Тор Δδ

Александр Феликсович Борун
Тор Δδ

Картина 1. Начало

Начну, пожалуй, с самого начала. Впрочем, начал было несколько.

* * *

Для всего мира все началось с заявления сейсмологов. Прозвучавшее во всех передачах новостей и напечатанное во всех газетах, подписанное самыми известными сейсмологами мира (известными, понятно, среди самих же сейсмологов – публика до сих пор и не подозревала об их существовании), оно стало сенсацией. Передачи и газеты снабдили заявление комментариями в меру разумения и серьезности своих “экспертов”.

* * *

Для самих сейсмологов все началось за три дня до того. Сейсмологи ничего не понимали и были вне себя. Колебания такого типа, как те, что регистрировались к моменту публикации заявления вот уже третьи сутки подряд, не были известны мировой сейсмологии. Источник сейсмических волн располагался на очень большой глубине, на границе коры и мантии, и, насколько удалось определить, прямо под Нью Йорком. Микротолчки регистрировались только сейсмографами, они не тянули по силе и на самое маленькое землетрясение. Даже жители Нью-Йорка, которых эти толчки касались больше всех, их не заметили. Но они отличались удивительным постоянством, почему и стали сначала предметом интереса, а потом и поводом для тревоги ученых. Было похоже, как будто под землей работает какая то чудовищно мощная машина. Все мыслимые проверки для исключения малейшей возможности того, что это грандиозный розыгрыш (скажем, кто-то установил какие то механизмы в определенных точках поверхности земного шара, таких, чтобы вызываемые ими сейсмические волны давали ту картину, что наблюдалась на практике), были сделаны, и ни малейшей возможности фальсификации найдено не было. Сейсмологи довольно уверенно определяли координаты и глубину расположения источника, складывая на компьютере результаты замеров во всех точках земного шара. Обмануть их, располагая что то где бы то ни было на поверхности, было немыслимо. Да и сила толчков была малой только для землетрясения. Для имитации на поверхности потребовалось бы устроить непрерывный ряд довольно существенных взрывов, не заметить которых человечество не могло бы. (По мнению некоторых сейсмологов, никакая система взрывов не могла сымитировать такие сигналы все равно). С другой стороны, никакая из созданных человечеством машин не могла бы работать в том месте, где находился источник таинственных сейсмических волн.

Не удавалось также придумать никакой правдоподобной гипотезы, объясняющей регистрируемые толчки естественными причинами. До сих пор не наблюдалось ничего подобного. Никакие существующие теории не описывали никаких похожих эффектов. В принципе, конечно, известно самопроизвольное возникновение колебаний в условиях постоянного потока энергии – скажем, все слышали порождаемое таким образом пение водопроводных труб. Но для возникновения наблюдаемых колебаний не удавалось подобрать подходящих условий. По существующим теориям условия на границе коры и мантии не должны были давать подобной «постоянной нестабильности». А новую теорию за три дня создать не удалось…

Но больше всего беспокойства внушало то, что при постоянном местонахождении по широте и долготе (это как раз та точка, которую сейсмологи называют эпицентром, то есть точкой над центром; журналисты иногда путают и под эпицентром понимают сам источник колебаний, который сейсмологи называют еще очагом землетрясения) глубина источника колебаний медленно, но верно уменьшалась. За три дня наблюдений, проверок и перепроверок, разговоров с глазу на глаз и совещаний по скайпу чуть ли не всем составом мировой сейсмологии это было выяснено вполне определенно, и именно это заставило ученых поторопиться выступить с заявлением. Хотя соблазн сначала разобраться самим и не выставлять себя на посмешище перед всем миром был очень велик, страх перед возможным развитием событий оказался сильнее. Легко было представить реакцию людей, когда зловещий объект доберется до поверхности и покажет всему человечеству кузькину мать. Ясно, что первой реакцией будет поиск виноватых, и понятно, кто ими окажется. Тот, кто знал, но не предупредил, разумеется. Пример итальянских сейсмологов, которых судили за непредупреждение о землетрясении, показывал, что это, по крайней мере, возможно. А при том, что тут было что-то абсолютно непонятное… А если последствия окажутся такими, что будут не судить, а попросту линчевать… Этого сейсмологи и испугались больше профессионального позора. Точнее, некоторые из них испугались больше, и этого хватило: они стали действовать. В смысле, говорить.

Казалось, какая то неизвестная машина, создание которой было невозможно при нынешнем уровне развития человечества, существование которой там, где она находилась, было невозможно ни для какой земной техники, уверенно приближалась к поверхности. Или, возможно, к поверхности приближалось доселе неизвестное природное явление, ведущее себя как такая машина.

* * *

Для меня все началось тоже три дня назад. Моя фамилия Борун. Ну ладно, поздно скрываться под псевдонимом, меня зовут Болек Рунковский. Бо(лек) + Рун(ковский) = Борун. Я не сейсмолог и ничего не знал об их затруднениях, хотя сам их придумал…

Здесь нет противоречия. Первые три дня я придумывал, но не знал, что все так совпадет с реальностью. Хотя и это совпадение с реальностью тоже придумал. Только не думал, что оно произойдет… Нет, так я запутаюсь. Сначала нужно рассказать факты, а потом их обсуждать. Но уж больно неожиданно все стало идти как по писаному. Буквально. И не так буквально, как обычно, когда так говорят, а на самом деле буквально.

Я просто пишу очередной фантастический рассказ. ВОТ ЭТОТ. По странному совпадению, речь в нем идет именно об источнике странных сейсмических сигналов под Нью Йорком. Точнее, у меня они распространяются из под Нью Йоркской бухты, на полкилометра дальше от берега, чем тот островок, на котором стоит статуя Свободы. Как всегда, я сочиняю рассказ мелкими кусочками, вечерами, много времени уделить не удается. Поэтому, читая заметку в газете, я обнаружил, что продвинулся в своем тексте как раз до того места, где кончались опубликованные газетами сенсационные предположения («Возле Нью Йорка Готовится Извержение Вулкана! К Нам в Гости Едут на Лифте Подземные Жители! Черт Стучится в Потолок Ада, Пытаясь Пробить Его Своей Кочергой!»).

На самом деле, все-таки были и небольшие различия между рассказом и газетными текстами. Кроме слегка отличающегося расположения таинственного объекта, другими оказались фамилии. Ни одна из фамилий тех тринадцати сейсмологов, которые обнаружили объект, придуманных мной (Абвалов, Агитэ, Биэтэнгнэт, Булыжников, Джарринг, Тоссинг, Тоттер, Триллер, Трясунов, Флаттер, Фроб, Шимми и Эбранле) не совпала с подписью кого-нибудь из тринадцати сейсмологов, опубликовавших информацию: Питер Борманн (Германия), Малкольм Вайте (США), Сергей Вербицкий (Украина), Дэвид Джепсен (Австралия), Александр Кендзера (Украина), Таими Мулдер (США), Сатоко Муротани (Япония), Рою Нику (Румыния), Бехруз М. Панахи (Азербайджан, Канада), Кензи Сатаке (Япония), Иван Сергеевич Сен (Сен Рак Се) (Россия), Г. В. Шевченко (Россия), Чарльз Шлингер (США). Но, как я тут же сообразил, радоваться рано. Это различие даже не должно, в принципе, означать, что мои взятые с потолка фамилии не совпали с реальными, ведь, конечно же, обнаружили явление рядовые сейсмологи, а обращаться от имени всех сейсмологов к человечеству должны были генералы от науки. Сочиняя рассказ, я упустил это простое соображение из виду. Но все таки, при всех различиях, тексты почти совпадают. Фамилии-то и не могли оказаться настоящими – я их все образовал от слова “колебания” в разных языках, значениях и вариантах. Шутка такая. Зато количество подписей – тринадцать – одинаковое. А ведь я его сделал таким только потому, что тринадцать – несчастливое число. Тоже шутка. Дошутился.

Хорошего объяснения этому я придумать сходу не могу, так что буду продолжать сочинять рассказ и сверяться с газетными публикациями, в надежде, что все как-нибудь прояснится. Скорее всего, они рассогласуются и придумывать ничего не придется.

А начало рассказа, в котором все это объяснялось с самого начала, я убрал. Со всеми фамилиями.

* * *

Как я написал дальше (и как услышал по телевизору и прочел в газете сегодня, в четверг), скорость подъема очага микротолчков составляет примерно шесть километров в сутки. Тем самым, когда вчера, в среду, было опубликовано заявление сейсмологов о «подземном кроте», через три дня после его обнаружения, он уже прошел три пятых толщины земной коры, составляющей в этом месте около 30 километров. Потому то они и рискнули вчера предстать перед всем миром в роли идиотов – чтобы не оказаться потом в роли предателей, когда таинственное «нечто» вынырнет на поверхность. Они и так заслужили многочисленные упреки в медлительности, как, собственно, и боялись.

Между тем то, что источник оказался не так глубоко, как раньше, позволяет, во первых, уточнить координаты эпицентра. Как я написал в рассказе с самого начала, он оказался не под самим Нью Йорком, а под Нью Йоркским заливом.

Во вторых, удается, применяя тонкий математический анализ регистрируемых колебаний, выявлять уже не только сам источник, сначала представлявшийся в геофизических масштабах точечным, но и слабое эхо вслед за ним. Итак, это не точечный объект, а линейный, вертикальный стержень. «Подземный крот», он же «подземный лифт», едва успев родиться, преобразовался в «подземный бур».

Более того, зная скорость его продвижения и силу возбуждаемых им микроземлетрясений, оказалось возможным рассчитать диаметр стержня, правда, пока очень приблизительно: различные оценки дают от двухсот метров до пяти километров. При столь широких рамках неудивительно, что в них укладывается и придуманная мной цифра 666 метров.

Представить себе бур такой толщины трудно (особенно пятикилометровой!), но все таки можно. Именно такого порядка толщина подводящих магму каналов в вулканах. Сложнее представить себе существование в магме бурильной установки и ее строителей. От сейсмологов и геофизиков больше информации не было, предположения же прочих стали многочисленнее, но сводились, по существу, к тем же самым.

 

Возникли споры. Одни утверждали, что происходит “всплытие” какого то “очень легкого объекта”, прокладывающего путь магме, который вскоре вырвется из под земли и вызовет грандиозное извержение. Критики этой точки зрения справедливо указывали, что будь это даже пузырь газообразного водорода, защищенный от схлопывания прочной, но тонкой и легкой оболочкой, подобную скорость всплытия трудно себе представить. Саму такую оболочку также представить себе очень трудно – никакой известный материал не имел нужной прочности.

Менее научное мнение о бурении коры земли подземными жителями распадалось на разнообразные описания, по которым эти таинственные «подземники» являются потомками древней цивилизации Земли, загнанной под кору каким то катаклизмами (конечно, теми же самыми, от которых погибли динозавры), либо инопланетными пришельцами, тайно основавшими свою базу там, где никто не мог бы их обнаружить, и т. д. и т. п.

Но преобладала религиозная точка зрения: происходит явление обычных обитателей ада – чертей. Те, кто ее высказывали, не стеснялись тут же и виновников указать. Вот, например, что заявил один физик христианин: «Мы слишком долго испытывали Божье терпение, требуя от Него доказательств Его существования; теперь, очевидно, мы получим их, но они нас не обрадуют, потому что получим мы их воистину от противного – от Его противника, который не станет церемониться с незадачливыми атеистами, напрасно воображающими, что они защищены своим неверием». Примерно в том же духе высказываются представители других конфессий и религий. Виновниками, кроме атеистов, оказывались представители других конфессий, а также своих, ведущие себя неправильно, по мнению данного проповедника. Например, у православных виновниками часто оказывались гомосексуалисты и прочие сексуальные меньшинства, «переполнившие своей мерзостью чашу терпения Господня». Те, впрочем, успешно отругивались, заявляя, что переполнили ее злобные гомофобы, которые вскоре пожалеют, что ради навязывания всем своих сексуальных предпочтений забыли, что самое главное в христианстве – любовь.

Очень оживились сатанисты: в самом деле, им эта подземная активность дает доказательство не «от противного», а самое что ни на есть прямое – точнее, сможет дать, когда эта штука вылезет. Но они, как и все остальные, в своих выступлениях упирают на то, что уверовать в Черного Господина необходимо до того, а то будет поздно. Прежде выступления сатанистов в крупнотиражных СМИ были немыслимы, но теперь газеты и ТВ растерялись и выпускают на трибуну всех, кто заявляет, что знает хоть что то о приближающемся подземном госте.

Я-то уже придумал, что это не природный катаклизм, не пришельцы со звезд и не черти, а просто нормальные такие жители магмы, но еще не успел написать.

* * *

Хорошо, – сказал я себе, опять не обнаружив существенных отличий передач и газетных публикаций от их описаний в этом рассказе, – надо все таки подумать, что может означать такое совпадение. Нужно придумать какое то объяснение, пусть фантастическое. Лучше – несколько предположений. Тогда можно будет попытаться проверить их, различить экспериментально… Вот только думать трудно: мысли путаются. Надо записывать.

Пишу: предположение первое – случайное совпадение. Тогда, если я прекращу писать рассказ, события не прекратятся, и все станет ясно. Или можно для проверки начать писать не так, как я задумал, а написать что-нибудь… ну скажем… что-нибудь катастрофическое. Например, из под земли вылезет лазер, выстрелит в Солнце, и оно превратится в Сверхновую. Нет, лучше я этого не буду делать. Так я окажусь в положении ювелира, придумавшего жидкость для проверки истинности бриллианта, в которой настоящий бриллиант мгновенно растворяется, в отличие от подделки, которая остается невредимой. Или не окажусь? Ведь это и на самом деле, скорее всего, просто дикое совпадение. А вдруг не совпадение?..

Похоже, я уже оказался в положении дикаря, который разжигает по утрам костер, чтобы солнце встало. Он, может быть, и сомневается в том, что именно его костер вызывает восход солнца, но не может позволить себе проверить свои сомнения, отказавшись каким-нибудь утречком, когда вставать особенно неохота, от привычного ритуала – последствия могут быть настолько серьезными, что лучше оставаться в неведении, но сохранять традицию, просто на всякий случай.

Ну хорошо, допустим, катастроф я описывать не буду. И все таки, что делать: писать как раньше, сделать перерыв, изменить сюжет? Например, на такой: таинственный объект сменил направление движения, утонул обратно под кору и исчез, и никто никогда потом так и не узнал, что это было. В том числе и я ничего никогда не узнаю, потому что, даже если так и произойдет, «случайное» объяснение совпадения моего рассказа с реальностью не станет ни более, ни менее правдоподобным по сравнению с тем, что я буду продолжать сюжет, как задумано…

Ладно, сделаю-ка я однодневный перерыв в написании рассказа. Вот только запишу еще возможное объяснение перерыва в бурении: просто отдых… ага, завтра пятница… то-то мусульмане обрадуются…

* * *

Пятница. Подземники и впрямь прекратили бурение. Колебания внезапно прекратились, и наличие бура более не обнаруживается. Геофизические методы могли бы обнаружить гравитационную аномалию – если вещество бура отличается плотностью от окружающей породы – но это не так быстро.

Сейсмологи также могли бы обнаружить бур, ведь, скорее всего, скорость звука в нем самом одинакова, а он расположен в породах, в которых она сильно отличается, быстро возрастая с глубиной. Но для измерения скорости звука надо, чтобы звук был. Иными словами, его можно будет попытаться обнаружить, регистрируя колебания, когда случится какое-то землетрясение или крупный взрыв.

Все же предполагается, что бур все еще там, потому что его извлечение также должно было бы сопровождаться подземными толчками, пусть и более слабыми.

Похоже, подземникам не коронку бура надо сменить – они просто устроили перерыв на отдых. Перерыв пришелся на пятницу. В результате в прессе и на ТВ, как я вчера и написал, большую активность проявляют мусульмане, заявляющие, что предписание отдыхать в пятницу выполняют даже жители огненного ада (хоть и скверное это обиталище!), и только упрямые кяфиры избрали днем отдыха кто субботу, кто воскресенье. Аллах видит этих нечестивцев и дает им последний шанс исправиться – пока шайтан не вышел на землю… Надо, видимо, так понимать, что шайтан выйдет и съест всех, кроме истинных мусульман.

Между тем перед сегодняшней остановкой бур прошел уже четыре пятых толщины коры и только один день отделяет его от поверхности, если он снова начнет двигаться с прежней скоростью.

Место, где он должен вынырнуть, определено с точностью до двухсот трехсот метров и совпадает с тем, что я давно придумал: от трехсот до восьмисот метров дальше от берега, чем статуя Свободы, прямо напротив нее (у меня в том начале рассказа, который я потом стер, было пятьсот метров).

Диаметр бура также определен точнее, чем раньше. Теперь это от четырехсот метров до полутора километров. Придуманный мной диаметр 666 метров не только укладывается в этот интервал, он еще и ближе, чем раньше, к его середине.

Так это что же значит, я все угадал точно? И цифры, и пятницу? Разве это может быть совпадением? В принципе, конечно, на этот вопрос нужно, как и раньше, отвечать: “да, может”. Ведь и раньше совпадение казалось совершенно невероятным. Но ощущение такое, что невероятно близкая к нулю вероятность этого стала к нему еще ближе.

И даже гораздо ближе.

Хотя, как ее подсчитать?

* * *

Суббота. За прошедший день (а также, честно говоря, и ночь) я придумал еще несколько гипотез, кроме невероятного совпадения. Сейчас сформулирую и запишу.

Вторая гипотеза (считая случайность первой) – я сошел с ума и все мне только кажется. Или не сошел, но все равно все только кажется. Тут много вариантов. Меня загипнотизировали (2.2, если считать сумасшествие за 2.1); я под действием наркотика (2.3); меня подвергли какому-то эксперименту по созданию в мозгу виртуальной реальности (2.4)…

Плохо во всем этом предположении (2) то, что непонятно, как его проверить. Гипотезу (1) о совпадении я мог проверять, придумывая случайные отклонения от замысла рассказа, а тут как?

То, что я ничего не помню о переходном периоде от обычной жизни к этому кошмару говорит не о том, что перехода не было, а о том, что мои воспоминания тоже ненадежны, что только естественно в такой неестественной ситуации.

С другой стороны, этот кошмар не такой уж кошмар. Если бы не совпадение придуманного с реальностью, сами происходящие события не такие уж ужасные – не страшнее приближения к Земле кометы или возобновившейся гонки вооружений. Да и в замысле рассказа, который пока у меня в голове, нет гибели всего живого на Земле. А ведь пока реальность (если это реальность, а не сон) совпадает с рассказом…

Можно также представить себе, и это уже гипотеза (3), что все происходит реально, но я неожиданно стал обладателем пророческого дара и в своем рассказе попросту предсказываю с большой точностью будущие события. Это объяснение происходящего, но плохое объяснение, потому что пророческий дар сам по себе требует объяснения! Потому что – парадокс вполне ожидаемый – хоть я и автор фантастических рассказов, но не верю по настоящему в возможность реального осуществления придуманных мной (или кем то другим, безразлично) сюжетов… По крайней мере, столь фантастических сюжетов. И с такой буквальной точностью. И притом именно сразу, как только события предсказываются. Кстати, пророк обычно уверен в правильности своих предсказаний, это окружающие ему не верят…

Наконец, можно предположить, что между рассказом и реальностью имеется какая то скрытая связь, которая и обуславливает их совпадение. И это самое вероятное. Но какая связь? Что на что влияет?

Первый вариант, то есть уже четвертый в общем списке. Я стал богом и реальность вынуждена прогибаться под мое творчество. Смешно и глупо. Абсолютно невероятно. Тогда уж скорее пророческий дар.

Второй вариант, то бишь пятый. Реальность, а конкретно – подземники – приобрела власть надо мной и заставляет меня писать то, что остальные узнают только из новостей. Это больше похоже на правду. Например, телепатия. Все таки она не столь явно издевается над известными законами природы, как детальное предвидение будущего. Итак, допустим, подземные жители телепаты и незаметно, под видом моих собственных мыслей, внушают мне, что писать. Отчасти это совпадает со второй гипотезой, но не совсем. Там я вообще ни в чем не могу быть уверенным – сама реальность, как я ее воспринимаю, модифицирована. А здесь мне всего лишь кажется, что я сам придумываю рассказ – на самом деле это чужие мысли.

Это не очень приятно, приятнее было бы стать богом… С другой стороны, от обоих вариантов пахнет сумасшедшим домом, и голос пришельцев в моей голове, тем более, неслышный – и особенно при условии реального существования пришельцев – не такая большая психа, как мания моего божественного величия. Смешно: богом быть лучше, чем подопытным кроликом подземников, а психом, считающим себя богом – хуже, чем психом, считающим себя кроликом. Всякая палка о двух концах или, как говорят англичане, каждая медаль имеет оборотную сторону. Русские, как оптимисты, усмотрели нечто положительное и в палке, а мрачные англичане нашли что-то отрицательное и в медали. Ну ладно.

Короче, хорошо, конечно, что вариантов так много. Пять, а если считать все варианты второго, еще больше. Но как их экспериментально разделить, пока непонятно. Придется сочинять потихоньку, как раньше, авось в процессе и появится мысль, как добиться различения.

Значит, решено. Пишу дальше.

* * *

Воскресенье. Пишу и тут же узнаю написанное в новостях.

Глубина расположения источника сейсмических волн уменьшилась до нуля – очаг совпал с эпицентром. Эвакуация жителей Нью Йорка завершена. Осталось только военные, готовые отражать агрессию подземников, когда те полезут наружу. На дне залива начинает вспучиваться холм. Конечно, военные весь район блокировали. Но им пришлось допустить проведение подводной съемки, и за явлением подземников наблюдает весь мир. Холм начинает вращаться, разрезается на куски и разваливается. Звуков не слышно: применять микрофоны военные запретили (и, как позже выяснилось, не напрасно – что-то они предчувствовали, что ли…). Показываются какие то зубья, как у машины, которая прокладывает туннели метро, только гораздо больше, каждый зуб метров по пятьдесят. Оказавшись в воде, диск с зубьями почти перестает вращаться, но продолжает медленно подниматься вверх. Оказывается, это, действительно, не диск, а металлический цилиндр с зубьями на конце. Диаметр цилиндра колоссальный – около 700 метров (я-то знаю, что 666). Похоже, сделан он из меди (да, так и есть – притом отожженной в смеси с металлическим водородом для обескислороживания). Металл довольно сильно нагрет – вода, соприкасающаяся с ним, закипает, так что цилиндр окружен слоем пузырей. Вскоре он поднимается над водой, образуя остров, постоянно растущий, с отвесными стенами. Передача переключается с подводной на обычную камеру – в облаке пара громадный медный цилиндр величественно является из-под воды и… продолжает вращаться и расти, медленно, но упорно. (Неужели на одно из военных судов, окруживших район, также пробрался телеоператор? Впрочем, на таком расстоянии от берега и при таких размерах цилиндра оператор может находиться и в Нью-Йорке. А вернее всего, отчаянные наблюдатели обосновались на обзорной площадке статуи Свободы. Тогда расстояние от них до медного цилиндра меньше его диаметра!). Все гадают, чем может кончиться этот рост. Может те, под землей, просто не знают, что уже прошли всю кору? Эксперты начинают подсчитывать, какова прочность цилиндра диаметром 670 метров (по уточненным, по сравнению, с «около 700 м», данным) и при какой высоте он начнет гнуться под действием силы тяжести – или он будет падать весь целиком, разрезая кору Земли по всей толщине?!

 
* * *

Между прочим, черт меня дернул придумать такую зловещую толщину – 666 метров! Пошутил, называется! И хорошо, что никому не пришло в голову измерить поточнее… И так, чувствую я, хлопот с верующими будет достаточно…

Написал “черт меня дернул”, стал писать дальше – и вдруг сам в испуге покосился на написанное с подозрением: а если и впрямь “черт дернул” – то есть внушил, что написать?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru