Неверные

Элеонора Рожкова
Неверные

Глава 1. Вероника

Вероника не могла уснуть, она смотрела в потолок, по которому изредка пробегал, словно незваный гость, свет от фар проезжающих автомобилей. Девушка перевернулась на бок и посмотрела в окно. Вокруг было все так привычно, эти светлые шторы, большие окна, телевизор на противоположной стене, полки с книгами, которые никто не читал, и стояли они с тех времён, как поставил их туда для декора дизайнер интерьера.

Вероника снова перевернулась, на большой мягкой кровати с широким изголовьем. Все выглядело так, как она всегда и мечтала, черпая вдохновение в американских семенных фильмах об идеальном доме. Именно с такими мыслями и желаниями, делался ремонт уже как минимум восемь лет назад, когда они купили свою большую квартиру мечты.

Все было хорошо, все было легко… но почему вдруг стало так тревожно? Всем своим женским нутром, она чувствовала, что-то изменилось и теперь никогда не будет прежним. Ощутила именно сейчас, в данный момент и теперь она не могла уснуть, так как не могла нащупать ту самую брешь в спокойной размеренной жизни, которая засквозила и дала сбой.

Вероника посмотрела на мирно спящего на соседней подушке мужа. Она его любила, любила всей своей тонкой душой, с самого первого дня. Молодая женщина помнила до мельчайших подробностей, их первую встречу.

Ей было всего восемнадцать, Вероника училась на первом курсе института. В один из октябрьских дней, она сидела в кафе с одногруппниками, когда зашёл он. Никита оказался старшим братом одного из друзей. Он посмотрел на Веронику и завис, вот так просто, улыбнулся широкой белозубой улыбкой, она тогда удивилась, что клыки у него были чуть больше, чем привычно это видеть у людей, но это так ему шло, как волчонок.

Темненький, короткостриженый, чуть взъерошенный, смуглый, высокий, с родинкой над губой, красивой такой, аккуратной, в нем было все как она мечтала, когда была девочкой. Влюбилась она сразу, вот в ту секунду, как увидела эти клыки, родинку и взгляд песочных глаз, тёплых, манящих… Затем, он взял ключи от своей машины, как оказалось у младшего брата и ушёл. Больше она не могла думать ни о чем другом, и спустя примерно минут пятнадцать, в своих фантазиях, говорила ему: «Да!»

Вечером он ей позвонил, взял номер у брата и пригласил в кино. Все было по классике, просто и легко, без надрывов и сложностей. Полгода они встречались, затем полгода жили вместе, снимая квартиру в спальном районе Москвы. В Новый год он сделал ей предложение, после боя курантов, после того как она уже выпила бокал шампанского с сожженным желанием на листке, где было написано: «Выйти замуж за Никиту». Молодой человек обещал ей, что он волшебник, который будет исполнять её желания, с этой минуты… и как можно было ему не поверить, ведь он исполнил самое заветное в этот миг!

Никита не обманул её, и сдерживал своё обещание. Через год у них родился сын Костя, самый красивый и желанный мальчик в мире, как минимум сама Вероника, была в этом уверена. Никита много работал, создавая для своей семьи идеальные условия. Он быстро добился успеха, заняв руководящую должность в крупной компании. Их семья ни в чем не нуждалась, ни в деньгах, ни в любви, было все.

Вероника протянула руку, и провела по гладковыбритой щеке мужа, который с годами становился красивее, мужественнее, сексуальнее. Он был настоящим мужчиной, и что парадоксально, до сих пор оставался мужчиной её мечты. Она не могла представить кого-то другого на его месте, и если бы у неё не было Никиты, тогда бы она о нем мечтала. Мужчина во сне нахмурил брови, что-то пробурчал и отвернулся на другой бок.

Девушка улыбнулась, снова легла на спину. Ну почему так тревожно? Зачем она что-то ищет. Все подруги восхищаются их семьей и стабильность. Муж всегда дарит цветы, они ходят на свидания, у них есть секс. Но последние пару месяцев, она стала чувствовать себя манекеном. Они оба как манекены, куклы, и ими кто-то играет.

Так получилось, что ещё не успев закончить институт, Вероника сразу поступила в другой, институт брака… семьи. Она не работала ни дня, она не знала, что такое работа, так как родила, декрет, а потом уже по накатанной… муж хорошо зарабатывает, им на все хватает.

Два месяца назад, сыну исполнилось четырнадцать, именно тогда, Вероника впервые осознала, она уже давно не в декрете. И ей давно не надо нянчиться с сыном. Стало страшно, странно, неприятно… Она задала себе вопрос: «А кто я? Что я вообще делаю? Чем занимаюсь?»

Вроде бы как все окружающие подруги, ходила на пилатес, йогу. Суетилась дома, создавала быт, встречалась с подругами, ходила в гости, родительские собрания, футбол сына. Все обычно, дни пролетали один за другим. И вот уже тридцать четыре года, зрелая девочка.

Полгода назад, ради шутки, подруга затащила её в школу фотографов, в которой преподавала. Веронике так понравилось, что она решила пойти учиться. Это впервые, когда у неё появилось её личное странное хобби. Муж посмеялся, но поддержал, подарил ей на день рождения отличную камеру.

Последний месяц, Вероника ездила ассистировать подруге, которая делала как индивидуальные фотосессии, так и для модных журналов. Подумав о своем хобби, ей стало так хорошо, что захотелось пойти отвлечься, не смотря на позднее время, погрузиться в мир красоты и приняться за ретушь.

Никита был увлеченным мужчиной, он играл в теннис с коллегами, участвовал в марафонах, забегах, профессионально занимался плаванием, а каждую пятницу был чисто мужской день. Они собирались компанией и всю ночь играли в покер. Это лишь малейшая часть, из того, что она вспомнила, не беря в счёт, что у него была работа, корпоративы, командировки и всё из этого вытекающее. Рядом с мужем, у неё появлялись комплексы, что она не интересная, скучная, пустая… некрасивая?

Как так получилось, что яркая и веселая девчонка в школе и институте, стала такой обычной, просто текущей по жизни. Стала манекеном. Именно полгода назад, перед тем как пойти учиться на фотографа, она ощутила тёплый холод от мужа. Они не ругались, у них не было споров, они поддерживали друг друга. Он все также улыбался, но все же намного чаще пропадал на работе, и прикосновения были другие, объятия и поцелуи. Однажды он заметил, что, обнимая, она в него вжималась.

– Что случилось? – спросил Никита.

Она не знала тогда, что ответить, ей хотелось быть ближе, но куда ещё ближе, если они обнимаются? Потом он уснул, и тогда впервые она задумалась, что хочет заполнить эту пустоту чем-то. Она захотела стать кем-то ещё, помимо жены и мамы. Вероника решила, что все эти проблемы в отсутствии у неё своей личной жизни, и в этом виновата лишь она. Никита никогда не сажал её на привязь, да и зачем, она никуда от него и не дергалась. Вероника растворилась в нем с первого дня, что теперь не знала кто она, если без Никиты?

Тут снова свет озарил потолок, но это был не гость от фар машин, это был телефон мужа. Последние несколько недель, по ночам, у него загорался телефон. И словно именно этого маячка, она ждала и сейчас. Вероника никогда не ползала в телефон мужа, всегда считала это дном… тупиком… это же значит недоверие? Как она могла не доверять Никите? Её волшебнику, её второй половине, её мужу и другу…

Но эти мысли не успокаивали. Вероника села на кровати и поставила босые ноги на пол с красивым педикюром на тонких пальчиках. Она посмотрела на них, сжала, разжала пальцы, горько усмехнулась. Тревожно, нехорошо… всегда успокаивала близость сына. В нем она тоже растворялась, а вернее в любви к нему.

Вероника встала, обошла кровать, снова загорелся телефон. Не удержалась, подошла к тумбочке со стороны мужа, и пока горел экран, прочла «МТС». Стало стыдно за свои мысли. Она вышла из комнаты и прошла по коридору, освещенному блеклым дежурным светом.

Ника остановилась у двери, ведущей в детскую сына, на ручке которой висела надпись: «Не входить». Но она вошла.

Костя спал, раскинувшись на всю кровать, он был высоким, и уже перегнал по росту мать. Комната освещалась маленьким ночником, такой большой мальчик, а до сих пор не любил темноты.

Девушка подошла к сыну, вытащила из ушей наушники, выключила в телефоне музыку и отложила его на рабочий стол. Мальчик не шелохнулся, она накрыла его, и собралась уже выйти, как снова обернулась на сына, на его чёрную кудрявую макушку, торчащую из-под одеяла.

И ему она уже становилась не нужна, сейчас его интересовали встречи с друзьями, он влюбился в девочку из класса на год старше, и дома пропадал в телефоне в переписках с ней. Вероника знала, так как аккуратно следила за его социальными сетями и телефоном, но не лезла с разговорами. Все чаще он прятался в наушниках, закрывался в своей комнате. Сын взрослел, и ему уже было не до обниманий с мамой, говоря друг другу по очереди ласковые слова, и смотря глазами полного обожаниях.

Быстро… дети растут очень быстро, и ты не замечаешь, как их мир становится шире, чем мир под названием «Мама». Счастье, радость, забота, грусть, сопереживание, защита, любовь… теперь сын искал эти чувства, эмоции не в ней, а во внешнем мире. Он любил её так же сильно, как и она его, но не нуждался теперь в ежедневном подтверждении этого. Костя просто это знал, что мама его любит, и ему этого хватало.

Вероника вздохнула, и вышла за дверь, тихо прикрыв за собой. Она вернулась в коридор, и проходя мимо зеркала, задержалась, посмотрев в своё отражение при тусклом свете. Она была все ещё молодой, свежей, стройной. Ника приподняла шелковую майку от пижамы, и посмотрела на живот, талию. Она не была спортивной, скорее подтянутой, с мягкими женскими изгибами, вполне соблазнительными. Красивая небольшая грудь, тонкие плечи. Вероника опустила майку и провела рукой по темным, почти черным, кудрявым волосам. Она обладала красивыми, среднего размера локонами, длиной по плечи, так случилось, длиннее они не росли. Но Ника не мечтала о длинных косах, ей нравились они такими, легко укладывались и благодаря тому, что вились, всегда были объемными.

 

Молодая женщина подошла в плотную к зеркалу и посмотрела на своё лицо. Улыбнулась. Все та же слишком широкая улыбка, острый нос, при этом, на самом кончике вздергивался вверх и становился курносым. Чёрные широкие брови, из-под которых блестели ярко-голубые глаза, большие, но глубоко посаженные, от чего получался томный вдумчивый взгляд.

Вероника смотрела себе в глаза, и снова ощутила тревогу. Глаза были напуганные, чем-то неизвестным и до конца неуловимым. Чувство, что она может потерять что-то дорогое не покидало.

Девушка нахмурилась. Она поспешно направилась в кухню, и сев за любимый островок, о котором тоже когда-то мечтала, включила ноутбук. Сразу на экране высветилась съемка, которую подруга проводила без неё, но скинула снимки, чтобы Вероника училась ретуши. У неё тогда не получилось приехать. Ольга снимала для модного журнала польского актера Луказа Новака, широко известного и востребованного в России.

Вероника зависла на красивом, немного наглом лице актера. Глаза. Под глазами залегли тени, что ещё больше подчеркивало глубину взгляда, и совсем не портили внешность. Глаза. Глаза у него были добрые, и даже через экран, казалось, он пронзительно смотрел прямо на неё, и ещё чуть-чуть и заговорит с девушкой. Она испытала волнение, таким живым казалось лицо мужчины, либо фантастическая работа подруги, либо Луказ потрясающий актёр, а может быть то и то?

Вероника не смотрела фильмы с ним, хотя он мелькал почти на всех постерах кинопремьер, и был заложником образа красавчика разбивающего сердца. Не самый любимый образ мужчин для Вероники. Она любила лишь похожих на своего мужа, классической красоты, с открытой улыбкой, чистым юмором, душа компании. Как же она любила мужа.

Никита. Снова задрожало сердце, значит получилось на мгновение отвлечься. Сообщение от «МТС»? Она посмотрела на часы, которые показывали «2:30». Ну какие сообщения в два часа ночи от «МТС»? Вероника не удержалась, встала и быстрым шагом направилась в их с мужем спальню, в красивую, светлую, идеальную… делать что-то совсем нехорошее.

Вероника остановилась в дверях, смотря на вытянутое тело мужа, который все также сладко спал, не подозревая о терзаниях жены. Сердце стучало о грудную клетку, что казалось разбудит всех вокруг, и словно умоляя её просто лечь спать.

Дрожащей рукой, девушка провела по волосам, закусила нижнюю губу, почувствовала, как вспотели ладони…, она не могла решиться. Зачем? Ведь муж не давал никакого повода для ревности… вдруг это просто её кризис, личный… может надо поговорить с мужем? Но разве мужчины признаются? А в чем он должен признаться, это она что-то ищет, это её фантазия разыгралась не на шутку?

Глава 2. Лора

– Я сегодня осознала, – гордо подняв подбородок, заявила Лора. – Я любви хочу.

– Так в чем проблема? – отдав меню официанту, спросила Анна. – За тобой толпы ходят, выбирай.

– Вон наш Кирилл, – Даша помахала рукой симпатичному бармену. – Я все ему глазки строю, а он с тебя их не сводит.

– Это все не то, ну какой бармен, Даша!? О чем ты? – возмутилась девушка. – Я и какой-то бармен!

– Зря ты так, – заступилась за Кирилла Даша, – он красивый, добрый, и ты видела его Инстаграм? Он вообще-то музыкант, пишет песни и поёт под гитару, его даже звёзды не раз репостили.

– Это не для меня, это все детские шалости! – Лора прикрыла свои миндалевидные, вытянутые глаза, обрамлённые густыми ресницами, и вздохнула, – Не хочу, то что есть, не интересно! Все легко, а мне хочется добиваться, страдать, трепетать от мыслей о нем, чувствовать себя глупее, хвататься за телефон в надежде.

– Вечно тебе надо что-то посложнее, – прокомментировала Анна. – Моего забирай, устанет рука хвататься за телефон.

– И в свои двадцать четыре года, я имею два высших, руководящую должность, идеальное тело и прекрасные волосы, – она посмеялась от своих же слов, проведя рукой по гладким, прямым волосам цвета насыщенного шоколада, – Но вот ни разу в жизни, я не переживала из-за отношений с мужчиной, уже через месяц, они готовы на мне жениться.

– И кто же предложил жениться в итоге? – Даша все ещё дула губы, так как очень симпатизировала бармену Кириллу, и хотела его защитить.

– Что ты, я до этого не довожу, вовремя ускользаю, – отмахнулась Лора. – В общем, хочу влюбиться.

– Бред Питт, вот думаю кто тебе подойдёт, – рассмеялась Аня.

– Не сомневаюсь, что и он бы на меня запал, – парировала девушка. – Только он не в моем вкусе, я темненьких предпочитаю. Вот как он!

Девушки ужинали в модном ресторанчике в самом сердце Москвы. Это была уже их традиция, отмечать пятницы в женской компании. Поэтому знали и бармена Кирилла и официанта Антона, который всегда придерживал за ними любимый столик. В пятницу здесь было особенно уютно, выступали музыканты, горели огни, вкусно пахло, стоял гул голосов гостей, который не раздражал, а наоборот, создавал особую атмосферу.

Лора, по паспорту Лариса, была ещё той штучкой. Уверенная в себе красавица. Девушка шла абсолютно твердым шагом по жизни, сметая преграды на своём пути. Умела дружить, умела веселиться, но абсолютно не умела влюбляться. Быстро становилось скучно. Куда бы Лора не пришла, вокруг неё сразу создавалось общество, её приглашали на мероприятия, она всегда была на виду.

Лора мельком посмотрела на бармена Кирилла. На самом деле, он был ей симпатичен, но этого, она не могла признать даже себе, не то что подругам. Но ей нравилось приходить сюда и красоваться перед ним, ловить его взгляд на себе. Она ревновала его внимание, когда с ним флиртовали девушки у бара, а он им улыбался, ведь все внимание должно быть приковано к ней.

Да, Кирилл смотрел на неё, но когда она подходила к бару, что-то заказать, не пытался проявить настоящий интерес, было лишь холодное дружелюбие или наоборот, колкие шуточки. Лора решила, что просто он стесняется такой шикарной девушки как она, и правильно. Она и бармен? Смешно.

– Кто? – подруги тут же обернулись к барной стойке, проследив за красивым пальчиком Лоры.

– Кирилл? – удивленно вскинула брови Даша. – Ничего не понимаю.

– Да отстань ты со своим барменом! – огрызнулась Лора. – Видите четырёх мужчин возле бара, в костюмах? Вот тот тёмненький нравится.

– Он старше тебя лет на пятнадцать, ты решила папика найти? – усмехнулась Анна.

– Не папика, а зрелого мужчину, – ответила Лора. – И не на пятнадцать он меня старше, думаю, чуть поменьше.

– Мужчины бывают зрелые? – продолжила Аня. – Мне кажется они что в двадцать пять, что в тридцать пять.

– Но он, конечно, красавчик, такой сексуальный, – Даша поерзала на диване, она была пышной девушкой, с большой грудью и немного мужественным лицом. – Но Лора, мужчины его возраста либо женаты с детьми, либо в разводе, но с детьми. Это геморрой.

– Да что ты сразу заходишь с минусов, давай с плюсов, он чертовски хорош, и от него веет неприступностью, – прервала её Лора.

– И как ты собираешься привлечь его внимание? – поинтересовалась Аня. – Вот я вижу, что он здесь реально с друзьями общается, а не в поисках знакомств, например, как его друг, который каждую в этом зале уже оценил.

– И нас кстати тоже, – ответила Лора, – Он что-то сказал про нас ему, и мы встретились взглядом.

– И что? – возмутилась Анна, – В его взгляде было желание познакомиться?

– Нет, – Лора улыбнулась и отпила коктейль, – Но оценку я увидела.

– Оценивают все друг друга, но это ничего не значит, – Даше явно не нравилась эта затея.

– Я в дамскую комнату, – Лора поднялась, улыбнувшись красивыми губами с ярко выраженной птичкой и приподнятыми уголками.

– Лора, – покачав головой, проговорила Даша, но Лора видела в глазах подруг любопытство, и это её подзадоривало, ведь она всегда берет, что хочет.

Лора убрала, такие прямые, блестящие волосы за уши, хитро прищурила глаза с тонкими аккуратными стрелочками. Она вся была такая тоненькая, хрупкая, невысокая, тонкие кисти, тонкие пальчики.

Но было столько манящей сексуальности в её хрупком, невесомом теле, в движениях, что она завораживала даже женщин, и Лора знала это. Лора знала свою силу притягивать внимание и активно пользовалась этим.

Лицо девушки было особенным, словно матового, идеального цвета кожа, но если присмотреться, то можно было увидеть легкую россыпь веснушек на тонком носике. С её профиля хотелось рисовать картины, длинная тонкая шея, красивый изгиб и выраженные ключицы. Красивая изящная редкая птичка.

Легкой походкой, чуть покачивая бёдрами в классических брюках кремового цвета, на шпильках туфель лодочек в тон. Шелковая белая блуза, словно невзначай спадающая с плеча, подчеркивая отсутствие лямки от нижнего белья, намекая на отсутствие его вовсе.

Путь в уборную лежал через компанию тех самых мужчин. Сердце Лоры заколотилось от азарта. Это были те самые эмоции, которые она искала… захватило дыхание, в ушах стук, довольная еле заметная улыбка…

Лора опускает голову, замедляется, и словно невзначай касается плечом мужчину, сидящего на барном стуле. Ей повезло, прошла компания, и ей пришлось прижаться плотнее к своему объекту. Лора слегка пошатнулась, и вскинула руку ему на плечо, и все словно невзначай, с такой легкостью…

– Извините, – произнесла она смущенно, томно подняла глаза и скользнула рукой по мужчине, почувствовав, как он напрягся и нахмурился, – Не хотела вас потревожить.

Он продолжал хмурится и смотрел прямо ей в глаза. Его друзья тоже замолчали и смотрели на неё. Затем мужчина смерил Лору надменным взглядом, словно все это ему было неприятно.

– В следующий раз аккуратнее, – и он просто отвернулся к друзьям, продолжив тему, на которой она их оборвала.

Лора почувствовала впервые себя так неловко. Раньше ей обязательно улыбались, предлагали помощь, старались придержать, лишь бы к ней прикоснуться, а не этот надменный взгляд и брезгливая фраза. Стало так обидно, она почувствовала, что злится. Лора резко развернулась и снова подошла к компании неприветливых мужчин. Её избранник удивленно посмотрел на неё, и наклонил голову в бок.

– Почему вы так брезгливо со мной говорили? – неожиданно напала она.

– Я? – он усмехнулся.

– Вы! Словно я в чем-то виновата! – Лора прищурила глаза. – Вы меня подозреваете?

– Я? – снова спросил он и рассмеялся, – Вы, конечно, забавная.

– Просто я уважаю себя и не поняла чем заслужила такой тон и взгляд!? – она приблизилась к нему, рассматривая мужественное гладковыбритое лицо.

Ухоженный. Любит себя и знает, что привлекателен. Он поднял руку и почесал подбородок, словно задумался. Блеснуло кольцо на безымянном пальце. Девочки правы, он был женат.

– Девушка, идите куда шли, или вам что-то нужно? – недоумевая, мужчина снова нахмурился и скрестил руки на груди. Закрылся.

– Подскажите, мне кажется или он снова брезгливо общается? – Лора пошла ва-банк, обратившись к его друзьям, которых явно вся эта ситуация забавляла. – Я что-то сделала непозволительное?

– Девушка, хотите мы поменяемся с ним местами, и облокачивайтесь на меня, сколько хотите? Хоть ходите туда-сюда! – растянувшись в улыбке, произнёс тот самый друг, который оценил всех в этом баре, и у которого тоже блестело кольцо.

Клуб женатиков. Сомнительное общество, в этом она была согласна с подругами, но рядом с ним, у неё перевернулось все внутри, колени задрожали, а его запах дурманил. Разве может мужчина так вкусно пахнуть? Его холодность, ещё больше будоражила и заводила, рождала неконтролируемый азарт.

– Нет, благодарю – ответила Лора, – Меня ждут подруги.

– Очень жаль, – ответил приветливый друг, – Если что, возвращайтесь.

Лора бросив последний недовольный взгляд на молчаливого мужчину, в глазах которого читалась легкая насмешка. Она видела, что он все понял, каждое её действие, каждый её взгляд, и почему она была так рассержена. Словно её внимание, было для него обычным делом. И возможно его поведение, было идеальным способом избавиться от охотниц за его персоной. И он был прав, беспроигрышно, она уже не подойдёт к нему снова, гордость не позволит. Лора привыкла, что от неё таяли, млели от её внимания, а тут насмешка?!

Девушка шла в сторону подруг, замерших в молчаливом ожидании, думая, что им расскажет. Не та история, которую хочется гордо рассказывать подругам, и именно та история, на которую получаешь комментарий: «Я тебе говорила!»

– Ну что? – первая спросила Даша, как только Лора села за стол, гордо подняв подбородок.

– Женат, – после паузы, она пожала плечами, но обиду и досаду было сложно скрыть, – Там вечеринка женатиков.

– Отшил, – Аня вздохнула, – Лора, дорогая, ты прекрасна, просто это не мальчики, которые влюбляются как в омут, и млеют от внимания. Он мужчина, уже гордый, знающий себе цену.

 

– Он мне понравился, – тихо, словно заговорщицки, произнесла Лора, – В близи он ещё лучше.

– О чем вы говорили так долго? – поинтересовалась Даша, – Мы по его лицу ничего не поняли.

– Я на него наехала, – Лора сама улыбнулась от нелепости ситуации, как она на такое решилась?

– За что? – Даша снова округлила свои глаза как у совы.

– За то, что он был ко мне холоден и равнодушен, – Лора закрыла лицо ладонью и покачала головой, не веря, что так и было. Состояние аффекта.

– Смотри, тебе очень повезло, – Даша улыбнулась, – Все как ты хотела, увидела того самого, познакомилась, поругалась, почувствовала себя глупой, отшил, сердце затрепетало, на этом закончим?

– Конечно закончим, – Лора посмотрела на подруг, и положила руки на колени, – Что я могу ещё сделать? Он мне явно дал понять: «Гуляй, девочка!»

Лора подняла коктейль, призывая девочек чокнуться за первое в жизни поражение, и дав себе обещание, не смотреть больше в его сторону. Было стыдно, немного унизительно.

Потягивая коктейль, она кинула взгляд в сторону Кирилла, который болтал с двумя девушками и мило улыбался. Красивый он, молодой. Волосы цвета темного шоколада, слегка волнистые, удлиненная стрижка, челку он всегда скидывал набок, быстрым движением. Зелёные глаза, прямой нос, ямочка на подбородке, красивые руки. Особенно кисти, длинные пальцы, ярко выраженные вены… Лора представила его с гитарой, наверное, красиво наблюдать за его пальцами на струнах? Надо найти его Инстаграм, про который говорила Даша.

Лора резко отвернулась. Бармен так и не посмотрел на неё, не дав насытиться мужским вниманием. Везде поражение, не её вечер. Девушка посмотрела на подруг. Даша что-то рассказывала, наверное, снова наполовину выдуманную историю о новом поклоннике в офисе. О мифических взглядах, конфетах на столе, и нерешительности пригласить её на свидание. То, что это надуманные истории, решили они с Анной, но не мешали подруге их сочинять, слушать было интересно, да и расстраивать Дашу не хотелось. Да и может они не придуманные? И девушки недооценивали свою подругу?

Лора никак не могла вступить в разговор, так как погрузилась в свои мысли, а затем, не сдержавшись… посмотрела в его сторону. Вздохнула и замерла. Он смотрел прямо на неё, прищурив взгляд и также наклонив голову на бок. Увидев, что Лора заметила его внимание, не растерялся, или испугался, а лишь завис на пару секунд смотря ей в глаза. Чуть незаметно улыбнулся, посмотрел в пол, а затем вернулся в диалог к друзьям.

Девушка вернула внимание подругам и с довольной улыбкой вернулась в беседу. В груди все расцвело и трепетало. Стало так хорошо, хотелось смеяться как дурочка и танцевать. Он обратил на неё внимание, значит она его заинтересовала. Лора знала! Знала! Она не могла оставить его равнодушным. Она никого никогда не оставляет равнодушным!

Примерно через пол часа, мужчины громко и весело смеясь, покинули заведение. Больше их взгляды не встречались. Больше он на неё не смотрел, даже на выходе.

Примерно ещё через пол часа, девушки тоже решили разъехаться. По домам, без продолжения вечера. Лора вообще не любила ночные тусовки, ей были больше по душе посиделки в модных кафе и ресторанах до полуночи.

Подруги пошли в дамскую комнату. Лора, оставшись одна у гардероба, накинула на плечи пиджак от костюма. Она оглядела себя в зеркало, и убрала волосы за уши. Улыбнулась.

– Красивая, – раздался мужской голос, – Я не совру.

– Врешь, – она повернулась и осмотрела Кирилла с ног до головы, – Вы все однажды соврёте.

– Уходишь, даже не попрощавшись? – он облокотился на стену, скрестив руки на груди.

– Я и не здоровалась, если ты не заметил, – она игриво ухмыльнулась, Лора всегда общалась с мужчинами флиртуя, в этом была она вся.

– Забавно тебя отшил сегодня женатик, – бармен криво усмехнулся, – Не по зубам оказался?

– Ты теряешь субординацию, – Лора разозлилась не на шутку, она недобро прищурила глаза, – Твоё место за баром, я постоянный гость, не подруга. Не забывай об этом.

– А то пожалуешься руководству? – он оттолкнулся от стены и попятился назад, смотря на неё, – Всего вам доброго, надеюсь вам все понравилось?

– Постой, – произнесла она, копаясь в сумочке, затем подошла к нему, и своей тонкой ручкой положила в нагрудный карман клетчатой рубахи пятьсот рублей, – Это тебе на чай.

Теперь его унизила она, указав на его место. Довольная собой, смотря на него снизу вверх, девушка ждала реакции. Он откинул челку в сторону, поклонился головой, развернулся и ушёл.

– Кирилл? – раздался голос Даши сзади.

– Да, хотел узнать, все ли нам понравилось, – Лора улыбнулась подругам. – На чай ему оставила, не переживайте.

Девушки вышли на улицу. Даша и Анна хотели поехать в караоке, но Лора данные развлечения не любила, и отказалась.

На улице было уже тепло, лишь прохладный легкий ветер, указывал на начало мая. Весна. Все расцветает и оживает. Лора тоже хотела расцвести, она безумно хотела ярких эмоций. Девушка медленно шла вдоль улицы к припаркованной машине, слушая стук своих каблуков.

Кирилл. Как ей хотелось вцепиться сейчас в его смазливое лицо. Впервые она получила от мужчины отказ, и он ткнул её в это лицом.

– Забавная, – снова потревожил её мужской голос со стороны дороги.

– Вы? – Лора осмотрелась по сторонам, а потом снова посмотрела на мужчину в дорогом автомобиле. – Надеюсь вы решили извиниться за свой тон?

– Давай считать так, – он кивнул головой и посмеялся, – Садись.

– Я на машине, – растерявшись, ответила она.

– Ну и что? – он пожал плечами.

Лора улыбнулась, медленно, но красиво подошла и села в машину, в которой так вкусно пахло. И как же вкусно пахло от него. От близости этого мужчины, все вокруг трепетало. Рядом с ним она чувствовала себя словно в опасности, но опасность другая, она будоражила. Взрослый, сильный, мужественный. Становилось неловко от его близости, и это тоже приносило особое удовольствие.

– Подвезу тебя домой? Можно? – спросил он и улыбнулся широкой улыбкой.

– Мы даже не знакомы? – она смотрела прямо на него, наслаждаясь происходящим внутри себя, – Я Лора.

– Лора, – повторил он, смотря на неё в ответ, – Давай допустим, меня зовут Марк.

– Марк, – Лора сразу почувствовала подвох, но это его право, и кивнула головой, – Приятно познакомиться.

Она назвала адрес, он положил руки на руль и тронулся с места. Лора посмотрела на кольцо на безымянном пальце. Имя скрыл, а тот факт, что женат, нет. Она так и смотрела на кольцо, пытаясь понять, что чувствует. И понимала, что ничего не чувствует по отношению к этому.

Лора ещё не знала, что такое брак и чем он отличается просто от отношений. А что такое отношения? Люди встречаются, расходятся. Значит и с женой разойтись могут. Дети? А может их нет в браке, или дети уже взрослые?

– Со мной ещё никто так оригинально не пытался познакомиться, – прервал он молчание, – Нагло, смело, да ещё и облапала меня.

– Вела себя как мужчина? – она вскинула брови.

– Возможно, – он перестроился и отвлёкся на дорогу, – Но мне понравилось.

– Да? Я этого не заметила. Впервые я чувствовала себя так, словно я была прокаженная, а моя близость наводила отвращение, – Лора скорчила свой красивый носик.

– Я женат, – произнёс он, резко и четко, от этого тона, побежали мурашки по коже. – И я был с друзьями, с кем мы дружим семьями, кто вхож в мой дом. Я никогда не унижу свою жену, даже мыслью у этих людей, что я могу её обманывать. Я никогда не унижу себя перед ними, ставя свою жизнь под сомнение. И я был с тобой ещё ласков и терпим. Так как ты хотела бы, чтобы я отреагировал?

– Вежливо, – просто произнесла девушка.

– Вот не надо мне этих сказок, я был вежлив, просто холоден и тебя это обидело, – он снова улыбнулся, словно тирады про жену и не было вовсе.

«Женат! Женат! Женат!» – билось в её голове. Вот она и услышала это вслух от него. Надо, наверное, попросить вернуть её обратно. Она посмотрела на профиль взрослого, но словно по-мальчишески молодого мужчину. Дыхание замерло и Лора поняла, что она не хочет выходить из машины.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru