Тайная родословная человека. Загадка превращения людей в животных

Александр Белов
Тайная родословная человека. Загадка превращения людей в животных

Каннибал умер бескультурным

Его нашли в долине реки Неандерталь, в Германии, недалеко от Дюссельдорфа в 1856 году во время проведения земляных работ. Его череп был груб и даже безобразен, и рабочие, не искушенные в премудростях палеонтологии, решили, что нашли пещерного медведя. Но местный учитель, к которому обратились за помощью, уверил всех, что несчастный был человеком. Назван был этот необычный человек по месту своей находки – неандертальцем.

Многие ученые того времени отказывались верить, что найден предок человека – настолько неандерталец был несимпатичен и даже уродлив. У основания необыкновенно низкого, убегающего назад лба, были огромные надбровья – костяные валики. Стенки черепа были толстыми. Черепная коробка была вытянута назад и сплющена сверху, в ее задней части имелся массивный гребень. Лобные доли были явно недоразвиты. Именно эти отделы мозга ответственны за общественное поведение индивида. Позже удалось установить, поведение неандертальца было антиобщественным.

Ученые обратили внимание на вмятины на крышке массивного черепа, которые еще при жизни были заживлены. «Сорились часто…» – решили они. На собрании, посвященной находке, соратник Дарвина Генри Гексли заявил, что даже аборигенов Австралии (наиболее примитивный, с точки зрения анатома, тип «человека разумного») невозможно сравнить с троглодитом из Неандерталя, настолько последний обезьяноподобен! Другой известный эволюционист Альфред Уоллес был еще более краток: «Дикарь!» Французский антрополог Прюнер-Бей высказал свое мнение: «Найдены останки древнего кельта, и не просто кельта, а идиота от рождения… необычная кривизна бедра означает, что кельт ходил, сутулясь и сильно согнув ноги в коленях». Анатом Август Франц Мейер обратился к уважаемому собранию с такими словами: «Господа, найдено погребение монголоидного казака! Ровно полвека назад в 1814 году по долине Рейна проходила русская армия под командованием генерала Чернышева. Старики помнят, сколь ожесточенные сражения проходили там с войсками Наполеона Бонапарта. Я, воочию вижу, как тяжело раненый казак заползает в грот. После того, как он умер, его труп занесло глиной. Что касается искривленного бедра – то это бедро всадника редко слезающего с лошади…» Подвел итог дискуссии Рудольф Вирхов: «Найден не предок, а выродок. Особенности его скелета связаны с вырождением от сифилиса и алкоголизма».

Позднее были обнаруженные останки других неандертальцев и стало ясно, что выродок имел компаньонов. Это сильно раздосадовало многих ученых. Теперь от непрошеных предков было не так-то просто избавиться. Лица у неандертальцев были длинными, высокими с вздутой верхней челюстью, зубы крупными, резцы – стертыми. Всех поразило отсутствие подбородка, какой имеется у человека. С подобным изъяном ученым до тех пор приходилось сталкиваться лишь у антропоидных обезьян. Было решено, что отсутствие подбородочного выступа, а также непомерно тяжелая челюсть является свидетельством того, что у неандертальцев не было членораздельной речи. Вероятно, они «онемели» после того, как попали в Европу.


Форма кисти свидетельствовала о том, что у неандертальцев отсутствовали разнообразные движения пальцев. Они в большей степени были приспособлены к силовому захвату, чем пальцы современных людей. Неандертальцы вряд ли смогли бы написать что-то хорошее угольком на стене пещеры (плохое – тоже вряд ли). В 1924 г. в Крыму в гроте Киик-Коба были найдены люди, у которых вообще была не рука, а лапа. Большой палец столь слабо противостоял остальным, а ногтевые фаланги были так непомерно широки, что ученые сошлись во мнении – киик-кобинец не брал в руку предмет, а сгребал его всей кистью, зажимая как клещами. Каких-либо виртуозных изображений человека и животных, которые известны у кроманьонцев, и о которых, восторженно говорят любители палеоискусства, у неандертальцев не найдено. Неандертальцев больше заботил их грубый быт. Они изготовляли простые каменные скребла, остроконечники, скобели. Все орудия лишены рукояток – это просто обработанные камни, в отличие от орудий кроманьонцев, где к каменному лезвию крепилась рукоятка – палка или кость.

Некоторые ученые считают, что руки у неандертальцев были плохо заточены, и они не были в состоянии удержать орудие с рукоятью.

Жили неандертальцы небольшими группами, вероятно, враждебно настроенными к друг к другу. Об этом говорит тот факт, что часто по соседству располагались две стоянки, с разными орудиями и с разными приемами охоты. Кланы берегли свои секреты. Если один клан специализировался на добыче оленей, то другой – на добыче пещерных медведей. Культурной преемственности, между членами разных стоянок археологи не выявили Моралист, мог бы сказать: «Это их и сгубило – человек, прежде всего, существо общественное…» и, вероятно, был бы прав.

Предшественникам сапиенса был свойственен каннибализм.

У неандертальцев отсутствовало развитие верхней лобной доли, от которой зависит контроль над эмоциями и агрессией. На стоянке в Крапине были найдены останки 20 неандертальцев. Их черепа были разбиты на мелкие куски, длинные кости рук и ног расколоты вдоль для извлечения «вкусного» костного мозга. Часть костей было обуглено. Вероятно мясо жарили в костре. Некоторые ученые, склонные поэтизировать быт неандертальцев, назвали место находки «битвой под Крапиной». Около 70 000 лет назад в Европе, Африке, Азии, Индонезии, почти повсеместно, где жили палеоантропы, велись такие «битвы». Иногда голова отделялась от туловища и хоронилась отдельно, окруженная кольцом из костей и рогов животных. У многих черепов разломано затылочное отверстие, для извлечения мозга. Некоторые исследователи видят в этом зачатки обрядности.

Действительно, сходные ритуалы можно наблюдать, например, у новогвинейских племен. У убитого отделяют голову и расширяют затылочное отверстие, для того чтобы добраться до мозга, который поедается присутствующими. Этот ритуал выполняют при рождении ребенка. Считается, что, отведав человеческих мозгов, аборигены поумнеют от этого и смогут воспитать себе достойную смену. Как свидетельствуют антропологи, у коренных жителей Новой Гвинеи и Австралии (где практикуются подобные ритуалы) также немного недоразвиты верхние лобные доли. Вероятно, питание чужими мозгами, мешает росту своих собственных.

Предкам современного человека приходилось часто встречать неандертальцев. Скорее всего, ничем хорошим такие встречи не кончались. На стоянках поздних неандертальцев, наряду с прочей «дичью», находят раздробленные кости кроманьонцев. Однако появление сапиенса в Европе на дикарей производит благотворное действие, кроманьонцы используются не только в качестве кулинарного изыска. По всей видимости, неандертальцы заимствуют у них некоторые культы. В одной из пещер швейцарских Альп на высоте 2400 м был найден ларь, сложенный из камней с черепами пещерных медведей. В нишах стен были расставлены еще несколько черепов. На юге Франции был найден аналогичный каменный «сундучок» с черепами медведей. Все это хозяйство принадлежало неандертальцам.

Надо отметить, что ритуалы, связанные с медведем, очень древние. Охотничьи народы, обитающие от Лапландии до Сибири и на севере Северной Америки верили, что медведь является первым человеком. В нем видели посредника между людьми и миром духов. Айны на севере Японии ловили медвежонка и целый год обходились с ним как с почетным гостем, считая его своим покровителем. Женщины почитали за честь дать малышу грудь. Однако через год медвежонка приносили в жертву, пили его кровь, ели его мясо. Считалось, что дух жертвы возвратится в лес и расскажет другим медведям, как хорошо с ним обходились люди. Это сделает охоту успешной.

Как следует из данных палеоантропологии, жизнь поздних «классических» неандертальцев, в течение длительного срока контактировавших с кроманьонцами, меняется в лучшую сторону. У них появляются погребения умерших. В пещере Ла-Шапель-о-Сен найдено погребение мужчины неандертальца, на грудь которого положена нога зубра. В некоторых погребениях мужчины и женщины находились в скорченных позах. Вероятно, такое положение тела (поза зародыша) была заимствована у кроманьонцев, считавших, что это помогает умершему вновь родиться во чреве матери.

Только у пришлых кроманьонцев, появившихся в Европе около 40 тыс. лет назад, отмечается религиозная традиция в полном объеме. Хоронить своих умерших неандертальцы стали около 40 тыс. лет назад – т. е. после того как столкнулись с культурной экспансией сапиенса. (В данном случае наблюдается некоторые параллели с христианскими ритуалами аборигенов, относящимися к виду человека разумного, заимствованных от европейских миссионеров.)

О культурном заимствовании говорят и другие факты. Известно, что неандертальцы не пользовались до появления кроманьонцев ожерельями из зубов, подвесками, гравированными предметами. Однако после появления сапиенса на стоянках палеоантропов неожиданно эти изделия появляются. Например, на стоянке неандертальцев возле городка Арси-сюр-Кюр (современная Франция) были найдены кольцо из кости, звериный зуб с орнаментом, и звериные когти с просверленными отверстиями. Эти украшения являются атрибутами религиозной магии и особого значения для аборигенов-палеантропов иметь не могли. А вот присвоить себе чужое имущество, а хозяина съесть – такое аборигены могли проделать запросто.

То, что неандертальцы не были нашими предками, подозревали давно – со времен их обнаружения. Был период, когда большинство ученых вполне политкорректно считало, что благодаря труду и коллективному образу жизни эти дикари «перековались» в современных людей. И вот сегодня, наконец, большинство ученых вернулись к прежней точке зрения, что неандертальцы тупиковая ветвь и к нашим предкам не имели никакого отношения. Что, конечно, больше похоже на правду.

В 1997 году Сванте Паабо из Мюнхенского университета проанализировал ДНК неандертальцев и современного человека и установил, что предки тех и других даже не состояли в родстве. Исследователи из университета в Цюрихе Кристоф Цолликофер и Марисия Понсе де Леон сравнили черепа двухлетних неандертальца и кроманьонца и обнаружили, что эти черепа формировались по-разному. В частности строение внутреннего уха у них значительно различается. Ученые сделали вывод, что неандертальцы и кроманьонцы это два разных вида. А раз так, то и скрещивание между ними невозможно. В результате сексуальных контактов на свет рождалось нежизнеспособное потомство. Эти и другие ученые не оставили неандертальцам не единого шанса. Таким образом, согласно новым данным, диковатые люди, в ком так долго желали видеть наших предков, столкнувшись с экспансией сапиенса, не выдержав напора, отступили, а около 35 тыс. лет назад вымерли, так и не оставив потомства и даже не влив частицу своей крови в наш род…

 

Впрочем, уже после того, как неандертальцы сошли со сцены истории, в более поздних культурных слоях ученые находили останки жителей Европы с некоторыми неандерталоидными чертами. Не говорит ли это о том, что некоторые «разумные» люди отправились по пути одичания и деградации, проторенному своими неразумными предшественниками. Дурной пример заразителен.

Некоторые ученые считают, что необычный облик европейского неандертальца сформировался под воздействием холода. Он обитал в непосредственной близости от ледника. Недостаток йода, который испытывали неандертальцы привел к утяжелению скелета, к недоразвитию и кретинизму. О. Гильбурд проанализировал поведение народов Крайнего Севера и Сибири – хантов, манси, ненцев, селькупов. У них появились некоторые неандерталоидные черты. Кроме того, отмечается поведение, напоминающее симптомы шизофрении – это отсутствие жестов, мимики, вялая походка. Исследователь считает, что такое же поведение было и у «классических» неандертальцев, которые в отличие от современных людей, не смогли приспособиться к условиям холодового стресса и вымерли как мамонты.

Бессловесный человек с ненормальной головой

Часто бывает так – ищут археологи, антропологи одно, а находят совсем другое. В случае с поиском «переходного звена» между человеком и обезьяной было иначе. Немецкий биолог Эрнст Геккель, единомышленник Дарвина, в самый разгар споров о том, кто есть предок человека, подробно описал, как должно выглядеть «переходное звено». Он назвал это пока еще не найденное существо питекантропом алалус («питекос» – обезьяна; «антропос» – человек, «алалус» – бессловесный. Все вместе: обезьяно-человек бессловесный). Вдохновленный «пророчеством» Геккеля молодой врач Е. Дюбуа отказался от преподавательской карьеры ради мечты – найти предка людей и потомка обезьян. Чтобы легче было представить, чьи бренные останки предстоит искать, молодой человек заказал художнику портрет питекантропа. Портрет обезьяно-человека удался. С полуобезьяньего получеловеческого лица глядели проникновенные глаза, без слов взывающие: «Найди меня!»

Геккель считал, что наиболее близок к человеку из всех антропоидов гиббон. И потому он полагал, что «переходное звено» надо искать не в Африке, как считал Дарвин, а в Юго-Восточной Азии, где обитают гиббоны. Вот туда то, на остров Суматра в царство гиббонов и отправился молодой энтузиаст Дюбуа, дабы найти и явить ученому миру бренные останки питекантропа.

В рассуждениях Геккеля была своя логика. Ученый считал, что эмбрион гиббона в наибольшей степени среди антропоидов похож на человека. Это, по его мнению, указывало, что у них был общий предок. К слову скажем, есть и еще одна особенность сближающая гиббонов с человеком. Эти виртуозные воздушные гимнасты – единственные млекопитающие, кроме человека, способные петь чистым голосом. Концерты проходят по утрам. Начинает самец-вожак.

Затем к сольной партии подключаются хор членов группы. Пение настолько мелодичное, что туристы специально приезжают в царство гиббонов, чтобы услышать концертное выступление обезьян. Надо отметить, что туристы едут не в «Ла Скала», а в джунгли. Вероятно, назначение хорового пения состоит в консолидации группы, в осознании обезьянами своего единства. При этом не только слушатели – люди, но и сами исполнители – гиббоны приходят в восторг от своих песен. Они получают заряд бодрости на целый день.

Известный патологоанатом Р. Вирхов, в пику Дарвину предполагал, что родиной людей была затонувшая ныне Лемурия. Он полагал, что острова Юго-Восточной Азии являются осколками некогда затонувшего материка. Он также одобрительно отнесся к идее Дюбуа посетить Суматру.

Заручившись поддержкой столь влиятельных в научном мире того времени людей, молодой исследователь, не мешкая, отправился в путь. Однако на Суматре Дюбуа столкнулся с неожиданным препятствием. Местные жители отказывались показывать дорогу и сопровождать исследователя в пещеры, где, по их мнению, обитали злые духи. Между тем именно в пещерах была наибольшая вероятность обнаружить питекантропа. Тогда Дебуа решил искать «обезьяно-человека» на Яве, где по руслам рек было разбросано много костных останков животных. И удача улыбнулась энтузиасту. В 1891 г. он нашел то, что искал. В долине реки Соло, у деревни Триниль Дебуа обнаружил человеческий зуб. Сам ученый был склонен считать свою находку зубом обезьяны, но с некоторыми человеческими особенностями. Через год Дебуа в том же месте продолжил раскопки и нашел крышку черепа и бедренную кость. Потемневшая от времени толстая черепная кость напоминала череп гиббона, но при этом она была раза в два больше.

По поводу сенсационного открытия на Яве выдающийся английский антрополог Эллиот Грэфтон Смит заявил следующее: «Случаются же поразительный вещи! Дюбуа действительно нашел ископаемое, которое предсказало научное воображение». Но мир чуть было не лишился своего вновь обретенного предка. Дюбуа, вернувшись в Европу, случайно забыл портфель с костями в парижском ресторанчике, где обедал. Однако, возвратившись в ресторан вечером, он увидел свой портфель на том же месте, где его оставил.

В 1896 году Дюбуа опубликовал книгу, в которой рассказал о своих находках. На экземпляре, подаренном Геккелю, исследователь начертал: «Изобретателю питекантропа от его открывателя». Однако научный мир не спешил видеть в костях, привезенных в Европу, останки обезьяно-человека, к тому же, предка людей. По этому поводу разгорелись не шуточные страсти. Так Вирхов, изучив строение костей, высказался весьма категорично: обломок черепной крышки принадлежит гигантскому гиббону, а бедро – человеку. Антрополог Кизс считал, что Дюбуа привез останки дегенерата, которого, к тому же, в детстве ударили по голове, так как черепная коробка слишком плоская. Во время проведения Международного зоологического конгресса, проходившего в Нидерландах в 1895 году, в центре дискуссии оказались кости привезенные из Индонезии. Каждый из маститых ученых, съехавшихся на конгресс со всего мира, считал своим долгом осмотреть находку и подержать в руках тяжелую крышку черепа. Вероятно, этой темно красной кости головы было назначено самой судьбой стать символом революционных перемен в науке. Авторитетное собрание к консенсусу так и не пришло. Дело дошло до голосования. Но преодолеть разногласия голосованием тоже не удалось.



Позднее Дюбуа, дезооринтированный мнением ученых, стал считать, что обнаружил шимпанзе, который ходил как человек. Но объем черепа этого существа был значительно больше, чем у человекообразных обезьян. Основываясь на этом, он переименовал питекантропа в «шимпанзе прямоходящего». При этом его нисколько не смутило, то, что шимпанзе водятся в Африке.

Между тем споры об удивительной находке не утихали, и в них вмешались фантасты. Так Герберт Уэллс доказывал, что исследователь нашел кости не человека и не шимпанзе. Питекантроп, по его мнению, являлся обезьяной, разгуливавшей на двух ногах и имевшей прямую человеческую осанку. Фантаст считал, что в доисторические времена по свету разгуливали двуногие обезьяны с огромной головой. В спор вмешалась церковь. Отец Джон Лайтерун из Кембриджа точно подсчитал, что Создатель сотворил человека в 9 часов утра 23 октября 4004 года до рождества Христова. О каких древнейших обезьяно-людях, в этом случае, вообще было уместно вести речь. О находке предлагалось просто забыть. Дюбуа, не выдержав критики, обрушившейся на него со всех сторон, в конце концов, упрятал кости в сейф и почти четверть века не позволял их некому осматривать. А в конце жизни, он, неожиданно согласился со своими многочисленными оппонентами и стал считать, что Яванские кости принадлежат гигантскому гиббону.

Этой находке суждено было стать яблоком раздора между теми кто был уверен, что человек был создан Творцом и теми, кто считал, что он произошел от обезьяны. Находка была подвергнута столь серьезной критике еще и потому, что ученый люд и общество того времени не могли смириться с мыслью о том, что в одном существе соединялись вместе признаки человека и обезьяны. Покатый лоб, низкий свод черепа, уплощенные теменные кости и мощный надглазничный валик – все это можно найти и у человекообразных обезьян. Но объем черепа у шимпанзе от 350 куб. см, а у горилл от 400 до 600 куб. см это меньше, чем у меньше питекантропа. Его голова вмещает в себя 900 куб. см и приближается к объему мозга современного человека. Бедренная кость выдает в ее владельце прямоходящее существо близкое к современному человеку. Исследователи прошлого не хотели верить, что перед ними останки человека с головой обезьяны.

Между тем, если принять, что дегенерация начинается с головы, то и первые негативные изменения надо искать внутри, а затем и снаружи головы. «Выключение» тех зон мозга, которые ответственны за общественное и разумное поведение, способствует их дисфункции. Вследствие этого изменяется форма и сокращается объем мозга. Это приводит к морфологическим изменениям головы, а затем и организма в целом.

Деградация успела изменить череп питекантропа, снабдив его обезьяньими чертами. Сократился мозг. (Для сравнения: нижняя граница мозговой емкости у современных людей 1000 куб. см.) Однако костяк этого существа остался по-прежнему человечьим, он претерпел не столь значительные изменения. С этих позиций питекантроп предстает перед нами как двуногий вырожденец в чистом виде.

Это предположение подтверждает и то, что у «питекантропа бессловесного», как первоначально назвал это существо Э. Геккель, на внутренней поверхности черепной крышки сохранился отпечаток мозговой коры – зоны Брока. По этой зоне судят о наличие речи. Слепок черепной полости показал, что по своей структуре эта зона почти такая же, как у человека, но не такая как у обезьяны. Что же получается: дегенерат, хотя и имел обезьянью голову, но повстречайся он ученым, мог бы о себе рассказать, как он дошел до жизни такой? Оказывается – нет! Если судить по более поздние находкам питекантропов, они имели тяжелую огромную челюсть лишенную подбородка, что свидетельствует об отсутствии у них членораздельной речи. Кроме того, питекантропы имели высокую гортань, как у младенца. Питекантроп был в состоянии пролепетать только нечто не вразумительное. А зона Брока досталось ему в наследство от его более разговорчивых предков – людей с нормальной головой.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32 
Рейтинг@Mail.ru