Полуденные призраки

Александр Конторович
Полуденные призраки

"Народ потребляет изысканные деликатесы устами своих отдельных представителей…" И где-то я это раньше слышал…

Словом, не договорились.

И с этой же ночи начался обстрел.

Всё делалось по годами отработанной схеме.

Кто-то стреляет по располаге – в ответ открывается огонь.

И наутро у ворот стоит целая делегация местного населения. А перед ними на песке лежит свеженький покойник. Не факт, кстати, что он будет убит выстрелом с нашего поста – могут и свежезарезанного в какой-нибудь разборке притащить. Для чужаков – и такой труп подойдёт. Осматривать тело всё равно никто не даст. А полиция дипломатично не вмешивается – им тут жить…

И в дело вступает многочисленное "семейство" свежеубиенного. Мол, погиб отец (сын, брат, дядя – седьмая вода на киселе…), оставив безутешную родню без средств к существованию. Убит вообще без всяких оснований – просто мимо шёл… Оружия-то при покойном не имеется (да, кто ж его бросит – оно же денег стоит!), стало быть – обычный местный житель. Обычно, рядом с таким стрелком всегда крутятся пацаны помоложе – как раз на этот самый случай. Короче – имеем в наличии случайно подстреленного прохожего. А раз так – платите!

Кстати, один и тот же труп могут и дважды притащить… Меняется только толпа "безутешных" родственников.

А не стрелять в ответ – совсем народ оборзеет. Могут и прямо на базу полезть – такие случаи бывали.

– Здесь существует строгая такса – с каждой такой точки, как наша, в день положено собрать определённую сумму, – поясняет нам один из старожилов – Степаныч. – Назначается ответственный за этот сбор – с него и спрос. Обеспечит – всё, что сверху, его. А уж какими средствами… это всем абсолютно пофиг. Не обеспечит – платит из своего кармана – или секир-башка. Желающих на это место всегда до хрена и больше. Здешние власти это полностью устраивает – они в доле. А на правительство всем начхать – оно далеко.

Старожил прерывается, сделав большой глоток из кружки. Ставит её на стол и продолжает.

– Американцы действовали прямолинейно – стреляли во всё, что представляло угрозу. И любые конфликты старались разрешать силой. Если не прокатывало – откупались. Чаще – не прокатывало. Поэтому они отсюда и ушли. Их база, кстати, именно здесь и располагалась – мы живём в их казармах. Шеф купил всё оптом – вышло совсем дешево.

По-первости задачу пробовали решить относительно жестко. Определили точки обстрела (местные на этот счёт вообще не заморачивались, могли и прямо из окна машины пострелять) и установили там мины. Мол, все претензии к прежним хозяевам базы – они напоследок так расстарались. Мины оказались американские, так что к нам-то какие вопросы вообще?

Пяток самых нахальных стрелков таким макаром прихлопнули.

И наутро перед воротами базы собралась приличная толпа – в предвкушении грядущих выплат.

Рощин был краток.

С базы ответный огонь вели?

Нет.

Какие к нам претензии?

Мины? А мы-то здесь при чём? Кто-то видел, что мы чего-то ставили? Ах, не видел?! Ну, на нет – и суда нет!

Если вы там сами кому-то нагадили – то, вот и с них и спрашивайте.

Пойдя дальше, он предложил расставить по периметру базы видеокамеры – для фиксации обстановки. И сделать радиоканал передачи данных прямо в полицейское управление – пусть видят происходящее в режиме реального времени. Начальник полиции (который по такому случаю лично прибыл вместе со всеми "пострадавшими") моментом просёк свою выгоду и горячо данное предложение поддержал. Вообще, мужик оказался умный, и многие вещи просчитывал просто на лету.

Ну, ещё бы… он тоже в доле был! И знать – за сколько именно "пострадавших" выплачена положенная компенсация – хотел точно и досконально.

"Сгоряча" шеф пообещал передать эти камеры в собственность полиции – от такого подарка тут даже полный лопух не отказался бы!

Три дня всё было тихо – полиция тщательно пресекала любые беспорядки в местах монтажа аппаратуры – она тоже денег стоила! (Своё же бережём – не дядино!) Наши техники старались изо всех сил. А попутно – смонтировали на столбах и ещё кое-что…

В результате всех этих мероприятий, вокруг базы появилась нехилая такая полоска земли, контролируемая днём и ночью. Камеры (на всякий случай…) поставили в защищённом исполнении. Понятно, что от пули кожух не спасёт – но днём тут оружия старались открыто не носить. Полиция этого очень даже не одобряла. А вот от брошенного камня (поди, уследи за всеми пацанами-малолетками) защита была достаточно эффективна. Пацаны тотчас же опробовали новинку на прочность – и обрадованные полицейские очень быстро выловили нескольких юных хулиганов. Какой уж там штраф (или ещё что) с них содрали – неизвестно. Но бросать камни народ прекратил.

День… другой…

И грянули автоматные очереди!

На экране было хорошо видно – ответного огня с базы не вели. (Информация-то скидывалась сразу по двум адресам – и мы видели то же, что и полиция).

Отстрелявшись, стрелки некоторое время повертелись на месте – тишина. И потопали восвояси – более одного магазина никто из них с собою и не брал, не на войну же они идут?

Но по указанному адресу дотопать суждено было не всем.

Ибо, упавшие откуда-то сверху гранаты – от американских же подствольных гранатомётов, в ряде случаев упали о ч е н ь точно.

На этот раз гости появились только к полудню – и без привычной массовки.

– И здесь вы тоже не при чём…

– А что случилось? – спросил Рощин, показательно борясь со сном. – Извините, по нам ночью стреляли… поспать толком не удалось!

И он выразительно покосился на начальника полиции – тот и в этот раз приехал вместе со всеми.

– В городе погибло несколько человек!

– Сочувствую! – кивнул шеф. – Но, насколько я в курсе дела, тут это не совсем уж и редкое явление, так ведь?

– Так… Но, до вашего появления…

– Момент! – в руках шефа появилось несколько листков бумаги. – Вот ваш доклад в министерство – узнаёте подпись?

– Ну… – буркнул начальник полиции. – Мой доклад – и что?

– Здесь перестрелки – почти каждый день! Двое-трое убитых – вообще в порядке вещей! Я уж молчу про раненых…

Понятное дело, что для него это новостью не явилось. Но выторговать хоть что-нибудь и в этот раз не удалось.

Трудно сказать, к каким выводам пришли наши гости.

Но вечером автоматы ударили снова – уже с новых позиций. И надо сказать, что на этот раз стрелки подготовились более основательно – огонь вели из укрытий, а машины с работающими моторами ожидали их неподалеку выбранной для стрельбы позиции.

Сверху это было видно очень даже неплохо – зря мы, что ли так старались наши техники, облегчая будущую работу беспилотников?

Ответного огня не открывали и на этот раз, но удачно сброшенная граната угодила прямо в один из автомобилей, когда он уже отъехал от места "работы" почти на километр. Живым никто оттуда не выбрался…

И никакие угрызения совести никого не мучили! Сам стрелок, водитель и неведомое количество "помогальников" – точно такие же преступники, как и автоматчик. Видел и ничем не помешал? Или, хотя бы, в сторону от них ушёл – нет? Ну, родной, кто ж тебе доктор-то?

На этот раз покойников всё-таки привезли – надо же было хоть как-то мотивировать требование о компенсациях?

Шеф даже и смотреть особо не стал.

– Взрыв, говорите? Так это и вовсе не к нам!

Ещё три обстрела – и восемь мертвяков, плюс ещё один сгоревший автомобиль. Ничего не поменялось, Рощин даже из ворот выходить перестал. На все претензии отвечал помощник дежурного – и ответ был всегда один и тот же. "Мы ответного огня не вели!"

И тогда приехал местный главкоп.

Один, без непременной массовки.

Его провели внутрь, шеф принял гостя в своём кабинете.

– Народ недоволен…

– Он всегда тут чем-то или кем-то недоволен – что с того? Вы же на это никакого внимания раньше не обращали. Что изменилось на этот раз? – пожал плечами Рощин.

– То есть, вы не будете платить?

– Этим вымогателям? Им – не будем.

Шеф полиции дураком не был, и оговорку просёк моментально.

– То есть – кому-то вы всё же платите…

– Тем, кто избавляет нас от этих глупцов. За такое – не жалко.

Гость призадумался.

– Только им?

– Нам ещё кто-то помогает?

– Вот, значит, в чём дело…

– Да, – кивнул генеральный. – Мы готовы сотрудничать. С кем угодно, лишь бы эти люди могли отвечать за свои слова.

– Как я понимаю, здесь вы таких людей уже нашли… И кто же это, если не секрет?

– Увы… – развёл руками Рощин. – Я обещал не называть этих имён. И склонен сдержать своё обещание. Во всяком случае, до тех пор, пока они исполняют свои.

Из кабинета руководства начальник полиции вышел только через пару часов. Сильно озадаченным… и с солидной пачкой денег.

И обстрелы прекратились. Правда, местная полиция вывезла за город целый грузовик несогласных… которых более никто уже не увидел… но, в конце концов, это их город и их страна – пусть сами наводят тут порядок.

А вот после этого уже пошли колонны с грузом.

Каждая проводка планировалась всерьёз, как нормальная войсковая операция. Заранее изучался маршрут, выставлялись в ключевых точках дежурные группы. В состав колонны обязательно входила ремлетучка и грузовик обеспечения. На котором базировалось, как минимум, два серьёзных беспилотника. А уж устройства сброса 40-мм гранат для подствольника – это ещё до нас придумали всякие там "бородачи". Ну, во всяком случае, так было п р и н я т о считать… Штука, в принципе, не сильно сложная, импровизированное оперение для гранаты вообще печатается на 3D-принтере… а всё прочее можно заказать по интернету.

А за всякую прочую летающую мелочь – вообще молчу. Этого добра в каждой группе хватало.

Вообще, надо отдать должное тем, кто планировал создание всей этой организации – работу народ провёл поистине титаническую, без дураков! Одно только межведомственное согласование всяких каверзных вопросов могло бы отнять полжизни хоть у кого. Понятно, что Рощин не был тут с а м ы м главным, кто-то незримо стоял и за его спиной. Но… этих людей никто не видел…

 

А они – точно были! Ничем и никем необъяснимое благожелательное отношение различных структур к вновь возникшей фирме, заключение контрактов с серьёзными партнёрами – всё это и у более раскрученных структур занимало куда как больше времени! Однако, формально, Рощин был просто удачливым одиночкой.

Ага… создавшим настолько разветвлённую и отлично законспирированную организацию? Где правая рука не только ничего не подозревала о действиях левой, но ещё и свято была уверена в том, что ничего, страшнее налоговых фокусов, за родной конторой не числится. Нет, я тоже фантастику читать люблю…

Мне, в принципе, повезло – я пришёл в тот момент, когда контора уже уверенно стояла на ногах и имела серьёзную репутацию. Вполне, кстати, заслуженную. Чего уж это нам всем стоило – другой вопрос…

– Видишь ли, Тёма… – всматриваясь в клубы пыли, говорит Степаныч, не отрывая рук от баранки. – Рано или поздно – но, перед тобою встанет вопрос…

Он выворачивает руль, объезжая внезапно возникшую на дороге колдобину.

– … Так вот… он обязательно встанет! За каким, простите, хреном, мы тут рискуем головами, перевозя по здешним разбойничьим местам всякое барахло?

– Нам же за это платят…

– И ты сюда попёрся только за деньгами? – ухмыляется мой попутчик. – Не смеши мои помидоры!

– Ну… не только…

– Я тебе ещё и подкину! В прошлый раз, ну, когда Ромку подранило, мы чего в Харадж везли?

– Муку.

– И всё?

– Я думал – только её…

– Там ещё и целый грузовик бурбона был – в местных барах бухло закончилось.

– То есть, мы выпивку, что ли, везли?

– И закусь – это уж, само собою разумеется! У местного градоначальника был юбилей – а праздновать нечем!

Харадж – жуткая дыра на самом краю страны. Там, в принципе, ничего интересного нет, да и сельское хозяйство почти никакое. Еле-еле сами себя кормят. Но – город стоит! И будет стоять до тех пор, пока работает местный рудник. Что уж там такого добывают – Бог весть. И добывают очень немного. Но – оно стоит того, чтобы весь этот город продолжал стоять на своём месте.

Добыть – мало. Надо ещё как-то вывезти. И за этим пристально наблюдают всяческие лесные сидельцы – их тут неожиданно много. Пока народ копается в земле, их никто не беспокоит. Но вот, стоит только сформировать конвой для вывоза добытого…

И на дорогах появляются мины. Падают подпиленные деревья, образуя непроходимые завалы. А из леса выглядывают тонкие стволы автоматических винтовок. Здесь в большом почёте "ФН-Фал" – почти все местные стрелки ими вооружены. И надо сказать, что управляются они с этими винтовками очень даже неплохо – расчищать завалы под огнём не так-то уж и легко!

И начинается локальная война – полиция и армия насмерть стоят за вывозимый груз. Точно так же упираются и лесные стрелки – им тоже хочется жрать. Это правительственные силы худо-бедно подкармливают, эти же живут тем, что смогли добыть сами. Купить, украсть, отобрать – всё равно.

И такое положение дел тут уже давно.

Время от времени, когда что-то происходит в далёкой столице, власть меняется. И вчерашние лесные воители иногда могут занять места в казармах и на городских улицах. А в лесу обосновываются их вчерашние оппоненты.

И всё происходит по-прежнему.

Если армия и полиция отбивают нападение – конвой проходит без потерь. Или с относительно приемлемыми – лишь бы большая часть груза уцелела. И в лесу становиться голодно…

Тогда начинаются нападения на продовольственные караваны – больше в город возить нечего. А есть охота!

– Видишь ли, выпивку и закусь вполне могли бы и воздухом перебросить. Но тогда… тогда в город попало бы только э т о – и ничего более. Сам градоначальник и его присные с голода, разумеется, не подохли бы. А всем прочим пришлось бы кисло…

– И поэтому "Форест" взялся за доставку…

– Да. И поэтому – тоже. Самолёт бухла и закуси обошёлся бы местным заправилам даже чуть дешевле – но тут они могли убить сразу двух зайцев! Не сомневайся, кто-нибудь за самолёт уж точно бы настучал! А так… Спрятать среди двух десятков грузовиков один нужный – проблема невеликая!

– Ловко!

Степаныч усмехается.

– Здешним боссам палец в рот не клади! А нам надо поддерживать свою репутацию. Мол, "Форест" может всё!

– "Форест"?

Водитель снова улыбается.

– А ты соображаешь! Русские могут всё – так понятнее?

– То есть, мы тут не просто бабки заколачиваем, но ещё и на имидж государства работаем?

– Так тут, до нас, кто только не оттоптался! Почитай, весь "цивилизованный" мир присутствовал! Ну, само собою разумеется, что все они заодно ещё и учили местное население "демократии" – в том, понятно, виде, который их более всего устраивал. Ты же из порта до города в общей колонне добирался, так?

– Да…

Помню я это путешествие.

Ещё ступив на причал, я обратил внимание на то, что никакого, привычного глазу, бардака тут не имелось. Весь автотранспорт, который хоть что-то должен был вывозить отсюда, был выстроен в длинную автоколонну. Грузовики – отдельно, в хвосте, автобусы с пассажирами – в голове колонны. А вдоль неё катались шустрые джипики "Дайхацу-Фероза 2". В очень, кстати, интересном варианте оборудования!

Крыша у этого трехдверного джипа – пластиковая, съемная, из двух частей. Спереди – большой приподнимающийся люк (который тоже, в принципе, можно снять, если потребуется). А сзади – цельная деталь, которая демонтируется вся сразу.

Так вот, эта часть крыши убрана, заднее сиденье вообще выброшено нафиг. А на этом месте смонтирована пулемётная турель, приподнимающаяся над автомашиной. К ней присобачено (иначе и не скажешь…) сиденье, в котором устроился пулемётчик. Оружие и стрелок приподняты так, что обеспечивается неплохой обзор во все стороны. Спереди, на люк уложена скатка брезента – чтобы пулемётный ствол не долбил бы по крыше.

Расширители колёсных арок выброшены за ненадобностью, резина нештатная, уширенная, смонтирована на нештатных же широких дисках. Передний бампер дополнительно усилен серьезным таким "кенгурятником" и выдвинут вперёд сантиметров на двадцать. Можно таранить кусты и заборы.

Водитель, старший машины и пулемётчик – вот и весь экипаж.

Машинка получилась быстрая, верткая и кусачая. Пулемет – обычно станкач винтовочного калибра (я видел "МГ-3" и "ПКМ"), либо что-то более серьёзное – типа "Браунинга" или "ДШК" под патрон 12,7-мм.

И таких вот джипиков каталось туда-сюда штук шесть. Поднимали пыль, сигналили… словом, вносили некое оживление.

Через час все приготовления к выезду закончились. Встало в строй ещё с десяток грузовиков, а в автобусы залезло ещё с полсотни пассажиров.

И тут я обратил внимание, что вдоль колонны степенно выхаживает какой-то местный чин (не офицер точно), в сопровождении трех солдат. Каждый солдат тащил на плече основательный такой мешок. Подойдя к очередной машине или автобусу, чин о чём-то говорил с водителем, после чего солдаты передавали тому несколько блоков сигарет, бутылки с выпивкой и ещё что-то, что я не смог издалека рассмотреть.

– Чего это они делают? – поинтересовался я у встречавшего нашу группу немолодого мужика.

– А? – он приоткрыл глаза и посмотрел туда, куда я указывал. – Не парься, нас это не касается… плата за проезд…

– В смысле? Они же никуда не едут!

Мужик вздохнул.

– Место в колонне стоит денег. Охрана каравана – дело затратное, и осуществляется частной охранной структурой. Которая должна всё учесть и обеспечить. Это понятно?

– Да… но…

– До места назначения нам идти километров полтораста. Дорога… ну, то, что здесь этим словом называется, проходит через несколько… э-э-э… деревень, скажем так. В каждой из которых сидит та или иная банда. Плата за проезд повсюду разная. Где-то блок сигарет с машины, где-то бутылка виски… по-разному.

– То есть, мы платим бандитам?

– Да. Тут всегда так было…

– А не проще ли было бы послать армию или полицию, чтобы они выбили бы этих бандитов нафиг?

– Послали.

Удивлённо смотрю на собеседника.

– И что?

– А почему, ты думаешь, вместе с сигаретами и выпивкой, водителю ещё и конверт с деньгами передают? Армия берет деньгами – и такса эта хорошо известна всем. Дело старшего колонны – всё правильно посчитать и вовремя выдать на каждую машину или автобус потребное количество средств.

– А зачем же тогда вот эти джипы с пулемётами?

– Так ведь не каждой банде посчастливилось захапать ту или иную деревню… некоторые и просто в лесу сидят…

Как выяснилось, захватывать деревню не всегда и требовалось. Зачастую, просто местное население приходило к "парадоксальному" выводу, что взимать плату с проезжающих машин – дело выгодное и прибыльное. И банда возникала прямо на пустом месте – из жителей той самой деревни. Могли и дорогу специально разрушить, чтобы колонны шли не в обход, а прямо по деревенским улицам. Вот, за это и плати!

Не везде это прокатывало, могли по чавке ощутимо настучать. Армейцы и полиция – те не платили принципиально. Как и некоторые государственные структуры. А все прочие… до них правительству не было никакого дела. Вертись, как можешь, твои проблемы!

Так оно и оказалось – на протяжении пути я не раз наблюдал описанную мне картину.

Заезжает колонна в деревню, или даже неподалёку от неё проходит – везде на пути следования сидит кто-то из местных жителей. Иногда – вполне себе колоритные бородачи, обвешанные всевозможным железом (порою – так весьма сомнительного качества), а иногда – так и какие-то зеленые пацаны, вообще без ничего.

И тем не менее – на каждом таком "блокпосту" водители честно делились положенной платой. После чего нам приветливо помахивали руками, и машины следовали дальше без задержек.

Бред какой-то… тут ведь есть какая-то власть, ведь мы едем не по занюханному просёлку, а, если верить путеводителю, по "центральному" шоссе! Блин, если тут такие "центральные" магистрали… то смотреть на просёлочные дороги мне уже совсем как-то неохота…

Впрочем, мой спутник всё более-менее разъяснил.

– Видишь ли, тем, кто сидит в столице, нет практически никакого дела до того, что происходит за её пределами. В стране процветает лютая коррупция и воровство. А правительство озабочено лишь тем, чтобы вовремя получать доходы от некоторых прибыльных проектов. Всё прочее его глубоко не волнует. Нашло местное население способ себя прокормить – так и на здоровье! Меньше головной боли у серьёзных людей. Практически никакой помощи тем, кто живёт за пределами представляющих интерес мест, не оказывается. Всякий волен выживать так, как сумеет.

– Что же тут осталось ещё интересного?

– Много чего! Рудники – это ценное сырьё и всякие там камушки. Вот это – работает, как ни в чём ни бывало!

– И их не пробуют грабить? – удивляюсь я. – Такой лакомый кусочек!

– Алмазы – это "Де Бирс", контора крутая и суровая. Они тут сидят со времён и вовсе незапамятных. Они четко пояснили всем заинтересованным – при любой попытке наложить лапу на рудники, они их попросту подорвут к чертям свинячьим. И уйдут – навсегда. Давным-давно подписанный договор им это разрешает. А менять его они отказались – и так уже лет тридцать… Восстановить же взорванный рудник при местном бардаке – дело совершенно немыслимое. Да и желающих оттяпать долю голландцев что-то пока не наблюдается – это, всё же, очень крутая контора! Местный народ это понял и нос туда более не суёт. Ограничили свои интересы ежегодными платежами в казну, раз с рудокопов более ничего стрясти не получается. Там, в принципе, и так нехило получается – "Де Бирс" их долю алмазами отдаёт. Верховники ещё и население доят – но, тут уж, как получится…

– И они не бояться проиграть очередные выборы? Или что там у них?

Собеседник ухмыляется.

– Нынешний президент продержался на своём посту уже два с половиной срока. Не в последнюю очередь потому, что развесил на столичном мосту всех своих оппонентов – чем несколько поколебал местные традиции. Просто не за кого стало голосовать…

Как оказалось, река, через которую в своё время этот самый мост построили, давным-давно уже пересохла, так что данное сооружение представляет собою скорее украшение, нежели инженерный объект. Но, по традиции, по нему всегда проходит парадом местная армия и провозят всех высоких гостей. Вот и озаботился господин президент соответствующим своеобразным "украшением"…

Чем основательно потряс население – да так, что оно испуганно притихло.

– Тут всегда так – есть власть, и есть партизаны. Власть в городе, партизаны в лесу. Ну, собственно говоря, так их называть несколько не с руки… но так уж тут прижилось. Время от времени они меняются местами – и это многих устраивало. Но нынешний верховный руководитель решил, что сидеть в лесу ему будет неудобно – и принял соответствующие меры.

 

– И давно тут так?

– Практически с того самого времени, как отсюда ушли французы – это же их бывшая колония. С той поры и понеслось…

– А как же эти… ну… ООН?

– А что они могут сделать? Собрались, вызвали "на ковёр" местного босса. Тот прилетел и честно поплакался – мол, неурожай, разруха и прочие "прелести"… Мол – жрать хотим! Большие дяди сочувственно покивали головами – и сюда направили гуманитарные конвои. Клиента это вполне устроило, но вот "оппозиция" осталась очень недовольна данным решением. С их точки зрения, таким образом ООН укрепляла власть нынешнего президента. И конвой не дошёл… вообще никуда – словно испарился. Армия взяла под охрану следующий – и он добрался до места назначения. И армейцы заломили такой ценник, что поперхнулся даже местный босс! Слово за слово – а тут ещё и партизаны активизировались… Короче, солдаты умыли руки – у нас, мол, и своих забот по самые уши!

– Так вот почему эти конвои водим мы!

– От порта до столицы – груз ведут местные. Охранная компания принадлежит брату министра внутренних дел – и он этот кусок никому не отдаст. А вот дальше…

А дальше началось всякое веселье.

Тот самый конвой с бухлом и продовольствием мы провели практически без потерь – так, мелочи всякие… Несколько разорванных покрышек, один отремонтированный задний мост – действительно, ерунда! По-видимому, сыграла роль тщательная разведка… и грузовики повышенной проходимости – они и мимо дорог вполне способны пройти. Заранее заброшенные в эти места группы разведки, отыскали броды на реках – и колонна прошла мимо мостов, на которых, обычно и начинались всякие неприятности. Перекроют дорогу "сломавшейся" машиной – стой, кури… А за это время к колонне быстро подтягиваются всевозможные "местные жители". И что характерно – с разнокалиберными стволами…

Тут и начинается торг. За то, что уберут машину, очистят дорогу… да и просто – "детям на молочишко!". Торгуешься – а толпа всё прибывает, заодно понемногу задирая ценник. Поэтому обычно платят сразу – чтобы быстрее пройти опасное место.

Но в этот раз – облом!

Привычные к дорожному разбою люди остались без денег. Что немедленно повлекло за собою кровавые разборки: когда не на что купить еду, остаётся только один выход – забрать её у тех, у кого она ещё есть.

Было бы странно, если бы таковые желания всеми воспринимались в положительном ключе. И началась (точнее – продолжилась) стрельба.

Робкая попытка одной мелкой банды тормознуть уходящую колонну закончилась для нападавших парой потерянных машин (их просто сбросили таранным ударом с моста в реку) и несколькими легкоранеными. Из уходящих грузовиков сознательно стреляли только по ногам. Зато – метко!

Почему – мелкой?

Так крупные банды формируются только для нападения на колонны с грузом – какой смысл атаковать уходящих-то? Там же взять нечего!

А итог оказался и вовсе неожиданным…

Совершенно внезапно прилетел шеф. Рощин достаточно давно не появлялся в этих краях – всё и так уже более-менее наладилось. И его визит мог означать только одно – случилось что-то очень важное! Так оно и оказалось – через пару дней нас всех собрали на совещание. Вообще всех – даже таких новичков, как я.

– У партизан появились ПЗРК…

Хороши, однако, тут партизаны! Чтоб я так жил – это ж, какие бабки надобно иметь?!

Генеральный кивает – на лицах многих из присутствующих появилось выражение озадаченности. Мол, а нас-то это каким боком задевает? Авиации-то у нас нет!

– Большие деньги на это ушли – скинулись многие командиры отрядов и бандитские вожаки.

Ну, если мне кто-то пояснит разницу между главарями бандитов и командирами местных "партизан" – буду весьма признателен! Ибо, на мой взгляд, это вообще одно и то же… И те и другие – обыкновенные грабители и разбойники. Только бандиты в данном случае выглядят как-то даже честнее… хоть не прикрываются всякими там лозунгами…

– Этот факт сначала никого особо и не насторожил. Ну, хотят они от правительственной авиации отбиваться – ну, пусть, мол, попробуют… Однако на поверку всё оказалось совсем не так!

Рощин берёт со стола стакан и отпивает почти половину.

– Неделю назад в районе Хараджа был сбит вертолёт. По слухам, которые, к счастью, не подтвердились, он должен был кое-что интересное вывозить с рудника. По факту же там летели три инженера и один заболевший сотрудник – его вывозили на лечение. Ну и медсестра заодно…

Молчим. Жаль погибших, но к нам-то это как относится?

– Рудник Хараджа – это алмазы. Алмазы – это "Де Бирс". Повстанцы объявили: вывоза алмазов по воздуху они не допустят ни при каких обстоятельствах. И уже позавчера авиация правительственных ВВС отбомбилась по некоторым деревням. Так сказать, в назидание. Тем не менее, повстанцы свою угрозу подтвердили.

Шеф пояснил следующее.

До тех пор, пока алмазы вывозились по земле, у лесных обитателей всегда оставался шанс отбить хотя бы часть вывозимого. С переменным успехом они повторяли свои попытки – и иногда что-то даже получалось. Атаковать же вертолёты им до сих пор было нечем. И в правительстве всерьёз задумались над тем, чтобы начать перебрасывать добытое по воздуху. И тут… появились некие "доброжелатели", которые и обеспечили партизан ручными ПЗРК. Говорят… мол, откуда-то с Ближнего Востока пришло. Хотя… тут много чего говорят. Недоброжелателей (и прямых конкурентов) у "Де Бирс" хватает, могли и подкинуть кой-чего местным… повстанцам…

– Ситуация тупиковая. При сбитии вертолёта слишком уж велик шанс потерять всё – и сразу. Рисковать не хочет никто, и партизаны в том числе. Именно поэтому был сбит санитарный вертолёт – в виде предупреждения. Мол, даже и не пытайтесь! Правительство уже ответило – бомбами. То есть: договариваться никто не станет. Хозяева рудников вызвали дополнительную охрану, она у них там своя. И порядка трехсот человек уже прибыли в страну.

Генеральный делает паузу и обводит нас взглядом. Все пока молчат и внимательно слушают.

– Мы в этой драке – никаким боком ни к кому. Не участвуем – нам это ни к чему. Но!

Он снова обводит нас взглядом.

– К нам поступила просьба – обеспечить вывоз добычи с рудников. Не мне вам пояснять, что это очень и очень выгодный контракт. Если откажемся… ну, тогда все усилия предыдущих лет были напрасными.

– Охрана? Наша? – задаёт с места вопрос Степаныч.

– "Де Бирс". От нас нужен только транспорт. И водители, готовые сесть за руль. Сами понимаете – риск слишком велик!

Да это-то все уже поняли… Наслышаны мы про тамошние дела.

На подъезде к Хараджу я и сам видел остовы сгоревших грузовиков. А, учитывая, что местное население и эти обгорелые скелеты пилит на металл со страшной силой – сколько же их там всего было-то?

– И чего же нам там, в первую очередь, опасаться?

Мы сидим в кабинете у шефа. Шесть человек, каждый из которых имел в своё время касательство ко всяким минно-подрывным штукам.

– Мины – это уж сами понимаете… Без этого тут никаких засад не бывает.

Так.

Видел я уже изделия местных "самоделкиных".

Народ тут лукаво не мудрствует. Боевых действий с помощью авиации и артиллерии здесь давно уже не было, так что и в качестве взрывчатки неразорвавшиеся или "цельнотянутые" (со складов) снаряды и авиабомбы не используются.

Обычный жестяной бидон с аммоналом – пять- семь килограмм. Реже – десять, но это уж и вовсе из разряда чудес! Не сопровождают тут колонны танками, такой заряд будет явно избыточен. И дорог… Ибо никакой помощи, ни из-за какого рубежа, тут местная оппозиция не получает. Что добыли – тем и кормятся. И даже мины ставят с определённым расчетом – чтобы ненароком не уничтожить перевозимый груз. Не дай бог, взрыв повредит добычу – кара последует мгновенная и очень суровая. Провинившийся будет платить! Нечем заплатить – башка с плеч!

С этими караванами, кстати, ситуация вообще очень странная…

На рудники – можно возить всё потребное и в любом количестве. Никто на эти конвои никогда не нападает. Поскольку работает там то же самое местное население, из которого и формирует свои отряды оппозиция. Просто у этих – имеется работа и есть еда, им бунтовать смысла никакого нет. А вот если им не будет чего-то хватать… то никакие партизаны – и ни в какой норе долго не высидят. Сами же разлюбезные соседи по деревне их откуда угодно вытащат. И без лишних затей, после краткого вразумления, там же и прикопают.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru