Купец

Александр Конторович
Купец

Глава 6

Обосновавшись на старом месте, Пётр времени не терял. Закончив укрепление базы, он в сопровождении пулемётчика и сапёра нанёс визиты вежливости всем известным ему торгашам. Не с пустыми руками, разумеется… было у него кой-чего на обмен – заначки все уцелели.

Неожиданно возросшая цена на продовольствие его приятно удивила – никто из купцов и не думал крутить хвостом – брали всё подряд! Даже прижимистый Кабан расщедрился.

В принципе это было понятно – садов-огородов здесь никто не возделывал, а жрать хотелось всем. Магазины же и склады, надо думать, вывернули наизнанку уже по третьему разу.

Но вот просьба торгаша несколько удивила Петра.

– Значит, так… – пробасил купец, оглядывая товар – ящик энергетиков, ящик с бутылками подсолнечного масла и два ящика рыбных консервов, – принесёшь втрое против этого – повышу номер на полсотни разом! И цена, соответственно, другой станет. Но надо быстро!

– Как быстро?

– Желательно – так вообще вчера!

«Беглец» присвистнул.

– Я ж не сайгак какой – так по городу бегать!

– А ты напрягись…

И флегматичный Никита, обычно торговавший оружием и снарягой, озадачил гостя аналогичной просьбой.

– В первую голову – тащи жратву! Всю, какую найдёшь!

Вот с этим торгашом как раз имело смысл поговорить – это не вечно подозрительный Кабан.

– Эк тут у вас… что-то сильно жратва скаканула-то!

– А ты, друг ситный, где всё это время шастал-то, что этого не знаешь?

– Выход искал…

Вспыхнувший было огонёк интереса в глазах торгаша тотчас же притух, стоило Петру выговорить последнее слово.

– Э-э-э… – махнул рукой купец. – Сколько уже было таких искателей… далеко хоть зашёл-то?

– За первое кольцо заходил. А дальше… – «Беглец» безнадёжно махнул рукой. – Мины там, беспилотники… словом, хреново! Ребят там вот подобрал. Их-то раньше больше было… тоже выход искали.

– Да, кто его только не искал, – вздохнул Никита. – А хавали-то что?

«Опять он за жратву интересуется! – мелькнула в голове мысль. – Неспроста всё это, ох, неспроста!»

– Ну, ты же знаешь – я искать умею…

А вот призадуматься обоих торгашей Пётр заставил! Теми товарами, что на обмен потребовал. Оружие и техника его интересовали мало, медикаментов он традиционно не спрашивал. А всё больше различные мелочи, которые требуются в нормальном хозяйстве. В тех случаях, когда человек своё жилище обустраивает. И не только жилище…

Значит, говоришь, – переспросил «Чечен» своего помощника, – еды этот ухарь не спрашивал?

– Более того, ещё и на обмен принёс! Тут все землю от усердия роют – в магазинах даже полы вскрыли, а он откуда-то ящиками таскает!

– Скользкий тип… – покачал головою бандитский атаман. – И не один приходил?

– С сопровождением. Парни вооружены неплохо, да и он сам стволы хорошие при себе таскает. Да и не похоже, чтобы он последнее отдавал – морды у этих типов далеко не монашеские.

– Чьи парни-то?

– А бес их поймёт! Не вояки, но снаряга добротная. Близко не подходили, прикрывали его с улицы. Там один из чушков рядом тёрся – разглядел их неплохо. Вылезать сам поопасался, уж больно там хари неприветливые, но что смог – рассмотрел. Следом идти не рискнул…

Зато встреча со старым другом прошла совсем в другом ключе. Поколдовав пару дней у аппаратуры, связист настроился на частоту отряда, и Пётр вызвал Озерова прямо по его рации. Тот, малость опешив от такой неожиданности, назвал место. Прибыв туда, «Беглец» сразу же попал в крепкие объятия.

– Ну, блин, ты и выдал! Уходить же собирался!

– Я и ушёл.

– Да ну… брешешь! – омоновец даже не сразу нашёлся, что ответить.

– Нет, Витя… только нас там совсем не ждут, понимаешь ли… Жену вот оставил, ребенок скоро родиться должен. А сам… – Пётр невесело усмехнулся, – сам, как видишь, опять тут.

Не сильно вдаваясь в подробности, он рассказал старому другу о своих приключениях. Но, против ожидания, тот нимало не удивился.

– Чтоб ты знал, на нас тут тоже вышли. И очень даже возможно, те же самые люди, какие с тобой беседовали. Не скажу, чтобы встреча была дружеской и проходила в приятной обстановке…

– Да уж, могу себе представить!

– То, что нам всем выход на Большую землю заказан, – это мы и сами поняли. Не вчера… А вот то, что нас не бросили тут нафиг, не скрою, это немного душу согрело. Хотя, как ты видишь, не сильно-то обрадовало.

– Догадываюсь… – «Беглец» взъерошил волосы пятернёй. – Помогли хоть чем-нибудь?

– Здесь ничего не скажу – не поскупились! Снаряги подбросили, жратвы… да и связь кое-какую наладили. Ты, как я понимаю, тоже не просто так вернулся. Правильно?

Словом, разговор вышел не столь сложным, как предполагалось вначале. И надо сказать, что с сердца у Петра рухнул немаленький такой камешек. Ибо врать в глаза Витьке не хотелось очень! Свой же мужик! Слава Богу, что не потребовалось. Естественно, всё, что Пётр сообщил старому товарищу, осталось тайной для всех прочих.

А вот на бывший банкирский объект группу «Беглеца» допустили на следующий день.

Память не подвела, проникнуть в замаскированный контрольный центр удалось без особого труда. Но поковырявшись с настройками, Мальцев только головою покачал.

– Тут не так-то всё просто! Есть где-то резервный сервак! Сейчас система работает в замкнутом режиме – данные никуда не уходят, записываются в память. Причём – не здесь, тут только передающий центр. А хранение информации где-то совсем в другом месте… И никаких вариантов подключения к тому серваку я пока не отыскал. Но вот если рискнуть – и включить передачу… тогда жопа!

Словом, как стало понятно из его пространных объяснений, создатели системы мониторинга и передачи информации были парнями небесталанными. Любая попытка вторжения в неё приводила к немедленному разрушению хитро настроенных связей, и вся эта механика превращалась в бесполезное нагромождение печатных плат и прочего электронного мусора. Фактически отсюда можно было только включить или выключить передачу информации. И всё… Причём, при попытке чисто физически отрезать к чертям передающий кабель, система вырубалась – сразу и навсегда. Как-то тут так всё было настроено…

Включить же передачу – означало дать авторам всего этого кошмара столь необходимые для них данные.

Пётр матерно помянул покойного банкира – ну, каков гусь-то оказался, а?! Поделился, мать его за ногу, «ценными» сведениями… И какова им теперь цена?

– Не мой это уровень, старшой… – покачал головой связист. – Здесь кто-то головастый нужен. Или, на крайняк, кто-то из авторов всего этого безобразия. Допускаю даже, что банкиру твоему только тумблер «включить-выключить передачу» в руки дали, истинного положения вещей он и сам мог не знать. Вот и возомнил себя самым крутым парнем на деревне…

– И что теперь делать со всем этим барахлом?

– Пылинки сдувать. Пока не отыщем способ всю эту хитрую защиту обойти.

И снова – встреча с торгашами. Обстановка складывалась достаточно интересная, и не использовать такой шанс было бы непростительной глупостью.

Выслушав собеседника, Никита некоторое время задумчиво молчал, вертя в пальцах зажигалку. Потом аккуратно поставил её на стол и поднял голову на собеседника.

– Ты хотя бы в принципе представляешь, чего именно хочешь? Нет, не спорю, ты удачливый деляга. Выжил, не скопытился в первое время. Жирком оброс, народец кое-какой к себе подтащил… Ну, и организовал бы банду, как все нормальные люди! Места в городе пока хватает, войн за территорию ещё не затевал никто…

– Не моё это.

– А торговля – твоё? Или думаешь, тут всё так шёлково да гладенько? Магазин поднять – это не банду сколотить! Я давно уже понял, что никаких магазинов и ларьков ты не обносил. Не иначе склад какой-то нарыл, так ведь?

– Да хоть бы и так. И что?

– Склад – даже самый здоровенный, когда-то ведь и опустеет… И что дальше? – прищурился торгаш.

– Ну, тогда и поглядим…

Купец вздохнул. И кратко пояснил.

Чтобы стать торгашом, склада и вооружённой охраны было недостаточно. Сложившаяся задолго до трагических событий система чёрного рынка уже тогда была достаточно продуманной. Да, не торговали в таком количестве оружием, но вот с наркотой и прочим всё было нормально. Граница рядом, надо же понимать… тут издревле народ контрабандой промышлял. Потребители и раньше имелись, а уж с расцветом новой экономической зоны резкое увеличение численности обеспеченного класса, спрос вырос прямо-таки лавинообразно. Что повлекло за собою соответствующий рост чёрного рынка. Тут можно было купить всё. Девочку, мальчика, порцию экзотической дури или шикарный автомобиль с «чистыми» документами – только плати!

Взяли в долю власти – и понеслось. При участии чиновников договорились и с правоохранителями.

И когда жахнуло, соответствующий народ недолго волосы на голове рвал. Плохо, конечно, что уйти отсюда не получается, но жить как-то нужно ведь. И есть, знаете ли, разница – как жить. Одно дело – в банде. И совсем другое – среди «Бродяг». И уж совсем-совсем иной расклад выходил у работников чёрного рынка. Есть-пить – у них было. Чем пострелять – тоже имелось. Да, никому больше не нужны шикарные тачки, резко упал спрос на наркоту – зато выросло в цене оружие и снаряжение. А главное – есть конкретные, хорошо укрепленные точки. Имеются и запасы, которые лежат неведомо где – в никому не известных тайниках.

– А про связь чего не вспомнил? – ехидно ухмыльнулся «Беглец».

– И тебе про то говорить не советую! – отпарировал Никита. – Дольше проживёшь… И вообще – чего тебе не хватает-то? Ладно – надыбал ты кой-чего, сохранил. Дальше что? Купцом тебе не стать – ты чужой. Не наш! Не из системы, короче говоря. Ну, откроешь ты точку, пару-тройку дней там проторгуешь. Рассказать, что дальше тебя ждёт?

– Да уж, сделай милость!

– Так прилетит тебе граната из РПГ – и хорош! Или из «Шмеля» по дому засадят – тоже, между прочим, вариант не лучший. И кончился купец новоявленный… Или того хуже – клиентов твоих вдруг обижать на обратном пути станут. Тебе это надо – такую славу заиметь?

 

– И что ты мне посоветуешь?

– Симпатичен ты мне, потому как живуч и удачлив. Могу предложить статус постоянного поставщика – для «Бродяг», да и не только для них, это предел. Выше уже не прыгнешь, извини…

– И что это мне даёт?

Купец засмеялся. Вытащил откуда-то бутылку коньяка и две рюмки. Плеснул немного.

– Что даёт? А что требует – тебе уже неинтересно?

– Всё интересно, – Пётр чокнулся с собеседником и разом опрокинул рюмку.

Статус постоянного поставщика имел плюсы. Но хватало, как оказалось, и минусов. И ещё неизвестно – чего было больше.

Во-первых, раз и навсегда (во всяком случае, надолго) фиксировалась обязанность поставлять к указанному сроку определённый товар. В заранее оговоренном количестве. И никаких форс-мажоров, хоть костьми ляг – но притащи! Поставщик жёстко привязывался к конкретному купцу и перебежать к соседу уже не мог. Да и покупать что-либо он мог только у своего торговца – там он проходил по одной из наивысших категорий. А вот соседний торгаш никаких скидок не предоставлял больше.

Правда, закупленный у «своего» купца товар можно было перепродавать всем желающим, но никакие персональные номера в этом случае не действовали, все скидки поставщик предоставлял (или не предоставлял) уже на свой страх и риск. Соответственно и все разборки с потенциальными покупателями ложились на его плечи – никакой помощи купец не предоставлял.

– А я-то всё думал – кто же ведёт дела с самыми отбросами? Есть тут такие среди «Бродяг»… Да и промеж бандюков хватает конченных отморозков, – хмыкнул Пётр, излагая содержимое разговора с торгашом товарищам. – Понятное дело, таких деятелей к торгашу и на порог не пустят… А барыш и тут может быть! И весьма основательный.

Да, купец в данном случае ничем не рисковал. Постоянный источник пополнения своего склада – да ещё и гарантированный сбыт некоторой части товаров. И никаких контактов со всякими сомнительными (и бог весть какой гадостью отравленными) личностями.

Глава 7

Пограничный переход «Горелое»

Телефон тихо тренькнул, но и этого слабого звука вполне хватило, чтобы начальник заставы открыл глаза.

Показалось?

Нет, телефон тренькнул ещё раз.

– Слушаю…

– Господин майор, сработала сигнализация!

– На границе?

– Нет, господин майор, участки В-6, В-7, Д-2.

«С тыла идут… – мелькнула в голове мысль. – Вдоль дороги и по тропе от озера».

– Характеристики сигнала?

– Множественные цели, «wolken speed» по шкале.

«Скорость пешехода, – автоматически расшифровал слова дежурного майор. – Вот оно – то, о чём предупреждал русский капитан!»

– Маарти, – стиснув в кулаке телефонную трубку, произнёс начальник заставы, – поднять весь личный состав по боевой тревоге! Свет не зажигать, звонков не давать! Угроза нападения на заставу, вариант два! Вскрыть оружейный склад, выдать на руки всё полагающееся в таком случае оружие. Максимальный боекомплект, всё, что смогут унести. Занять посты, согласно указанному варианту! Дежурному по департаменту сообщили?

– Нет связи, господин майор! – волнение начальника передалось и дежурному. Слышно было в трубку, как затопали где-то там ботинки – кто-то побежал исполнять приказ начальника.

– Не удивлён, – сухо произнёс Кляйве. – Унтер-офицера Оласа – ко мне! Срочно!

Когда медведеподобный унтер взбежал на второй этаж, майор, последнее время ночевавший в своём кабинете, уже застёгивал пуговицы на куртке.

– Ильвес, – кивнул начальник в угол. – Возьмёшь вот эти гранатомёты…

Вытащенные из шкафа, на полу лежали три одноразовых гранатомёта американского производства.

– Выдвигаешься в точку «Дора». Замаскироваться и слушать! И смотреть… Во все глаза!

– Так точно, господин майор!

– По получении моего сигнала – открываешь огонь… ну, ты всё и так знаешь…

– Прошу прощения, господин майор, а если сигнала не последует?

Кляйве положил руку ему на плечо.

– Ну… я ведь не зря сказал тебе смотреть и слушать. Ты и сам уже не мальчик и всё поймёшь…

Зуммер сигнализации отключили, и теперь только мигание светодиодов свидетельствовало о том, что всё новые и новые люди проходят мимо охранных датчиков. Радиообмена в эфире никакого не наблюдалось, молчали и радиостанции пограничников.

Но работали полевые телефоны – линии связи заранее были проложены ко всем постам.

– Определяю примерную численность неизвестных порядка двухсот человек, – доложил дежурный. – Продолжают подходить!

И вскоре из предрассветной мглы медленно, как на проявлявшемся фотоотпечатке, показались первые силуэты.

– Капрал! – повернулся в сторону начальник заставы. – Ракету!

Хлопок – и в воздухе вспыхнул яркий белый огонь!

– Стоять! – загремел усиленный мегафоном голос. – Запретная зона! При нарушении периметра имеем право открыть огонь!

Впрочем, последнее предупреждение было сделано чисто для проформы – яркий свет выхватил из темноты молчаливые шеренги вооружённых людей. И их было куда больше, чем всех пограничников, вместе взятых. Понятно было и без слов, что эти ночные гости уж точно не на воскресный пикник собрались… для этого ручные пулемёты и гранатомёты не требуются.

Вместо ответа со стороны нападавших треснул нестройный залп – и посыпались стекла в опустевшей будке часового.

«Вот и всё… – как-то буднично подумал начальник заставы. – Вот и кончилась нормальная жизнь… да и вообще любая кончилась… двести человек нападающих против тридцати пограничников, да ещё неведомо сколько этих типов прошло мимо датчиков незамеченными…»

– Огонь! – сжав в руке манипулятор радиостанции, приказал он.

А вот ответные выстрелы пограничников были куда как более точными – первые шеренги наступающих легли, как подкошенные. Уходя от выстрелов, неизвестные метнулись с дороги в стороны – и под их ногами встали дымные, подсвеченные снизу, кусты разрывов. Не зря втайне от посторонних наблюдателей, маскируясь темнотой, работал унтер-офицер со своими помощниками. «Сюрпризы» Оласа сработали должным образом, внеся разлад и неразбериху в ряды противника. Ну, и изрядно проредили их ряды.

Эхом отозвался пулемёт с левого фланга – с той стороны тоже появились неизвестные. И у них из-под ног выметнулись разрывы – унтер-офицер постарался и там.

Ну, а справа к зданиям заставы вплотную подступал крутой откос. По нему и днём-то залезть – проблема нешуточная. Что же до ночного подъёма, так майор с интересом поглядел бы на эти попытки. Впрочем, и там находилось трое пограничников с ручным пулемётом – на всякий случай…

На некоторое время нападающие замешкались, что вселило в сердце майора слабую надежду на благополучный исход. Но замелькали тусклые вспышки где-то в отдалении – и на здания заставы обрушились мины. Вспыхнул гараж, осветив мятущимся на ветру пламенем соседние строения. Случайная мина рванула и на подоконнике дежурного – сразу замолчали все телефоны. Были потери и среди других обороняющихся – на миномётный обстрел никто не рассчитывал.

– Отступать к складу и казарме! – отдал приказ Кляйве.

Да, у этих строений имелись толстые стены и бетонные перекрытия – наследие давно ушедшего СССР. Крепко тогда обустраивались воинские городки… И мины лёгких миномётов атакующих не могли нанести домам серьёзных повреждений.

Снова замелькали тусклые вспышки – новая порция мин легла уже точнее. Надо полагать, у нападающих имелись приборы ночного видения и грамотные корректировщики. Нехарактерное, однако, снаряжение для бродячих банд…

Потеряв по пути отхода двоих, пограничники оттянулись к указанным точкам. Сунувшиеся вслед за ними неизвестные были отброшены пулемётным огнём в упор – пулемётчики успели отойти первыми и уже закрепились на новых позициях.

Снова завыли в воздухе мины – но ожидаемого эффекта не произошло. Толстые стены и крепкие перекрытия надёжно защитили отступивших. Да, несколько человек получили ранения, но в целом потери оказались существенно меньше возможных.

– Атака с правого фланга! – прорезался в динамике радиостанции истошный выкрик.

«Как?! – мелькнула в голове у майора мысль. – Каким образом, там же крутой склон?»

– Держать оборону! – отдал он приказ.

Быстрый взгляд по сторонам…

– Лейтенант! Вы и три человека – на правый фланг! Займите первый этаж!

Первые же очереди в упор сбросили поднявшихся по откосу нападавших. Уцелевшие залегли и открыли ответный огонь, стремясь подавить пулемёт. Не самое удачное решение – выбежавший на крышу защитник бросил несколько гранат, резко снизив количество стрелков. Укрыться на голом склоне было негде…

Правда, ответными выстрелами он был убит, но своё дело сделал – огонь со стороны атакующих ослаб и уже не представлял особой опасности.

Однако командиры нападавших тоже были не совсем уж круглыми дураками – миномёты развернулись уже в эту сторону. Да, часть мин прошла мимо цели и некоторые из них упали прямо на склон, изрядно проредив стрелков. Но главного достичь всё же удалось – современное, не обладающее солидным запасом прочности, строение не выдержало обстрела и начало разрушаться.

Замолк разбитый пулемёт, и только автоматические винтовки пограничников ещё отвечали из развалин. Но их становилось всё меньше. Не слишком исправило положение дел прибытие помощи – четырёх человек хватило лишь на то, чтобы продержаться ещё несколько минут.

Оборона правого фланга была прорвана, и нападающие устремились внутрь заставы.

Майор сразу же понял – бой почти проигран. В его распоряжении осталось около пятнадцати человек, причём часть из них была ранена и уже не способна была оказать активного сопротивления. Они контролировали лишь два строения и небольшой участок земли перед ними. Разрозненные наряды, находившиеся на линии границы, никакой помощи заставе оказать не могли. Десять-пятнадцать минут – и всё…

Скрипнув зубами, он вытащил из сумки ракетницу и три ракеты.

Хлопок – и в воздухе повис красный шарик.

Хлопок – зелёный.

Третий выстрел – и на фоне равнодушных звёзд расцвёл ещё один красный цветок.

Увидев обусловленный сигнал, унтер-офицер сплюнул на песок и выругался. Впрочем, он и раньше не испытывал никаких иллюзий – продержаться ещё сколько-нибудь застава не имела возможности. Все её оборонительные позиции были развёрнуты в сторону русских – и так было много лет. Оттуда должна была прийти угроза, оттуда!

А все те оборонительные точки, которые отбиваются сейчас, – это импровизация чистой воды. Не одобренная руководством самодеятельность! Ничего этого не должно было быть вообще! Никто не мог напасть с тыла! Мы цивилизованная европейская страна – у нас такое невозможно! Да и сам приказ о минировании подступов к заставе – это абсолютно противозаконное деяние. Если в этом бою каким-то чудом удастся уцелеть майору – они сядут на скамью подсудимых вместе. Дабы было неповадно всем прочим…

Впрочем…

Бросив взгляд на заставу, Олас с сомнением покачал головой. Нет, скамья подсудимых – это радужные мечтания, не имеющие ничего общего с реальностью… Подняв с земли гранатомёт, он привёл его в боевое положение и прицелился.

На русской стороне всё было тихо, не светился ни один огонёк, не наблюдалось никаких передвижений, и складывалось впечатление, что там всё внезапно вымерло.

Но унтер-офицер знал – это не так. Там уже давно все подняты по тревоге, заняли позиции и готовы к открытию огня. Всё, что их пока останавливает, – это отсутствие приказа руководства. Их руководства.

И пока на русскую заставу не будет совершено явное и открытое нападение, они будут ждать.

Что ж, парни, вам недолго осталось бездействовать…

Первая же граната, пролетев низко над землей, ударила в стену русского КПП.

Выдержка из рапорта командира заставы

…В результате обстрела реактивными гранатами и стрелковым оружием с сопредельной стороны были частично разрушены некоторые строения погранперехода и ранено двое военнослужащих из числа пограничного наряда и один человек из состава приданных сил. Тем самым на погранзаставу было совершено открытое нападение.

Руководствуясь ранее полученными указаниями, для отражения нападения на заставу мною была отдана команда на открытие ответного огня из стрелкового оружия.

После чего по истечении двенадцати минут на заставу была осуществлена атака в пешем порядке. Огневое нападение было продолжено и усилилось. Атакующие приблизительной численностью около ста-ста пятидесяти человек при поддержке миномётов и ружейно-пулемётного огня броском пересекли нейтральную полосу и вторглись на российскую территорию.

 

В этот момент был открыт артиллерийско-миномётный огонь силами поддержки, что сразу же изменило характер боя. Потеряв только убитыми не менее тридцати человек (их тела остались лежать на нашей территории), нападавшие спешно отошли назад.

До настоящего времени не могу наладить связь с подразделением департамента пограничной охраны сопредельного государства. Строения заставы на сопредельной стороне частично разрушены, горят, и на вызовы по радиосвязи никто не отвечает. На нашу территорию перешли двое членов пограничного наряда, пояснившие, что их застава и наряды на линии государственной границы подверглись внезапному нападению неустановленных лиц.

Начальник погранзаставы

Капитан Смирнов О.Н.

Капитан ошибался, когда писал о том, что на той стороне никого не осталось.

«Спешно» прибывший отряд поддержки (из числа военнослужащих НАТО) обнаружил на заставе семерых выживших. И абсолютно целого (хотя и серьёзно контуженного) начальника – майора Хенрика Кляйве.

И надо же такому случиться – прибывшие вместе с отрядом журналисты натолкнулись именно на него! Естественное желание журналиста – знать всё! И во исполнение оного пишуще-снимающая братия атаковала еле живого майора. А тот им такого наговорил…

Когда наверху схватились за голову, делать что-либо было уже поздно – интервью со словоохотливым майором кто только не перепечатал… И видеоролики с его участием успело просмотреть приличное количество зрителей.

А в нескольких километрах от границы так и остались стоять в лесу грузовики с продовольствием. Для них пути на восток были перекрыты…

* * *

Вследствие произошедших событий на неопределённый срок был отложен вопрос об отводе пограничных подразделений в глубь страны. Если бы застава майора Кляйве героически погибла под натиском банд «Бродяг»… И если бы они (усиленные неизвестными «доброжелателями») прорвались после этого на русскую территорию… то тогда были бы возможны разные повороты сюжета.

Но этого не произошло.

Русская застава не только выстояла, но и нанесла неприемлемый урон нападавшим. А учитывая тот неприятный факт, что на российской территории остались (и были идентифицированы) несколько тел из числа сотрудников ЧВК, которая формально занималась охраной порядка в приграничной зоне сопредельного государства…

Словом, скандал вышел ещё тот!

Российская же сторона, напрочь проигнорировав все «разумные» доводы, заявила, что с сегодняшнего дня не считает себя связанной какими-либо писаными и неписаными правилами по отношению к нарушителям госграницы.

На патетическое восклицание известного журналиста: «Неужели вы попросту будете убивать невинных людей?! Вся их вина в том, что они пали жертвой техногенной катастрофы?!» – последовал жёсткий ответ. Прищурив глаз, представитель пограничных войск поинтересовался – какая-такая техногенная катастрофа вложила в руки «пострадавших» изрядное количество современного вооружения? Журналист в своей привычной манере тотчас же постарался увести разговор в сторону – мол, так уж вышло, что они разграбили оружейные склады…

Генерал Лапин, не изменившись в лице, задал новый вопрос – следует ли понимать слова журналиста так, что сопредельная сторона заранее разместила в приграничных районах склады с оружием, боеприпасами и военным снаряжением? Для какой цели? И куда при этом смотрели всевозможные «международные» организации? Правительство той страны не раз декларировало подготовку к будущей партизанской войне со своим восточным соседом. Значит ли это, что от слов там перешли к делу? В подобном случае, подчеркнул генерал, правительство России сделает свои выводы из произошедшего…

Журналист стушевался и тихо опустился на место.

Завершая пресс-конференцию, Лапин ещё раз подтвердил – ни один человек с оружием в руках, независимо от его ведомственной принадлежности и состояния здоровья, российскую границу живым не пересечёт!

– Если где-то нейтральную полосу перейдёт – так в том месте и ляжет! – сухо завершил речь представитель пограничных войск.

А звезда «светила международной журналистики» после такого непростительного промаха как-то внезапно померкла… да и вообще скоро исчезла с небосклона. Думать надо прежде, чем говорить! Это, если кто ещё не просек, ко всем относится…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru