону и продолжали свою трапезу. Мне кажется, они тут вообще никого не боятся. Даже тот, большой, который на нас нападал, им бы в подмышку дышал. Эти вообще какие-то нереально здоровые, как какой карьерный самосвал. Я даже боюсь представить, сколько он весит. О, а вон и малыши появились, как-то я их не заметил, а малыши-то как раз по размерам с «КамАЗ» будут.

Ха, резвятся вон, бегают, трое их, дык-дык на своих коротких ножках. Прикольные зверюшки, правда, если такую разозлить, не то что хрен убежишь, от неё, думаю, даже не спрячешься, там копыто как машина Ока, наверное, по размерам, ну пипец же они здоровенные.

– Сколько же им зелени этой жрать надо? – ахнул Маленький.

– Ну если они тут ходят и вырастают до таких размеров, – так же потихоньку ответил Гера, – значит не голодают.

– Да уж, большие ребятишки, – вставил свои пять копеек Туман, – ладно, экскурсия закончена, ползём назад.

– Прикиньте, сколько одному надо сена накосить, – хихикнул Паштет.244

– И навоз потом за ним убрать, – добавил Упырь, – на тележке вывезти.

Я еле сдержался, чтобы не засмеяться.

– А их погладить можно? – внезапно спросил Котлета.

На него тут же одновременно зашипели несколько человек. Мы задним ходом, стараясь производить как можно меньше шума, уползли назад в этот бурелом, эти два больших были от нас уже в 20 метрах, а там дети их бегают. Мало ли они нас учуют и посчитают опасностью для своих детёнышей, так что ну их нах, валим потихоньку. Такого даже из РПГ хрен остановишь, не говоря уже про подствольники и пулемёты, которые у нас с собой были.

Дальше стало чуть проще идти. Лес стал реже, камней меньше, кусты практически пропали, не, они, конечно, были, но я бы не сказал, что нам приходилось через них прорываться. Ещё через пару часов нашли небольшой овражек и в нём остановились на привал, как-то ножки у меня с непривычки гудеть начали.

– Только не вздумайте обувь снимать, – предупредил всех Туман, когда половина из нас облегчённо опустилась на землю, – потом не оденете. Лучше ложитесь и ноги выше головы поднимите, пусть кровь от ступней отступит.

– Сколько мы уже протопали? – спросил Док, задирая ноги по совету Тумана.

– Километров 10, думаю, прошли, – ответил ему Туман. – До темноты далеко, успеем ещё пяток точно отмахать, главное, чтобы опять зарослей таких не было.

Подкрепились остатками консервов, дичь решили никакую не ловить и костёр не разжигать, родники нам периодически попадались, так что от жажды мы не страдали. Пока топали, видели и диких животных, и множество птиц разных по размерам, и динозавров. От реки старались далеко не отходить, по крайней мере, я практически всегда видел её сквозь заросли и ветки деревьев.

– Если наши не появятся сегодня, – пыхтел сзади Слива, – на ужин хочу птицу, как вчера была, больно вкусная.

– Я тоже, – добавил Большой.

– А я рыбу хочу, – улыбнулся Док.

Ну и тут же ещё несколько ребят сказали, что они не откажутся от свежего жареного мяса. Тут да, тут Слива был прав, вчерашние жареные птички действительно ушли на ура, да и рыбка хорошая получилась.

– Я вам сейчас всем меню сделаю, – зашипел на нас Туман. – Хватит болтать, по сторонам лучше смотрите, расслабились. Сейчас выпрыгнет кто из кустов, мигом вам башку откусит.

Топаем дальше. Я снова пустил свою рацию в скан, везде 0000, такое ощущение, ох и далеко же мы забрались. Снова начали попадаться валуны, сначала маленькие, их мы обходили, петляя между ними как зайцы. Потом они стали всё больше и больше, естественно, нам пришлось снова карабкаться на них, помогая друг другу. В нескольких местах аккуратно перепрыгивали с камня на камень.

– Ай млять! – услышал я позади себя громкий крик боли, когда мы в очередной раз перепрыгивали друг за другом с одного валуна на другой.

Резко развернувшись, увидел, что Большой Вася лежит на земле и держится за левую ногу, катаясь по земле. Он только матерился и шипел сквозь зубы.

– Митяй, Клёпа, периметр, – тут же отдал распоряжение Туман.

Оба тут же залезли на ближайшие валуны и, присев на колено, стали смотреть по сторонам в прицелы своих мощных снайперских винтовок.

– Что там, Док? – спросил я, когда мы все сгрудились вокруг лежащего Большого, Док уже осматривал его ногу.

– Подвернул и сильное растяжение, – тут же ответил Док, аккуратно сняв левый кроссовок, – несколько дней ходить не сможет.

– Млять, больно-то как, – выдохнул Большой.

– Терпи, Вася, – подбадривал его Маленький, – самое главное, что не сломал, а это всё заживёт.

– Идти он не сможет, – показал пальцем на уже распухшую ногу Док, – его надо нести.

– Млять, – снова выругался Большой, – из-за меня будем плестись как черепаха.

– Ничего страшного, – сказал Туман, – понесём, носилки сейчас сделаем и понесём.

– Док, у меня рука отнялась, – неожиданно сказал удивлённым голосом Большой, тут же забыв про ногу.

Мы уже крутили головами по сторонам, в поисках деревьев, из которых можно сделать носилки под нашего Васю, которые выдержат его вес. Он же весит чуть больше 150 килограмм.

– Как это? – обалдело спросил Док.

Мы все замерли и уставились на Большого. Он снова и снова пытался поднять правую руку, двигал плечом, но сама рука не поднималась.

– Да вот та… – проглотил он последнее слово, и его глаза от удивления стали ещё больше, – я не м… – снова он проглотил слово.

– Тебя ничего не кусало? – тут же спросил Док, быстро подойдя к нему и нахмурив брови.

– Когда уп…, коль… рук… – попытался он сказать, и тут его глаза закатились, и он потерял сознание.

– Вася, Вася! – мы не на шутку все перепугались.

– Когда упал, кольнуло в руку, кажется, – повторил Слива, что пытался сказать Большой.

Док осторожно поднял его правую ладонь.

– Вот укус, ищите в месте, куда он свалился, насекомое какое или растение необычное, – резко повернувшись, сказал нам врач, – только не лапайте.

Пока пацаны ринулись перепахивать землю в месте падения Большого, я, затаив дыхание, стоял и смотрел, как Док, быстро открыв свой рюкзак, достаёт оттуда свои различные медицинские приблуды.

 

– У него жар, – снова сказал нам Док, потрогав Большому лоб рукой.

– Вот, кажись, на что он упал, – сказал подошедший к нам Полукед, и мы все увидели на кончике его ножа небольшого паука с белыми кончиками лапок, по размеру со спичечный коробок.

– Я такого не знаю, – ошарашил нас врач, – и какой у него яд тоже.

– Он умрёт? – испуганно спросил Маленький, бережно поддерживая за голову лежащего без сознания Большого.

– Я не знаю, – честно ответил Док с задумчивым видом через несколько секунд.

– Так вколи ему что-нибудь, – разозлился Маленький, – вон у тебя аптечка какая.

– Нельзя, Вась, – включился в разговор Туман, взявшись за меч Полукеда и приблизив насаженного на него мертвого паука к своим глазам, внимательно его рассматривая, – не известно, какая будет реакция. Сейчас Док вколет что-нибудь, может ещё хуже стать.

– И что? Нам теперь ждать, когда он умрёт? – взорвался Маленький. – Надо что-то делать, Док, спаси его.

Док будто что-то вспомнив, стал копаться в своём чемоданчике, затем он достал оттуда небольшой пузырёк и одноразовый шприц. Набрал в него пару кубиков и вколол всё это в вену Большому.

– Теперь только ждать, – смачивая водой кусок чистой тряпки и кладя её на лоб Большому, сказал Док. – Это антидот из нашего мира, – показал он на пузырёк, – но у нас там пауков нет. Тех, что в джунглях, я всех знаю, а этого нет, – кивнул он головой на паука на мече, которого мы все поочерёдно рассматривали, – слишком быстрое действие яда, или что там у него, у нас таких нет. Такого здоровяка, как Большой, за пару минут свалил, – покачал он головой. – Я даже опыты не могу кое-какие провести, чтобы попытаться понять, что это за яд, и попробовать сделать противоядие. Будем надеяться, что всё будет хорошо.

Перепуганы мы все были очень сильно. Вот так, вроде в обычном лесу, по злому стечению обстоятельств наш друг мало того, что подвернул ногу, но и ещё нарвался на укус какого-то паука, и что будет с ним дальше, нам не известно. Мля, Большой, как же так-то? Я сильно, очень сильно переживал за Васю. Я даже боялся представить, что он умрёт.

– Носилки делайте быстро, – рявкнул на нас Туман, – будем нести его по очереди. Мушкетёры, берите его оружие и амуницию.

И вот мы топаем дальше. Как и ожидалось, наша скорость передвижения снизилась в разы. Ох, Большой и тяжёлый скажу я, мы-то все достаточно крепкие, ну если только кроме тощих меня и Полукеда, и то пыхтели как паровозы, передавая носилки с Васей друг другу на камнях.

– Всё, дальше, вроде, нормальный лес, – тяжело дыша, сказал Слива, когда мы спустили носилки с нашим другом с очередного валуна.

Маленький и Док тут же проверили пульс Большого, снова намочили тряпку и положили ему её на лоб, я перед этим потрогал его лоб, жар, очень сильный жар у нашего Большого, пульс, как сказал Док, немного учащённый.

– Там дальше лес, – стоя на одном колене и рассматривая его в прицел, сказал Клёпа, – в лесу вижу камни, с Васей нам будет не очень удобно. Предлагаю идти вдоль кромки леса, от реки придётся отступить, и она будет вне нашей видимости, но моя рация постоянно в скане, должна засечь пацанов.

– Валер, твоё решение? – обратился я к Туману.

– Идём вдоль леса, – решился тот. – Полукед, Ватари, удалённость от нас 30 метров. Мушкетёры, на вас спина, если какой шухер, уходим в лес и ныкаемся. Ты прав, Клёп, по лесу с Васей нам будет тяжеловато.

– Я понесу, – сказал мне Маленький, когда я хотел было взяться за носилки.

– Вась, – положил я руку на плечо Маленькому, – он мне и нам всем такой же товарищ, мы все его понесём, никто его не бросит.

Маленький тяжело вздохнул, сглотнул, кивнул и взял поудобнее свой АА12.

– Пошли, – негромко сказал Туман и махнул рукой.

Идти вдоль леса с носилками было гораздо легче, чем по валунам и через лес. Всё-таки очень странная тут природа, вроде и лес, но в нём валунов по размерам с грузовик полным-полно. Проходишь несколько сот метров, и начинается натуральный бурелом, через который проходиться прорубаться, проходишь ещё несколько сот метров, и снова лес, только он уже весь в оврагах, причём овраги-то достаточно глубокие и с крутыми склонами. Ладно, мы сами на них карабкались, а с Большим на носилках это стало делать гораздо сложнее.

Я был готов нести его сколько угодно, только пусть он выживет, пусть он очухается. Я, конечно, далеко не этот, как там его, ну который по паукам спец, но знаю точно, что пауки бывают как ядовитые, так и нет. Но как же эта тварь-то его так укусила? Видать, этот паук скотина цапнул нашего Большого с испугу перед тем, как Большой раздавил его своей лопатообразной ладонью. Мля, если Вася умрёт, как я скажу об этом его родителям? Как я им потом буду в глаза смотреть? А Ирка его? А Кайта? Нет! Нет! Нет! Нет, Вася, миленький, выживи, только выживи, ты здоровый вон какой, сильный, ты должен выжить. Пипец, хочется выть от бессилия.

Сразу всплыли перед глазами лица наших погибших пацанов. Жук, Лама, Зима, Карась, Игнат и другие. Я не хочу, чтобы имя Большого было выбито на гранитном памятнике. Да пипец, тошно-то как, все стараются помочь Доку, только не знают, как. Док то и дело суетиться около Васи, то пощупает его, то послушает, то тряпку поменяет, то какие-то таблетки раздробил и всыпал ему в рот, то воды попытается в него влить. На Маленького вообще смотреть страшно, белый как простынь из-за переживаний. Твою же мать, вот же паук этот.

Глава 2

Грач

5 апреля, утро. Мир динозавров

Дождь лил практически всю ночь, пришлось всем по разу выходить за дровами под ливень. В целом, особо никто не замёрз, и на утро все чувствовали себя более-менее.

– В следующий раз обязательно возьмём с собой разборную печку буржуйку, – буркнул Саныч, сидя на лапах ёлок с утра и хлопая себя по щекам, – тут бы внутри запалили её, и всем было бы тепло.

– Да, – потягиваясь, сказал Колючий, – у нас в армии такие были.

С улицы раздался надрывный рёв автомобильного двигателя.

– О, Страйк уже своего Утюга завёл, – безошибочно определил Клёпа и, откинув полу брезента, вышел наружу.

На улице сквозь облака потихоньку начиналось пробиваться утреннее солнышко. Бойцы по одному просыпались и выбирались из-под навеса и из машин, кто в них ночевал, в утренний, дышащий свежим воздухом лес. Вот открылась дверь Хаммера, и наружу выбрались Лев Олегович и немного помятый от сна Кирпич. Учёный сразу подошёл к багажнику армейского джипа и открыл его. Вчера под проливным дождём он заставил мужчин перетащить аппаратуру из прицепа в багажник, чтобы она не промокла под дождём, а всё барахло из багажника они кое-как распихали по трём машинам.

Грач ходил и будил всех, так как дел было выше крыши, все это понимали, и никто не возмущался, наоборот шустренько так зашевелились.

– Лев Олегович, – крикнул ему Грач, – сколько вам надо времени, чтобы настроить аппаратуру?

– Минут 30–40 дайте мне, – ответил тот, прокричав из багажника.

Грач кивнул и посмотрел, как Страйк уже цепляет трос к багги, а Винт с Кротом подкладывают под колёса засевшего Утюга нарубленные ветки. Земля была ещё сыроватая, и ноги у ребят разъезжались, но, несмотря на это, попытки вызволить из грязевого плена Утюг не прекращались.

В итоге, после двух порванных тросов, когда уже хотели подключать Хаммер, Утюг выдернули. Хаммер не трогали, так как в его багажнике Лев Олегович устанавливал и настраивал свою аппаратуру.

Пока водители проверяли машины, ещё несколько человек паковали вещи, сворачивали лагерь, другие готовили завтрак, прошло ещё около часа.

– Всё, можно трогаться, – с улыбкой на лице произнёс довольный учёный, – всё настроил, всё работает, будет энергия – сразу узнаем, и можно будет попытаться открыть ворота.

– Было бы неплохо, – вздохнул Грач.

В утреннем лесу, распугивая птиц и диких животных, взревели двигатели трёх мощных машин. Первым пустили Утюг, он как какой каток потихоньку ехал, снося или трамбуя своим тяжёлым кузовом кустарники, в особо сложных местах дальнейший путь сначала разведывали, искали пути объезда тех же оврагов, валунов или крупных деревьев, не забывая поглядывать по сторонам, мало ли туземцы или звери.

– Мы уже полдня прорубаемся, может привал? – спросил Винт у Грача, спиливая очередное мешающее дерево бензопилой.

– Да уж, – оттаскивая спиленное дерево в сторону, сказал Грач, – лес тут действительно какой-то непроходимый. Сколько мы проехали?

– Чуть больше 10 километров, – ответил Кирпич, сматывая переднюю лебёдку на Хаммере.

Чуть более получаса назад отряд Грача упёрся в вековой лес, и очень многим пришлось взяться за пилы, топоры и пару бензопил. Крот и Мага не смогли найти пути объезда, везде была та же самая картина, мощные деревья. Вот и пришлось им валить лес в прямом смысле слова. Так, отвоевывая у природы метр за метром, бойцы упорно продвигались вперёд.

– Привал, мужики, – громко сказал Грач, когда они завалили пару очередных деревьев.

– Давно пора, – облегчённо вздохнул Саныч, опускаясь на землю, – я уже спины не чувствую.

– Крот, Винт, пробегитесь вокруг, – Грач посмотрел на часы, – полчаса отдыха, можно перекусить, костры не разжигать.

Заглохли двигатели машин, бензопилы, и в лесу наступила оглушительная тишина. Птицы поняли, что сейчас настало их время, снова взялись петь и свистеть на свой лад. Лес жил своей жизнью. Ребята достали консервы и сух пайки, расселись вокруг машин и приступили к быстрому перекусу, ведя лёгкую беседу. Сейчас многие из них слышали пение птиц, и где-то вдалеке от них несколько раз был слышен рёв какого-то большого животного.

– Грач, это Крот, приём, – заговорила рация.

– На связи, – тут же ответил Грач, поставив на спиленное дерево банку с консервами производства ГДЛ.

– Тут туземцы.

Все, кто сидел рядом с Грачом и услышали Крота, как по команде перестали есть и схватились за оружие.

– Триста метров на северо-запад поляна, – продолжал докладывать Крот, – на неё выходит дорога из леса. Видим 11 человек, лошадей, у них, походу, тоже привал.

– Туземцы как на нас напали? – тревожно спросил Грач.

– Нет, эти какие-то другие.

– Идём к вам, – ответил Грач и, указав на несколько ребят рукой, позвал их с собой. За периметром они уже давно смотрели, так что неожиданного нападения не боялись.

– Вижу вас, – шёпотом Винта заговорила рация Грача, когда они, стараясь как можно меньше шуметь, прошли по лесу метров двести, – пригнитесь и возьмите чуть левее. И звук на рациях уберите.

– Вон он, – легонько толкнул рукой Грача Рыжий, заметив Винта среди деревьев.

– Ну что тут у вас? – подползя к лежащему Кроту в кустах, спросил Грач.

– Вон, – кивнул гонщик на поляну.

Все бойцы, которые пришли сюда с Грачом, принялись разглядывать виднеющихся на поляне людей. До них было чуть больше 150 метров. Хорошо, что у всех была хорошая оптика и на оружии, и с собой были бинокли, бойцы хорошо разглядели аборигенов. Несомненно, что это были местные жители. Крот был прав, они отличались своим внешним видом от уже знакомых им туземцев. Если те, которые летали на плотах, были одеты в шкуры, то сидящие вокруг небольшого костра перекусывающие люди были одеты в какую-то одежду из мешковины, на них так же виднелись кожаные ремешки, жилетки. Стоящие чуть дальше лошади неторопливо жевали травку. На лошадях были сёдла, стремена, лошади совершенно обычные, точно такие же, к внешнему виду которых привыкли все на матушке земле.

– Лошадей тоже 11, – быстро сосчитал Рыжий, – походные сумки на боках, видать, путешественники какие-то или разведка, или просто путники. Луки, стрелы, вон колчаны около костра лежат, охраны нет, видать, никого не боятся.

– Пики и мечи тоже есть, – добавил Винт.

– Знакомиться будем? – спросил Мага. – Вроде не похожи они на наших знакомых. Может, сможем как-то поговорить с ними, и они нам помогут в поиске пацанов?

Грач не спешил выйти для знакомства, тут надо подумать.

– Грач, – повернулся к нему Мага.

– Я думаю.

– Кажется, лошади что-то почувствовали, – неожиданно сказал Крот.

Все снова стали смотреть на временную стоянку аборигенов и увидели, как пара лошадей перестали есть траву и подняли свои головы уставившись на лес, вернее на дорогу, которая уходила с это поляны.

И тут из леса на эту поляну вылетели два плота, два больших плота, и на них сидели уже знакомые своим внешним видом нашим ребят туземцы. Только эти плоты немного отличались от уже видимых ранее. Если те, которые они видели, напоминали обычный речной плот, то эти были чуть ли не двухэтажные, по крайней мере, на обоих отчётливо виднелась небольшая надстройка сзади, что-то типа навеса, но и на навесе находились люди. И у обоих плотов сзади было по два плавника. Визуально, плоты были не очень широкие, ну может два, два с половиной метра в ширину, а вот длина около 10 метров точно. И спереди на одном из плотов было что-то вроде небольшого не то таран, не то пики, у второго виднелся натуральный отвал, скорее всего, этот с отвалом так же, как и Утюг, прокладывает дорогу через лес.

 

Так же на обоих плотах были паруса в данный момент сложенные, плавники по бокам, небольшие перила по бокам, по пояс где-то, в общем, этакая платформа, на которой можно достаточно комфортно разместиться небольшому отряду, человек 10 точно, а может и больше.

Сидящие около костра кожаные, как их тут же обозвали, лениво повернули головы на прилетевшие плоты и вернулись к своей трапезе, только два человека встали и пошли навстречу прилетевшим. Несколько находящихся на плоту людей, стали активно гасить их скорость. Сбоку было приделано что-то типа вёсел, только на лодке они перпендикулярно ей, а тут параллельно и туземцы их опустили на землю, и человек, опустивший весло, стал упираться им в землю, тормозя таким образом. Ещё парочка человек достала длинные шесты, по типу большой тяпки, и так же стали цепляться ими за землю.

Тут же поднялась куча пыли, но от этих средств торможения оба, скорее всего, достаточно тяжелых плота стали достаточно активно сбрасывать скорость, и, не долетев до костра с десяток метров, они остановились. Тут же из них на землю посыпались эти в шкурах.

– 22 человека, – тут же сказал Рыжий.

Прибывшие весело обменивались с кожаными репликами, но было достаточно далековато, и плюс ветер ещё был боковой, до ребят долетало совсем мало звуков. Но то, что и кожаные, и шерстяные хорошо знают друг друга, было хорошо понятно. Вон как они стали лихо делиться едой между собой, а несколько тут же достали небольшие глиняные кувшины и стали из них разливать напиток.

Только двое от костра и ещё двое из плотов отошли в сторонку и, сев на траву, стали между собой разговаривать.

– Не по нашу ли душу они? – загадочно спросил Крот.

– А ты, Мага, выйти к ним хотел, – хихикнул Винт. – Нас тут пятеро, их больше 30, подошли бы к ним, и эти на плотах прилетели, могли бы и не отбиться, вернее, отбились бы, конечно, но кому-то из луков точно прилетело бы. Наши бы прибежали на помощь, но время упустили.

– Я же не знал про плоты, – попытался оправдаться Мага.

– Думаю, ты, Крот, прав, – ответил Грач, – не могли же они после того, как мы их ночью потрепали, просто уйти, наверняка нас ищут. Только я не могу понять, почему они нас до сих пор не нашли, они местные, прочесать им тут вокруг всё, как два пальца, да и следов за собой мы оставили столько, что только слепой не заметит.

– Я, кажется, догадываюсь, почему они нас до сих пор не нашли, – загадочно произнёс Крот.

Все вопросительно посмотрели на него.

– Мы им ночью хорошо дали по зубам, кожаные – подставные клоуны, они нас встретят, случайно. Может даже в свой лагерь приведут, напоят, накормят. Вон они как с этими в шкурах общаются, чуть ли не в дёсны жахаются. Думаю, они из одного племени, ну не может быть такого сильного различия в одежде, и лошади эти опять же, вернее, оно может быть, но не думаю, что здесь проживает огромное количество народу. Разные племена, разные правила, должны воевать между собой за тех же женщин, например, и власть. Всё наводит на мысли, что это маскировка. Мы же знаем, что на нас нападали люди в шкурах и на летающих плотах.

– Точно, млять, – выдохнул Грач, – возьмут нас тёпленькими. Отравы сыпанут какой или толпой навалятся.

– А наши-то про кожаных не знают, – испуганно сказал Винт, – и могут купиться.

Это тут же поняли все. Меж тем командиры, или как их там, посовещались, один из них, тот, что прилетел на плоту, свистнул, и все шерстяные как по команде тут же подбежали к плотам. Ещё двое человек из кожаных развернули плоты носом к лесу, туда, откуда они только что прилетели. Сзади замахали плавники, и плоты, тронувшись с места, исчезли в лесу. Остальные быстро собрали свой лагерь, запрыгнули на лошадей и, поднимая кучу пыли, умчались в лес в противоположном направлении.

– Ну и что делать будем? – спросил Крот, когда они потихоньку отползли назад и вернулись к своей временной стоянке.

– Движемся дальше, и будем внимательными, – подумав, ответил Грач. – Мы с ними встретимся обязательно, и вот там надо быть уже всем вдвойне осторожными.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru