Litres Baner
Претендент

Александр Конторович
Претендент

«Попала… – Дана чуть не присвистнула от удивления. – И что ему от меня нужно?»

Она слишком хорошо представляла себе истинное назначение указанной организации. И никаких иллюзий на свой счёт не строила – из её застенков её не вытащит даже Лекс…

– А ведь в последнее время Вы работали на нас… Вот я и решил, что держать Вас в неведении далее не стоит, это может помешать работе.

«Так… молчать с понимающим лицом!»

– Мы проводили тайное расследование. В том числе – и среди членов Арбитриума. Это касается безопасности Его Величества, поэтому, сами понимаете… – развёл руками собеседник.

– Но… Я в городе новый человек. И попросту не могу знать ничего такого…

– А Вы и не должны были ничего знать. Напротив – нам именно такой человек и требовался. У Вас тут нет знакомых, связей – Вы никому не известный маг. Да к тому же – ещё и общавшийся со всякими сомнительными личностями.

– Вы имеете в виду Лекса Гора? Но он же куда-то исчез… и я не имею ни малейшего понятия…

Ибар кивнул.

– Да, я говорю именно о нём. Вы точно ничего о нём не слышали больше?

– Нет, – твёрдо ответила Дана. – Думаю… что он нашёл бы способ дать знать о себе, если бы…

– Если бы – что? – приподнял бровь собеседник.

– Если бы он этого захотел.

– То есть, Вы не верите в его смерть? – это вступил в разговор уже Генца.

– Если бы Вы знали его настолько хорошо, насколько его знала я… вы тоже не поверили бы в это.

Оба чиновника переглянулись.

Ибар медленно кивнул.

– Я рад, что не ошибся в вас…

«… во исполнение поручения Вашего Величества, нами было проведено расследование нескольких странных случаев, имевших место в столице на протяжении последнего полугода.

1) Так, например, странным образом активизировали свою деятельность неофициальные представители герцогства Санром. Ничего явно противозаконного в их действиях выявлено не было, но сам факт возросшей активности заставляет задуматься;

2) Зафиксирована деятельность некоторых отставных магов по объединению в неформальную структуру. Особую озабоченность вызывает тот факт, что часть магов является отставниками с имперской службы. Сведениями об их деятельности за указанный период служебной деятельности гильдия магов Этерны не располагает;

3) Преступный мир столицы необъяснимым образом консолидировался, объединяясь вокруг нескольких вожаков. Причём, гибель одних главарей не привела к ожидаемому распаду группировок – место погибших в кратчайший срок было занято новыми людьми. Более того, отмечены контакты отдельных представителей руководства группировок с представителями герцогства и объединёнными магами-отставниками;

4) Отмечены контакты ряда представителей знати с отставными магами и посланцами герцогства Санром;

5) Следует отметить, что руководство армии не замечено в каких-либо неофициальных контактах с кем-либо из вышеперечисленных лиц. Что, однако, не позволяет нам расслабиться – подобные связи вполне могут иметь место на низовом уровне;

6) Всё вышеуказанное позволяет сделать вывод о том, что мы имеет дело с попыткой создания заговора, объединяющего под своей крышей преступный мир столицы, отставных магов и часть дворянства.

Отправной точкой данных изменений можно считать прибытие в столицу некоего «кузнеца» – Лекса Гора. Будучи задержан, благодаря умелым действиям главы Канцелярии Вашего Величества, он, однако, вскоре бежал из хорошо охраняемой тюремной башни. Что, по заключению соответствующих специалистов, совершенно невозможно без содействия извне. Причём, оказать такое содействие мог только маг высшего уровня.

Сразу же после этого, в столице появляется некий Мастер (по слухам – наёмный убийца высокой квалификации), он же «Невидимка». По имеющейся информации – маг высокого уровня. Мы не склонны связывать личность мага с Лексом Гором – у того, при обследовании не выявлено сильных магических способностей. Но, тот факт, что они каким-то образом согласовывают свои действия – неоспорим.

Учитывая тесные контакты Мастера с преступным миром столицы, нами была разработана операция, имеющая своей целью не только устранение верхушки преступного сообщества (что удалось сделать почти полностью), но и выявление «Невидимки». Для этого гильдия магов Этерны должна была обеспечить надёжное прикрытие стражников боевыми магами. А попутно – выявить среди руководства гильдии тех лиц, которые имеют контакты с заговорщиками.

Следует отметить, что практически на всех постах маги оказывали должное содействие страже, благодаря чему было выявлено и задержано изрядное количество подозрительных лиц и явных преступников.

Везде, кроме одного поста.

Именно на него, в обход всех правил, по личному настоянию одного из руководителей Арбитриума – тана Зиго Маре, была назначена маг-розыскник Дана Бакли, не имеющая должной подготовки в качестве боевого мага, хотя и обладающая некоторыми задатками в данной области.

В результате чего, именно через этот пост и была осуществлена попытка прорыва, в ходе которой погибло девятнадцать стражников Серой стражи и шестеро получили ранения. Следует отметить тот факт, что, оставшись без подмоги, Дана Бакли проявила выдающуюся храбрость и смогла нанести тяжелые потери нападавшим. Её способности боевого мага оказались достаточно серьёзными, хотя и не идущими ни в какое сравнение со способностями противника. Во главе прорыва стоял тот самый «Невидимка», подтвердивший в ходе боя самые худшие подозрения. Это, действительно, боевой маг выдающейся силы.

Изучив следы применявшейся магии, специалисты гильдии магов в один голос утверждают, что противостоять данному сопернику Бакли была не в состоянии – их силы попросту несоизмеримы.

Хотелось бы отметить, что в прорыве участвовал не только сам маг, но и прикрывавшие его наёмники, по большей части погибшие. Потери противника оцениваются более, чем в сорок человек, среди которых опознана небезызвестная Алэа Кемина – «храбрая Алэа», находившаяся в списке наиболее опасных преступников королевства.

Хочу особо подчеркнуть, что версия о том, что Мастер и «Невидимка» – разные люди, получила в ходе боя косвенное подтверждение. Очевидцами был замечен человек, не применявший магию, но хорошо владевший мечом. Им была даже оказана помощь одному из раненых стражников, который впоследствии его и описал. Он одновременно видел уходившего мага и человека с мечом, который, оказав ему помощь, удалился следом за магом. Это косвенно подтверждает слова очевидцев о том, что Мастер убивает только тех людей, которые представляют для него опасность или тех, за которых ему заплачено.

Маг же бил вообще всех подряд, не делая различия даже между стражниками и помогавшими ему наёмниками.

Тан Зиго Маре, будучи опрошен руководителем отдела внутренней безопасности гильдии таном Генца, показал, что, назначая Дану Бакли на пост, руководствовался исключительно личной к ней неприязнью, допуская возможность неисполнения ею поставленной задачи. Именно по этой причине он не принял мер к выделению ей в помощь профессионального боевого мага.

Однако, проведённое моей службой расследование, выяснило, что в день побега Лекса Гора из тюремной башни, Зиго Маре отсутствовал дома несколько часов. Не было его и на службе, откуда он в этот день ушёл необычно рано. Будучи опрошен на этот счёт, он затруднился дать пояснения относительно своего местопребывания.

Следует учесть, что одной и форм специализации тана является скрытое проникновение и отвод глаз…»

Король отложил доклад и поднял взор на стоявших перед ним посетителей. Министр двора и руководитель департамента Спокойствия смиренно ожидали его указаний.

– Маре – арестовать! Лишить всех званий, титулов и привилегий! Дознание по всей форме!

– Слушаюсь, Ваше Величество! – наклонил голову министр.

– Усилить работу по этим отставным магам! Они явно не просто так тут собрались…

– Будет исполнено, Ваше Величество! – поклонился Зеру Ибар.

– В целом – крайне недостаточно, господа! Я недоволен – так и передайте главе Арбитриума! И, эту… как там её… – король заглянул в бумагу. – Бакли – наградить! От моего имени!

Министр двора почтительно поклонился.

– Я подумаю над всем прочим – и сообщу вам свою волю! Ступайте! – величественно кивнул король.

– Что ж… – спускаясь по ступеням дворцовой лестницы, произнёс граф Дел. – Ваша тактика принесла результат! Смею выразить вам своё уважение!

– Теперь посмотрим, что расскажет этот самый тан…

– Бывший тан – вы ведь именно это хотели сказать?

– Вы правы, Ваша Светлость… Как всегда.

2

Слишком уж часто в последнее время стало мелькать это имя – герцогиня Санром. Никогда не верил в совпадения, а в случае с герцогиней – и подавно. Почему? Да все просто – имя Эсте Санром предпочитали вовсе не упоминать, поскольку находилась герцогиня если и не в опале у Его Величества то, как минимум – в немилости. Ну и с чего бы вдруг вопросы и разговоры все чаще стали крутиться вокруг строптивой и таинственной владелицы чуть ли не единственного в государстве Зеркала – чудодейственного доспеха, защищающего своего хозяина (в данном случае – хозяйку) от губительной силы магии?

Поразмыслив над этим на досуге, я решил собрать сведения для дальнейшего планирования своей деятельности. В поисках информации пришлось прибегать к помощи посторонних лиц – ни паспортных столов, ни справочного бюро в государстве пока не наблюдалось. И самыми надежными и достоверными источниками в Этерне всегда заслуженно считались представители духовенства.

К ним-то я и направился.

Повод для визита у меня нашелся легко. Увесистый мешочек золотых монет, которые я решил «пожертвовать» на строительство госпиталя, гостеприимно открыл мне двери к настоятелю монастыря святого Тилля.

Накануне своего визита я отправил посыльного в монастырь, чтобы испросить аудиенцию, надеясь, что цель моего визита сделает отца настоятеля более сговорчивым. Монахи в принципе всегда были достаточно закрытыми от светского мира, но в денежных вопросах соображали резво и никогда не упускали возможности обзавестись дополнительными спонсорами. Причём их не особо интересовали взаимоотношения жертвователей с официальными властями. Пожертвования в монастыри делали даже отпетые разбойники – и монахи не брезговали и ими.

 

Расчет оказался верным, и отправленный мной мальчишка прибежал с доброй вестью: мешочек и меня ожидали завтра в монастыре.

Отец Кевак дружелюбно приветствовал меня в своем кабинете, больше похожем на библиотеку, чем монастырскую келью. Окинув беглым взглядом высоченные полки, полные свитков, пожелтевших листов пергамента и уставленные книгами в потемневших кожаных переплетах, я с уважением покивал головой и изобразил всем лицом максимальное почтение к хозяину кабинета.

– Отец Кевак, благодарю, что нашли время для моей скромной персоны, – как смог смиренно произнес я.

– Рад приветствовать Вас, Мастер, – скрестив руки на груди, ответствовал настоятель. – Ваш посыльный вчера обрадовал нас доброй вестью, – сходу пошел в разведку монах.

«Правильный мужик, – ухмыльнулся я про себя, – не откладывает важные вопросы напоследок. Я бы, пожалуй, также поступал – а то вдруг клиент передумает? Уж лучше сразу все расставить по своим местам».

– Да, святой отец, – я скромно потупил глаза, – давно я к вам не захаживал. Вот, решил внести свой вклад в ваше благое дело. Раз уж не имею возможности помочь чем-то иным…

«Хороша бы была «помощь» от того, кого считают мастером «мокрых дел»! Даже, как-то и представить себе такое не могу».

Я похлопал себя по поясу, где был надежно закреплен кожаный кошель с монетами. Но деньги отдавать не спешил. Я ведь тоже не идиот – золотые на меня с неба не падают. Любой «вклад» чего-то должен стоить. В моем случае – информации.

Настоятель сверкнул глазами в сторону вожделенного кошелька, затем вздохнул, поняв, что посетитель не является восторженным религиозным фанатиком, желающим купить себе щедрым подношением место в небесный пантеон, а пришел за конкретным делом.

– Прошу, – пригласил он меня к столу, – присаживайтесь, Мастер.

– С удовольствием, отец Кевак, – коротко кивнул я.

– Вас давно не было в нашей обители, – забросил удочку монах. – Вы уезжали по делам из Этерны?

«Как будто он не знает, что я все время был тут. Ну, да ладно, будем считать, что эта фраза – просто мостик для того, чтобы начать беседу».

– Частенько приходилось отлучаться, – согласился я, – времена нынче … неспокойные. Да и дела хочу расширять, – добавил я, глядя в упор на священника.

– В каких местах? – тут же подобрал он эстафету.

– М-м-м… подумываю насчет Кесоны. Что скажете, святой отец?

В кабинете священника повисла небольшая пауза. Отец Кевак задумчиво смотрел в узкое окно на стене напротив. Он не торопился с ответом, потому что хорошо понимал, что каждое неосторожное слово может принести неприятности как ему лично, так и монастырю, в котором он служит.

Я (чисто случайно, разумеется!) задел за пояс, на котором заманчиво висел тяжеленький кошелек. Данный жест привел священника в чувство, он ожил и перевел свой взгляд на меня.

– Я бы на вашем месте выбрал другую провинцию для ведения дел, – осторожно посоветовал монах. – Кесона – не самое лучшее место для расширения деятельности.

– Почему же?

– Видите ли, Мастер… Вы тут человек новый, не хочу поставить Вам это в упрек… но, – отец Кевак немного замялся, – политические силы провинции находятся сейчас не в самом выгодном положении. Кесонская знать традиционно поддерживает герцогство Санром, а оно сейчас не в фаворе, скажем так. Ну, и как следствие, торговля и ремесла тоже испытывают определенные трудности. А оно Вам надо?

– Как сказать, – задумчиво проговорил я. – Иногда в мутной воде можно поймать неплохую рыбку. Да и не собираюсь я лезть в политические дрязги. Мне бы свою деньгу заработать, а что там у этой герцогини с властью – меня не касается. Говорят, Кесона – самая богатая после Этерны провинция. Это так?

– Так-то оно так… – вздохнул монах, – но уж больно герцогиня ведет себя вызывающе. Не думаю, что так может долго продолжаться. Не ровен час – полетят горячие головы…

– Я слышал, что герцогиня носит Зеркало. Это правда?

– Истинно, – кивнул головой отец Кевак. – Я лично это видел. Лишь единицы в государстве могут себе позволить такую защиту, и это, как вы понимаете, лишний повод для раздражения там, – палец священника поднялся вверх.

– Зачем герцогине Зеркало? За нее разве некому заступиться? – мне изо всех сил надо было разговорить священника.

– Как я уже упоминал, у Эсте Санром напряженные отношения с властью. Ее муж погиб при странных обстоятельствах накануне поединка с Его Величеством, герцогиня, будучи беременной сыном, спешно покинула столицу, и с тех пор ни разу не появлялась при дворе. Она родила наследника, но ходят слухи, что и на него тоже совершались покушения. По крайней мере, уже несколько лет Джено Санрома никто не видел. Говорят, он серьезно болен и не способен управлять герцогством – все дела ведет его мать, герцогиня Санром.

– А что собой представляет сама герцогиня, отец Кевак? Неужто женщина может справиться с целым герцогством?

– Скажу по совести, Эсте Санром утрет нос в государственных делах не только любому из ныне здравствующих государственных мужей, но и, пожалуй, многим военным начальникам в нашей армии.

– Хм, – усмехнулся я.

– Напрасно, Мастер, – покачал головой монах. – Вы знаете историю рода Санром?

Я отрицательно покачал головой. Конечно, не знаю – я же за этим и пришел в монастырь, чтобы узнать побольше о герцогине.

Эсте Санром, единственной дочери герцога Фаррета из древней семьи Ланкаров и вдове герцога Палу Санрома принадлежали, пожалуй, самые процветающие земли в государстве – герцогство Санром. Своим богатством владения были обязаны не только выгодному географическому положению – море, леса и плодородные земли, но и грамотному управлению. А так же в герцогстве имелись крепкие военные традиции, и Санромы издавна поставляли стране услуги лучших лучников, мечников и военных магов, а также знаменитых кесонских рысаков.

Процветающие подданные – это, безусловно, постоянный источник зависти для главы любого государства, и Его Величество не был исключением из этого правила. Со стороны Этерны постоянно чувствовалось недовольство, которое выражалось необоснованным повышением налогов. Но в ответ на каждый налоговый выпад герцогство аккуратно реагировало повышением цен на лошадей и услуги своей армии, в которой постоянно нуждалось государство. Само собой, каждый раз для повышения находились «веские» поводы. Таким образом и соблюдался финансовый паритет.

И все бы было ровно, если бы семья Санромов не имела бы право претендовать на королевский трон.

– Но ведь это было лет двести назад, наверное? – удивился я. – Неужто до сих пор знать в лагере Санромов не унимается?

– Не двести лет, конечно, – возразил отец Кевак, – но достаточно давно, чтобы уже успокоиться. Но Вы же знаете, Мастер, вопросы крови всегда воспринимаются крайне болезненно, а уж королевскими особами – и подавно.

– Чем выше положение, тем острее обида при его потере, соглашусь, – покивал я изображая понимание.

– Семья Санромов занимала трон более ста лет, и лишилась права управлять государством в процессе объединения двух королевств. Объединение… – тут священник сделал многозначительную паузу, – …вопреки ожидаемому кровопролитию – заметьте! – прошло мирно, и Санромы добровольно уступили трон династии Георов.

– Но всегда находится кто-то, кто считает, что его обделили? – ухмыльнулся я в ответ.

– Так и есть. Среди высокопоставленных лиц герцогства все еще продолжают тлеть нереализованные политические амбиции. Да и со стороны сторонников Его Величества есть немало представителей знати, которые видят прямую угрозу в существовании семейства Санром.

– И как же герцогиня умудрилась выжить в таких непростых условиях?

Этот вопрос интересовал меня особенно. Раздумывая над положением вдовствующей герцогини, я пришел к выводу, что у нее, пожалуй, было всего два пути – выйти замуж за того, кого назначит король, либо сгинуть от руки наемного убийцы.

– Любая женщина на ее месте уже лишилась бы, как минимум, политической власти и экономической независимости, а как максимум – и самой жизни, – подтвердил мои догадки отец Кевак. – Любая, но не Эсте Санром. Эта женщина не уступит по своей решительности любому военачальнику! Перед смертью мужа она собрала неприлично большую сумму, практически опустошив свою личную казну, уже изрядно пострадавшую в ходе войны, и заказала себе Зеркало. Герцогиня понимала, что она в любой момент может оказаться «случайной» жертвой.

– Весьма дальновидный поступок для Ее Светлости, – согласился я.

«Я бы точно так же и поступил. На хрена все эти деньги, если вот-вот тебя убьют? Чтобы королю все досталось?»

– После смерти своего супруга герцогиня исчезла из Этерны. Буквально – испарилась. До сих пор никто не знает, каким образом она смогла проскочить мимо охраны – сначала обманув дворцовую стражу, а затем Серую. И как ей удалось незамеченной выйти за городские ворота?! Там же своя система магической охраны!

– И что же, Его Величество так и оставил амбициозные планы в отношении строптивой герцогини?

– Королю, ясное дело, выгоднее было бы избавиться от неопытной политической противницы, но за ней стояли серьезные региональные силы, а положение Его Величества было не настолько прочным – Дайн Геор тогда только взошел на престол, и снова устраивать гражданскую войну было не в его интересах. Он решил выдать замуж Эсте Санром за одного из своих приближенных.

– И что с ним сталось? – с большим любопытством спросил я.

– А с чего вы решили, что с ним что-то произошло, Мастер? – не скрывая улыбку, поинтересовался отец Кевак.

– Ну, так герцогиня же так и не вышла замуж, насколько я знаю!

– Она могла просто отказать претенденту… но, впрочем, Вы правы – он умер.

– Я почему-то даже не удивлен.

– Я тоже, – согласился священник. – Никаких подозрений на вдову не пало, все выглядело как несчастный случай. Но второй претендент тоже как-то внезапно скончался. Причем, буквально за день до назначенной свадьбы.

– Как я понимаю, больше желающих умереть в день свадьбы не нашлось? – ехидно улыбнулся я.

– Дайн Геор подбирал для вдовы представителей лучших семей королевства, и терять сторонников таким бестолковым образом он, естественно, не мог себе позволить, – согласился монах. – О свадьбе пришлось забыть.

– Да, герцогиня – крепкий орешек. Не испугалась воли короля, – уважительно произнес я. – Кто-то видел ее после того, как она покинула Этерну?

– Крепкий орешек? – удивившись, переспросил от Кевак. – Хорошее сравнение! – он поцокал от удовольствия языком. – Надо запомнить! Да, Эсте Санром – женщина с мужским характером, хотя и ослепительная красавица при этом. Редкое сочетание качеств, согласитесь?

«Я бы поспорил, – про себя возразил я. – Есть у меня еще один яркий пример перед глазами – наша ведьмочка. С виду – мухи не обидит, а как начнет хреначить своими огненными шарами – только пепел столбом стоит! Не хотел бы я попасть в список ее врагов. А идет по улице – люди головы сворачивают, заглядываясь».

– М-м-м-м, – неразборчиво промычал я вместо ответа.

– Вижу, вы согласны, – удовлетворенно заявил монах. – А насчет того, бывает ли герцогиня на публике – да. В своем герцогстве Эсте Санром появляется на важных мероприятиях, ходит на службы по праздникам – но никто никогда не знает, когда именно и в каком месте она появится.

– Она до сих пор опасается немилости короля?

– Мой дорогой Мастер, немилость короля не имеет сроков давности. Наоборот, со временем она только становится опаснее.

– А что ее сын? – я решил поменять тему.

– Джено Санрому сейчас… – отец Кевак задумался, – тридцать три года. К несчастью, на него были совершены покушения несколько раз. Первый раз – в детстве, когда его здоровью был нанесен серьезный ущерб. С тех пор Джено редко покидал стены замка, а мать активно занималась восстановлением его здоровья – были приглашены лучшие маги и врачеватели со всей Империи. Ходили слухи, что лечение было успешным. Герцогиня «оттаяла» и стала постепенно передавать наследнику бразды правления. Но несколько лет назад была совершена еще одна, к несчастью, более-менее удачная, попытка покушения. Джено был ранен, и последние годы был прикован к постели.

– А почему у него не было Зеркала? – удивился я. – Для своего наследника Ее Светлость, при своей политической прозорливости, должна была предусмотреть какую-то защиту!

– Обстоятельства покушения никому до сих пор достоверно неизвестны, Мастер, – начал объяснять отец Кевак. – Нам известно, что Джено Санром имел Зеркало, но почему в момент нападения на нем этой защиты не было – никто не знает.

 

– А какова ваша версия, святой отец? – я хитро прищурился, глядя на монаха.

– Ошибка телохранителей, вероятнее всего, – предположил отец Кевак. – Могли подкупить кого-то или запугать. Не исключаю также, что и среди ближайшего окружения молодого герцога недоброжелатели тоже могли найти себе союзника. А далее дело за малым – пропустить в покои наследника в нужный момент опытного боевого мага, и дело сделано.

– Тогда это уже ошибка самой герцогини – она должна была проверять свое ближайшее окружение, – возразил я. – А вы говорили, что Эсте Санром чрезвычайно прозорлива и опытна в таких делах.

– Никто не застрахован от ошибок, сын мой, – попробовал оправдаться священник. – И герцогиня могла просмотреть предателя!

Что касается меня, то была у меня на этот счет другая идейка. При случае надо будет проверить. Только вот, попадется ли мне этот случай? Ну, будущее покажет. А пока сменим тему.

– А как герцогиня это пережила?

– Для нее это был страшный удар, – опечаленно произнес отец Кевак. – Но и тут она не опустила руки. Из моих личных источников я знаю, что Эсте Санром искала врачевателей не только в Империи, но и далеко за ее пределами. Насколько медицина преуспела в этот раз, я сказать не могу, – священник понизил голос до шепота, – но в какой-то момент герцогиня просто отослала от двора всех приглашенных специалистов, закрыла двери даже для настоятеля монастыря святого Бити, покровитель которого издревле считается защитником семейства Санром.

– Так он вылечился, выходит?

– По слухам – да, но дал обет уединенности. Он более не появляется на людях, живет внутри замка, в отдельной башне. И доступ к нему имеет лишь герцогиня и пара самых приближенных слуг.

– И даже священник не входит в круг этих приближенных лиц? – удивился я. – Какой странный обет, однако!

– Настоятель монастыря святого Бити исповедует Джено, но он не видит молодого герцога – такова была его воля. Возможно, обет имеет какие-то сроки длительности – все в руках Божьих! – и мы еще сможем увидеть счастливое семейство Санром во главе их процветающего герцогства.

– Вряд ли сие явление сильно обрадует Его Величество, – предположил я. – Насколько я понял, если Джено Санром женится, то под боком у короля вновь может возникнуть довольно опасная и крайне нежелательная оппозиция.

– В герцогстве вообще все очень неспокойно. У Ее Светлости железная рука и сильная политическая воля. Благодаря ее харизме в провинциях царит порядок. Но никто не знает, как изменится ситуация, когда к власти придет ее сын. И… – монах внезапно замялся.

– Что вы хотели сказать, отец Кевак? – решил я дожать священника.

– Поединок с королем до сих пор считается отложенным, со всеми вытекающими отсюда последствиями, – многозначительно закончил он свою мысль.

На этом щекотливом моменте я решил опять поменять тему.

– Что же тогда посоветуете, святой отец? – закинул я удочку. – По приезду в Кесону? Есть ли у вас там надежный человек?

Отец Кевак на мгновение задумался.

«Не спешит делиться своими контактами, – подумал я. – Надо простимулировать!»

– Я оставляю в Этерне хорошо налаженное дело. Придется часто ездить туда-сюда, и вообще – постоянно держать связь. В зависимости от ситуации в Кесоне мои помощники тут на месте будут принимать решения по ведению дел. Поэтому мне крайне необходима достоверная информация о делах в герцогстве. Мои курьеры всегда могут забежать и к вам, святой отец!

– Планируете постоянно держать связь? – уточнил монах.

– Это в моих интересах, – подтвердил я.

«И в ваших, отец Кевак. Будете получать новости из первых рук!» – подумал я.

Видимо, подобная перспектива его вполне устроила – церковь всегда пристально приглядывала за вольнодумной герцогиней на случай… да мало ли на какой случай! Произойти могло все, что угодно, а у святых отцов всегда в рукаве рясы должен находиться козырной туз. Церковь ни при каких обстоятельствах не должна была остаться в проигрыше. И не оставалась!

– Обратитесь к настоятелю монастыря, отцу Вилиру, – промолвил монах. – Я дам Вам рекомендации.

– Обязательно, – кивнул я, – спасибо, отец Кевак. А если мне понадобится, так сказать, неофициальная помощь? – я хитро посмотрел на священника.

– Тогда загляните в таверну «Поющий глухарь», – нехотя проговорил святой отец. – Сядьте за столик у камина и закажите герезское белое вино из погребов Остотского монастыря.

– Такое существует? – усомнился я. Сразу мне показалось это вино «подозрительным».

– Белое – нет, – хитро улыбнулся монах. – Но вас поймут, только проявите настойчивость.

– Это лучшее, что я умею делать, святой отец, – ухмыльнулся я в ответ.

Я поднялся и отстегнул от пояса увесистый кошель с монетами. Золото уютно легло в пухлую ладонь довольного священника.

– Идите с богом, Мастер! – напутствовал он напоследок.

Герцогство Санром объединяло пять провинций на юге королевства. Провинция Канор раскинулась на плодородной равнине и кормила своими урожаями себя и соседние земли, а часть традиционно продавала в столицу.

В Аранте горные пастухи приглядывали за многотысячными стадами овец, поставляя на рынок мясо и прекрасное шерстяное руно. К тому же, традиционно, горные народности этих земель отличались повышенной воинственностью, и немало арантцев служило в элитных отрядах герцогов Санром и наемниками королевских войск.

Три других провинции – Кесона, Лилена и Герера – граничили с Южным морем. Они имели бойкие и хорошо оборудованные порты, через которые шла торговля с сопредельными государствами. А Кесона, к тому же, по судоходной Винисе доставляла заморские товары вглубь страны. По реке сновали вместительные и маневренные барки, нагруженные всяким добром – торговля приносила герцогству немалые прибыли, а потому купцы были здесь в большом почете и имели немало привилегий.

Поэтому я особо внимательно приглядывался к купеческому сословию – дополнительные привилегии еще никому не были в тягость. А уж в моем положении – и подавно. Я поставил на провинцию Кесона не случайно – все-таки, столица герцогства Санром находилась именно здесь, да и земли были достаточно богатыми, чтобы развернуться там при моих-то талантах.

Пожалуй, самым большим богатством Кесоны после порта и полноводной Винисы были знаменитые рысаки – очень выносливая и легко обучаемая порода лошадей. Они настолько хорошо зарекомендовали себя на военной службе, что конные части королевских войск были в большинстве своем экипированы именно лошадьми из Кесоны. Надо будет повнимательнее присмотреться к этим лошадям – глядишь, что интересное и выгорит.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru