Купец

Александр Конторович
Купец

– Слышь… – это «Колун». – Ты, ясен перец, крутой мужик, раз оттуда выйти сумел. Уважаю! Как там на Периметре всё организовано – мы в курсах, ежели что…

Он на секунду замолчал, подбирая нужные слова.

– И за город – мы тоже знаем. Не надо нас пугать.

– Всё сказал? – «Беглец» прищурился.

– Всё.

На стол легла бумага – эту распечатку отдал вчера доктор.

– Почитайте… Это лишь малая часть того, что может вас там ожидать. Всего не знает никто. И я не знаю. У меня – вся эта радость тут! – кулак стукнул по груди. – Где и что будет у вас – даже предположить не могу.

Пётр поднялся и отошёл к соседнему столу.

– Вы подумайте пока…

Но как только он присел, поблизости скрипнул стул. Кто это?

Коллега-сапёр…

– Я про эту дрянь знаю, – «Сверло» покачал головой. – Не скажу, что больше тебя – но и не сильно меньше, ты уж поверь…

– Откуда?

– Я командира оттуда вытаскивал – тогда на минах мы двоих ребят потеряли. Не было у нас возможности помощи просить…

– В смысле вытаскивал?

– В самом прямом – ему лёгкие сожгло какой-то едучей гадостью, и ходить он уже не мог. Подполковник теперь только в этих условиях и может жить. Тут сквозняков нет, воздух фильтруется. Любой сквозняк, какая угодно простуда – и с койки уже не встать. Каждые два часа – кислород. Иначе – смерть. Там от лёгких одни тряпочки остались…

– А что ж он розовощекий такой? – пробормотал растерянно «Беглец».

– Так на стимуляторах постоянно! И кислород – он всю ночь с ним.

– Да… – выдавил из себя Пётр. – Вы что же – все там были?

– Нет, только мы с Михеичем. Парни нас на Периметре ждали – для них работы тогда не было.

Прозвучали шаги – к столику подошли двое других членов команды.

– Присаживайтесь… Прочитали?

– Всё настолько фигово? – кивнул на бумагу «Колун».

– Думаю, даже медики себе не все последствия представляют. Врач пояснил мне, что, когда столько разной гадости одновременно попадает в организм, возможны непредсказуемые выверты.

– Ты же не помер?

– У меня и жена оттуда. И сына скоро родить должна. Медик сказал, что парень может иметь врождённый иммунитет к некоторым таким штукам. Хотя… они пока и сами всего не знают…

– Ты-то как всё это хватанул? – вмешался в разговор связист.

– Попал бухой в аварию – и провалялся на куче кирпича несколько дней. Как не помер – хрен его знает. Вот тогда, надо думать, всей этой дряни и нахлебался – там чего только в воздух не летело! Но нет худа без добра – боли я теперь почти не чувствую. Так вот оттуда и уполз. Отлежался, на ноги встал. А дальше пошло…

– Стало быть, – наклонил голову сапёр, – не был бы ты поддатым…

– То там бы и помер.

– Ну, – подвёл черту в разговоре «Колун», – среди нас тут тоже трезвенников особых не наблюдается. Да и кто-то же всё равно должен туда идти? Тебе один раз повезло, это так. Но всю жизнь везти не будет! Так что – мы готовы.

– Раз так, – поднялся со стула Пётр. – Готовимся! Времени, как я полагаю, нам особо много не дадут.

Глава 3

Оперативное сообщение
Группа «Пастух» доставлена на территорию «Зоны 31»

Хорошо знакомый ангар встретил группу настороженной тишиной. Присев за углом забора, «Беглец» внимательно разглядывал в бинокль внутренность двора. Вот контролька целая! И ещё одна – не открывали эту дверь. А вот тут…

– Похоже, гости какие-то наведались…

– С чего ты взял? – лежавший слева сапёр на секунду повернул голову в его сторону.

– Метки одной не вижу. Вон там видишь доску на земле?

«Сверло» приложил к глазам бинокль.

– Ту, что треснула на конце? Вижу.

– Я её ещё целой ставил – вон к тому углу. Так пройти, чтобы её не задеть, – фиг выйдет. Значит, кто-то тут ходил. Но, скорее всего, отсюда не ушёл – внутри он.

– Почему?

– Там есть, что взять. И с пустыми руками бы он отсюда не ушёл. Аккурат до вон того прохода бы добрался.

Сапёр ещё раз внимательно осмотрел двор, задержавшись на отдельных участках.

– Ты и там что-то присобачил?

– Угу. Один человек – не слишком здоровенный, разумеется, там прошёл бы. А вот с грузом…

– На какую нагрузку рассчитан взрыватель?

– 100–110 килограмм. Ну, приблизительно. Тут особых здоровяков нет, да и у нас разве что «Колун»… но уж пуда-то полтора добычи всякий утащит. Вместе со своим оружием да одежкой – нужный вес и набежит, – пояснил свою задумку Пётр.

– А отчего тогда доска треснула?

Вот всегда интересно со стороны смотреть, как работает слаженная группа! «Беглеца» дипломатично передвинули в центр построения, дабы под ногами не мешался. Нет, прямо этого, разумеется, никто не сказал, тактично намекнули, чтобы не перекрывал линию огня – и не более того. Но мы тоже не вчера родились, понимаем…

А ребятки работали грамотно!

Уяснив предварительно – где ходить, а куда лучше и не дышать, группа, как хорошо смазанный и качественно собранный механизм, развернулась в боевой порядок. Поместив Петра в нужное место, парни аккуратно просочились во двор. Присели, ощупали стволами и настороженными взглядами все подозрительные места, скользнули дальше.

Нет, на тренировках «Беглецу» приходилось, конечно же, видеть, как может ходить тот же старший лейтенант. Но тренировки – это одно…

Представить себе, что здоровенный, под сотню кило, мужик с «Печенегом» в руках, да ещё в бронике и прочих прибамбасах может передвигаться практически бесшумно и незаметно… не всякий фантаст сумеет. Сказки это…

Но вот ведь он! Бесшумно скользит от угла к углу, и при этом ни один камешек не хрустнет!

Ствол пулемёта подозрительно уставился на приоткрытую дверь.

Точно – внутри клиент! Дверь-то мы запирали в своё время.

Вот и след на косяке – ломиком злодей поработал. Как он через мины-то прошёл? Отчего не подорвался ещё во дворе? И почему доска лежит? Она, вообще-то, стоять должна…

Устроившись поудобнее, «Колун» кивнул головой. И тогда, прижавшись к стене, сапёр осторожно заглянул в дверной проём.

Настороженно напрягшиеся мускулы его плеч слегка расслабились, и он тихо спросил у Петра:

– Внутри было что-нибудь?

– Нет. Только проволочку я натянул поперёк прохода. Но это, так… для видимости. Нет на ней никаких сюрпризов.

– Ну, как сказать… она и сама по себе – не подарок…

Судя по положению лежащего на полу тела, сюрприз оказался для него чересчур уж неожиданным – аж до смерти!

Видимо, заметив (что вряд ли) или каким-то звериным чутьём почуяв ожидающие его неприятности, злодей пробрался во двор по крыше, перемахнув на неё с забора. И спрыгнул на землю прямо около входной двери. Для этого он спустился с крыши на одноэтажную пристройку, аккурат на то самое место, откуда сам «Беглец» когда-то расстреливал бандитов во дворе. Там злодей и слез. Мин тут не имелось, они все располагались ближе к воротам. Но вот натянутую поперек дверного проёма проволочку незадачливый прыгун не заметил. И споткнувшись об неё, выронил из рук готовую к применению гранату – след от её разрыва был хорошо заметен на бетонном полу ангара. Убежать у лопуха уже не получилось – три секунды, это слишком мало для того, чтобы даже сообразить, что случилось, не говоря уже о том, чтобы что-то там такое ещё сделать.

Взрыв отбросил в сторону доску, поставленную около двери, и осколки, прошедшие сквозь тонкое железо ворот, расщепили один из концов деревяшки.

– Один был? – полуутвердительно спросил пулемётчик.

– Похоже… сейчас по крыше прогуляемся, тогда точно скажу.

Погибший, судя по немудрёной одёжке и скудному вооружению (обрез двустволки-вертикалки и простенький нож) к какой-либо серьёзной группировке не принадлежал. Следов пребывания кого-либо ещё на территории гаража не нашлось. Пока Пётр осматривал ангар, попутно объясняя сапёру устройство своих ловушек, остальные члены группы перетаскали внутрь весь груз. Старший лейтенант поволок поклажу наверх, опасливо косясь на тонкие перила лесенки, а связист присел на корточки около мертвеца, осторожно осматривая тело.

Внезапно он сплюнул и коротко выругался.

– Чего там? – обернулся к нему сапёр.

– А ты глянь…

Стеклянная баночка с какими-то блестящими комочками, покрытые бурыми пятнами плоскогубцы, полиэтиленовый пакетик…

– Это что за хрень?

Вырванные и исковерканные золотые зубы, спутанные в клубок жёлтые цепочки, крестик, пара колец…

– Крыса, блин! Это он мертвецов, падла, грабил!

«Беглец» повертел в руках тоненький блестящий ободок. Небольшие пальчики были у его бывшего хозяина… хозяйки, скорее всего. Совсем молодая женщина, может быть, даже девушка… или девочка…

– М-мать! Жаль, что ты, падла, сам помер… я б тебя ещё раз пять убил!

– И такие субчики тоже у вас тут есть? – спокойно спросил связист.

– Всякие есть… мне, правда, они не попадались пока… повезло кой-кому!

Но, глянув на собеседника, Пётр понял, что его спокойствие – только маска. А внутри бушует такой ураган… лучше к нему сейчас не подходить!

Уже вечером, тщательно осмотрев не только ангар, но и всю прилегающую территорию, проверив старые и поставив новые «сюрпризы», вся команда собралась в подпотолочной клетушке. Тут, по правде сказать, стало малость тесновато – всё же помещение не рассчитано на такое количество народа да ещё со всякими там железками-рюкзаками. Но поместились кое-как и даже с некоторым комфортом. Бензин в грузовиках ещё оставался. Может быть, он не очень годился в двигатель, но вот в примусе горел вполне нормально. Стоявший на крыше бак был до краёв заполнен дождевой водой – так что и с этой стороны проблем особых не возникло. А запас продуктов, сделанный «Беглецом» давным-давно, тоже никуда не делся.

Словом, с ужином вопросов никаких не возникло.

Не было никаких проблем и с размещением – на двух кроватях спокойно могли улечься два человека, да и на полу ещё оставалось достаточно места для третьего. А четвёртый в любом случае будет дежурить – хотя бы первое время.

 

Глава 4

Линия государственной границы
Пограничный переход «Горелое»

– «Кондор» – «Браво два»!

– Слушает «Кондор».

– На сопредельной территории замечена группа военнослужащих. Проводят какие-то работы непосредственно у линии разграничения.

– Минуту… – дежурный по заставе на некоторое время замолчал. – «Браво два»!

– На связи.

– У нас нет никакой информации о таких работах. Противоположная сторона нас об этом не уведомляла. Ожидайте на месте, при каких-либо изменениях в поведении военнослужащих – немедленно докладывайте!

– Принял. Конец связи.

Патруль залёг неподалёку от места работы российских солдат, внимательно наблюдая за их действиями. А дежурный по заставе тотчас же уведомил руководство. В принципе, ничего экстраординарного не было. Стороны могли и не уведомлять соседей о своих действиях. Но… так было принято. Так сказать, являлось правилом хорошего тона. Мол, вы там не волнуйтесь, в наших действиях нет ничего угрожающего.

Если же этого не происходило, все сомнения обычно устранялись после разговора начальников застав или старших офицеров. И это тоже было в порядке вещей. Иногда хватало обычного телефонного разговора. Правда, в последнее время такие звонки не приветствовались руководством пограничной службы. Были уже и конкретные намёки на нежелательность прямого общения между пограничниками обеих сторон. Причём шли эти намеки с самого верха…

Но…

Служба на границе имеет свои особенности. Сформировавшиеся традиции, порядок решения мелких споров и недоразумений. И не всё решается министерством иностранных дел. Не всегда целесообразно отвлекать от раздумий высокое руководство – оно, как правило, мыслит иными категориями. Некоторых нюансов начальство попросту не знает. Или не считает нужным в них вникать.

Как правильно сказал герой одного умного произведения: «Они там нафантазируют – а нам это выполнять!»

Вот и в данной ситуации майор Хенрик Кляйве не стал докладывать наверх, а попросту позвонил коллеге с той стороны.

– Господин капитан?

– Добрый день, господин майор!

– Мне бы хотелось увидеть вас.

– Что-то случилось?

– Ваши солдаты производят какие-то работы около нейтральной полосы.

– Ну… это не совсем мои. Впрочем – через час на переходе я готов вам все пояснить.

– Это вполне меня устроит.

– До встречи!

– И вам всего наилучшего.

Положив трубку, майор спустился на первый этаж и вошёл в дежурную часть.

– Присаживайтесь, Генрих, – сделал он успокаивающий жест вскочившему с места лейтенанту. – Я созвонился с русским капитаном, он готов всё объяснить. Вызовите автомобиль.

– На обычном месте, господин майор?

– Ну, где ещё-то? Как всегда…

Соответствующая запись была сделана в журнале боевого дежурства.

«Для выяснения происходящего начальник заставы выехал на встречу с представителем пограничной службы сопредельного государства».

Рутина…

Вот и переход.

Когда-то – вполне оживлённое место, людное и шумное. Машины в обе стороны, цепочка ожидающих у окошек пограничников и таможенников, гул голосов, шум работающих двигателей.

Теперь тут царила почти мёртвая тишина, изредка нарушаемая шагами пограничного наряда, который обходил пустующие и запертые до лучшего времени помещения. Нет в будках пограничных контролёров – не у кого им проверять паспорта. Отсутствуют на своих местах и таможенники – не едут более в обе стороны автомобили.

По крайней мере, тут хотя бы нет мусора – следят за чистотой пограничники с обеих сторон.

Капитан Смирнов прибыл на встречу раньше коллеги и ожидал его около перехода. Стоял, облокотившись о полосатый шлагбаум, грыз семечки и сплёвывал в ладошку шелуху. Увидев подъехавший джип начальника заставы, стряхнул мусор в урну, аккуратно ссыпал семечки в карман, поправил фуражку и направился в его сторону.

Они встретились посередине – на нейтральной территории. Куда уже заранее принесли два стула и лёгкий столик. Это постарались русские. Так уж сложилось традиционно – российская сторона всегда следила за этой частью переговорного процесса.

– Добрый день, господин майор!

– Взаимно, господин капитан. Присядем?

Они уселись за столик, Кляйве демонстративно выложил на него свой блокнот и авторучку.

Русский в свою очередь достал почти такой же блокнот.

– Итак, Хенрик, что стряслось? Я, как мы и условились, послал своих бойцов рыть ямы. И ожидал вашего звонка.

Да, такой уговор имел место быть. Не все контакты между руководством обеих застав осуществлялись только по официальным проводным линиям связи. Имелись и другие телефоны… иногда – совсем «левые». Все понимали – разговоры пишут. Даже и по «левым» телефонам. Но попробуй догадайся, кому именно звонит человек с одной стороны границы? Да и сам разговор, даже если его внимательно прослушать, никаких тайн и откровений не содержит.

– Тут вот в чём дело… – начальник заставы на мгновение запнулся. – Вы ведь в курсе того, что происходит в нашем тылу?

– В какой-то мере…

– Не будем валять дурака, Олег Петрович. Уж такие-то новости вы точно не смогли бы пропустить! Ладно… Как вам превосходно известно, мои патрули контролируют полосу шириной всего в пять километров. Далее в нашем тылу стоят войска блока. Ну… во всяком случае, так принято считать официально.

– А есть иная точка зрения? – улыбнулся собеседник.

– Там подразделения ЧВК. Офицеры НАТО осуществляют чисто номинальное руководство.

– Занятно. И как вы сами себе объясняете данную ситуацию?

– Мы уже получили указание изучить новые места дислокации – в пятидесяти километрах в глубь страны.

А вот тут русский улыбаться перестал!

– То есть… вас переводят? Именно вас? И ваших солдат?

– Нет, капитан. Отсюда планируется вывести все подразделения пограничной службы. А наше место займут…

– ЧВК…

– Скорее всего. Пока… я подчёркиваю, пока! – майор внимательно посмотрел на собеседника. – Они сдерживают натиск заражённых, которые пытаются прорваться в вашу сторону. Не в последнюю очередь потому, что, пройдя через их кордоны, они столкнуться с моими постовыми. А те, памятуя о недавнем прошлом, откроют огонь, не раздумывая. Мы в своё время немало потрудились, оборудуя наши опорные узлы… просто так их не обойти!

– То есть прорыв сходу не получится…

– Слава Всевышнему, мы не подчиняемся каким-то там политиканам от бизнеса! И бизнесменам от политики – тоже. Мы выполняем свой долг! – отрезал Кляйве. – И охраняем границу своей страны. Да, мы – маленькое государство. И именно поэтому я не понимаю наших политиканов, которые готовы одним махом отдать неведомо кому изрядный кусок нашей земли во имя каких-то непонятных целей. И не просто отдать – ещё и отравить его на долгие годы!

– Согласен с вами, – вежливо наклонил голову капитан. – Откровенность за откровенность – вы можете не успеть отвести своих людей… И в новом месте дислокации вполне может быть другой начальник заставы. Уже не столь принципиальный…

– Даже так? – майор на некоторое время замолчал. – Спасибо… Честно говоря – не ожидал!

– Ну, – снова улыбнулся русский. – Мы же с вами добрые соседи, не так ли? По-моему, у нас с вами никогда не было существенных разногласий?

Кляйве встал, поправил фуражку и убрал в карман блокнот.

– До свидания! – протянул он руку русскому пограничнику.

– И вам всего хорошего! Настолько – насколько это ещё возможно в нынешней ситуации.

Вернувшись на заставу, майор некоторое время стоял у карты, разглядывая вверенный ему участок границы. Потом нажал кнопку на селекторе.

– Унтер-офицера Оласа – ко мне!

Когда через несколько минут на пороге появился коренастый пограничник, майор кивнул ему на стул.

– Садись!

Медведеподобный унтер неожиданно легко опустился на указанное место.

– Вот что, Ильвес… – начальник заставы покатал по столу карандаш. – Я тут общался с русским капитаном…

– Со Смирновым?

– С ним. И у меня возникли нехорошие предчувствия.

Здоровяк удивлённо приподнял бровь.

– Так, господин майор… Там вроде бы народ вполне адекватный… да и вообще…

– У меня есть все основания полагать, что те события, которые сейчас происходят на границе… и не только на нейтральной полосе… могут быть предвестниками… ну, ты ведь меня понимаешь?

Унтер на секунду задумался, потом лицо его помрачнело, и он кивнул.

– Так вот! – начальник заставы указал на карту. – Я бы хотел прикрыть минами вот эти участки.

– А что на это скажет руководство?

– Если узнает – скажет. И очень даже много может сказать! Крайне неприятных для нас вещей! Но ты выполняешь мой приказ! А уж перед этими… я как-нибудь смогу объясниться.

– У нас не хватит мин, господин майор.

– Знаю. Но ведь на нашем складе имеется некоторое количество аналогичных изделий…

– Которое было обнаружено в тайнике неделю назад… – кивнул Олас. – Да, мы так и не отправили это добро в управление.

– Ну, обстановка у нас нынче трудная… людей я для этого выделить не могу. Поэтому мы их взорвём!

– В пограничной полосе?! – несказанно изумился унтер.

– Зачем? Вывезем поглубже – туда, где стоят войска блока. Они-то там постреливают время от времени, так?

– Так точно, господин майор! Они даже импровизированное стрельбище для этого оборудовали – там, где когда-то был хутор старого Тоомаса.

– Именно! И я даже имел неприятный разговор с русскими по этому поводу. Вот мы и воспользуемся таким удачным стечением обстоятельств.

Спецсообщение в департамент охраны государственной границы

…Исходя из сложившейся ситуации и не желая подвергать необоснованному риску личный состав и сооружения заставы, мною принято решение об уничтожении путём подрыва изъятой нами партии противопехотных мин иностранного производства. Данный тайник был оборудован в приграничной полосе неизвестными и обнаружен патрулём при проверке местности. Все, потребные для уголовного преследования неизвестных лиц, материалы переданы нами по инстанции. Хранение же столь большого количества взрывчатых веществ непосредственно на территории пограничной заставы не вызвано необходимостью и может привести к нежелательным последствиям.

Указанные действия согласованы со следственным управлением департамента.

Уничтожение будет произведено мелкими партиями на оборудованном для этой цели полигоне. Настоящий полигон находится в ведении 342 пехотного батальона войск НАТО. Командир батальона, подполковник Лоренц, свое согласие на проведение акции дал и выделил солдат нам в помощь.

– И как долго вы тут собираетесь бабахать? – лейтенант Гримальди скептически осмотрел изрядную стопку ящиков, которые привезли на полигон местные пограничники. Неторопливые, как и большинство населения этой страны, они осторожно снимали каждый ящик с машины, придирчиво сличая надписи на них со списком, который находился в руках здоровенного унтер-офицера.

– Пока не могу этого точно сказать, господин лейтенант! Мы ещё не всё разгрузили. Потом мы должны вытащить каждую мину из ящика и определённым образом их уложить…

– До темноты-то хоть управитесь?

– Мы постараемся, господин лейтенант!

Это что же – сидеть тут до вечера, что ли?

– Майерс! – окликнул лейтенант своего заместителя.

Тот торопливо подошёл к командиру.

– Слушаю, сэр!

– Вот что… вы тут проследите, чтобы всё было в порядке. Ну, как положено. Чтобы никто из этих лентяев ненароком не наступил на свой груз. Распишитесь за меня… где им там надо.

– Есть, сэр!

Надо сказать, что у Майерса тоже не имелось никакого желания торчать здесь до темноты. Первое, что он сделал после того, как автомашина лейтенанта скрылась за поворотом, подозвал унтера-пограничника.

– Скажите, унтер-офицер, а что, так уж обязательно укладывать мины по отдельности?

– Такова инструкция…

А он тоже ещё тот хитрец!

– А если мы положим сразу ящик?

– Ну… так тоже можно…

– Или два?

– Да хоть десять! Просто… мне влетит от майора, если он про это узнает! Это нарушение инструкции, – вздохнул пограничник.

– А откуда он узнает?

Пограничник огляделся и кивнул.

– Ну… посторонних здесь ведь нет?

– Полигон! Кто сюда зайдёт по доброй воле?

Словом, они договорились. Майерс даже оттяпал ящик мин непосредственно себе. Мало ли… всякую вещь ведь можно продать! Чем мина не товар? Кто-то же их покупает? И даже более того – он знал некоторых людей, которым данный ящик очень бы пригодился в хозяйстве.

 

Пограничники быстро уложили ящики штабелем, унтер насовал, куда надо, тротиловые шашки.

Гр-р-р-у-м!

Эхо от взрывов отразилось от дальних холмов и разлетелось по редкому лесу.

– Как-то оно слабо бабахнуло… – почесал в затылке заместитель лейтенанта.

– Так в каждой мине всего по пятьдесят граммов взрывчатки, – развёл руками унтер. – Да ещё и не все, наверное, сдетонировали… вполне могли и улететь куда-нибудь подальше. Их ведь именно для этого в кучку складывают. Чтобы всё разом рвануло.

– И что теперь? – обеспокоенно спросил Майерс.

– Ну, корпуса у них всё равно уже разбиты… Не бабахнула при падении – так уж точно больше не взорвётся. А детонаторы я положил непосредственно к зарядам – от них-то уже точно ничего не осталось. Да, собственно говоря, ничего страшного не произойдёт. Разве что какой-нибудь хуторянин заметит непонятный предмет и испугается…

– Они тут не ходят! Запретная же зона!

– Ну, тогда и не о чем беспокоиться… – флегматично пожал плечами пограничник.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru