Претендент

Александр Конторович
Претендент

3

Но для начала надо было придумать способ пробраться в земли герцогов Санром. Верить, что пути в герцогство не просматривались Департаментом Спокойствия, мог только очень наивный идиот. Я таким не являлся, а поэтому подошел к операции проникновения на территорию Кесоны ответственно.

Как и в любом портовом городе, в Шимене, столице Кесоны, помимо торгового и работного люда в изобилии имелось всяких проходимцев, искателей легкой наживы, ловцов удачи и откровенных бандитов всевозможных мастей. И умеющему человеку затереться в такую разномастную толпу – раз плюнуть. Даже если, как у меня, рожа не особо зверская, и внешний вид не кричит о сомнительном прошлом. А вот умение так загибать беседы, чтобы никто не усомнился, что в моем роду все сплошь графья или бароны или же загибать в обратную сторону…. Но всему свое время, а пока мне надо обосноваться в Шимене с наименьшим привлечением внимания.

Самая подходящая легенда – торговое дело. И таможне есть, что показать – за время пребывания в Этерне неплохо «поднакопилось» оружия, доспехов и прочего полезного товара.

Я разыскал в Этерне нужных людей и состряпал себе добротные документы. Затем поднатаскал Эласа Долговязого, который из моих парней был самым смышлёным в основах торгового дела. А потом снарядил его в дорогу, снабдил подорожной, купил ему место на баркасе, уходящем в Шимену, и отправил его туда со всем накопленным, наказав снять по приезду номер в гостинице и ждать прибытия купца-оружейника. В свое время он явится там во всей красе и произведет нужное впечатление. Но пока – рано. Я не идиот, чтобы напрямки шумно рвануть туда, где меня жаждут видеть больше всего.

Я отправлюсь в столицу Кесоны другим путем. За кораблями и торговыми караванами в первую очередь будет самый пристальный надзор. Но у меня был план. Надо же оправдывать свое прозвище – «Невидимка»!

Я несколько вечеров подряд таскался по сомнительным кабачкам и тавернам, делая вид, что мне по нраву их отвратительное пойло и унылые игра в кости и пьяные драки. На самом деле, я подыскивал подходящего «кандидата на шкурку».

Задача была не такой уж и сложной. В подобных местах кишели отставные солдаты или отпускники, спешащие пропить выданное жалованье, и возвращаться домой еле сводя концы с концами, распродавая по дороге остатки обмундирования, чтобы купить еды. Однако далеко не всем везло добраться до родного дома. Многие ловили нож, стрелу или смертельное заклятие прямо за воротами родной казармы. А львиную долю наемников для Этерны поставляли земли герцогства Санром… Мне требовалось лишь внимательно слушать и наблюдать. Остальное за меня сделает удача и чья-то безмерная глупость.

– Эй, Нутан! Ты что это пригорюнился, брат? – еле выговаривая слова, хлопнул своего собутыльника по плечу пьяный в стельку здоровенный рыжий мужик за соседним столиком.

– Ты что, так быстро сдаешься? Пить не умеешь? – поддел он приятеля.

– Я?! – взвился тот. – Да я еще всех вас перепить могу! Ты думаешь, если я уволился из армии, то ты можешь теперь надо мной смеяться? – заревел Нутан. – Да я в отряде был самым стойким! Уже все под столом, а я еще и в наряд мог на всю ночь идти! Да!..

– Хм, – недоверчиво хмыкнул приятель, – ну ты врать горазд!

– А ну, несите еще вина! – закусил удила Нутан. – Я всех угощаю!

Здоровяк неосторожно распустил кошель, в котором тускло сверкнула горка серебряных монет. В пьяном угаре он не заметил, какими взглядами обменялись мужики, сидящие за одним с ним столом.

«Пропал мужик, – с горечью подумал я, – столько раз, небось, рисковал жизнью за время службы, и все ничего, а тут голову сложит почем зря».

– Я домой возвращаюсь, ты понял? – схватил вдруг Нутан за грудки рыжего. – В Шимену! Ты знаешь, какое там море? Да что ты вообще знаешь о море?! Эх, выпьем, друзья!

Собутыльники радостно приветствовали это предложение и дружно потянулись за кружками, которые довольный хозяин с готовностью поднес гостям в ожидании хорошего барыша.

Так… мне здесь больше делать нечего. Все, что надо, я уже услышал. Я сделал незаметный знак напарнику и поднялся из-за стола, бросив монетку за вино, к которому я даже не притронулся. Выходя из кабачка, заметил, как один из моих тайных помощников пересел за стол, где только что был я, и стал исподволь приглядывать за шумной пьяной компанией по соседству. «Пожалуй, сегодня у меня уже будет необходимый пропуск. Пора, однако, собираться в дорогу», – с этой мыслью я поплотнее запахнулся в плащ и отправился домой.

Кто обратит внимание на небольшую кучку уволенных со службы наемников, медленно едущих по дороге на своих уставших лошадях? Скромно одетые, по самые глаза заросшие щетиной, покрытые пылью, пропахшие виной и потом – такие толпами возвращаются домой после окончания контракта. Кто-то не был дома десять, пятнадцать, а то и все двадцать лет. За это время так много изменилось у них на родине, что порой и не узнать свои места. Как, впрочем, довольно сложно узнать и самих солдат – многие уходили на службу молодыми юнцами, а возвращаются степенными взрослыми дядьками или даже седеющими дедами.

В составе одного из таких отрядов я и прошел в Кесону. В первом же приграничном городе мои бумаги проверили.

– Нутан Закар? – строго спросил меня усатый сержант пограничной охраны.

– Точно так! – ответил я, всем видом изображая тупую старательность.

Это было не очень сложно, потому что у меня из-за бороды ужасно чесалось лицо, и хотелось всей пятерней основательно поскрести зудящий подбородок. И я изо всех сил отвлекал себя, витая где-то в облаках.

– Зачем в наши края? – не отрывая взгляд от моего лица, продолжал спрашивать сержант.

– Там же написано! – изобразил я удивление.

– Отвечать на мой вопрос, если я спрашиваю! – рыкнул сержант и опустил руку на рукоять короткого меча, недвусмысленно намекая на то, что именно он является хозяином ситуации.

Я сделал вид, что «проникся» и с готовностью выпалил:

– Возвращаюсь в родные места после увольнения со службы Его Величества!

– Откуда родом? Сколько служил по контракту?

– Из Шимены, господин сержант! Пятнадцать лет состоял на службе короля!

– Больно молодо выглядишь для такого лихого рубаки, как тут написано, – кивнул сержант на мой документ. – Небось, дальше гарнизона не приводилось отходить? Войн-то нынче давно почти и нет, – добавил проверяющий.

– Никак нет, господин сержант, участвовал в Пирейском походе и осаде повстанцев барона Дея Гара при Тетале.

– В Пирейском походе? Ну-ну, – уже более одобрительно произнес сержант. – Жаркое было дельце, солдат! Хорошо, – добавил он уже более снисходительно, – проезжай. В Шимене ты должен в трехдневный срок встать на учет в городской управе. Как бывшего военнослужащего, тебя могут привлекать для охранных и оборонительных работ – советую не отказываться. Герцогиня хорошо платит, да и работа непыльная. С твоим послужным списком будет легко подзаработать на первых порах, а там – сам уже придумаешь, чем заниматься. В Шимене всегда много работы!

– Спасибо, господин сержант! – с готовностью прогорланил я. – Благодарю за совет!

– Ну-ну, – уже совсем миролюбиво пробурчал усатый дядька, – удачи тебе, служивый!

Я спрятал свои бумаги в мешок и, чеканя шаг, отмаршировал подальше от въедливого сержанта. Дорога на Шимену была открыта.

Эсте Санром оторвала взгляд от пыльной дороги, ведущей к главной замковой башне. На дороге не было ничего, заслуживающего внимания. Просто ей надо было на мгновение отвернуться от советников. Никто не должен видеть на её лице и тени сомнения, а тем паче – боли.

Она была готова к боли, когда начинала разговор. Но все же, слова Ортла Сатари кольнули ее в самое сердце. Пару минут назад она намеренно вывела его из равновесия:

– Вы считаете, что мы справимся самостоятельно, граф Ортл?

Вопрос герцогини повис в напряженной тишине – мнения советников в ходе дискуссии разделились, но Эсте Санром не спешила отдавать предпочтения ни одной из спорящих сторон.

– Я жду, граф, – с нажимом произнесла герцогиня. – Вы так рьяно критиковали план барона Ванога, что же Вы сейчас замолчали? Вы, действительно, думаете, что наших собственных сил хватит на то, чтобы свалить с трона короля Геора?

– Герцогиня, – немного снизив тон, ответил Ортл Сатари, граф Герерский, – я лишь считал, что мы не можем привлекать к нашему плану людей, которые не входят в круг приближенных Вашей Светлости. Это чрезвычайно опасно, последствия могут быть катастрофическими.

– А если среди моих приближенных нет людей, которые способны противостоять моему врагу, как Вы предложите мне тогда поступить? – холодно спросила Эсте Санром.

– Возможно… нам стоит еще раз поискать, – предложил граф Ортл, – или набраться терпения и подождать подходящего момента.

– Сколько я еще должна ждать, граф? Мое терпение не бесконечно! Я отложила свою месть на тридцать с лишним лет!

– Но это же было необходимо, Ваша Светлость! Мы все ждали, когда ваш сын вырастет и сможет завершить дело, начатое его отцом.

Вот после этих-то слов герцогиня стремительно встала и отвернулась к узкой и глубокой нише окна. Успокоившись за несколько мгновений, она вздохнула и вновь посмотрела на притихших советников.

– Ваши возражения, барон Ваног? Не думаю, что Вы не учли фактор риска, выбирая для нас кандидатов. Прошу, барон, – герцогиня властно взмахнула в сторону второго советника.

– Ваша Светлость, разумеется, эта мысль первой пришла мне в голову. Мы все знаем, насколько серьезным и опасным является наш план – рисковать жизнью герцогов Санром мы не имеем права!

– Вот именно, барон, – встрял граф Ортл, – жизнь герцогини – превыше всего!

– Именно поэтому нами были предприняты беспрецедентные усилия, – барон сверкнул глазами в сторону возмущенного графа Ортла, – чтобы максимально изучить выбранные кандидатуры. Мы потратили время и совершенно неприличную сумму, чтобы добыть хоть какие-то сведения об этих людях. На мой взгляд, нам лучше всего подходит Невидимка.

 

– Я читала ваше донесение о нем, – кивнула герцогиня. – Что именно в его характеристике дает Вам основание думать, что на этого человека можно положиться?

– М-м-м… Ваша Светлость, у этого человека нет страха, – подумав, произнес барон Ваног, – но его при этом нельзя назвать безрассудным. Невидимка явно не из простых сословий – он разговаривал со мной на равных, а в беседе проявил себя как умный и уверенный в себе человек. У меня сложилось впечатление, что его не интересуют деньги и, как следствие – власть. Но этот человек отлично знает, чего хочет.

– Только понять бы – чего? – задумчиво произнесла герцогиня. – Вы говорите, он сильный маг?

– Это весьма сложно проверить, ведь он носит Зеркало, Ваша Светлость. Кстати, это еще одно доказательство того, что Невидимка не из простых людей.

– У него есть слабые места?

– Мне об этом неизвестно, Ваша Светлость, – вздохнул барон Ваног. – Однако я с трудом представляю себе возможность и последствия его шантажа – для этого он слишком независим. И опасен!

– Найдите, – последовал резкий приказ герцогини. – Невидимка молод, и должен ради чего-то жить. Даже если он столь же искусен в переговорах, как и в магии, для нас нелишним будет иметь в руках какие-то аргументы для его убеждения.

– Мы прилагаем максимальные усилия, Ваша Светлость.

– А что тот, другой? Кнут Могила, кажется? – поинтересовалась Эсте Санром. – Он совсем не подходит для нашей задачи?

– А вот личность Кнута Могилы очень хорошо понятна – разбойник, убийца, алчен до денег и власти, жесток, хорошо владеет магией. Паталогический предатель – на людей такого типа нельзя полагаться, потому что они всегда преследуют лишь свои интересы.

– Можно подумать, есть наемники, которые поступают по-другому! – опять влез в разговор граф Ортл. – Все они одинаковые, и разница лишь в цене, которую они просят за свои услуги!

– Так Кнут как раз попросит втридорога авансом, а потом свои обещания не выполнит! – отрезал Ваног. – И у него даже искать слабости бесполезно. Он настолько жесток, что ни одна живая душа о нем не всплакнет, если тот окочурится. А сам он и вовсе лишен каких-либо привязанностей!

– Не скажите, барон, – возразила герцогиня, – слабости у него есть. Вы сами сказали – жажда денег и власти. На этом можно вполне неплохо сыграть. Во всяком случае, – усмехнулась она, – я точно знаю, как общаться с подобными субъектами.

Барон Ваног аж передернулся от мысли, что ему, не дай бог, придется разыскивать и иметь дело с Кнутом Могилой. Непонятный и опасный Невидимка резко стал как-то ближе и милее.

– Но его внешность! Ваша Светлость, его могут узнать! В Департаменте Спокойствия может иметься описание этого бандита!

– Мне Вас учить, какими способами меняется внешность? – холодно спросила герцогиня. – Вы разучились работать с магией, Ваног?

Барон замялся и притих, подыскивая аргументы, но в голову ничего толкового не приходило.

– Прикажете искать Кнута Могилу, Ваша Светлость? – с дрожью в голосе спросил советник.

– Вижу, что общение с убийцей Вам менее по душе, чем с Невидимкой, – усмехнулась герцогиня Санром. – Не бойтесь, Ваног, он не опасен до тех пор, пока мы ему не заплатим.

После этих слов барон побледнел как полотно, потому что ему сразу же пришел в голову вопрос – а что будет после того, как Кнут получит свои деньги?

– Он тут же предаст нас и постарается убить, – ответила на молчаливый вопрос герцогиня. – Но мы платим по факту, и это самое важное. А далее нашей задачей будет его переиграть и нанести удар первыми.

– Так Вы склоняетесь к кандидатуре Кнута? – осторожно поинтересовался граф Ортл.

– Вы сами сказали, что его личность нам понятней, а значит – им будет легче управлять. А Невидимка от работы отказался, ведь так? Пока вы не найдете, чем его заинтересовать, я не вижу возможности привлечения его на нашу сторону. Со слабо мотивированным союзником иметь дело опаснее, чем с продажным разбойником.

Герцогиня встала, чем дала понять, что совет окончен.

Ее помощники проводили взглядом высокую, крепкую фигуру Эсте Санром. После того, как она покинула комнату, граф и барон переглянулись – решение герцогини выглядело неожиданным для обоих советников. Один ратовал «против всех», второй – за Невидимку. А в итоге она выбрала разбойника и убийцу Кнута. Чудны дела твои, Боже!

Ни тот ни другой не заметили в уголках губ уходившей графини улыбку.

«Пусть поломают голову. Если этот Невидимка действительно так хорош, я узнаю об этом без их помощи. И, надеюсь, что скоро», – уверенно подумала герцогиня, удаляясь в свои покои, – «Надо только проявить терпение».

4

– Присаживайтесь, госпожа маг! – Хозяин кабинета приветливо кивнул на удобное кресло у стола.

«А куда же делся прежний обитатель данного помещения?» – вертелось на языке у Даны. Но она ничего не сказала, просто молча поклонилась, ведь всё же с таном разговаривает!

– Руководство Арбитриума доверило мне столь почётную миссию – сообщить Вам о королевской милости!

Девушка встала – королевскую волю полагалось выслушивать стоя с непокрытой головой. Но головного убора она и так не носила, так что оставалось только принять почтительную позу.

– Указ Его Величества, короля Дайна Геора! – тан сделал подобающую паузу. – «Зачислить Дану Бакли в гильдию магов Этерны на должность боевого мага. Положенные в данном случае испытания считать успешно пройденными…»

Насколько ей было известно, таковых случаев – за всю немаленькую историю гильдии, было всего три. И все – во время войны. Не до соблюдения в такое время ритуалов, знаете ли…

– «…Королевскому казначею в трехдневный срок выкупить у торговца текстилем Изоца Кепа домовладение по улице Джерг …»

«Опаньки! И где ж мне жить-то теперь?»

– «… и передать его означенной Дане Бакли в пожизненное бесплатное пользование, освободив её от установленных платежей в казну».

«А вот это – нехилый такой подарочек! И всё – за чужой счёт, королю это не стоило вообще ни гроша»

– Вам также предоставляется возможность ходатайствовать о присвоении личной неимущественной привилегии. – закончил чиновник протянул девушке свернутый в трубку указ.

Вот это была коронная «фишка» монарха. Его Величество отличался завидным чувством юмора и никогда не упускал возможности немного пошутить. А заодно – и посмотреть – кто и на что горазд!

Большинство из облагодетельствованных подобным образом счастливцев выбирали что-то выспренное, но совершенно бесполезное. Типа права сидеть в присутствии короля или права не снимать шляпу при его входе. Эффектно – но совершенно бесполезно. Ибо предстать перед его лицом, чтобы воспользоваться оной привилегией, удавалось совсем немногим. Да и то… придворные обычно тактично намекали, что, мол, привилегия-то она есть, но монарха следует уважать! Всем.

А то ждать следующей возможности лицезреть Его Величество…

Один такой «умник», желая выслужиться перед королем, испросил разрешения не кланяться герцогу! Каковое немедленно и получил. А, поскольку герцог в королевстве имелся только один – Джено Санром, да и того не стоило вскорости ожидать при дворе… пользы от таковой привилегии было немного. Но король оценил, и в долгу не остался!

– Прошу разрешения взять из зверинца детёнышей вура. Они ранее жили со мною рядом и привыкли ко мне. Так что опасности это никакой не повлечёт. Клетку для их содержания я выстрою.

– Вура? – удивился хозяин кабинета. – Ну… Я доложу о вашей просьбе!

Через три дня два пушистых подросших котенка с рычанием скакали по дому, играясь со счастливой собакой.

Праздношатающийся гуляка отлепился от столба, который он подпирал вот уже почти полчаса. Пошатнулся – со стороны могло показаться, что он с трудом удерживает равновесие. Да и вином от него попахивало явственно, так что не было ничего необычного в том, что он какое-то время подпирал своё тело столбом.

Пошатываясь, он кое-как добрёл до угла. И, поворачивая за него, бросил быстрый незаметный взгляд на покинутую им площадь.

Ничего интересного.

Никто не последовал за пьянчужкой и не бросил своих дел для того, чтобы за ним приглядеть.

Сделав ещё пару десятков шагов, он резко свернул в неприметный пролом в стене – и уже через несколько мгновений, прижавшись к стене, внимательно наблюдал за переулком, по которому только что шёл.

Никого.

За пролом он ушёл уже совершенно трезвой упругой походкой. Через пару минут поднимался по лестнице на второй этаж большого дома. Постучал в дверь. Она скрипнула, пропуская гостя.

В комнатке за дверью было даже как-то тесновато от пятерых человек в полном вооружении, кроме копий. Ими орудовать в столь небольшом пространстве было бы совсем неудобно.

У вошедшего никто ничего не спрашивал – молча расступились, пропуская его к следующей двери. Чужой сюда войти не мог в принципе, – сгорел бы на закладках ещё на подступах. А раз вошёл, и ни один охранный амулет даже и не брякнул – то, стало быть, всё в норме.

За следующей дверью на кровати с девушкой лежал Кнут Могила. Увидев вошедшего, он резким жестом отослал девушку. Обождав, пока за нею закроется дверь, он вопросительно посмотрел на гостя.

– Кнут, у этого человека есть второе прозвище – Мастер.

– Так… – маг присел на кровати. – Значит, он осмелился противостоять мне!

– Не факт, – покачал головою гость. – Есть версия, что он тоже пытался выйти из облавы. И ваши пути пересеклись.

– Но он убивал моих людей!

– Тех, кто пробовал на него напасть – не более того. По слухам, он наёмный убийца. И сильный маг. И никого не убивает просто так – только за деньги.

Могила фыркнул.

– Ну, тут у нас не настолько уж и много отличий… я тоже никого не убиваю задаром. Что ещё?

– Та женщина-маг… Она получила особую благодарность короля. Казна выкупила дом, в котором она жила – и передала ей в пожизненное пользование.

– Ну, с ней-то я ещё посчитаюсь! А этого… Мастера где искать?

– Он в хороших отношениях с городскими ворами. Покойный Бенат Гэйз весьма его ценил и прислушивался к советам. Так что, прибегать к их помощи я бы не стал.

– Отставные маги?

– Я пробовал. Молчат, и только что не сбегают! Его боятся – и сильно! Насколько мне удалось выяснить, он уже к кому-то наведывался домой – и человек этот чуть не поседел в результате данного визита. Никакие защитные заклинания не сработали.

Маг пожал плечами.

– Если, он сильный маг, то ничего удивительного. Он вполне мог их подавить… Они, что же, считают его более сильным, чем я?

– Не знаю. Но, жить хотят все! – гость оставался поразительно спокойным пред лицом раздражённого Могилы.

– Так…

– Им занимается лично Ибар.

– Этот тихоня? А он тут чего потерял?

– Вот, – на кровать лег лист бумаги. – Я достал это с большим трудом… очень дорого!

Маг взял бумагу и углубился в чтение.

– Лекс Гор? Я помню это имя. Он уже как-то попадался на моём пути… Ага, так он знаком с этим магом-женщиной?! Интересно…

Кнут с интересом просматривал документ.

– Что?! Санром?!.. У кого там настолько плохо с головой?

– У министра двора.

– Ты шутишь!

– Внизу его подпись и печать.

Маг положил бумагу и какое-то время раздумывал.

– Вот что… Эту Бакли надо убирать – и быстро! И Ибара – его первого! Слишком уж этот тихоня стал опасен!

«Как быстро подросли котята, – подумала Дана, разглядывая забавно копошащихся церканов, – сколько им уже? Три с половиной месяца? Четыре?»

Шкурка животных ощутимо меняла окрас. Коричневые пятна стали заметно больше и ярче, исчез котячий пух, на загривке шерсть отросла значительно длиннее и стала немного похожа на гриву. Особой гордостью котят были длинные толстые хвосты, именно его сейчас уверенно грызла Сорна, повалив своего брата Мурика в шутливой игре.

«Ну и имечко Лекс выбрал для котенка, – очередной раз удивилась Дана, – что за Мурик такой? Несолидное имя для такого серьезного зверя, как церкан!»

Узнав о том, какое имя Лекс выбрал для мальчика, Дана настояла на своем праве придумать имя для второго котенка. После трех дней мучительных раздумий появилась Сорна, «стремительная, игривая, быстрая». Именной такой и была вторая кошечка.

– Сорна, ко мне! – позвала Дана котенка. – А ну!

Она похлопала ладонью по колену. Сорна перестала отргызать братцу хвост и внимательно посмотрела на Дану – стоит ли выполнять команду или продолжить начатое? Но в этот момент Мурик удачно залепил сестрице лапой по уху, и та решила, что, пожалуй, можно прекратить игру и подойти к человеку – а вдруг он угостит ее чем-нибудь вкусным? Вон, в руке у нее что-то зажато, вкусно пахнет.

 

Так и вышло, Дана поощрила котенка ломтиком подсушенной свиной шкуры. Громко и вкусно чавкая, Сорна великодушно разрешила погладить себя по спине. Рядом немедленно нарисовался брат и тоже потребовал свой кусочек лакомства.

– Ларс! – крикнула вниз магичка. – Принеси еще свиных гренок для котят! Они уже все съели!

Через пару минут на лестнице послышались громкие шаги помощника, в комнату ввалился Ларс, неся плетеную плошку с лакомством. Церканы мгновенно перекочевали к мальчишке и громко и весьма своеобразно замурчали.

– Вот, вот вам! – немного нервно запричитал Ларс, бросая горсть сухарей прямо себе под ноги. – Жрите! О, боги! Госпожа Дана, они ведь скоро нас совсем разорят! Они же постоянно голодные!

– Да уж, едят они немало, – согласилась Дана, – зато растут не по дням, а по часам! Посмотри, они уже скоро догонят Края! Кстати, – встрепенулась она, – а где он?

– Его забрал мастер Симс, пошли прогуляться на рынок, – пояснил Ларс. – Это ведь ничего?

Парень немного испуганно уставился на Дану – вдруг нельзя было Края отпускать? Все-таки, это такой надежный охранник.

– Конечно, – успокоила Дана мальчишку, – ты все правильно сделал. Более того, теперь, когда у нас в доме живут церканы, никому из нас не стоит выходить на улицу без сопровождения собаки. Понятно? – строго спросила она у Ларса.

Вокруг них в последнее время произошло столько тревожных событий, не хватало еще, чтобы с кем-нибудь из ее друзей что-то случилось. Хватит с нее Лекса Гора, за которым постоянно тянется какая-то бесконечная вереница опасных приключений!

– Решетки на окна второго этажа когда поставят? – решила сменить тему Дана. – Не можем же мы котят постоянно в клетке держать.

– Котят! – возмущенно фыркнул Ларс. – Не желал бы я никому с таким котеночком встретиться один на один. Да они скоро лапы мне на плечи смогут ставить!

– И все равно, – упрямо мотнула головой Дана, – животным надо двигаться, да и собака хочет с ними играть – клетка маленькая, они втроем туда не влезут.

– Сегодня обещают прийти, госпожа Дана! Утром от мастера записку принесли! – встрепенулся Ларс. – И привезут железо для большой клетки, которую мы хотим установить в саду.

– Хорошо, что у нас дом стоит отдельно от всех, – вздохнула магичка, – забор кругом, и с улицы не видно, что у нас во дворе. Церканы в городе – такое нечасто встретишь, если не сказать – никогда. Не стоит народ пугать.

– Я специально ближе к вечеру рабочих вызвал – на улице уже будет не так много людей. Правда, закончат они совсем поздно, – добавил Ларс, – но вас же все равно дома до самого вечера не будет – мешать будет некому.

– Да, я думаю, что к моему возвращению решетки уже будут сделаны. Я сегодня припозднюсь, наверное. Мастер Симс меня проводит.

– Уф – ф… тогда хорошо! Я за всем обязательно присмотрю, – заверил Ларс. – Тут ведь главное рабочих не перепугать, а то увидят вуров, и поминай, как звали. Сбегут из дома, и потом не дозовешься!

– Котят в подвал спусти, – посоветовала магичка. – Ты, главное, еды им приготовь побольше, чтобы они мяукать не начали, – усмехнулась она. – Они всегда шумят, когда голодные.

Дана представила на мгновение, как рабочие, устанавливающие решетки, вдруг услышали бы легендарные голоса вуров, доносящиеся из подвала дома, в котором они ведут работу. И правда, сбежали бы, побросав инструменты, без оглядки!

– Разоримся мы, ей-богу, разоримся! – опять начал причитать Ларс, как только Дана вновь упомянула о еде. – Я им куриных голов куплю! И лап! Нечего им только мясо жрать, – с неудовольствием произнес он.

В этот момент Сорна как-то особенно проникновенно затарахтела и поднялась на задние лапы, желая оказаться поближе к лицу Ларса. Тот машинально опустил руку на голову церкана и ласково потрепал ее между ушей. Сорна зажмурила глаза от удовольствия.

– Ну, может, еще печенки куплю, – вздохнул Ларс. – И молока, – добавил он, окончательно сдаваясь на милость шершавого языка, лижущего его открытую ладонь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru