Конкурс попаданок, или Кто на новенькую

Ясмина Сапфир
Конкурс попаданок, или Кто на новенькую

Фалькон скорчил мину, будто проглотил рюмку укуса и закусил острым перцем, вскинул голову и зарядил речь, время от времени переходя на фальцет:

– Моя королева, женщина его величества Ларриса должна воплощать идеал! Чтобы я каждый день любовался на нее, восхищался совершенством. А какой идеал, если кончик носа смотрит направо. Нет, налево еще хуже. Вдруг туда смотрит не только нос, а вся невеста? Разве может моя пара так громко смеяться? У меня ездовые атарры в конюшне ржут примерно так. Но я же на них не женюсь! Почему у нее глаза разного цвета? Ах, дело в освещении? И что с того? А вдруг на балу будет такой же свет? Как я гостям объясню, что моя королева – разноглазик? А у этой вообще брови густые! Вы посмотрите! Да у меня на голове волос – и то поменьше! А это что еще такое? Она же Р не выговаривает! Как это причем здесь выговор? У меня в имени две буквы Р. Представьте, как она будет называть меня перед фрейлинами, подругами и гостями? Кололь Лаллис? И что это я колол? Орехи, в свободное от управления державой время? А у этой? Это, что грудь? Нет, я все понимаю – плохая экология, скудная пища соседних стран, дурная генетика тамошних монархов… Но у моих лакеев – и у тех грудь внушительней. Если тренируются сражаться на мечах и метать магические шары. А где у этой талия? Нет, я не имею в виду талию платья! Вы мне на девушке талию покажите…

К концу представления Фалькона, мы ухохатывались на весь зал, воображая «коЛоля ЛаЛЛиса», что с видом эксперта критикует невест. И ведь убежден, что любая мечтает стать его женой! Любая!

Шут словно поймал мои мысли, внезапно превратился в Зардиса, посерьезнел и произнес с нарочитым облегчением:

– Бедные девушки! Принцесса обязана выйти за регента, если родители так решили. Хорошо, что брат их отверг. Не то войны с соседними державами не миновать. С Татарнией мы и так на ножах. Ларрис обещал устроить тамошнего принца в наш Университет боевой магии. Но когда увидел его, предложил вначале пройти краткие курсы «для вельмож, которые весят как их особняки» с последующим лишением еды на неизвестный срок. Халлем перестал с нами торговать, разорвал все договора. И я их понимаю! Ларрис заявил, что свежие фрукты, только что с дерева – червивые или гнилые. И все потому, что увидел одну грушу с коричневым пятном. Потом оказалось, что прилип листок. Я пытался объяснить соседям, что король не от мира сего и у него случаются временные галлюцинации. Темные пятна, черные дыры, белые дуры… Я про принцесс, что, действительно, боготворят брата и расстраиваются из-за его отказа всерьез. Но халлемцы не поверили. Я бы на их месте тоже не поверил. Дастарцы отказались поставлять свои ткани. Ларрис заявил, что даже паук в его спальне ткет кружева изящней. А Фиррея вообще до сих пор шлет возмущенные письма после того как Ларрис перебил всех тиггов на границе наших государств. Это такие хищники, похожие на гигантских волков из вашего мира. Размером с носорога примерно. Принц заявил, что любой, кто ступил на нашу землю даже лапой, даже хвостом махнул, даже усом, считается диверсантом и нелегалом. Я-то в курсе, что Ларрис с детства боится тиггов, как огня. Даже кошмары видит время от времени. Но Фиррейцы не поняли, не прониклись. Короче, мы не воюем с соседями только по одной причине – они понимают, что принц-регент не в себе. По крайней мере, я им так объяснил. Временными припадками Ларриса, связанными с ответственностью, взваленной на его неокрепший ум и психику отцом. Мол, не готов брат править, вот и выпендривается, чтобы отец поменял наследника. Все же знают – по нашим законам старший сын получает трон почти наверняка. Если только не выяснится, что он не может этого сделать по медицинским показаниям. Или если не выполнит главное условие отца в момент передачи короны. И нам крупно повезло, что отец обязал Ларриса жениться! Теперь некоторые страны даже предлагают нам гуманитарную помощь. Отец сам виноват. Внушил Ларрису, какой тот исключительный. Рассказал, что в Вейливере 500 лет ждали рождения колдуна с таким даром. Вот брат и возгордился. Ну и женщины постарались. «Боже какой красивый парень! Ангелочек!» «Ой! Какой у нас прекрасный принц!» – Фалькон закатил глаза, сделал вид, что падает в обморок, но вместо этого потешно кувыркнулся назад. Обернулся к нам лицом и скопировал… колдуна-жердь.

Лицо, с печатью вселенских трудностей, пронзительный взгляд из-под слегка нахмуренных бровей и выправка шпагоглотателя, что именно сейчас исполняет свой опасный для жизни трюк. Я поразилась – насколько мастерски, почти не стараясь, Фалькон «передразнивал» самые характерные черты других. Все больше чудилось – шут – «человек без лица». Какую маску ни наденет – все выглядят естественно. Но вот что таится за чужими улыбками, взглядами, жестами – знает только сам Фалькон.

– У мальчика особенный дар, – прогундосил шут в стиле зеленоглазого жерди. – Он способен питать жизненной энергией не только разумных существ – землю, природу, воздух, которым мы дышим. Сотни лет назад наши предки именно так превращали бесплодные почвы в плодородные поля, мертвые озера – в водоемы, что кишат рыбой и прочей живностью. Воскрешали сгоревшие леса. Не зря же наша страна до сих пор почти как Оазис среди соседских держав. Новый маг с таким даром – настоящий подарок судьбы. Магия Вейливера, флора и фауна станут в сотни раз здоровее, мощнее лишь по одному желанию принца…

– Ну а природу-то принц-регент улучшил? – не выдержав, спросила Света, опередив меня всего на несколько секунд. – Надеюсь, у животных глаза одного цвета, носы не смотрят в чужую сторону и рычание на королевский титул правильное. Коррроль Ларррисссс…

Фалькон весь расслабился, превратился в прежнего вальяжного вельможу. И я вдруг поняла – что и это тоже маска. Просто мы еще не познакомились с оригиналом. И, как выяснилось чуть позже – я не ошиблась.

– Природа – единственное, что наш принц не забраковал, – с оттенком осуждения произнес шут. – Но боюсь, не потому, что добр хотя бы к братьям нашим меньшим. Просто тогда ведь придется признать несовершенство собственного дара. А разве у Ларриса есть что-то неидеальное?

– Кроме характера, манер, воспитания и вкуса? – подала голос Лариса.

Фалькон поклонился, в прежней манере – будто говорил: «Лучше и не скажешь».

– Ну а теперь, дорогие мои богини, – шут сделал размашистый жест в сторону коридора. – Слуги уже ждут вас и разместят со всеми удобствами. Пожелания есть?..

Следующие пару минут девушки высказывали «пожелания». И, похоже, Фалькон пожалел о своем предложении. Во всяком случае, вальяжная поза шута стала чуть более наигранной, неискренней, чем прежде.

Одни хотели две ванны. Другие – расположиться рядом с новой подругой – кем-то из богинь-невест. Третьи – неподалеку от Елены, чтобы выяснить – как это ей удалось не понравиться принцу вот так сразу и бесповоротно. На мой вкус, девушка выглядела ну просто потрясающе. Длинные каштановые локоны, кукольное личико, большие, широко распахнутые глаза, тонкая талия и крутые бедра. Куда уж лучше-то?

Или Елена что-то такое вытворила? Я еще не знала – насколько близка к истине… Будто Вейливер утроил мою интуицию, одарил некой особенной магией.

К сожалению, первый кастинг по глазам-носам-груди-талии мы прошли с честью. Маги расстарались. Возможно даже не без злого умысла. Хотели железно убедить короля, что дело не во внешности, не в манерах невест и даже не в их выговоре. Все до единой наши девушки произносили абсолютно все буквы, даже в матерных словах. Не картавили, не шепелявили и больше того – за словом в карман не лезли. Скорее уж за чем-нибудь тяжелым, чтобы «удивить» принца и сбежать от него куда подальше.

Так что формальных причин «забраковать» нас у принца-регента не осталось. Я опасалась лишь одного – внезапного пробуждения благоразумия Ларриса. Наследник тоже ведь в курсе – как важно ему жениться до конца года. Вдруг его светозарное высочество решит понизить планку с неземной красоты и совершенства до возможностей земной женщины? Надеюсь, на этот счет у Фалькона тоже есть дельный план. Во всяком случае, выглядело так, словно шут ни капли не сомневался в успехе заговора.

Нам оставалось лишь надеяться, что все получиться. Жить с Ларрисом в планы «достойных невест» определенно не входило.

Глава 2

Нас со Светой разместили в соседних комнатах-квартирах, объединенных общей дверью в стене. Бронзовая, с изящными узорами и ручкой в виде пасти какого-то зверя, она выглядела настоящим произведением искусства.

Как и сами апартаменты. Скажу прямо – в таких шикарных покоях мне жить никогда не доводилось. Фрески на сводчатом потолке рассказывали о том, как местные герои охотились на всяких там тиггов. Шкафы из белоснежного дерева – не белого, а именно белоснежного, восхищали тонкой вязью узоров вдоль дверец и ножек. Кровать выглядела добротной, большой и мягкой. Расшитое цветами белье напоминало о васильковом поле, лете и солнце.

В ванной я первым делом проверила то, чего могла лишиться, покинув цивилизованную Землю, без всяких там принцев и магического тюнинга. А именно – горячую и холодную воду и канализацию. Как выяснилось, Вейливер вполне себе цивилизованное королевство, и все тут на высшем уровне. Хоть сейчас заливай ванну и плескайся как рыбка. Благо объемы овальной посудины из странного, теплого металла позволяли и не такое.

Прозрачные полочки из материала, похожего на застывшую слюду, были до отказа заставлены женским арсеналом для достижения неземного совершенства. Ну земное осталось на земле… Десятки кремов, шампуней, масок, гребней из металла, слюды, дерева и кости, батарея прозрачных емкостей с разноцветными ароматическими солями для ванны…

Хм… Похоже местным женщинам и впрямь требовалась настоящая магия, чтобы хорошо выглядеть! Такое количество косметических средств я видела только в салонах красоты!

– Наташ? – позвала Света от самых дверей. – Слушай, а давай пройдемся по замку? Прогуляемся, так сказать.

 

– Зачем? – удивилась я.

– Да просто интересно! Неужели тебе не хочется узнать – кто тут еще обитает? Увидеть придворных… В конце концов, нам с ними еще на балу пересекаться. Не говоря уже о всяких там охотах и пикниках…

Глаза новой приятельницы горели таким азартом и любопытством, что я поневоле согласилась.

– И потом! Нам забыли принести поесть! Найдем что-нибудь съедобное, нажремся, как свиньи. Может принц сочтет недостойными? А? Или решит, что нас легче сослать в надел, чем прокормить? – Света улыбнулась так, что я захихикала, и мы осторожно прошмыгнули в просторный коридор.

В лицо пахнуло чем-то приятным, вроде корицы. Картины на зеленоватых стенах изображали элегантных вельмож, удивительно похожих на Зардиса с Ларрисом. У принцев четко прослеживались общие фамильные черты, которых я раньше не замечала. Упрямый лоб, мужественный подбородок, разрез глаз, который на Земле называли «персидским», густые пушистые ресницы… Первые достались наследникам трона от мужчин королевской династии, вторые – от женщин, вместе с чувственными, хоть и грубо очерченными губами.

Я даже засмотрелась… Света дернула за рукав, почти насильно оттаскивая меня от очередного красавца, что смотрел с живописного полотна ярко-изумрудными глазами принца Зардиса и даже хмурился похоже…

– Хватит уже пускать на него слюни! – возмутилась приятельница. – А то, когда встретитесь, зальете общими слюнями весь пол. Мужчина чуть нервный тик не заработал, подмигивая тебе на смотринах.

– Да ничего он мне не подмигивал! – возмутилась я не только из смущения, сколько из чувства противоречия.

Но в этот момент случилось нечто необычное. По коридору пронесся запах гари, а следом – нечто вроде сгустка синего пламени полетело в нашу сторону. Я застыла, ошарашенно глядя на неведомый предмет, ощущая, как лицо обдает незнакомым, но определенно недружественным жаром.

Сердце ушло в пятки и категорически отказалось возвращаться до окончания безобразия.

Света дернула вниз, на пол. Я распласталась рядом с ней. Каменные плиты под нами вздрогнули, растрескались и… ухнули вниз. Мы полетели с ветерком, обнаружив, что этажом ниже коридоры похожи на тот, откуда прибыли. Одна беда! Высота потолков не позволяла радоваться внезапной экскурсии. Я зажмурилась. Света крепко схватила за руку, даже пальцы свело от боли. Падение ускорилось, ветер хлестнул в лицо, обжег грудь ощущением близкой беды. Сердце заколотилось быстрее.

Света костерила на чем свет стоит. Припоминала Фалькона, Ларриса, Зардиса. Да, в общем, всех, кого она тут уже знала… Остальным доставались общие, но не менее забористые фразы.

Мда… Конечно многие поверят, будто мы покончили с собой, чтобы не выйти за Ларриса. Но куда приятней было бы «заработать» надел, чем каменной оплеухой по лицу. Перевернуться в полете как кошка мне не светило.

«Попадать это талант… А вот пРопадать – целое искусство… Теперь мы уже не попаданки, а пРопаданки… Будь оно все неладно…» – закончила свой нелитературный монолог Света и затихла.

Внезапно падение прекратилось. Прервалось в мгновение ока. И что самое удивительное, я вовсе не встретилась с камнями лицом и телом. Наоборот, меня словно приняли в теплые объятия. Объятия? Теплые? Да ведь точно же! Чьи-то горячие сильные руки крепко прижали к мускулистой груди. И та начала взволнованно вздыматься, будто неведомый спаситель слишком обрадовался моей близости. Я осторожно приоткрыла один глаз. Хотелось убедиться, что это не агония. Мозг не пытается обмануть сознание, дать умереть счастливой, воображая себя в объятиях альфа-самца из романов про попаданок… Ну а что? Чем я хуже тех, кто хамит направо и налево, учит местных выражаться как можно бескультурней и вообще вести себя как животные… И… встретилась с изумрудным взглядом Зардиса. Принц обнял посильнее, облегченно выдохнул и слабо кивнул кому-то за моей спиной.

– Светлана? – с трудом выдавила я из пересохшего горла, с облегчением распахнув второй глаз. Шею стягивал спазм, язык одеревенел, я едва дышала, зато Зардис пыхтел за двоих – грудь его вздымалась мехами, ноздри раздувались.

Вместо ответа принц снова кивнул и развернулся, чтобы я увидела приятельницу. Она уютно устроилась на руках одного из придворных. Крепкий мужчина в сизой тунике со шнуровкой на вороте и свободных черных брюках скорее напоминал вельможу, чем слугу.

Синяя лента перехватывала его длинные пепельные волосы, а лицо выглядело благородным, открытым и приветливым. Черт! Вот кого большую часть времени пародировал Фалькон! Один в один же! Свободная манера держаться, раскованная поза, уголки губ, чуть приподнятые в загадочной улыбке.

– Не переживайте, все хорошо, – дважды прочистив горло произнес Зардис. – Мы донесем вас до ваших покоев.

Я чувствовала, что вполне в состоянии дойти до комнат сама. Но какая же женщина не захочет, чтобы ее несли на руках? Особенно привлекательный мужчина, от которого к тому же весьма приятно пахнет. Не как от жеребца, что проскакал уже не один километр – разломанными огурцами и кунжутом.

– Простите, – вдруг опомнился принц, не дав мне согласиться. – Разрешите представить – аррен Валькант. Аррен – это наш титул. По земным представлениям он равен герцогскому.

Улыбка Светы засияла, едва Зардис озвучил родовитость второго спасителя. Теперь она уже не просто косилась на Вальканта с плохо скрытым удовольствием – прямо и откровенно строила ему глазки. Не дождавшись вразумительных ответов, мужчины, похоже, решили, что мы слишком растеряны и напуганы. Многозначительно переглянулись и торопливо двинулись вдоль по коридору.

Немного попетляв, он вывел нас к широкой лестнице со стройной балюстрадой перил. Два длинных пролета, один короткий, несколько метров пути – и мы возле знакомых дверей.

Мужчины вошли в мою квартиру, потому что именно туда упорно тыкали пальцами мы со Светой.

Два пухлых серых кресла, обтянутых тканью, похожей на флок, словно ждали нас с распростертыми объятиями.

Мы с приятельницей выдохнули, распластались на сиденьях, не сводя глаз с молчаливых спасителей. Мужчины немного помялись посреди комнаты, будто решали – уйти или остаться. Зардис уперся взглядом в мое лицо. Видимо, искал подсказку там. Но нашел в лице Светы. Подруга взъерошила черные волосы и предложила:

– Ребята? А, может, чайком напоите? Или что тут у вас пьют? Мы пока не разобрались. Слишком увлеклись… эмм… Почетными знакомствами и полетом на нижний этаж…

Мужчины переглянулись, с явным облегчением закрыли дверь и рванули в сторону кухни. Светина ирония не оставила их равнодушными – до нас долетели сдавленные смешки.

Их сменило журчание воды, звон чашек и спасители вернулись с красивым столиком на колесах. Ажурные металлические ножки походили на стилизованных львов, что передними лапами держат столешницу. А та переливалась, словно перламутровая раковинка.

Чашки с чайником напомнили мне дорогой бабушкин фарфоровый сервиз. Она доставала его только по особым праздникам, и однажды чуть не убила деда за надтреснутое блюдце.

Тончайшие серебристые узоры по краям, искусная роспись с томными девами, изящные ручки. Ну да… все-таки что-то королевское тут есть.

Мужчины налили нам ароматного напитка, похожего на травяной чай и несколько минут в комнате царила глубокая тишина… Зардис с Валькантом отвар не пригубили, лишь устроились в креслах напротив и наблюдали.

Аррен принял вольготную позу, закинул ногу на ногу и чувствовал себя, кажется, совершенно свободно. Как и пародировал его Фалькон. Чего не скажешь о Зардисе. Принц вытянулся струной, суровое лицо превратилось в непроницаемую маску. И только удлиненные зрачки его стремительно расширялись, все больше скрывая удивительную изумрудную радужку.

Хм… Главное чтобы не просверлил во мне дырку взглядом. Еще немного – и это станет почти реальным.

Когда молчание начало действовать на нервы, Света нашлась первой:

– Скажите, а это такая проверочка? Местный аттракцион смерти? Кто выжил, уже и принцу-регенту в качестве мужа обрадуется? – спросила она в сторону Вальканта. Реплика пришлась как нельзя кстати. Аррен хохотнул, Зардис слегка расслабился, позволив себе вымученную улыбку.

– К сожалению нет. Боюсь, это диверсия.

– Отвергнутые принцессы вернулись, чтобы отомстить за свои кривые носы и мужскую грудь? – не сдержалась я. Света довольно кивнула.

Мужчины обменялись понимающими взглядами и расхохотались.

– Эм… Нет. Похоже, кто-то из придворных, приближенных к королевской семье, затеял что-то нехорошее, – быстро посерьезнел Зардис. Валькант слегка поменял позу, но выглядел по-прежнему очень уверенно.

Кто-то… что-то… Информированность королевской семьи не радует. Будем надеяться, в ближайшее время выяснится – что к чему. Ходить по дворцу в каске, с парашютом за спиной, как Штирлиц из знаменитого советского анекдота как-то не слишком приятно. Хотя, возможно, высокородный жених решит, что таких странных невест стоит забраковать без отбора? А то мало ли что взбредет им в голову? Придут на бал в буденовке и красноармейской форме. Или того хуже – приедут на танке, в доспехах средневекового рыцаря прямо поверх вечернего платья, декорированного гранатами? Боевыми? Объясняй потом заморским послам, что королева сошла с ума тихо, а не буйно. Не набросится, не покусает от переизбытка чувств… Не заразит своим безумием всех вокруг…

Хм… А это мысль!

Свету путаные объяснения принца не смутили, она продолжила тренироваться в язвительности. А может просто выплескивала эмоции. Все-таки пережили мы за этот день больше, чем некоторые за долгую жизнь. Угодить в другой мир, где магия в порядке вещей, а принцев пруд пруди – само по себе уже невероятное событие. Если, конечно, ты не героиня фэнтези или шестой палаты желтого дома. Но мы-то еще полетать умудрились, упасть прямо в объятия титулованных красавцев!

– Кто-то затеял что-то нехорошее… Избавить нас от «завидной» участи стать невестами принца? – заломила бровь Света. – Он вообще гуманист, этот придворный. Просто очень своеобразно мыслит.

Мужчины рассмеялись снова. Зардис чуть подался вперед, и лицо его просияло приветливой улыбкой.

– Нарра, если вы только захотите, я объясню, как досадить брату и при этом не показаться эм… недостойной королевского титула.

Валькант посмотрел на друга вначале с удивлением, а затем и с пониманием. Словно неожиданно вспомнил какую-то тайну. Света многозначительно хмыкнула, а я едва удержалась от вопроса – он прямо вертелся на языке. Зардис что, намекает на свою кандидатуру? Как короля и моего жениха?

Вместо этого я откинулась на спинку кресла, допила чай и уточнила:

– То есть вы поможете нам выглядеть достойно и привлекательно, но оттолкнуть принца?

Зардис охотно кивнул и выдохнул с облегчением. Похоже, он опасался того самого вопроса. Некоторое время мы хранили молчание. Валькант со Светой переглядывались так красноречиво, будто вслух обсуждали меня и Зардиса. Принц замер, пытливо вгляделся в лицо и вдруг спросил:

– Нарра, вы ведь не откажитесь от моего сопровождения на королевских смотринах?

Валькант окинул приятеля странным взглядом, словно впервые увидел его. Заметно озадачился и даже чуть напрягся – впервые за время нашего общения. Принц обернулся к аррену, твердо кивнул, отвечая на немой вопрос и резко встал.

– Думаю, девушкам надо отдохнуть. Слишком много потрясений на сегодня, – сказал с поклоном.

– Простите. Вы это про свидание с принцем-регентом? Или падение? После свидания падение уже не так меня напугало. Сказался, видимо, легкий шок от общения с будущим монархом, – Света ласково улыбнулась Вальканту, аррен ответил тем же.

Мужчины обменялись хитрыми взглядами, и Зардис обратился ко мне:

– Вечером пришлю слугу. Скажете, когда вам удобно получить от меня… хм… рекомендации. Готов в любое удобное для вас время.

Валькант поклонился Свете и дополнил:

– А я просто приду повидаться.

С этими словами мужчины покинули комнату, а Света отхлебнула чаю и шепнула:

– Принц просто душка. Еще бы чуток расслабился…

– За него это делает Валькант, – парировала я. – А Зардис – мужчина серьезный.

– Ну да. Всерьез отбивает невесту у брата, – хихикнула Света и добавила почти печально. – Хотя я бы предпочла, чтобы он отбил у Ларриса кое-что другое. Судя по его мускулатуре, Зардису это вполне по силам.

Я возмущенно сверкнула глазами и Света тут же добавила:

– Память, я имею в виду, память! А ты о чем? О способности рождать нужных магов? Нельзя же так вредить почти родному уже королевству! Пусть себе размножается… Еще лучше – станет донором семенной жидкости. Ну не жертвовать же бедными женщинами!

– А если серьезно, считаешь, придворные задумали нас убить? – обратилась я к Свете.

Она небрежно отмахнулась.

– Не думаю. Скорее они пытались навредить Ларрису или кому-то еще из местных. Убить вряд ли. Большинство здешних придворных так просто не прикончить. По крайней мере, мне так кажется. Они же маги! Поменял направление полета, грохнулся на диван, приземлился в кресло. Создал воздушную подушку. Притормозил падение… Да много чего можно сделать, если ты колдун, а не женщина из другого мира, даром что богиня во всех своих проявлениях. Похоже, тут есть другие желающие занять трон или совершить переворот. И пока все заняты отбором, идиотизмом принца, который уже не лечится, кто-то под шумок затеял рискованную игру.

 

Я пораженно приподняла брови.

– Ну а чему ты удивляешься? – Света налила нам еще чаю и хитро прищурилась. – Я смотрела несколько сериалов про придворные интриги. Там тоже королей смещали, принцев сажали на трон… Травили всех почем зря, убивали на охотах и всяких других развлечениях… Зря, что ли забивала голову этой ерундой? То есть дома думала – зря. Чисто ради отдыха, чтобы убить время. А теперь понимаю – я просто настоящая провидица! Богиня прорицателей! Во как! Тебе можно даже не кланяться.

Она ткнула пальцем в потолок, хихикнула вновь и посерьезнела:

– Считаю, нам надо держать ухо востро.

Я согласно кивнула. Рассуждения приятельницы походили на правду. Многие подумали бы, что диверсия связана с Ларрисом. Но зачем? Все ждали, что жениться у принца не получится и престол освободится сам собой. Не-ет! Видимо, на самом деле, кто-то решил тихой сапой захватить власть или что-то еще. Мне почему-то казалось – дело не в троне, не в бедных королевских невестах, а в чем-то другом. В том, чего хотелось бы многим соседским державам, и ради чего они еще терпели придури Ларриса, прикидываясь, что верят в его невменяемость.

Внезапно мы со Светой переглянулись и озвучили одинаковые догадки.

– Наверное, принц может навредить соседской природе, также как улучшает свою!

– Фалькон об этом не говорил. Но будем рассуждать логически. Если магия Ларриса действует на флору-фауну и даже на воздух с водой, то почему только в сторону улучшения?

– Точно! – Поддержала Света. – Тогда понятно, почему соседи еще не рассорились с Вейливером в пух и прах. А вдруг им требуется срочно подпитать природу? Ну там ядерные испытания, вырубка лесов…Королевская охота с массовым уничтожением зверья со странным названием. Может принц-регент не один такой в здешнем мире? Или это заразно?

– Очень даже может быть. Но тогда получается, Ларриса пытались пленить, а вовсе не убить!

– Согласна! Давай-ка еще почаевничаем. Вдруг ужина не предвидится, и нас держат на голодном пайке, чтобы не растолстели? – предложила Света. – Мало ли? Может здешняя магия действует только до первой обжираловки? А потом хрясть – и ты опять не богиня! Тогда стоит запомнить методику. На крайний случай. Вдруг Ларрис все же нас выберет? Кто ж его знает… От такого чего угодно ждать можно.

Но в эту минуту в комнату постучали.

– Войдите, – разрешила я.

Вначале в помещение ворвались запахи. Сладкие, острые, пряные, сытные они заставили желудок сжаться тугим узлом. Затем появились кушанья на подносах и два новых столика, похожих на наш. Утка в золотистой корочке, румяные булочки, аппетитные кусочки запеченного картофеля, манго с пухлыми красными бочками, спелые гроздья винограда – черного и зеленого. Света даже облизнулась. Столы нам сервировали быстро и почти бесшумно. А когда королевская прислуга исчезла, мы с приятельницей отдали должное трапезе. Ужину, скорее всего. За сводчатыми окнами занимались синие сумерки. Высокие жемчужины фонарей вырывали из тьмы аккуратные кроны деревьев. В небе появился призрачный силуэт Луны, похожей на земную. Мда… А сегодня тут полнолуние. Так вот почему принц особенно невыносим, а заговорщики так сглупили! Не стоит упускать из виду лунный цикл и его влияние на неокрепшие умы и психику! Что ж… в полнолуние Фалькон притащил в Вейливер пятнадцать ведьмочек… Символично. Надо бы подтвердить это гордое звание, чтобы Ларрис и думать о нас забыл… Готова даже показательно реять на метле под окнами принца-регента. А потом залететь в окно Зардиса… случайно… И потребовать место для парковки. Посмотрим – как надолго хватит его выдержки.

– Ну! За наш новый дом! – воскликнула Света, дожевывая утиную ляжку, и подняла чашку с чаем, как бокал с вином. Я повторила жест приятельницы, мы чокнулись и вернулись к яствам.

Как истинные женщины и порядочные попаданки, часа за три мы с новой приятельницей обсудили все. Принца, дворец, обычаи новой страны, магию и собственное не слишком радужное прошлое. Фалькон не ошибся в выборе «достойных богинь». Мы со Светой оказались одинаково бесприютно одинокими женщинами, с кучей проблем на работе из-за собственной доброты и порядочности. «На Земле с честью и совестью не проживешь» – мысленно перефразировала я присказку из любимого в детстве фильма – «31 июня». Лучше чтобы судьба наделила тебя подлой душонкой и способностью переходить все на свете границы. Вот тогда безграничное богатство и безудержный успех гарантированы. Свету, как и меня, наказывали за безграмотность коллег, которые успевали перевести стрелки или настрочить анонимки. Никто не ждал ее дома к ужину, никто не выбегал навстречу с криками: «Мама вернулась!». И все же ни она, ни я не унывали, шли по жизни с высоко поднятой головой и верили в лучшее. Видимо, таких вот безумных, но несчастных оптимисток и набирал для конкурса Фалькон.

На судьбу мы сетовали недолго. Слегка порыдали друг другу в жилетки и вернулись к более интересным темам.

– Вот что мне здесь нравится, так это то, что ни один козел безрогий, ну мужчина, мужчина… не спросил – девственницы ли мы, – сообщила Света так, словно, на самом деле, часа три распивала со мной вовсе не чай, а что-то покрепче. Даже глаза ее сверкнули пьяным азартом.

– А ты уверена, что маги… не починили и… нашу девственную плеву тоже? Ну устранили очередное несовершенство… – спохватилась я. Вот даже странно что я, человек со вторым образованием медсестры, не подумала об этой детали. А Света, бывшая учительница русского и литературы вспомнила почти сразу же.

Приятельница уронила взгляд на свой живот, словно могла просветить его как рентген. С минуту сидела неподвижно, а потом отмахнулась.

– По-фи-гу! Вот займемся любовью в этом мире, тогда и узнаем. Сюрприз будет.

Я аж вздрогнула, вспоминая, как сама лишилась девственности. И ладно бы меня предало тело, как героинь романтического фэнтези, захотело побольше и подольше. Вымотало, бессовестное, мужчину до невозможности.

Так ведь нет! Ничего кроме боли не помню. Свете, похоже, повезло чуть больше.

– Да ла-адно! – ободряюще похлопала меня по плечу приятельница. – Три минуты страха – и ты в дамках. В смысле уже не девушка – а дама. Кстати, мне кажется, или обычные попаданские способы избавиться от принца тут не прокатят? Ну там подзаборное хамство, хабалистость, попытка обучить местных всему самому худшему в родном мире?

Я кивнула. Сама об этом задумывалась.

– Боюсь, что так. Нам ведь еще при дворе оставаться. В качестве богинь с наделами. Значит, мы должны вызывать у аристократов уважение, а не жалость как пострадавшие от произвола принца. И уж точно не возмущение нашим бескультурьем и отсутствием хороших манер.

– Мда, задачка, – почесала затылок Света. – Обхамить принца с ног до головы было бы гораздо легче. Наступил на горло собственной интеллигентности учителя в седьмом поколении, вспомнил словари ругательств… и… пошло-поехало… Тем более, каждая сделает это с превеликим удовольствием. От щедрот души! Как считаешь, что такое натворила Елена, что Ларрис тут же отправил ее на курорт? Так сказать, отстранил от конкурса?

– Очень надеюсь это выяснить. Поэтому и запомнила, где ее поместили. Уверена, вместе мы найдем дорогу.

– Конечно, найдем. Не сами, так с помощью местных рыцарей. Вернее, моего рыцаря и твоего принца. Тем более, он обещал полную и детальную инструкцию. Как отвадить Ларриса и при этом выглядеть достойной королевства. Себе в жены готовит, не иначе.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru