Фамильный шрам

Александр Асмолов
Фамильный шрам

В коротком русском слове «честь»

Немало тайн. Тому бог весть.


Глава I

 
В то утро сонный Петербург
Чуть свет туман окутал странный.
Пришелец был надменно хмур,
И не казался гостем званным.
Клубился долго над Невой,
Где ангел, словно часовой,
Парит над площадью великой
С крестом простым и царским ликом.[1]
В обход, по Мойке и Фонтанке,
Он спрятал Невский, как дитя,
Аничков мост укрыл шутя,[2]
И, словно в тихом полустанке,
Туман на Графском пошалил,[3]
Балконы спрятав до перил.
 
 
Кирпичный дом в бойницах узких,
С атлантами взамен колонн,[4]
Оставшись от баронов прусских
С екатерининских времен,
Стоял углом и, как форштевнем,[5]
В туман врезался, и по гребням
Среди соседей, словно скал,
На Невский путь прямой искал.
Под крышей эркер полукругом,[6]
А по периметру – балкон
В полшага, словно Рубикон,[7]
Для тех, кто не дружил с испугом.
Деянье сердца и ума,
Как люди, видятся лома.
С востока занялось светило,
С ленцою все позолотив,
Как будто ночь оно кутило,
Истратив весь златой актив.
Над Смольным, созданным Кваренги,
Где двери, словно две шеренги,
По коридорам вдоль стоят
Почти столетье без девчат,[8]
Российский флаг плескал игриво,
Надменно глядя свысока,
Не то, чтобы на чужака,
А где-то чуточку ревниво,
На стяг, что дал Руси Андрей,
Апостол первый средь людей.[9]
 
 
Над «прусским» домом, где бойницы
Вдоль крепких стен из кирпича
Глядят на лик былой столицы,
Забывшей имя Ильича,[10]
Андреев крест играл на воле,
Не в пику тем, кто на престоле.
Здесь о себе напоминал
Снимавший флигель адмирал.[11]
Давно закончил он сраженья
И свой поход на Амстердам,[12]
Когда фрегатом правил сам,
Оставил лишь в воображеньи.
Как часто мы на склоне лет
Храним романтике обет.
 
 
Сергеич в ранге адмирала
Имел и кортик, и брегет,
И взгляд большого либерала,
По форме был всегда одет.
Был одинок и педантичен,
В общеньи аристократичен,
В блокаду потеряв семью,
Жил, словно был еще в строю.
С одним застенчивым парнишкой,
Игравшим редко во дворе,
Дружил на зависть детворе
И называл его сынишкой.
Не зря пословица гласит:
«Что стар, что млад». Тут без обид.
 
 
Алешка рос гардемарином,[13]
И верил, что его отец
Погиб, что свойственно мужчинам,
В походе дальнем, как боец.
Рассказы матери о нем,
Любившем поиграть с огнем,
И фотографии в альбоме,
Бинокль, хранящийся в их доме,
Модели старых каравелл,
Да книжный шкаф морских романов
О героизме капитанов
И тех, кто струсить не посмел,
Все помогало пацану
Любить и море, и страну
Как часто виделось Алешке
Во сне, как будто наяву,
Что он в бою не понарошку,
В отваге не уступит льву.
Он, юнга, шкипер и пират,
Всем приключениям был рад,
Но, кем бы ни был, вечно сходство
С отцом у парня – благородство.
Он тайно верил в предсказанье,
Которое однажды маг
Во сне открыл ему, что знак
Предвосхитит его желанье.
Бывает, тайну мы храним,
Живя пристрастием одним.
 
 
Вот только хитрый маг смолчал,
Что будет этим тайным знаком.
Коснется кто-нибудь плеча,
Откроется ли Зодиаком.[14]
Для многих эркер на углу,
Сыскавший зависть и хвалу,
У дома в Графском переулке,
Был перстнем в сказочной шкатулке.
А для Алешки он был храмом,
Где суждено когда-нибудь
Увидеть сквозь сомнений муть
Лицо отцовское со шрамом.
Ведь, если верить с детства в сон,
То обернется явью он.
 
 
И предсказанье ночью темной
О встрече с призраком отца
Зажгло в душе неугомонной
Огонь надежды у мальца.
Вот только время не спешило,
А у него, как будто шило,
Но часто, подбежав к окну,
Он видел улицу одну.
Октябрь сменился снегом пышным,
Весной на реках таял лед.
Как будто знал все наперед,
Что вновь июнь придет неслышно.
«Пуд с кепкой» быстро подрастал,
Шутила мать – «мой капитал».
 
* * *

Глава II

 
В то утро медлил Питер сонный,
Не торопясь, сводил мосты
И примерял костюм фасонный,
Стесняясь дряхлой полноты.[15]
Над Медным всадником Фальконе,[16]
Оставшемуся в лексиконе,
Отдавши дань Батурину,[17]
Развеял смело пелену.
Из клочьев белого тумана
«Исакию» слепил парик,[18]
Который к куполу приник,
Кудряшки свесив, как сутану.
Всяк прикрывает наготу,
В пирах растратив красоту.
 
 
В окошко эркера под крышей,
Где сладко спал гардемарин,
Скользнул к подушке лучик рыжий,
Приплюснутый, как мандарин.
Ресницы тронул деликатно,
Щеки коснулся и обратно.
В июне солнцу невдомек,
Что кто-то поздно ночью лег
Из-за того, что «Пилигрим»,
Ведомый капитаном Диком,[19]
Блуждал в тумане многоликом,
Но был со злом непримирим.
Как сладко знать в пятнадцать лет,
Что выше чести счастья нет.
 
 
Алешка потянулся сладко
И сонно приоткрыл глаза.
Луч, словно яркая заплатка,
По пледу медленно сползал.
Указкой чиркнул половицу,
Понятно и не ясновидцу:
Блеснул на ручке у двери —
Балкон, мол, быстро отвори.
Пацан забыл про сладкий сон.
Влекомый тайным предсказаньем,
Заветной встречи обещаньем,
Прокрался тихо на балкон.
А тот, как мостик капитана,
Плывет над волнами тумана.
 
 
Бушует странный океан,
Касаясь ног босых прохладой.
То в центре вздыбится Титан,
То обратится вмиг армадой.[20]
Вот остров среди волн возник,
А в гавани пиратский бриг.[21]
«Веселый Роджер» на ветру[22]
Затеял с чайками игру.
Там вынырнул огромный кит,
Хвостом разбивши в щепы ботик.[23]
За ним вздымается под клотик[24]
Белесый вал. Бушприт трещит.[25]
И в ярких солнечных лучах
Нет недостатка в мелочах.
Но вдруг среди туманной пены,
Как вечный странник Одиссей,
Влекомый песнями сирены,[26]
Пацан услышал – «Алексей!»
Знакомый голос так встревожен,
Как сабля острая из ножен,
Звенит с укором строгих нот —
Где этот юный сумасброд?
Неровной старческой походкой
Прошаркал кто-то за спиной.
С угрозой, явно напускной,
Да и надеждою нечеткой
Позвал парнишку еще раз,
Как будто выполнил приказ.
 
 
«Ах, ваша светлость, что за шутки!
Не время в прятки нам играть».
И, не впадая в предрассудки,
Вошедший глянул под кровать.
Там не найдя гардемарина,
Слуга заметил, что перина
Давно покинута юнцом —
Его любимым сорванцом.
Улыбку спрятав за усами,
Старик скосился на балкон,
Где тюль от ветра бил поклон,
То надувался парусами.
Кто юн душой на склоне лет,
Бывает счастлив без монет.
 
 
«Алешенька, ну, право слово!» —
Старик прошаркал на балкон. —
«Ты простудиться хочешь снова?
Ведь есть шинелька без погон.
И босиком… Что за напасти!
Век будешь числиться в балласте».[27]
Глядит растерянно парнишка,
Ведь он и впрямь в одних трусишках.
Продрог, но это не беда,
А вот Сергеич здесь откуда?
Далась ему моя простуда?
Бывал у нас он иногда.
Но, чтоб без спроса и так рано…
Воистину все это странно.
 
 
«А мама?» – начал было он,
Стараясь скрыть свое смущенье. —
«Конечно спит! И вам, барон
Пора в кровать. Без возраженья!»
Старик легонько подтолкнул
Мальца, пошедшего в загул,
Пониже талии худой,
Да так, что тот летел стрелой.
С разбега плюхнулся в кровать,
Плед натянув до подбородка,
Лежал, поглядывая кротко,
Не помышляя вновь вставать.
Любой поймет и старика,
Была бы твердою рука.
Сергеич только тронул ус,
Слегка парик седой поправил.
Не то что гувернер-француз,
Он вежлив был, но своенравен.
«Ты, ваша светлость, не серчай.
Но так вот жить: шаляй-валяй,
Избави бог, – присягой связан[28]
И соблюдать Устав обязан!
Кто на Дворцовой повторял:
«Служу Отечеству и флоту!»
Что взял ты нынче за охоту
Уподобляться писарям.
Бумагу пачкать по ночам,
И рифмовать лучам-очам…»
 
 
«Но я…» – гардемарин притих,
Пытаясь совладать с собою.
Прислушался – какой-то стих
Главенствовал над всей судьбою.
Слова летали друг за другом,
Как бабочки над майским лугом.
Сливаясь в пестрый полукруг,
Чаруя звуком нежный слух.
Какое было наслажденье
Описывать глубокий взгляд,
Что жег который день подряд
И поражал воображенье.
В пятнадцать мы пылаем жарко,
А в тридцать пять эмоций жалко.
«Я знаю эту кутерьму…» —
Сергеич с горечью добавил, —
«Поймешь не сразу, что к чему,
Игра жестокая, без правил».
Он замолчал, припоминая,
Как был влюблен в начале мая,
Как осенью ушел в поход
И верил, что зазноба ждет.
Весной в Кронштадте их линкор[29][30]
Пришвартовался на рассвете,
И он в «парадке», при букете,[31]
Вбежал в знакомый сердцу двор…
Порою души моряков
Сдают за кучку медяков.
«Так что бросай свои амуры,
Служи Отечеству, сынок.
Забудь стихи и партитуры,
Все будет, когда выйдет срок.
Будь верен Родине и чести,
Не поддавайся сладкой лести.
Морское братство не пустяк,
И флот не сборище бродяг».
Глаза Сергеича блеснули,
И на затылок сполз парик,
К нему он так и не привык,
Шутил: «Я в энтом, как в кастрюле».
Моряк на берег списан был,[32]
И прикрывал у «кэпа» тыл.[33]
 
* * *
1В 1834 г., по заказу императора Николая I в честь победы его старшего брата Александра I над Наполеоном, на дворцовой площади была воздвигнута колонна выше всех аналогичных памятников в мире. По замыслу архитектора Огюста Монферрана колонну венчает ангел с лицом Александра I.
2Один из семи мостов через Фонтанку. Украшен ажурными литыми решетками работы А.П. Брюлова и четырьмя статуями «Укрощение коня человеком» скульптора К.П. Клодта. Первый вариант деревянного моста был построен под руководством подполковника Михаила Аничкова. Его имя мост хранит до сих пор. Коренные петербуржцы ставят ударение на второй гласной.
3Графский переулок расположен перпендикулярно Невскому проспекту.
4Атланты и кариатиды – характерные детали барокко в архитектуре.
5Форштевень – прочный брус по контуру носового заострения судна, на котором замыкается наружная обшивка. В нижней части соединяется с килем.
6Эркером называют часть комнаты, выступающую из стены. Функционально эркер увеличивает внутреннюю площадь и обогащает интерьер помещения за счет нескольких окон или остекления по всему периметру выступа (от немец. – фонарь или выступ в стене).
7Согласно приказу Екатерины II, в 1764 г. в Санкт-Петербурге было создано первое в России женское учебное заведение – Смольный институт благородных девиц при Воскресенском Смольном Новодевичьем монастыре. Современное здание института, возведенное в 1806 г. по проекту архитектора Джакомо Кваренги, имеет систему классов и общего коридора. С 1917 по 1991 г. в здании располагался комитет партии большевиков и коммунистов. Сейчас это резиденция губернатора Петербурга и музей.
8Дословно Рубикон – наименование небольшой реки на Апеннинском полуострове. В широком смысле известно благодаря выражению «перейти Рубикон», принадлежащему Юлию Цезарю, когда он еще не был императором, а Рим был республикой. Намереваясь захватить власть в столице, Юлий не был уверен в победе. Преодолев сомнения, он перешел Рубикон, бывший тогда границей республики, со словами «жребий брошен».
9Андрей и брат его Павел, согласно священному писанию, были рыбаками в Галилейском море. Христос первым призвал Андрея к себе в ученики, поэтому его называют Андреем Первозванным. Усердно проповедуя христианство в разных странах, апостол Андрей посещал территорию Руси, и считается ее покровителем. Белый флаг с синим крестом по диагоналям называется Андреевским флагом. Это связано с тем, что по преданию Андрей был распят на наклонном кресте. Флаг имеет статус Военно-Морского флага России. Это дань памяти флагу первого военного российского судна – трехмачтового брига «Орел». В 1698 г. Петр I учредил первый в России орден – Святого апостола Андрея Первозванного.
10С 1924 по 1991 г. Петербург носил имя В.И. Ленина.
11Флигель (немец.) – вспомогательная пристройка к жилому дому или отдельно стоящая второстепенная постройка, входящая в жилой комплекс и подчиненная функционально или композиционно главному сооружению.
12Амстердам – остров в Индийском океане, входящий в состав Французских Южных Территорий. Открыт 18 марта 1522 г. испанским капитаном Х.-С. Элькано, который из скромности не дал острову свое имя. Поскольку остров расположен на 37 параллели, и был описан в знаменитом романе Ж. Верна «Дети капитана Гранта».
13Гардемарин (франц. – морская гвардия) – звание, установленное Петром I для воспитанников старших рот Морской академии при направлении их во флот на практику, где они пользовались ограниченными правами.
14Зодиак – пояс из созвездий на небесной сфере, через которые Солнце проходит в течение года. Все двенадцать созвездий имеют имена зверей, поэтому древние греки называли их пояс zodiakos – «звериный». Уже пять тысячелетий используется в астрологии для предсказаний.
15За три века северная столица не только значительно расширилась, но и обветшала. Еще 27 мая 1703 г. царь Петр I подписал указ о строительстве на землях, отвоеванных у Швеции, которые тогда назывались Ингерманландией, крепости (фортеции Санкт-Питер-Бурх). В то время шла Северная война, но рядом строился город, одноименный крепости. К 1712 г. туда перебрался царский двор и все официальные учреждения из Москвы. Город становится новой столицей, а в 1720 г. переименовывается в Санкт-Петербург.
16По инициативе Екатерины II скульптор Этьен Фальконе выполнил конную статую Петра I, которая была установлена в 1782 г. на Сенатской площади Санкт-Петербурга. Памятник стали называть Медным всадником благодаря знаменитой одноименной поэме А.С. Пушкина.
17Существует легенда о майоре Батурине, который видел странный сон. Во время отступления русских войск войны 1812 г. возникла угроза захвата Санкт-Петербурга французскими войсками. Император Александр I хотел вывезти памятник Петру I, чтобы тот не достался врагу. Однако по легенде оживший Медный всадник поведал Батурину, что пока Петр I будет стоять на Сенатской площади, город останется свободным. Монумент оставили, а город дважды избежал захвата: в 1812 г. и во Вторую мировую войну.
18Исаакиевский собор (в честь преподобного Иса-акия Далматского) является крупнейшим православным храмом в Санкт-Петербурге. Построен в 1818—1858 гг. по проекту Огюста Монферрана. Вершина его позолоченного купола возвышается на 101,5 метра.
19Замечательный французский фантаст Жюль Берн опубликовал в 1878 г. роман под названием «Пятнадцатилетний капитан», в котором описаны приключения пассажиров китобойного брига «Пилигрим», весь экипаж которого погиб в результате схватки с китом. После чего командование судном принимает пятнадцатилетний юнга Дик Сэнд.
20Армада – (исп. Armada – флот, эскадра) большое количество кораблей (самолетов, танков), действующих согласованно.
21Бриг – двухмачтовое судно с прямым парусным вооружением на фок-мачте и грот-мачте. Иногда имеет косой парус на гроте. В русском флоте наиболее известен бриг «Меркурий», ставший в 1828 г. победителем в неравном бою с двумя турецкими линейными кораблями, намного превосходившими его в огневой мощи.
22«Веселый Роджер» – так называли пиратский флаг с черепом и перекрещенными костями под ним. Вариантов изображений было много. Считается, что первым «Веселый Роджер» придумал пират Эммануил Вайн. Его флаг включал в себя изображение песочных часов, обозначавших «наше время истекает». Первоначально флаг был красного цвета (отсюда и французское слово в названии – Rouge), позже англичане изменили название на привычное им слово Roger – веселый, а цвет поменяли на черный.
23Ботик – небольшое одномачтовое судно, имеющее хорошо обтекаемые обводы. Боты бывают палубные для морских плаваний и беспалубные для прибрежных.
24Клотик – (от голл. – Kloot, набалдашник) наделка закругленной формы в верхней части мачты или флагштока, где устанавливались ролики для подъема флагов или фонарей.
25Бушприт – (от голл. boeg – нос корабля и spriet – шест) горизонтальный или наклонный брус на носу парусного судна, служащий для вынесения вперед носовых парусов.
26Одиссей – герой древнегреческой мифологии, отраженный в ряде произведений Гомера, Софокла и Еврипида. В одном из своих многочисленных странствий проплывал мимо острова сирен, влекущих своим сладкоголосым пением на гибель. Обуреваемый желанием послушать сирен, Одиссей приказал привязать себя к мачте, а гребцам закрыть уши воском. Так он избежал неминуемой смерти и удовлетворил любопытство.
27Балласт – дополнительный груз, обеспечивающий лучшую устойчивость судна. В переносном смысле на флоте так называют бесполезных членов экипажа.
28Гардемаринов, сразу после зачисления, приводили к присяге. Причем преимущество при наборе курсантов было у внуков и сыновей морских офицеров.
29Кронштадт – (от нем. Krone – корона, Stadt – город) – порт на острове Котлин в Финском заливе, который долгое время служил границей между Россией и Швецией. С 1703 г. Петр I начинает строить на острове крепости, порт и город, который в 1723 г. был назван Кронштадтом и стал главной военной базой Балтийского флота. В наше время остров, соединенный дамбой с г. Санкт-Петербург.
30Линкор – сокр. от линейный корабль, является логическим развитием броненосцев XIX в. Орудия главного калибра линкоров позволяли атаковать противника с большего расстояния, что часто было неоспоримым преимуществом в бою.
31«Парадка» – сокр. от парадной форменной одежды военнослужащего. В XIX в. нижним чинам не полагалась парадно-выходная одежда, но ее разрешалось приобретать за свой счет.
32Списать на берег – т. е. уволить из флота по выслуге лет, состоянию здоровья или за проступок. В переносном смысле – избавиться, забыть.
33Кэп – сокращенно от капитан.
Рейтинг@Mail.ru