Шестая попытка

Александр Борисович Белоголов
Шестая попытка

1

Звука прозвучавшего выстрела ни Артем, ни Даня за гомоном детворы и прочего шума, производимого отдыхающими, не расслышали. Они удобно расположились на берегу живописного озера и наслаждались отдыхом, растянувшись на подстилке, которую им дала бабушка Артема. По водной глади озера плавали дикие утки с уже подросшими утятами и время от времени подплывали к расположившимся на берегу отдыхающим в надежде получить подачку от малышей, бултыхающихся в воде у самого берега под надзором бдительных мамаш. Дети постарше с веселыми криками, с разбега прыгали с деревянных мостков. Несколько парней и девушек играли в волейбол на песчаной площадке с сеткой. Они пригласили и друзей принять участие в игре, но они, не сговариваясь, отказались. Им просто хотелось погреться на солнышке и немного позагорать. Даня с упоением читал книгу «Звёздный страж», которую ему не удалось прочитать прошлым летом, а Артем бесцельно листал устройство для чтения электронных книг, не решаясь остановить свой выбор на каком-либо произведении.

Сначала до их слуха долетел женский визг, громкие крики и отчаянный детский плач, и только тогда друзья оторвались от своего занятия и стали осматриваться. Артем, оторвав взгляд от своей «читалки», посмотрел на озеро и увидел что-то непонятное. Из воды, на расстоянии метров шести от берега, торчали утиные лапы и конвульсивно дергались, и только тогда до Артема дошло, что утка оказалась каким-то непонятным образом в положении вверх ногами. Никогда ранее ему такой картины видеть не приходилось. Обычно, если утка ищет пищу на мелководье, то она опускает голову в воду, а над водой остается часть туловища и хвост, но никак не лапы, и это положение утки вызвало у Артема чувство непонимания и озабоченности. Даня, который лежал на животе, оторвавшись от книги, уперся взглядом в компанию из трех парней, которые расположились невдалеке от друзей и о чем-то беседовали, сопровождая чуть ли не каждое сказанное слово добрым глотком пива. В данный момент один из парней, который стоял, убирал под расстегнутую рубашку пистолет, из ствола которого вился легкий дымок, а второй парень стремглав бросился в воду, схватил утку за всё еще дергающиеся лапы и побрел к берегу, вынув на ходу из кармана шорт большой складной нож. И стрелок, и третий парень, который продолжал сидеть на песке, приветствовали его дружным ржанием, а любитель утятины раскрыл свой нож и отрезал бедной утке голову, которую бросил на песок. Всё это произошло в течение нескольких секунд, но Даня успел сложить всё увиденное в единую картину, чего не мог сделать Артем, который не видел, как стрелок спрятал свой пистолет под рубашку.

– Артем, – прошептал Даня, – эти придурки застрелили утку и отрезали ей голову, и какие-то женщины и дети это видели, вот они и завизжали, а пистолет, похоже, малокалиберный, спортивный. Пошли!

И смелый и решительный Даня, мечтающий стать офицером, вскочил на ноги и в несколько широких шагов оказался возле парней, желающих отведать утятины.

– Вы, чего, офонарели? – не очень громко, но уверенно выкрикнул Даня. – Зачем стреляете, когда столько людей вокруг! Здесь вам не охотничье угодье, и охота летом запрещена!

Парни отреагировали мгновенно – пистолет снова появился из-под рубашки, а парень, который сидел на песке, вскочил, и, не произнеся ни звука, размахнулся и попытался ответить Дане увесистым тумаком. Откуда он мог знать, что перед ним обладатель красного пояса тхэквондо, который крутанулся, и легко ушёл от удара, а парень со всей энергией, вложенной в замах, растянулся на песке, а затем сел, оглядываясь, вокруг ошалевшими глазами.

Артем же, оценив ситуацию, не спеша поднялся, и на ходу настраиваясь на реализацию пришедшего в голову действия, подошел к стрелку, который, как бы случайно направил ствол прямо в живот Артему.

– Слушай-ка, братан, – начал Артем, – дай посмотреть твой пистоль! И парень, который только что со злобой смотрел на Артема, сконфузился, и протянул пистолет Артему так, как он его держал – стволом вперёд. Артем спокойно взял пистолет за конец ствола и, моментально развернувшись, как в схватке силового единоборства, забросил оружие на глубину озера, убедившись, что в данный момент в том месте нет купающихся людей, а парень с глупой улыбкой проводил взглядом свое утинобойное оружие.

– А ты, – Артем повернулся к парню, который так и стоял с ножом, прижатым к бедру, – немедленно спрячь утку, голову и скрой следы крови! Вон, люди сюда идут. Парень схватил полиэтиленовый пакет, моментально всё в него убрал и присыпал капли крови песком.

– У, у, у… – что-то пыталась сказать, заикаясь, плачущая маленькая девочка лет четырех-пяти, которую подвела за руку к стихийно образовавшейся компании разгневанная молодая женщина.

– Что же вы наделали! – закричала она, быстро перебирая босыми ногами по песку. – Напугали мне дочку так, что она стала от испуга заикаться, и ничего теперь не может сказать. Я сейчас полицию вызову, и вы мне за всё ответите! Будете оплачивать лечение!

Молодые люди, игравшие в волейбол, услышав крики и упоминание полиции, игру прекратили и молча, наблюдали за происходящими событиями.

– Подождите, мамочка, не кричите, – спокойно сказал Артем. – Вы своим криком еще больше ребенка напугаете, а его нужно успокоить. Так ведь? – Артем повернулся к девочке, которая ему в ответ согласно кивнула. Он понял, что девочка видела сцену с уткой, которая ее очень сильно напугала. Она, выросшая в городской квартире, в окружении игрушечных мишек и зайчиков, даже представить себе не могла, каким образом на обеденном столе оказывается куриный супчик, или вкусные мамины котлетки. Это сельские дети, выросшие в семьях с домашними животными и птицей на подворье, с раннего возраста знакомы с суровой правдой окружающего их жестокого мира, но никак не эта девочка. И еще он понял, что идея с вызовом полиции не очень-то жизнеспособна, так как полиции в дачном поселке нет, а только в райцентре, да и нахулиганившие парни не будут терпеливо ожидать приезда полиции. И, вдобавок ко всему, пистолет он забросил в воду. И Артем решил «разрулить», или, по крайней мере, попробовать это сделать создавшуюся ситуацию, в которой главным было то, что девочка стала заикаться от испуга.

– Ты хотела сказать про уточку? – Артем присел перед девочкой, взял ее за руки и смотрел ей прямо в глаза. Девочка, которая плакать перестала, молча, кивнула в ответ. Ее мама при этом настороженно смотрела на действия Артема, но противодействовать не пыталась.

– А ты не кивай, а ответь, – спокойно продолжил Артем.

– Дда, – неуверенно произнесла девочка.

– Ты напрасно беспокоишься за уточку, посмотри, вон твоя уточка – продолжил Артем и показал девочке на очередную, подплывшую к берегу утку. – А то, от чего ты испугалась, на самом деле не было, а тебе только померещилось. Я тебе сейчас всё объясню, только ты мне скажи, пожалуйста, как тебя зовут?

– Ал-лёна.

– Вот и хорошо, Алёна. А теперь, скажи, пожалуйста, умеешь ли ты, Алёна, хранить тайны?

– Да, умею, конечно, умею. У девочки загорелись глаза в предвкушении услышать что-то интересное от этого незнакомого дяди, и слезы на ее глазах высохли, а от попыток заикания не осталось никаких следов.

– Тогда слушай! Мы все – и я, и эти дяди являемся работниками цирка. Ты была когда-нибудь в цирке?

– Нет, не была. Мама говорит, что в цирке представление идет очень долго, и я не выдержу, потому, что еще маленькая.

– А я думаю, что ты уже вполне выросла, чтобы пойти в цирк. И слушай дальше. Мы сейчас тренировали новый номер с исчезновением и появлением уточки. Ты же это видела, и тебе показалось, что уточки не стало совсем. Так ведь?

– Да, так, и мне стало жалко бедную уточку.

– А это значит, что этот номер у нас еще не готов, и его нужно улучшать. А с уточкой на самом деле ничего не случилось, вон она плавает, посмотри. Теперь тебе всё понятно?

– Да, всё понятно.

– Ну, Алёна, беги к своим подружкам! Вон, они тебя заждались, и, главное, не забывай хранить доверенную тебе тайну!

– До свидания, буду тайну хранить, – уже на бегу прокричала Алёна, устремившись к подружкам, чтобы «по секрету» рассказать им о дядях из цирка и о превращении уточки.

– Ой, молодой человек, спасибо вам огромное, – Алёнина мама подошла к Артему. – Так хорошо успокоили мою дочку, а то мне показалось, что она стала заикаться, и я сама перепугалась сильнее ее. Вы, наверное, на психолога учитесь?

– Нет, что вы. Просто, случайно нашел нужные слова. До свидания.

Алёнина мама ушла, парни, устроившие стрельбу, собрали вещи и ничего не говоря, удалились, а Артем, как ни в чем, ни бывало, улегся на подстилке и продолжил копаться в своей «читалке».

– Эй, на барже! – окликнул его Даня. – Чего молчишь? Давай, колись, рассказывай!

– А чего рассказывать?

– Как чего? Что ты дурака валяешь? Я же не слепой, и не маленькая девочка, которой можно мозги запудрить! Этот парень с ножом точно был готов тебя этим ножом пырнуть, а тот с пистолетом сначала пистолет на тебя направил, а потом пистолет отдал, и все они присмирели, будто ты направил на них какое-то оружие. Что это было – гипноз? Где это ты научился? И с девчонкой непонятно. Ведь точно заикалась, этого только ее разгневанная мамаша не до конца поняла, а потом резко перестала заикаться. Так что, давай, рассказывай!

– Да нечего рассказывать, Данюша. Скорее всего, эти парни сами поняли, что нарываются на серьезную проблему, и им не миновать ответственности за стрельбу в многолюдном месте, вот они и успокоились. А с девочкой Алёной ты прав, я и сам не понял, как мне в голову пришла мысль успокоить ее рассказом о цирковом номере. Вот и всё.

– Ну, ну, – недоверчиво пробормотал Даня, и взялся за отложенную на время происшедших событий книгу. Время от времени от отрывал свой взор от прочитанных строчек и переводил его на лежащего рядом Артема и снова недоверчиво покачивал головой.

 

2

Вечером Артем очень долго не мог заснуть. В который уже раз в его сознании, как наяву, прокручивались события прошедшего дня. Вот он идёт на смотрящий в его сторону пистолет, и, почувствовав какую-то неясную внутреннюю силу и уверенность, берет этот пистолет за ствол и забрасывает его в озеро, одновременно осознавая, что именно эта его внутренняя сила мгновенно погасила агрессивность хулиганистых парней. Такого раньше с ним никогда не было, и эта сила проявилась как раз в нужный момент. И девочка, которая от испуга начала заикаться. Ну, здесь особой заслуги нет, так как заикание было пресечено в корне в своем зародыше. И Даня, который всё это видел и осознал, и понял, что объяснения Артема о проснувшейся гражданской сознательности парней шиты белыми нитками. Вот и пролегла в их дружбе с Даней еще одна маленькая трещинка. Конечно, завтра всё это забудется, но в сознании Дани останется мысль о том, что он, Артем что-то от Дани скрывает. А первая трещинка пролегла между ними еще прошлой зимой, когда Даня объявил, что он собирается стать офицером и уже подобрал подходящее военное училище, и предложил Артему вместе поступать в это училище после окончания школы. Получив мягкий отказ Артема, Даня смертельно обиделся, но Артему удалось смягчить назревающий разлад, но, как говорится, след от этого отказа сохранился.

И путешествие по волнам памяти продолжалось. Артему вспомнились события двухлетней давности, когда они с другом Даней получили приглашения от дедушки Анатолия, родного брата деда Артема, и отправились во время летних каникул в далёкий российский южный город, а затем в кубанскую станицу к незнакомой дальней родственнице бабе Мане. Эта поездка, как еще тогда подозревал Артем, была инициирована вовсе не братьями – дедушками, а самой бабой Маней с определенной целью, о которой никто, кроме самой бабы Мани, не догадывался. Дело в том, что баба Маня обладала некоторыми экстрасенсорными способностями, о которых друзьям рассказал дедушка Анатолий. Бабу Маню на хуторе и в прилегающей округе считали, и за глаза называли ведьмой. Сверхъестественные способности у нее проявились неожиданно, когда ей исполнилось сорок пять лет. К этому времени ее уже стали называть бабой Маней, поскольку она всегда ходила только в темных старомодных одеждах и никогда не пользовалась косметикой. Жила она в одиночестве в стареньком саманном доме, доставшемся от родителей. Детей у нее не было, и замужем она никогда не была. Когда была молодой, за ней пытались ухаживать парни, но повстречавшись с ней пару раз, больше к ней старались не подходить. Как-то, разговорившись между собой, парни пришли к выводу, что с Маней лучше дел не иметь, так как она, по их глубокому убеждению, читает все их мысли. В первый раз новые способности бабы Мани проявились, когда она помогла соседскому четырехлетнему мальчику избавиться от заикания. Мальчик стал заикаться, испугавшись бегущего на него быка. Мальчика пытались лечить в местной амбулатории, возили в региональный центр, но ничего не помогало. Однажды, услышав, как мать ругает малыша за то, что он не пытается говорить нараспев, как рекомендовали в клинике, она неожиданно для самой себя отправилась на соседский участок. Взяв хныкающего малыша за руку, она обвела его вокруг дома сначала в одну сторону, потом – в другую. Остановившись у облюбованного ею угла дома, она попросила мальчика пописать на угол. Мальчик, сделав, как ему было сказано, стоял, понурив голову.

– Ты знаешь какое-нибудь стихотворение, – спросила баба Маня мальчика. Он, молча, кивнул, опустив голову.

– И чего молчишь, – неожиданно гаркнула баба Маня. – Рассказывай, и только попробуй заикнуться – уши надеру! Малыш начал дрожащим голосом: – Идет бычок…, и торжественно закончил, – доска кончается, сейчас я упаду! Мама, мама, я больше не заикаюсь!

После этого случая баба Маня без всякого УЗИ могла определить пол ребенка, говорила любителям рыбной ловли – стоит ли идти на рыбалку, предсказывала молодайкам, как сложится их замужество. И никогда не ошибалась. За свои услуги баба Маня никакой оплаты никогда не брала. – Это божье, не моё, – говорила она.

– К сожалению, я не знаю степени родства с ней, – закончил повествование дед Анатолий. – Родители почему-то не говорили, я сам не спрашивал, а теперь и спросить не у кого. Спрашивать сейчас у нее самой очень даже неудобно. Но это не имеет никакого значения. И еще ребятки, не вздумайте подшучивать над ней, или обманывать, даже по самой мелочи. Она вас сразу раскусит.

Тогда, два года назад, тринадцатилетним мальчикам Артему и Дане и в голову не приходили мысли о способностях бабы Мани. Правда, их несколько раз удивляло то, что она без каких-либо жалоб с их стороны догадывалась о возникающих у ребят проблемах, и эти проблемы как бы сами собой разрешались. И еще тогда Артема удивило наличие у бабы Мани фотографий его – Артема, и его мамы в разных возрастах. Фотографии были развешаны на стенках хаты, и баба Маня пояснила, что она каждый день с ними разговаривает. С одной стороны в наличии этих фотографий ничего особенного не было, коль скоро они, хоть и дальние, но родственники. Но фотографий других родственников, к примеру, дедушки Анатолия, или его внука Глеба не было. По крайней мере, Артем их не заметил. На удивленный вопрос Артема о происхождении этих фотографий баба Маня ответила, что передавал их по ее просьбе дед Анатолий. Вот и попробуй разобраться в неоднозначности этих родственных отношений, но Артем, по молодости лет, и не пытался что-нибудь понять в этой ситуации, а просто отвлекся на другие, интересующие его вопросы.

Понимание происходящих событий и их взаимосвязь пришли к Артему только прошедшей зимой, когда баба Маня объяснила Артему, что задатки экстрасенсорных свойств передались ему от бабы Мани через его деда, его маму и других, незнакомых Артему родственников, и что баба Маня знала об этом еще до рождения Артема. Она попросила прозревшего Артема приехать к ней летом, во время каникул, и пояснила, что им обязательно необходимо встретиться, не откладывая встречи до следующего года, так как ее старческие годы берут свое, и она с каждым годом слабеет, а сколько ей суждено еще прожить, известно только богу.

И Артем, как только начались летние каникулы, отправился к бабе Мане. Друга Даню он о своей поездке не информировал, понимая, что едет не в гости, и не грядки полоть, а для серьезного, как он понимал, дела. Да и баба Маня ему в разговоре намекнула, чтобы он приезжал один. С этой поездкой ему чрезвычайно повезло. Во-первых, больше всего его мучила необходимость объяснения с Даней в том, что он уезжает один, хотя в прошлый раз, два года назад, он уговаривал Даню составить ему компанию. Но первым начал разговор сам Даня, с хмурым видом объявив, что после окончания учебного года им придется расстаться на две недели, так как Даня с родителями уезжает в туристическую поездку по европейским странам. Артем для вида немного поохал, но на самом деле был очень рад этой информации и объясняться с Даней не пришлось. И ещё, не пришлось просить у родителей денег на поездку, так как заработанные им предыдущим летом деньги были в целости и сохранности. Что касается отношения родителей к этой поездке, то с их стороны возражений не последовало. К моменту поездки Артему исполнилось пятнадцать лет, он давно получил паспорт, и в оба направления летал самолетом.

Рейтинг@Mail.ru