Short love stories

Александр Гарцев
Short love stories

Что-то Жан Жаком Руссо я увлекся в последнее время

Бывает ли дружба между мальчиком и девочкой?

Конечно, здесь у меня никаких сомнений нет. Какая разница, мальчик или девочка? Дружба – она есть дружба. Это хорошие доверительные отношения, когда просто хочется быть рядом и от этого просто хорошо на душе и больше ничего не хочется.

Просто быть рядом и испытывать то удовольствие, тайное или даже видное кому-то или всем. Просто болтать, что – то рассказывать друг другу, делиться новостями, вместе подсмеиваться или подшучивать над кем – то и над собой в придачу.

 Вот и у меня полгода была такая дружба с Людкой. Целых полгода. А потом как-то закончилась. Незаметно, тихо и мирно. Почему – то закончилась. И не знаю почему. И не жалею почему-то.

Но иногда, наблюдая, или оказываясь рядом с их компанией, когда они с Юркой или Колей заливисто смеются, вместе с ней, я иногда жалею, что меня нет рядом. Печаль иногда проскакивает. Ведь это я мог бы ржать вместе с ними, положив на Людкино плечо свою руку.

Но как сложилось, так сложилось. Как говорят мои любимые французы: «Все было так, как должно быть, пусть даже и случилось по – другому».

Все могло бы быть иначе, если бы она увлекалась литературой, или была, как я поэтом, если не в словах, не по показному, то тайно, в душе.

 Ей, наверное, со мной было труднее, чем с этой новой их компании. Может я слишком многого от нее хотел? Какой-то любви к литературе. А вот Коля и Юрка ничего не требуют. Ничего про книги не спрашивают. Понравился или нет ей Бальзак со своей «Шагреневой кожей» или Флобер с «Мадам Бовари». А эти парни попроще. Без загибов в голове. И не дураки вовсе, а добрые, терпеливые и равнодушные какие-то. С ними, наверное, ей хорошо и просто. Без напряга.

Хотя вижу, ей с ними скучно. Но эту скуку вполне можно скрывать за собственной легкой болтливостью, показной веселостью, живостью и энергией общения. Когда они вместе, то болтают чепуху, глупости. Или над кем-то высмеиваются. Но все равно такого, как у нас духовного общения у них нет.

Это я вижу даже со своей задней парты. Хотя, что-то я все усложняю. И теперь все будет по другом: исчезнут мои смущенные взгляды, тайком бросаемые из моего оконного угла, намеки какие-то. Зачем они?

Кончилась дружба. И я теперь буду равнодушно наблюдать, как гибнет человек в трясине жизни, в щупальцах случайных обстоятельств, обреченный жить в среде чужих ее душе людей.

Жестоко?

А разве не жестоко, когда она рассказала о нашей дружбе подружке Оле из другой группы и они посмялись надо мной. Жестоко? Нет.  Всего лишь плачу той же монетой.

Наверно, я виноват в том, что дружба наша прекратилась. Но и правда то, что человек получает в жизни то, что ему надо, что хотел получить. Значит от Юрки с Колькой и их кампании она получает то, что не могла получить, когда сидела за партой со мной.

Так пусть Людка, этот мой лучший друг, пусть продолжает искать себя, а мои дружеские и искренние и такие простые и незамысловатые чувства останутся со мной. И пусть моя неразделённая дружба останется со мной, в памяти. А она пусть остается с ними, а я пойду дальше.

Что – то Жан Жаком Руссо я увлекся в последнее время. Мне с ним интереснее будет, чем с Людкой. А ей интереснее не со мной, а с Юркой или с Колькой. Ну и пусть. Прощай Людка, прощай Дружба. Как хорошо с Руссо. Погружаюсь в тонкие нежные оттенки смыслов слов и глубины человеческой души и переживаний.

Но кому еще они доставляют радость, кроме меня? Я таких людей не знаю. Я одинок. Может потому, что нет рядом Людки?

Рейтинг@Mail.ru