Кукла его высочества

Эвелина Тень
Кукла его высочества

– Нет, – торопливо ответил стражник. – Прошу прощения, лийр маг!

– Держите язык за зубами, если не хотите его лишиться, – весомо произнес Термонт, и стражники вздрогнули (причем оба).

А за ними и я. Если у них охрана такая пугливая, что за ужасы творятся во дворце?! И что за строгости такие? Что крамольного сказал этот мужчина, я не понимаю?

Ну раз у них все так запущено, то упрямиться не следует: я приподняла подол платья и шагнула на полет-ступень.

– А… у нее туфель нет, – ошарашенно заметил портальщик Гордон.

Ну да, нет. Тоже сгинули в портале, то ли в правом коридоре, то ли в левом. Не до туфель, когда собственные руки от тебя убегают! Но… это к лучшему, оптимистично подумала я. Потому что если платье на мне было, гм, аутентичным, то туфли-то я надела свои собственные, из Межмирья. Скорее даже ботинки, не туфли, удобные, на низком каблуке, со встроенным выкидным лезвием и потайным магиотделением. Рабочая обувь, в общем. Так что благословение Мейры, что ботинки исчезли. Меня этот лийр Термонт едва ли не обнюхал с головы до ног, так что незамеченными мои боты точно не остались бы!

– Мастер Рейс в упаковке ее, наверное, посылал, – сделал гениальное предположение молодой стражник.

Ага, в праздничной обертке! Так и вручать собирался, из рук в руки, так что зачем мне туфли?!

На лице все же удалось сохранить нейтральное выражение. Я оправила платье, пытаясь обрести устойчивость на магиплатформе.

– Понравится принцу – все у нее будет, – равнодушно молвил маг Термонт, судя по всему, начавший мной слегка тяготиться. – А не понравится… туфли уже не понадобятся.

Да здравствует моя выдержка! Да здравствуют уроки Амира и два благополучно выполненных заказа, подаривших мне бесценный опыт! Да здравствуют мои крепкие нервы и актерское мастерство, так необходимое в нашем деле! Только благодаря им мне удалось не свалиться при этих словах с полет-ступени. Я даже не вздрогнула, честное слово, и продолжала сохранять благодушно-туповатое выражение на физиономии.

– Гордон, перешли мне сегодняшнюю запись с кристаллов, все, что касается мастера Рейса, – приказал лийр Термонт, встав на полет-ступень сразу за мной. – Я доставлю… хм… лийру в ее покои и лично отчитаюсь перед его высочеством.

– А? Да-да, конечно, – засуетился портальщик и вдруг взмолился: – Лийр Термонт, вы же меня знаете! Я всегда работаю ответственно и аккуратно!

– Я ни в чем тебя не обвиняю, – поморщился придворный маг и направил полет-ступень к выходу из коридорчика. Мы покинули зал для телепортаций с прилегающими к нему помещениями и резко взмыли вверх, перемещаясь на пару этажей выше.

Повинуясь приказу придворного мага, распахнулись двери, и полет-ступень, поменяв форму и слегка вытянувшись, проскользнула в центральную часть дворца. В глаза ударили лучи яркого солнца, наполнившие галерею, по которой мы неспешно летели, радостным искрящимся светом: в Итерстане было утро, утро ясное и теплое. Этой стране, насколько я помнила, вообще с климатом повезло.

Я прикрыла глаза, пользуясь минутами перелета, чтобы подраскинуть мозгами. Использование магических полет-ступеней – это, конечно, современно и очень удобно, но вот конкретно для меня крайне печально. Потому что я была полностью дезориентирована и совершенно не представляла себе обратную дорогу к телепортационной установке. Ведь мы же полетели вверх, а не пошли по старинке по лестнице. И как мне вернуться? А я не исключала, что мне придется снова искать зал с телепортом: вероятнее всего, сбежать отсюда можно только через местный телепорт.

Итак, мы поднялись на два этажа вверх. Вверх от чего? От первого этажа, второго, от подвала или подземелья? Где я сейчас? Я не успевала запоминать путь – так резво и легко неслась над самым полом полет-ступень, ловко обходя препятствия и притормаживая на поворотах. Впрочем, препятствий почти и не встречалось: убранство дворца (по крайней мере, общих помещений, по которым мы сейчас передвигались) было выполнено таким образом, чтобы оставалось достаточно места именно для летающих магических платформ, а немногочисленные попадающиеся нам навстречу люди торопливо отступали к стене, кланяясь и бросая исподтишка взгляды. При этом кланялись они, понятное дело, лийру Термонту, а разглядывали меня, но как-то робко, осторожно и ненавязчиво. Можно было бы, конечно, предположить, что они просто не успевают уделить мне достаточно внимания – полет-ступень скользила над коврами и мраморными плитами с вполне приличной скоростью, но я… я еще в портационном зале заметила, что народ тут какой-то зашуганный. Или мне кажется? Я посмотрела на придворного, отвесившего почтительный поклон лийру Термонту, и тот торопливо отвел глаза, склонившись еще ниже. Нет, похоже, не кажется. Хорошо, конечно, что у них в Итерстане такие подданные… послушные и дисциплинированные, но… почему?!

Я сжала зубы. И главное, старший маг пристроился за спиной, так что с этой несчастной ступени мне деваться некуда. Если и был малюсенький шанс сбежать по пути к так называемым моим новым покоям, то он накрылся медным тазом. При этом матером боевике соскакивать со ступеньки и прорываться с воплями на свободу я не стану. Ну и без воплей тоже.

Полет-ступень в очередной раз свернула, и окружающая обстановка стала на порядок роскошнее. Я бы даже полюбовалась и восхитилась, если бы не хотелось орать. Этот дворец никогда не закончится, да?! Это мы еще до моей комнаты не долетели? Я как тут вообще ориентироваться буду?! Магический маячок на злополучном заказанном артефакте чувствовался все слабее, он остался где-то в правом крыле дворца, настолько далеко, что казался практически недостижимым. Видимо, все-таки не судьба украсть артефакт: я до места его хранения, судя по ощущениям, полдня только дорогу искать буду.

Я скрежетнула зубами и выругалась. Вообще-то мысленно, но лийр маг то ли отловил мое приглушенное рычание, то ли, не приведи Мейра, владел зачатками телепатии, потому что он успокаивающе заметил:

– Мы на месте, лийра.

Полет-ступень залетела в услужливо распахнутые двери, потом во вторые и, мягко затормозив и опустив нас на календусский ковер с высоким ворсом, погасла.

Я сделала шаг вперед, не дожидаясь приглашения придворного мага. Честно говоря, это навязанное общество порядком меня утомило. Я злилась на него, что понятно: не оставил и шанса на побег. Но еще больше я злилась на себя за то, что продолжала лелеять дурацкие планы по похищению артефакта и не воспользовалась обратным переходом сразу же, как только увидела перед собой вытянувшиеся физиономии королевских стражников.

Эта злость заставила меня весьма холодно посмотреть на четырех дам, изящно присевших в реверансе при нашем появлении.

– Лийра Бри, – сказал маг, выключая полет-ступень (она сложилась и прыгнула в его подставленную ладонь) и поворачиваясь к элегантной даме среднего возраста, – позаботьтесь о гостье его высочества вплоть до дальнейших распоряжений.

– Да, лийр Термонт. – Дама поклонилась чуть ниже, обозначив понимание, и выпрямилась. – Нужно ли нам подготовить… лийру… к визиту его высочества?

Придворный маг дернул плечом в явном затруднении.

– Просто не дайте ей сломаться, – наконец сказал он и покинул комнату. Дверь за ним аккуратно и мягко закрылась, и я бы порадовалась этому факту, если бы… если бы не осталась под надзором четырех женщин. Четырех! Не многовато ли даже для «гостьи» его высочества?!

Три придворных дамы жадно меня рассматривали и многозначительно переглядывались между собой. Только лийра Бри в переглядках не участвовала, сохраняла спокойное достоинство.

– Лийра, – неуверенно обратилась она ко мне, – желаете отдохнуть?

В ответ на это две девицы из трех приглушенно фыркнули, а третья едва слышно поинтересовалась:

– Разве кукле это нужно?

– Лийра Демонти! – одернула ее лийра Бри, а я…

Я прошлепала к широкой кровати, застланной шелковым покрывалом, расшитым серебряными причудливыми птицами, и уселась на нее. Ну это же моя кровать, я правильно понимаю? Так что стесняться нечего. В спальне были еще и кресла, но до них топать дальше, а ноги, честно говоря, уже не держали.

– Она ведь не сломалась? – с опаской спросила одна из дам, одетая в бледно-бледно-желтое, практически белое платье. – Или магический заряд закончился?

«Терпение мое закончится, – подумала я недобро. – Прямо сейчас. И магический заряд полетит в тебя!» Я маг начинающий и в общем-то портальщик, а не боевик, но если меня как следует разозлить…

– Лийра, – участливо обратилась ко мне старшая дама Бри, – как вы себя чувствуете?

При этом вопросе я едва некультурно не заржала. Три остальных фрейлины, по-видимому, тоже, потому что поспешно и дружно отвернули свои физиономии, на которых появилось весьма сложное выражение.

Ну мне-то хотелось смеяться, потому что чувствовала я себя полной дурой, но не признаваться же? А лийры удивлялись, должно быть, – какие у куклы могут быть чувства?

Н-да уж. Я промолчала и срочно попыталась найти какие-нибудь плюсы в моем положении. Ну вот зашла в королевский дворец с главного входа, простите, с главного портала, и ничего, жива. И даже не в допросной сижу, а в роскошной спальне. Дамы вон придворные присесть при мне не смеют, пустячок, а приятно. Лийрой называют, хоть и с запинкой. А «лийра» – это по-итерстански «госпожа», обращение к женщине благородного происхождения, дворянке. Ну тоже нормально. Что еще? Ну не знаю… вот, пожалуй, и все плюсы. Страшно представить, что будет, когда откроется, что я не лийра и не кукла, и вообще здесь… в деловой командировке.

Ну ладно, спутали меня с каким-то там подарком, хорошо, я смирилась (выбора-то все равно нет!). Допустим, мастер Рейс действительно создал куклу, похожую на девушку. В это тоже верю, на многое успела в Межмирье у Амира насмотреться. Правда, без темного колдовства и жертвенного тела это вряд ли получилось бы. Но сей факт пусть останется на совести мастера Рейса. Только вот чего я понять никак не могу… С трудом обретенное спокойствие вдруг испарилось, и мозг взорвался истерическим воплем: на фига нужна кукла его высочеству?! Да еще такая великовозрастная, как я?! Мне через три месяца двадцать один год исполнится, и выгляжу я вполне на свой возраст, в смысле все округлости и выпуклости, какие полагается иметь, имею, и с девочкой игрушечной меня никак не перепутаешь! Ну и, наконец, его высочество – это принц, а принц – это мальчик, я верно понимаю? И опять громогласный вопль: на фига мальчику кукла?! У него что, солдатики закончились?!

 

– Лийра? – с легким беспокойством окликнула меня дама Бри, а менее воспитанная девица из придворных заглянула мне в лицо и непочтительно помахала рукой перед глазами.

– Неужели сел магический заряд? Так некстати… – растерянно обернулась она к остальным, и все четверо синхронно сделали шаг ко мне.

О, мне понадобилась вся моя выдержка, чтобы не застонать и не закатить в изнеможении очи. А вот интересно, тыкать в меня пальцами они будут? Ну, чтобы удостовериться: работаю – не работаю.

– Его высочество Родерик Делаэрт, первый принц Итерстана! – От неожиданно раздавшегося и заполнившего всю комнату громкого торжественного голоса я реально вздрогнула, не удержалась. Про придворных дам вообще молчу – их словно ветром сдуло и буквально кинуло на роскошный ковер.

Любопытно, это у них магическое оповещение срабатывает или стражник орет громко, на манер прислужников во дворцах Календусса, предупреждая о приближении титулованной особы? Я усмехнулась, вспомнив календусское: «Дорогу повелителю ветров и песков! Дорогу повелителю!»

Впрочем, усмешка тут же слетела с моего лица, поскольку человек, стремительно вошедший в комнату, мальчиком был лет так двадцать назад. Ну, ладно-ладно, пятнадцать.

«А где… мальчик?» – едва не спросила я тупо, ошалело глядя в точно такие же обалдевшие темные глаза.

Мейра! Я попыталась справиться с шоком. Ну, объявили же, что это первый принц, да? А у них еще и второй есть? А третий? Сколько вообще здесь принцев? Вполне возможно, что кукла нужна для какого-нибудь малыша… я напряженно прислушалась, с надеждой ожидая топота детских ножек.

Эти жалкие утешительные мысли помогли мне справиться с выражением собственного лица, медленно отвести взгляд от вошедшего и упереть его в гардероб напротив. Потому что если мимикой своей я еще владела, сохраняя невозмутимую (а скорее, окаменевшую от очередного сюрприза) физиономию, то глаза, боюсь, так хорошо не контролировала, и таящееся в них смятение с отчетливыми всполохами подступающей паники были слишком уж яркими, живыми, а потому и подозрительными эмоциями для куклы, пусть даже магической.

Так что я глубокомысленно уставила в шкаф выпученные глазки-плошки и позабыла моргать или хотя бы вернуть им (глазам) нормальные естественные размеры.

Вошедший резко остановился, едва заметив меня, словно напоролся на невидимую стену, и сейчас стоял молча, глядя в мою сторону с искренним потрясением, которое начинало понемногу нервировать. Он выхватил меня взглядом сразу, безошибочно определив свой подарок, может, потому, что остальных присутствующих знал в лицо, а может, потому, что я единственная не пошевелилась при его появлении. Придворные дамы как упали на пол в глубоком реверансе, так там и находились, не спеша разгибаться. А я как сидела на кровати… так и сидела. И хвала Мейре, иначе рухнула бы на пол от ужаса навалившегося на меня открытия: мне придется играть роль подарка для взрослого мужчины. Даже думать не хочу, для чего ему кукла…

– Какая красавица! – судорожно вздохнув, выдал наконец принц Родерик, продолжая пялиться на меня. Я в очередной раз испытала сильнейшее искушение (и даже настойчивую потребность) упасть прямо на календусский ковер спальни. Хвала Мейре, что на кровати сидела, и дальше буду! И плевать мне на все правила этикета. Я же кукла, что с меня взять? Зато можно не грохнуться от изумления, имея под попой надежную поддержку – удобный матрас. Нет, я, конечно, привлекательная, но вот чтобы взрослые принцы при встрече со мной теряли дар речи и глаз отвести не могли?! Да еще когда я без грамма косметики, с растрепавшимися волосами и в этом невыразительном платье?! Со стойким выражением легкой дебильности на лице? Ну, хе-хе… я не настолько самоуверенная.

Почему, кстати, он так смотрит? Довольно странная (и слишком сильная!) реакция для мужчины его возраста, тем более принца. Ведь это принц Делаэрт, да? Я мысленно сделала секундную паузу, словно предлагая Мейре сжалиться надо мной и внести долгожданную коррективу: послать уже наконец требуемого ребенка, с которым надо будет время от времени играть, гулять, ну или даже обучать иностранным языкам, я и на это согласна! Я вот календусский неплохо знаю… Выучила в прошлом году для… хе-хе… деловой поездки.

Мейра и послала мне… лийра Термонта, тенью скользнувшего в спальню. Ну, этот тоже на милого мальчика не слишком похож. Мейра – она такая шутница!

– Потрясающая красавица! – негромко повторил принц с четко прозвучавшим неподдельным восхищением в голосе. Я едва из образа не выпала и не метнула в него недовольный настороженный взгляд: он издевается, что ли?! – Ведь так, лийра Бри?

Родерик спросил старшую придворную даму, которая стояла к нему ближе всех, но не повернулся к ней и даже взгляда от меня не оторвал. Хм, это что – проверка на вшивость? Вопрос с подвохом или как?

Хотя принц обратился к лийре Бри, вздрогнули почему-то три остальные лийры. Нервные они какие-то. А вот старшая дама сохраняла завидное самообладание, и голос ее прервался лишь дважды, когда она почтительно ответила:

– Вы совершенно правы, ваше высочество. Искусство мастера Рейса превзошло все наши ожидания.

Лийра Бри еще сильнее склонилась (хотя я была готова поклясться, что ниже поклониться уже невозможно) и воспользовалась повторным реверансом, чтобы этак ненавязчиво отступить от принца на шаг. Дамы за ее плечом тут же синхронно сдвинулись вглубь спальни. Но ведь на это никто не обратил внимания, да? Принц вон на них даже не покосился.

Брови Родерика Делаэрта едва заметно дрогнули, словно ему не понравилось упоминание о мастере Рейсе, и он довольно сухо приказал:

– Всем выйти.

Вот так-то. Без всяких там «пожалуйста» или «прошу вас, уважаемые». Но придворные – четыре дамы и лийр Термонт – и не думали возмущаться манерами королевского отпрыска. Все также в глубоком поклоне (даже маг соизволил согнуться, что меня искренне удивило) они попятились к выходу и скрылись, аккуратно и неслышно притворив за собой дверь. Какие все-таки вышколенные придворные в Итерстане! Я бы даже восхитилась, если бы меня не тревожил один вопрос: а как именно во дворце добились такого идеального послушания? Не хотелось думать о плохом, но назойливо думалось, тем более что я осталась с его высочеством Родериком Делаэртом наедине. Так в чем же подвох?!

Я упрямо уставила взгляд на гардеробный шкаф напротив кровати, словно настойчиво надеялась отыскать там точку относительного душевного равновесия, так, чтобы не хрипеть, не шипеть и не задыхаться от подступающей паники.

Ему ведь лет под тридцать… И он принц. Старший принц весьма развитого и богатого государства. Он что, себе куклу из придворных дам подыскать не мог?! На фига ему я?! В смысле подарок от мастера Рейса? Здесь же женщин и девушек как грязи! Нет, ну грязи-то в итерстанском дворце как раз нет… Ну тогда как магии! Тут ее полно, как и женщин! Дамы всех возрастов и типажей! Нет, может, я после трех лет пребывания в Межмирье и стала циничной, но, рассуждая здраво, кто осмелится отказать принцу? Ну даже если кто и осмелится, то выбор-то… богатейший! Наверняка найдется не одна, так другая добрая душа, согласная ответить взаимностью его высочеству, тем более что, как я успела разглядеть, он совсем не урод, симпатичный даже, а для первого принца так и вообще красавец!

Я цеплялась за свое изумление и за эти мысли, повторяя их про себя, чтобы не скатиться в истерику. А знаете почему? Потому что едва он вошел, и придворные дамы от него шарахнулись, стараясь, правда, замаскировать это почтительностью, я уже знала ответ на вопрос, зачем принцу магическая кукла. По всему выходит, вкусы у его высочества настолько… хм… специфические, что ни одна живая женщина не готова опробовать их на себе, несмотря на его высокое положение и возможные связанные с ним выгоды. Или они просто мрут слишком быстро?! Принц наиграться не успевает?! От наплыва этих панических мыслей я больно прикусила губу, наплевав на конспирацию.

– Встань, пожалуйста, – донесся мягкий глубокий голос предполагаемого маньяка и извращенца. Нет, ну а как иначе?! Или маньяк. Или извращенец. Или и то и другое. Иначе зачем-зачем-зачем, Мейра меня дери, ему нужна в подарок магическая девушка?! Что это за подарок вообще для взрослого мужчины?

Пришлось встать. А что делать? Не провоцировать же? Вдруг прямо сейчас накинется?

Родерик Делаэрт отошел на середину комнаты и поманил меня за собой.

– Тебе не трудно подойти? Прошу тебя. – Он сделал приглашающий жест рукой.

Ну надо же как его высочество со мной вежлив, не то что со своими придворными! И «пожалуйста» тебе, и просит, а не приказывает. С чего бы это?! Лучше даже не думать.

Я механически сделала пару шагов на деревянных ногах. Как раз вписалась в концепцию куклы. Я бы насмешливо расфыркалась, если бы так не боялась.

Остановилась, и… взгляд затравленно заметался, лишившись опоры в виде загадочно умиротворяющей точки на вензеле гардеробного шкафа. Пришлось упереть его в грудь первого принца (что за идиотский титул, кстати? У них есть еще и второй, и третий? Или даже четвертый принц? Сколько у них тут вообще принцев?!). К сожалению, в мою подготовку к заданию изучение правящего дома Итерстана не входило, так что ответить на эти вопросы я не могла. Глаза прилипли к серебряным галунам на темно-коричневом камзоле принца и отказывались смотреть куда-либо еще. В смысле смотреть Делаэрту в лицо я точно не буду, даже если ему придет идея умолять меня об этом на коленях. У меня выдержки не хватит встретиться с ним взглядом, и так все мои силы и актерское мастерство уходят на то, чтобы сохранять на физиономии отстраненное выражение и не трястись от ужаса.

Он маньяк, точно. Извращенец. Садист. Кто там еще? Нет, хотелось бы, конечно, чтобы мои страшные догадки не подтвердились, но… будем реалистами и соберем в кучку всю имеющуюся информацию: туманные жалостливые намеки стражи, комментарии лийра Термонта, явное облегчение, с которым придворные дамы покинули комнату, ну и, наконец, оказанное мне внимание. Это чтобы столько народу подорвалось из-за какой-то там куклы?! Выделили отдельные комнаты с роскошной обстановкой, придворных дам приставили, старший маг сопроводил лично… Стало совсем тоскливо. По всему выходит, во дворце очень надеются, что новая игрушка отвлечет их господина от… от чего, кстати? От их собственных бренных тел? От их жизней?! Принц – психопат, да?

– Я… так рад тебя видеть, – негромко проговорил принц, явно нервничая, и я все-таки рискнула быстренько бросить на него взгляд. Действительно, выглядел парень странно: темные глаза были все также прикованы ко мне, и в них плескалось столько… волнения, радостного ожидания и… удивленного счастья, словно фею-крестную с возком подарков увидел!

Я помрачнела. И чего это он так радуется? Прикидывает, как будет разбирать меня на запчасти?! Я покачнулась.

– Что? Что случилось? – перепугался принц, но подхватывать не стал, наоборот, сделал торопливый шаг назад.

Я восстановила на физиономии каменное выражение. Ну я же кукла, в диалог вступать не обязана, чему в данный момент была безумно рада: вряд ли удалось бы выдать хоть что-нибудь вразумительное.

Я перевела дыхание. Кажется, все это время едва дышала. Главное, чтобы принц прямо сейчас не стал на мне практиковаться (вензеля на коже вырезать или как он там развлекается?), пусть спокойно уходит, а потом… потом я знаю что делать.

– Все хорошо? – настороженно поинтересовался Родерик Делаэрт, и я, подумав, медленно кивнула, повергнув его этим нехитрым движением в состояние, близкое к эйфории.

– Ты понимаешь?! – с радостным, трогательным (ну, трогательным, конечно, для куклы, а для реальной меня оскорбительным) изумлением воскликнул он и тут же горячо зашептал: – Конечно, ты понимаешь! Понимаешь… Хвала всем Бессмертным! Я так счастлив! – доверительно признался принц и улыбнулся обезоруживающей белозубой улыбкой, такой яркой, чистой и искренней, какой взрослым мужчинам, тем более его положения, и улыбаться-то неприлично!

Я застыла в ступоре, забыв, что надо моргать. Похоже, я поспешила с выводами насчет его возраста. Наверняка он моложе. А конкретно сейчас с этой… хм… сияющей улыбкой во весь рот так и вообще выглядит мальчишкой.

Принц медленно обошел меня вокруг, разглядывая с головы до ног и чуть не приплясывая от радостного нетерпения. Ну я тоже его поразглядывала. Довольно высок, похоже, худощав (под верхней одеждой не очень-то разберешь), темные волосы до плеч (я покосилась: каштановые, что ли? Бывают у мужчин каштановые волосы? Впрочем, почему нет?), яркие брови и ресницы, темные глаза с выражением обожания и откровенного любования, четко очерченные высокие скулы… в общем, весьма привлекательная фигура и вполне приятное лицо. Нос вот только длинноват и придает лицу хищное выражение (даже сейчас, когда он от умиления едва не мурлычет!), но… я вас умоляю, кто будет к нему так же придирчив, как я? Наличие короны на голове сильно отвлекало от более существенных недостатков, а тут нос… вид хищный… да это его не портило, если честно, наоборот, делало лицо… интересным, что ли?

 

Одет принц был неброско: камзол, жюстокор и кюлоты немаркого насыщенного коричневого цвета. Ну у них в Итерстане с модой вообще туго, как я успела заметить. Все как-то… сдержанно. Хотя сдержанность, даже строгость, ему идет, не спорю. На ногах сапоги, на руках – кожаные (тоже коричневые) перчатки. Последние неожиданно меня заинтересовали: на их обшлагах красовалась изысканная серебряная вышивка, которая, гармонируя с галунами камзола и жюстокора, демонстрировала некий намек на индивидуальный стиль и модный штрих. Ну надо же! Может, еще не все потеряно в искусстве одеваться в этой стране?

– Какие у тебя локоны… великолепные! А кожа… изумительная! – ласково прошептал принц и, судорожно вздохнув, сжал пальцы в элегантных перчатках в кулаки, словно хотел наброситься на меня с объятиями, но сдерживался.

Я вздрогнула. Как-то он реагирует… неправильно. Слишком сильно. Слишком непосредственно… Я почувствовала, как во мне зарождается робкая надежда. Может, он и не маньяк вовсе, а так… всего лишь безобидный дурачок? Потому и улыбка такая дебильная, и восторг этот… хм… подозрительный, то ли детский, то ли придурковатый? А дамы от него шарахаются, потому что… ну, потому что дурачок же или, может, слюни начинает пускать в самый ответственный момент? Я повеселела. Не потому, что в своих эротических фантазиях украдкой мечтала о мужчине, физически взрослом, но мозгами не вышедшем из детского возраста, а потому что чужие слюни – это все-таки не собственная кровь. Первое еще можно как-то пережить, а вот измывательства психопата – вряд ли. Понимаю, что рассуждение циничное, но я же говорила, я – реалист, и иллюзий у меня практически не осталось.

– Очень… хочу… прикоснуться… к тебе, – прерывающимся глухим голосом сообщил Родерик Делаэрт, наклоняясь к моим волосам и втягивая воздух, словно принюхиваясь. – Но боюсь сломать.

Он резко разогнулся, а я вновь погрустнела. Сломать боится? Все-таки маньяк, да? Ну что ж… с мечтою об артефакте и связанной с ним свободой от Амира придется попрощаться. Прощаюсь, прощаюсь… Я старательно помедитировала, пытаясь уложить у себя в голове сей печальный факт. Прощаюсь… Нет, вот какая я все-таки упрямая! Все еще надеюсь украсть этот злосчастный артефакт, Мейра его побери! Только теперь не из-за задания, а уже из вредности и в качестве компенсации за все свалившиеся на меня в Итерстане переживания! Анаис, не будь дурой, забудь об артефакте! Забываю, забываю… продолжаю внушение, прощаюсь, прощаюсь… Тьфу! Тут есть реальный шанс попрощаться с жизнью, а не с артефактом, а я магически ищу маячок: идет сигнал или нет? Далеко отсюда или нет? Я чуть прикрыла глаза, силясь отловить сигнал. Ах да, вот! Слышу! Но, Мейра, как же слабо! Я чуть повернула голову, отлавливая ускользающий магисигнал. Как возмутительно и недостижимо далеко!

Закусила губу от досады и едва не топнула ногой. Почти сразу, к счастью, опомнилась, и полноценного движения не получилось. Но и того нервного дерганья, которое не удалось сдержать, хватило, чтобы привлечь внимание его высочества. Ну оно, это внимание, и так было целиком отдано мне, но теперь оказалось сосредоточено на… гм… на подоле платья, что ли, никак не пойму. Я очень осторожно покосилась на Родерика Делаэрта: он стоял, остолбенев, чуть наклонив голову и уперев немигающие темные очи… куда?! Я, стараясь не дышать, чтобы не провоцировать принца (а чего это он замер, как известные соляные истуканы Календусса?!), проследила за направлением его взгляда и, слегка наклонившись, увидела… кончик своей ступни, выглянувшей из-под подола платья. Э-э? Я тупо порассматривала собственные пальчики в тонком светлом чулке, ничего сверхъестественного в них не увидела и решилась бросить мимолетный взгляд на принца. О Мейра! Он действительно уставился на мою ногу! Вернее, на ее ма-а-алехонький, доступный обзору кусочек!!! Это открытие вывело меня из ступора, и ожившие мысли и эмоции закружились в бешеном вихре.

Мейра побери этот Итерстан с его традициями и этикетом! У них что, не принято демонстрировать женские ноги? Ну понятно, что если платье длиною до пола, то, значит, прилюдно оголять нижние конечности неприлично, но… но… НО! Это же пальцы! Всего лишь пальцы! И причем только одной правой ноги! И не голые, а в дорогом (и, заметьте, чистом) чулочке! Так откуда такой пристальный интерес со стороны… (я еще раз недоуменно-недоверчиво покосилась на застывшего рядом принца) взрослого мужчины из правящего дома?! Нет, ну серьезно, уж он-то женских ног должен был видеть достаточно и не в таких скромных вариантах, чтобы замирать столь шокированно! Или это…

От посетившей меня ужасающей мысли кровь резко отлила от щек, хотя, как я полагаю, они и до этого не слишком радовали взор румянцем. Или это… первые признаки подступающего приступа? Ну если принц действительно, псих или вроде того, то, может, он замер на грани, спровоцированный моей такой недальновидной и столь несвоевременно вмешавшейся ногой? Еще немного, и волна безумия захлестнет его высочество, он набросится на услужливо присланную жертву, то есть на меня?! Ох, Мейра, нет! Я постаралась не застонать жалобно и очень-очень медленно и аккуратно, абсолютно не шумя (и почти не дыша), втянула свою нижнюю конечность обратно под юбку.

Взметнувшаяся рука в перчатке легла мне на бедро, и настал мой черед застыть календусским истуканчиком. Э-э… это что? Знак, что ногу прятать не надо? Или… сердце забилось так громко и испуганно, что его удары заполнили уши… или началось?! Сейчас ка-а-ак…

Родерик Делаэрт стремительно преодолел разделявшее нас жалкое расстояние в полшага и оказался угрожающе близко. Ну то есть еще ближе, чем был до сих пор. Полы его жюстокора прикоснулись к моей юбке, серебряные галуны прошелестели по рукаву, но… прижиматься ко мне он не стал. Хм… и это радовало. И вселяло надежду. Еще бы лапу с моей ноги убрал, и совсем хорошо.

Вместо этого принц медленно сжал пальцы в кулак вместе с тканью платья, приподнимая подол. И если раньше я едва ощущала его прикосновение (хвала Мейре и довольно пышной юбке), то сейчас, при нажатии, почувствовала фиксирующую тяжесть его руки и даже… исходящий от нее жар. Фу, Мейра, что это со мной? Какой жар? Сквозь кожаные перчатки и ткань парадного наряда? Чужое безумие заразительно. Я бы расфыркалась, если бы не опасалась спровоцировать агрессию принца.

Между тем Родерик Делаэрт сильнее смял ткань моей юбки и неторопливо потянул вверх, ощутимо проводя своим немаленьким кулаком по моей ноге. Э-э… это и есть наш первый телесный контакт? Почувствовала ли я что-нибудь? А как же! Почувствовала, что еще немного, совсем чуть-чуть, и я с истерическими воплями побегу вон из комнаты. Пусть они меня всем дворцом ловят!

Рука остановилась, но никуда не делась. Я вот не поняла, он что, мне тупо подол задирает? С сомнением глянула вниз и чуть слышно хмыкнула. Ну не так уж и задрал: всего-то приподнял на два пальца выше щиколотки, а мне-то показалось… Тоже, конечно, для порядочной дамы неприемлемо, но на фоне всех моих страхов выглядит почти невинно. Я выдохнула, постаравшись сделать это незаметно, и поглядела на принца. И зря. Потому что разом вернулись все мои страшилки и знакомое тоскливое чувство: Родерик Делаэрт неотрывно смотрел на открывшийся ему кружевной чулок… стиснув зубы. А иначе отчего на его и так рельефном лице резче обозначились скулы и выступила вперед тяжелая челюсть? Дыхание стало прерывистым, тело – напряженным, он словно… боролся? Боролся… с чем? С желанием меня убить? «О, Мейра! – взмолилась я. – Обещаю, я поступлю в магическую академию! И даже поучусь в ней!»

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru