Возрожденное орудие

Юн Ха Ли
Возрожденное орудие

– Установить? Разве для этого не существуют значки?

– Какая жалость, что у меня нет лучшего способа проверить, что ты помнишь, а что забыл, – пробормотал Куджен. – Униформа реагирует на голос. Просто назови ей свое имя и звание, остальное она возьмет из личного дела.

Джедао так и сделал – и с изумлением увидел генеральские крылья над глазом фракции Шуос; он не помнил, чтобы заслужил такое. Полноправный генерал, ну надо же. Интересно, Руо бы ему позавидовал?

– Даже если мне сорок четыре, – сказал Джедао недоверчиво и не без сожаления о потерянных годах, – это как-то рановато.

Идея о том, чтобы появиться перед Кел в этой униформе, была сама по себе достаточно пугающей. А появиться перед ними с заявлением о том, что он генерал – причем генерал Кел! – казалось приглашением проделать в нем дыры. По слухам, они были меткими стрелками.

– Кел уважают ранг, – сказал Куджен. – Они будут уважать и тебя.

«Да неужели…» – подумал Джедао. Существовал единственный способ это проверить.

– Это настоящие Кел, – сказал он, – они служат на настоящих мотах, сражаются в настоящей войне. И вы решили, что для выполнения вашего плана я должен стать настоящим генералом.

– В общем и целом, да.

Дело дрянь. Тем не менее он должен оставаться в живых достаточно долго, чтобы понять, как обернуть ситуацию не только в свою пользу, но и в пользу Кел, которые будут находиться под его опекой.

– Мне все равно, на сколько частей разрубили ваш гепт… гекзархат, – сказал Джедао, – или насколько хорош этот сдвигмот. Рой из ста восьми мотов, какими бы они ни были впечатляющими, не оставляет нам права на ошибку. Единственный путь к успеху заключается в том, что мне надо прийти в себя быстро, а сражаться мы станем грязно.

Повинуясь импульсу, Джедао отсалютовал Куджену. Движение показалось пугающе естественным.

– Я твое орудие, – произнес он формальную фразу Кел. Ему показалось, что событие надо как-то отметить, пусть во всем происходящем не было даже намека на здравый смысл.

Глаза Куджена вспыхнули.

– Я знал, что ты вернешься ко мне, – сказал он.

И лишь намного позже Джедао выяснил, что гекзарх имел в виду.

2

Девять лет назад

На следующее утро после того, как Черис исчезла, забрав с собой игломот, верховный генерал Кел Брезан был разбужен незнакомцем в своей спальне на пепломоте «Иерархия пиршеств». Сначала он подумал, что какой-то сервитор перепутал время, ибо кто, во имя огня и пепла, подает чай в такой час? В кои-то веки он воспользовался неудобным новым званием и приказал никому не беспокоить ни по какому поводу, кроме экстренных случаев, потому что ему нужно было хорошенько выспаться, прежде чем решать мировые проблемы.

Перед сном Брезан проделал обычные рутины, в том числе размотал повязку, стягивающую грудь, потому что во времена кризиса, хаоса и чрезвычайных происшествий только рутина поддерживала его. Он мог быть самым высокопоставленным Кел, оставшимся в гекзархате, но это не означало, что он хотел напоминать военным об их смутном предубеждении против мужчины, которому не посчастливилось родиться мужеформой. С какой стороны ни посмотришь, ситуация была проигрышной: смена пола – вещь нетрудная, хоть и отнимает много времени, только вот Кел и ее не одобряли, такая была у них дурацкая пуританская черта. Поэтому он терпел и не менялся. В последнее время он почти не придавал этому значения. Кроме того, учитывая все другие причины, по которым Кел могли бы ненавидеть Брезана, он сомневался, что то, что он был женоформой, имело хоть какое-то значение. Так или иначе, он подсказывал окружающим, как к нему следует относиться, с помощью штучек, связанных с модой – стрижки и (когда он был не на службе, то есть уже никогда) стиля украшений.

– Это чрезвычайная ситуация, – произнес резкий, низкий голос в тот самый момент, когда Брезан услышал звук, с которым захлопнулась дверь.

Брезан вздрогнул, проснулся окончательно и безуспешно попытался нащупать табельное оружие. Он не был настолько параноиком, чтобы с ним спать, но уже начал об этом сожалеть, хотя и сомневался, что смог бы нанести незваному гостю значимый урон. Уж скорее он бы выстрелил самому себе в ногу, или – если Вселенная отнесется к нему особенно несправедливо – его оружие снова выстрелом выбьют из руки. Тот первый случай он не забудет до конца дней.

Побеги свечной лозы засияли ярче при появлении незнакомца, который, как выяснилось, не был таковым. Это оказалась одна из сержантов Кел, из службы связи – пухленькая женщина с привычкой рассказывать грязные анекдоты любому, кто хотел их выслушать. Только вот у Брезана возникло ощущение, что она вовсе не Кел, раз вломилась в его комнату.

– Привет, верховный генерал, – сказала женщина. В руках у нее был поднос с дымящейся чашкой чая.

– Вы что, Шуос? – спросил Брезан, не тратя время.

– Отлично, – сказала она.

– Как вас зовут по-настоящему?

Женщина приблизилась, двигаясь достаточно медленно, чтобы не выглядеть угрожающей.

– Вы задаете неправильный вопрос. Ну, если интересно, я Шуос Эмио. И вам бы стоило выпить чаю. Яда в нем нет, не считая кое-каких дополнительных стимуляторов. Для грядущего разговора вам надо взбодриться.

– Да что вы говорите, – саркастически заметил Брезан. – По-вашему, я недостаточно бодр?

Он сбросил простыни и сел, чувствуя себя странно уязвимым в ночной сорочке и со спутанными волосами.

– О, стимуляторы вам нужны не для меня, – сказала Эмио. – С вами хочет поговорить гекзарх, а для такого соображалка должна работать на полную катушку.

«Гекзарх» означало Микодеза, главу фракции Шуос, одного из последних людей, с которыми Брезану хотелось бы беседовать.

– Он не мог связаться по обычным каналам?

Эмио взглянула на него.

– Я не могу заставить вас воспринимать его всерьез, – проговорила она с тревожной небрежностью, – но в ваших интересах именно так и поступить. Ибо у меня для вас две новости, и гекзарх станет вашим лучшим другом, который поможет справиться с обеими.

Брезан решил, что Эмио вряд ли оставит его в покое, чтобы он смог переодеться. Он подошел к комоду и стал рыться в ящике в поисках нагрудной повязки и униформы.

– Ну ладно, рассказывайте.

– Во-первых, ваша революция уже в опасности.

Брезан усмехнулся.

– И это все? Это же революция. Она в опасности по определению.

Эмио продолжала, словно не расслышав его резкие слова.

– Во-вторых, человек, который нужен вам, чтобы справиться со всем этим, исчез. Я про Кел Черис.

Брезан застыл.

– Вы же не всерьез?

– Опять теряете время, – упрекнула его Эмио. – Вы уже проводили собрания с подчиненными. Всегда тратите так много времени на ненужное?

Какая бы сильная неприязнь к Эмио ни возникла у Брезана, он не мог с ней спорить. Если она говорила правду – а у него появилось неприятное чувство, что так и есть, – то надо было перестать ее подкалывать и начать готовиться к действительно неприятной ситуации.

– И вы не знаете, куда подевалась Черис?

Он не стал спрашивать, много ли Эмио знает про Черис-Джедао и ее роль в календарном всплеске, который привел к полной остановке механизма гекзархата. Во-первых, ответ мог ему не понравиться. Во-вторых, в данный момент это не имело значения.

– Если бы я знала, разве сказала бы, что она исчезла? – проговорила Эмио невыносимо рассудительным тоном. – И, сами понимаете, для Кел я всего лишь сержант. У меня не было полномочий посылать всех в погоню за ней.

– Ничего хорошего из этого не вышло бы, – сказал Брезан. – Предполагаю, она взяла игломот.

На этом корабле она и прибыла, и он был оснащен стелс-системой.

– Угадали.

К этому времени Брезан уже закончил одеваться, хоть и не расправил воротник кителя. Если Эмио это и волновало, она держала свое мнение при себе.

– Я готов, – сказал верховный генерал.

– Нет, – возразила Эмио. – Сперва вам надо поесть и попить.

– Вы, должно быть, шутите.

– Я совершенно серьезна.

– Гекзарх Микодез отдал вам на этот счет личный приказ?

Эмио слегка поморщилась.

– Не гекзарх. Его ассистент, Зехуни. Могу вас заверить, что по-своему Зехуни гораздо страшнее.

Учитывая, что Микодез только что убил остальных пятерых гекзархов, объявив себя союзником Черис, Брезан сильно сомневался в этом. Однако он не собирался придираться. Брезан живо помнил свою единственную встречу с Зехуни, которая действительно была ужасающей. Он сел за стол, куда Эмио поставила поднос, и принялся за еду так быстро, как только позволял его ослабевший аппетит.

– Хорошо, – сказал Брезан. – Надеюсь, у вас есть защищенная линия связи с Цитаделью Глаз или где там обретается гекзарх в эти дни, потому что я почти уверен, что если попытаюсь с ним связаться, наткнусь на автоответчик.

Эмио не удостоила эти слова ответом.

– Ваш терминал, если позволите?

Брезан сделал нетерпеливый жест.

– Давайте покончим с этим.

Эмио склонилась над терминалом и ввела длинную загадочную цепочку идентификационных фраз.

– Ну вот, – сказала она, – линия 6–1, прямая связь с Цитаделью Глаз. У гекзарха не должно уйти много времени на ответ.

Брезан подавил желание провести это время ожидания, разглядывая свое отражение в темной глянцевой поверхности терминала. Если гекзарх Шуос Микодез настоял на том, чтобы разбудить его посреди ночи (по пересмотренному календарю), чтобы поговорить, то пусть смирится с недостаточно причесанными волосами и перекошенным воротником.

Через две минуты дисплей ожил. Брезан никогда не встречался с Микодезом, но, как любой информированный гражданин, знал, как выглядит этот человек. Микодез, в отличие от многих Шуосов, ничего не менял в своей внешности, не считая того, что он остался в разумной степени молодым, как поступал любой здравомыслящий человек. Блестящие черные волосы с длинной прядью на лбу обрамляли темнокожее лицо, в ушах болтались серьги с красными кисточками и крошечными золотыми бусинками. Но в остальном его красно-золотой мундир был полностью ортодоксальным, слегка военным по стилю, несмотря на отчаянно непрактичные цвета. Впрочем, подумал Брезан, нет никакой разницы, какие цвета носят те, кто горделиво рассекает космос, а не копошится в грязи планет.

 

– Верховный генерал, – сказал Микодез. У него оказался на удивление мягкий тенор. – Эмио.

Брезан поборол волну чистейшего атавистического ужаса. В конце концов, если бы Микодез намеревался убить его, он мог бы приказать Эмио застрелить верховного генерала несколькими минутами раньше.

Эмио только кивнула и присела на край стола Брезана. При других обстоятельствах Брезан был бы еще более раздражен.

– Гекзарх Микодез, – сказал он. – Я весь внимание. Что такого срочного?

Микодез улыбнулся Брезану. Это почти придало ему дружелюбный вид, но верховный генерал не позволил себя обмануть. Человек, контролирующий такое количество наемных убийц и шпионов, никак не мог быть дружелюбным.

– Жаль, что вам пришлось так поспешно встретиться со своим новым телохранителем, – сказал Микодез. – Но ничего не поделаешь.

– Если ситуация настолько хреновая, что мне грозит немедленная смерть, – сказал Брезан, – то я не уверен, что один телохранитель что-то изменит. Даже если это Шуос со сверхспособностями. – Он приподнял бровь, глядя на Эмио, словно провоцируя ее что-то сказать.

– Только по долгу службы, – невозмутимо ответила она.

– Вы отчаянно нуждаетесь в инструктаже, – продолжил Микодез, – особенно сейчас, когда Черис не осталась и не взяла бразды правления в свои руки. Простите, что не связался с вами раньше, – дело в том, что мне самому нужно было получить инструкции, если понимаете, что я имею в виду.

– Да, – кисло ответил Брезан. – Насколько я могу судить, это значит, что мне надо будет как-то удерживать гекзархат от распада, пока не будет создано приличное временное правительство.

Это обещало стать интересным занятием, поскольку Брезан не был политическим теоретиком и автоматически не доверял никому из тех, кого мог предложить ему Микодез. Ни он сам, ни кто-либо другой толком не понимали, каким законам теперь следовал гекзархат. Останется ли его валюта прежней, и как Брезан убедит фракцию Андан помочь ему стабилизировать рынки? Что случится со всеми Видона? Какой работой они теперь будут заниматься? И это были только первые проблемы.

– Хуже того, – отрезвляюще продолжил Микодез, – вам, вероятно, придется заставить людей следовать новому календарю и поддерживать ваше правительство. Под «заставить» я подразумеваю уговорить. В обычной ситуации я бы предложил услуги своего отдела пропаганды, но сейчас моя популярность находится на рекордно низком уровне. В ваших интересах, чтобы о нашем сотрудничестве было известно как можно меньше.

Брезан не стал упоминать о том, что не хотел бы сотрудничать с Микодезом, и точка – не в последнюю очередь потому, что понимал свое безвыходное положение.

– Ну, – сказал он, – это единственное, что я могу сделать лучше, чем Черис. Не потому, что я особенно харизматичен или интересен, а потому, что теперь все думают, что она – это Джедао.

– Харизма – всего лишь вопрос практики, – махнул рукой Микодез. – Хотя, стоит признать, времени у вас будет немного. Я вас научу, но это сработает только в том случае, если вы отнесетесь ко мне серьезно.

Брезан лишь теперь начал осознавать, что Шуос Микодез не на шутку намерен поддержать его в качестве главы нового государства.

– А вам от этого какой прок? – спросил Брезан.

– Стабильность, – сказал Микодез с обезоруживающей откровенностью. – У Шуосов уже есть проблемы на этом фронте, несмотря на мои усилия.

– Бессмыслица какая-то, – сказал Брезан без особого восторга. – Почему бы вместо этого не взорвать Черис, пока была такая возможность?

– Потому что Черис была не единственной, кто возражал против поминальных церемоний, – сказал Микодез. Внезапно все следы юмора исчезли из его голоса. – О, я полагаю, что шоколадные фестивали и обмен новогодними подарками достаточно безобидны. Но пытки? Столько живых людей, изрезанных на кусочки? Это расточительно.

Брезан оскалил зубы на Микодеза.

– Я заметил, вы не сказали, что это неправильно. Если для вас все так важно, почему вы ничего не предприняли еще десятилетия назад?

– Потому что когда я стал гекзархом, моим долгом было заботиться о благополучии фракции Шуос. На протяжении десятилетий это означало сохранение статус-кво. Не думайте, что я не искал альтернативы – совсем наоборот. Но, как вы скоро обнаружите, вырвать правительство с корнем и высадить на его месте что-нибудь новое… это не какое-нибудь ерундовое дельце.

– Говорите как знаток.

– О, мы украли эти знания у Андан, – ответил Микодез. – У Первого Контакта большой объем исследований о преобразовании правительств и социокультурных структур. Проблема в том, что все примеры описывают неверное направление – интеграцию достойных спасения еретиков в гекзархат. Мы же хотим двигаться в обратную сторону, а таковая никогда раньше не существовала в нашем мире. Думаю, многие взбунтуются или умрут, прежде чем все успокоится.

Брезан бросил на него тяжелый взгляд.

– Вы так надменно об этом говорите.

– Я не единственный, кто создал этот мир, Брезан.

Брезан вспыхнул. Он не мог отрицать обвинения. В конце концов, у него был шанс передать Черис Командованию Кел. Вместо этого он присоединился к ней. Уже не в первый раз он думал о Тсейе, анданском агенте, вместе с которой они должны были убить Черис и которая в какой-то момент стала его любовницей. В то время они оба думали, что Черис – это Джедао. Сама Черис сделала все возможное, чтобы запутать людей по этому поводу.

Черис предложила Брезану перспективу лучшего мира, в котором людей не надо было подвергать смертельным ритуальным пыткам, чтобы высокий календарь продолжал действовать. Он ей поверил. И предал Командование Кел, свою семью, свою возлюбленную Тсейю – такой силы оказалась эта вера. Он уже начал подумывать, не облажался ли.

– Кто-то должен взять на себя руководство временным правительством, – сказал Брезан. – Я надеялся, что это будет Черис. Но теперь вижу, что ничего бы не вышло.

И все же он был зол, очень зол, что Черис не осталась и не помогла разобраться с революцией, которую спровоцировала. Он посмотрел на свою руку и увидел, что она сжалась в кулак. С усилием разжал пальцы.

– Она не принесла бы вам много пользы, – резко сказал Микодез. – Что у нее и Джедао общего, так это то, что их словарный запас по части решения проблем в основном ограничен словом «стрельба». Это очень хорошо, когда находишься на поле боя. Но не слишком полезно в остальном реальном мире.

– Не могу поверить, что слышу подобные слова от Шуоса.

– Есть много проблем, которые можно решить более продуктивно, не прибегая к стрельбе.

– Приму к сведению, – сказал Брезан. – Итак. Я не могу положиться на Черис, а учитывая, что она еще худший «падающий ястреб», чем я, может быть, и к лучшему, что она ушла. Что еще мне нужно знать?

– Пока три вещи. Во-первых, Кел Инессер – старший полевой генерал гекзархата, – будет проблемой. – Микодез объяснил, что она собрала под свое знамя немалое число роев Кел и объявила себя генерал-протектором. – Я ставлю ей баллы за креативность. Вероятно, она не претендовала на место гекзарха из-за… ну… из-за вас.

Брезан разразился лающим смехом.

– Можно подумать, я представляю угрозу для Инессер. – Для той, кто получила генеральский чин еще до рождения его родителей? Да и сам Брезан не имел опыта полевого командования. До недавнего времени его работа состояла в том, чтобы протирать штаны в департаменте по делам личного состава. – Значит, вы хотите, чтобы я убедил людей, будто абсолютно неизвестный человек – лучший лидер?

– Вы абсолютно неизвестный человек, представляющий смену режима, – уточнил Микодез. – Инессер придерживается высокого календаря. Для некоторых людей это много значит, если вы сможете подкрепить слова оружием.

– Да, кстати, – ответил Брезан. – У меня только один рой, а генерал Кируев, как я полагаю, вы слышали, все еще не в лучшем состоянии здоровья. Если только у вас нет предложений на эту тему.

– Есть, – ответил Микодез. – Потому что ваша вторая проблема в том, что с уничтожением Командования Кел никто больше не обеспечивает стратегическое руководство чьими-либо роями. Чужакам не потребуется много времени, чтобы воспользоваться ситуацией.

Брезан и сам об этом подумал. Избежать таких мыслей было невозможно. Рои Кел обычно получали приказы от Командования Кел, которое занималось анализом более широкой стратегической картины. Даже у генерала Инессер – генерал-протектора Инессер, или как там она себя теперь называла, – обязательно возникнут проблемы с реорганизацией сил, когда она попытается справиться с внезапным отсутствием командования и контроля.

– У вас есть решение этой проблемы, не так ли? – сказал Брезан, сурово глядя на Микодеза. – Потому что от моего внимания не ускользнуло, что Шуосы – единственная фракция, которая вышла из катастрофы целой и невредимой.

– Отлично, – сказал Микодез. – Может, с вами еще не все потеряно. Да, я предлагаю услуги фракции Шуос. В любом случае мы снабдили жучками все посты прослушивания Кел в качестве меры предосторожности.

«Предосторожности? Ну да, ну да», – подумал Брезан, но не стал перебивать.

– С вашего позволения, верховный генерал, мы могли бы взять на себе функции, которые раньше выполняло Командование Кел. В любом случае у меня тут уже имеется куча аналитиков, которые занимаются именно этой работой.

От Брезана не ускользнул тот факт, что Микодез внезапно снова обратился к нему согласно титулу. Может, гекзарх фракции Шуос вообразил себя кукловодом; решил, что «падающими ястребами» легко манипулировать. Брезан надеялся доказать, что он ошибается, но не из вредности, а потому, что межзвездное правительство было слишком важной вещью, чтобы отказаться от него по наивности. Хотя в данный момент у Брезана не было особых рычагов воздействия, он мог как-то использовать тот факт, что Микодез только что приобрел себе почти такую же дурную славу, как Джедао.

– Я согласен, – заявил Брезан, которому хотелось верить в то, что у него есть выбор. – В чем же заключается третья проблема?

Микодез потеребил серьгу – это был первый проявленный им признак нервозности.

– Один из гекзархов не умер.

Брезан нахмурился.

– Источники Черис были убеждены, что вы единственный, кому удалось спастись. – Интересно, что Микодезу известно о роли сервиторов как шпионов? – Еще один двойник?

– Нет, – сказал Микодез после долгой паузы. – Это был не двойник. Не в том смысле, как вы думаете.

– Скажите же.

– Нирай Файан была фальшивым гекзархом, – объяснил Микодез. – Кем-то вроде старшего администратора, в то время как настоящий гекзарх занимался своими делами в другом месте.

– Похоже на паранойю, – заметил Брезан. – Значит, теперь нам нужно убить настоящего?

Он сказал это в шутку, но стоило вспомнить о том, что нельзя шутить на тему убийств, когда рядом Шуос.

– Я пытаюсь понять, как это сделать, с той поры, как узнал о его существовании, – серьезно сказал Микодез. – Его зовут Нирай Куджен. Вы, конечно, не слышали о нем… – Брезан сделал утвердительный жест, – …но, в каком-то смысле, все, что вы знаете, зависит от него. Он изобрел современный мот-двигатель почти девять веков назад. Высокий календарь – его творение. Как и «черная колыбель».

Брезан уставился на Микодеза в ужасе, но его мозг уже лихорадочно работал.

– Так он бессмертен. Как Джедао.

– Как Джедао, – подтвердил Микодез, – только без некоторых ограничений, позволявших контролировать генерала-лиса. Ну, в той степени, в какой Джедао вообще можно было управлять – этот вопрос остается открытым. Так или иначе, довод спорный.

– Он представляет опасность для вас? – спросил Брезан. Потому что ему в голову пришла лишь одна причина, по которой кто-то вроде Микодеза мог встревожиться.

– Он представляет опасность для всех.

– Девятьсот лет, по вашим словам, и ведь это не он взорвал гекзархат. Если этот человек изобрел мот-двигатель…

Микодез покачал головой.

– Куджен всегда умел завоевывать благосклонность людей. Не обманывайтесь. У него блестящий ум, но гекзархат велик. Даже если революции не слишком дружелюбны к исследовательским подразделениям, вы, в конце концов, найдете других техников, которые смогут предложить полезные инновации, не требуя, чтобы вы поступились своей совестью.

Брезан ничего не мог с собой поделать. Он задохнулся от смеха.

– Простите, – сказал он, отсмеявшись. – Гекзарх фракции Шуос – и совесть?

 

– О, у меня-то ее нет, – ответил Микодез, спокойно принимая вспышку эмоций Брезана. – Но совершенно ясно, что ею наделены вы. И именно вы будете лицом операции.

– Почему я раньше не слышал об этом Куджене?

– Потому что он скрытный ублюдок. Если подумать, отличный способ выжить, когда тебе почти тысяча лет. Храбрость никогда не была сильной стороной Куджена, что он сам признал бы первым. Вот…

Терминал сообщил о полученном от Микодеза пакете данных. Брезан открыл содержавшуюся в нем папку с личным делом. Нирай Куджен: не просто скрытный ублюдок, а необыкновенно красивый. Заметка предостерегала не воспринимать физическую внешность слишком буквально, поскольку, как и Джедао, Куджен был призраком, который заселялся в разные тела в зависимости от обстоятельств. К счастью, личное дело также включало данные о характере движений, которые были гораздо более надежными. Как бывший офицер по личному составу, Брезан имел большой опыт выискивания нюансов в языке тела.

– То есть вы хотите сказать, что он нарочно внес поминальные церемонии в высокий календарь? – сказал Брезан, не пытаясь скрыть отвращение. – Какие у вас доказательства?

Микодез пожал плечами.

– Он мне так и сказал. Проверьте файл. Я записал весь этот разговор – там есть и расшифровка с метками времени по главным частям, чтобы не пришлось слушать от начала до конца.

– Как это мило с вашей стороны.

– Не благодарите меня, благодарите моих сотрудников. – Микодез постучал пальцами по чему-то невидимому. – У меня есть основания полагать, что Куджен питает личную привязанность к гекзархату, каким тот был раньше. Он исчез из виду как раз перед тем делом в Крепости Вертящихся Монет, как будто знал, в какую сторону дует ветер. Мне это не нравится, и мне не нравится тот факт, что я не знаю, что он задумал.

– Вы были коллегами на протяжении десятилетий, – медленно произнес Брезан. – Вы ничего не могли сделать с ним раньше?

Улыбка Микодеза была полна самоиронии.

– Что, например? Вытеснить его? Я бюрократ, а не гениальный математик. Возможно, вы слишком молоды, чтобы помнить, но мне было чуть за двадцать, когда я занял это место. В то время продолжительность моей жизни измеряли днями, и Шуосы были чрезвычайно слабы после того, как предыдущее руководство растратило ресурсы в бесполезных мелких ссорах с фракциями Андан и Видона. Я не рвался в драку, и Куджен, так уж вышло, поддержал меня в том плане, что стабильность – ценная штука.

Это был уже второй раз, когда Микодез упомянул это слово в разговоре. Брезан не думал, что это совпадение. Он не питал никаких иллюзий, что сможет бросить вызов Микодезу в его собственной стихии власти, но и не собирался становиться простой марионеткой для этого человека.

– Я прочту досье, – сказал Брезан. – Но насущная проблема – первая: не дать гекзархату взорваться. Я буду работать с вами над этим. Если получите дополнительную информацию о местонахождении Куджена и его последних увлечениях, тогда и обсудим.

– Вполне справедливо. – Микодез поджал губы. – И еще одно.

– А?

– Вам нужно как можно скорее освободиться от роя Кируев, – сказал Микодез. – Во-первых, он понадобится вам для тушения пожаров и формирования ядра сил нового правительства. Вы же не хотите быть на передовой. Вы теперь слишком важны для этого.

Брезан недоверчиво посмотрел на него.

– Вы привыкли считать себя неважным человеком, я вижу. Боюсь, скромность должна уйти в прошлое.

– Мои сестры смеялись бы до упаду, услышав, что вы назвали меня скромным, – заметил Брезан.

– Я совершенно серьезен, – сказал Микодез. – Половина миссии лидера состоит в том, чтобы разгуливать с таким видом, будто ты знаешь, что делаешь, независимо от того, знаешь ли ты это на самом деле. Другая половина – ну, для нее существуют союзники и делегирование полномочий одаренным подчиненным. Могу кое-что порекомендовать, пока есть возможность?

– Не думаю, что я в силах вас остановить.

– Некий полковник Кел Рагат, похоже, пережил уничтожение роя у Крепости Рассыпанных Игл и все еще пытается связаться с Черис, но безуспешно, – сказал Микодез. – Я советую вам немедленно отыскать его и повысить в должности, если только генерал Кируев не будет иметь серьезных возражений.

– Я поговорю с ней, – машинально сказал Брезан, – хотя сомневаюсь, что она станет возражать. А что же полковник замышляет теперь?

Как и многие из Кел, он слышал о Рагате, чья карьера складывалась отлично, пока он не уперся в потолок в виде своего нынешнего звания, связанный с его второй специальностью – историей. Полные язвительной критики статьи Рагата о политике Кел не принесли ему много друзей в высших кругах.

Микодез улыбнулся.

– Он собрал свои собственные вооруженные силы в одной из систем марки Стеклянных Ножей и в настоящее время возится с кровавыми логистическими частностями. Если вы свяжетесь с ним и намекнете на имя Черис, я думаю, он согласится работать с вами.

– И это хорошо, – сказал Брезан, снова приходя в смятение от масштаба стоящей перед ним задачи, – потому что даже те люди, которые, похоже, хотят работать со мной, могут оказаться шпионами, саботажниками или подхалимами.

– Ах, – сказал Микодез, и его улыбка стала печальной. – Вы уже кое-чему научились.

– У меня есть проблемы с управлением гневом, – сказал Брезан, припоминая старые записи в своем досье, – но я не глуп.

– Ну что ж, – сказал Микодез, – это только начало. Инстинкт требует, чтобы я завлек вас в Цитадель Глаз и взял под охрану. К сожалению, на этот раз мой инстинкт ошибается. Вы станете публичной фигурой, верховный генерал, а это значит, что вам надо будет отправиться туда, где публика сможет вас увидеть. Это также превратит вас в чертовски хорошую мишень, поэтому я и выделю вам часть моей личной охраны.

– Видимо, если у меня будет слишком много собственных идей, ваша охрана сделает так, что я незаметно исчезну.

– Не будьте таким грубым, – возразил Микодез. – У меня и без того достаточно проблем с общественностью, не хватало убить еще кого-то. Сейчас меня обвиняют во всевозможных мелких кражах, к которым мои агенты не имеют никакого отношения. Что является вопиющим позором, потому что моему бюджету не помешали бы те самые источники доходов, по поводу которых лжет молва.

– И с чего это вдруг у Шуосов такая ужасная репутация… – язвительно заметил Брезан.

– От репутации мне не избавиться, как бы я ни старался, – сказал Микодез. – Уж лучше обратить ее на пользу дела. А вот вы… люди знают про вас гораздо меньше. У вас будет только один шанс произвести первое впечатление. Не тратьте его впустую.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru