Litres Baner
Его непокорная пара

Ясмина Сапфир
Его непокорная пара

Пролог

Артар Ревский, глава поселения медведей на Красном море, главный держатель территории

– Да пойдем уже, посмотришь! Даю слово – не пожалеешь! Там такое шоу! Ты даже представить себе не можешь! Это просто нечто! Иначе и не скажешь! – Ренат так старался уговорить Артара. И зачем? Поглазеть как изгаляются возле стриптизерш туристки? Дамочки, что изнывают от скуки… Вертихвостки, которым нечем заняться на карантине… Собирают «объедки» мужского внимания – то, что осталось от экзотических танцовщиц?

Артар рыкнул и усмехнулся.

– Не хочу. Вечером закажу себе Танку. И вот она лично для меня станцует так, как мне нужно. Зачем вообще Захар выдумал этот дурацкий танцевальный конкурс для туристов?

Один из «держателей» поселения оборотней здесь, неподалеку от побережья Красного моря, частично «отжатого» двусущими у арабов, не любил развлечения «для всех». Он предпочитал эксклюзивность.

Да и уединение собственного дома больше любил, чем все эти кучные места, где похоть льется рекой, а вожделение тяжелой дымкой витает в воздухе.

Ррр… Это было не для Артара. Выставлять напоказ инстинкты, словно животное. Это больше в духе людей, чем оборотней. Как бы странно ни прозвучало.

– Говорю тебе! Эту стоит увидеть!

«Эту»? Вот теперь Артар заинтересовался. Да и небрежное «эту» Ренат произнес так, словно рассказывал о чем-то выдающемся. Даже не так – волнующем, потрясающем, восхитительном.

Вот уж… умеет удивить.

Таким тоном повествовать о дамочке, которая решила покрутить задницей? И помахать сиськами?

– Знаю, ты не любитель подобных мест. Просто эта штучка… Аурная драконица – нэнги… Ну правда, стоит того, чтобы наплевать на собственные правила. Артар! Просто поверь! Я ни за что не стал бы звать тебя, если бы не такая… Такая…

Ну надо же! У Рената, что, слов не хватало? Чтобы описать обычную женщину? Да ладно!

– Туристка? – вскинул густую черную бровь Артар.

– Да.

– Я не люблю нэнги.

Артар слегка зарычал, вспоминая последний разговор с главой всемирного клана аурных драконов.

Генрих! Это ж надо было так назвать мужика! Как какого-нибудь слащавого человеческого короля тринадцатого века. Еще бы Людовиком обозвали! Или Франциском. Смертным на смех!

Да и вся структура нэнги какая-то смешная. Игрушечная, что ли. У остальных оборотней сотни кланов и каждый живет на своей территории. У этих «все не как у людей». Один глава на всех аурных драконов. А нэнги рассыпаны по миру, как бусы по полу после разрыва нити.

– Если пожалеешь, я тебя больше никуда с собой не потащу! Даю слово!

Черные глаза Рената сверкали словно алмазы. Радужки пошли рябью, будто внутри ток пробегал.

Проняло мужика, сразу видно. Ренат перекатывался с носков на пятки и так улыбался… Артар еще ни разу не видел, чтобы бета скалился с такой откровенной похотью на лице.

Мда. То ли на него так карантин подействовал, то ли эта нэнги, и правда, та еще штучка.

Артар усмехнулся в сторону беты.

– Знаешь ли, потребуется нечто большее, чтобы заставить меня поглазеть на то, как туристки изгаляются у шеста. Я и на специалисток, так сказать, стриптизерш не смотрю… Есть варианты? – приподнял бровь альфа.

Ренат усмехнулся. В глазах вожака он видел азарт, который трудно переоценить.

Ну да. Развлекаться так на полную катушку. Гулять так гулять! Как выражаются люди.

– Хорошо-хорошо! Если она тебя совсем не зацепит – я станцую в одиночном мужском конкурсе? Идет?

– Да-а-а! – довольно зарычал вожак.

– Но! – бета тоже умел торговаться. И лицо его сейчас выглядело почти также, как у арабских торговцев на рынке. Хитрющее, предвкушающее… – Если она понравится тебе, зацепит, ты захочешь ее… Сам знаешь, от оборотня подобного не скроешь… Я даже, не видя, по запаху учую…

– Ну? – Артар не любил долгих хождений вокруг да около. Прямо как на переговорах с нэнги. Эти вечно ужами извивались. Драконы, чтоб их!

– Если захочешь ее, сам станцуешь с ней в парном конкурсе!

Альфа аж брови приподнял. На минуту задумался.

Закатить клоунаду всему поселению? Это будет потеха!

Впрочем… Вряд ли нэнги его заинтересует. Да нет, однозначно он выиграет и посмотрит, как Ренат косолапит на танцах. Чего-чего, а этого бета никогда не умел.

Хоть какое-то развлечение. А то карантин уже все мозги проел.

Поселение трещало от туристов. Новые прибыли незадолго до закрытия санитарных кордонов, а старых некуда было выселять. Потому, что домой они пока улететь не могли.

Не принято у оборотней вышвыривать своих на улицу… Не люди, все же… Все ж таки нелюди…

Пришлось задействовать все ресурсы. Даже некоторые частные дома отдать под нужды приезжих.

Опять же – еда, опресненная вода, лекарства… Ррр…

– Идет! – рыкнул вожак…

…Артар нехотя зашел в зал стриптиз-клуба своей обычной стремительной походкой.

И, даже не ткни Ренат в сцену пальцем, все равно бы залип. Сунул руки в карманы, прислонился к стене и замер – весь превратился в наблюдение.

С первых минут стало ясно – придется вспомнить, как выписывать «па» ногами.

Он уже проиграл Ренату. С первой минуты. С первого взгляда.

Но это сейчас занимало Артара в последнюю очередь. Как ни странно.

Главным сейчас стала она…

Гибкая, стройная нэнги, казалась тут чем-то возмутительно-чужеродным. Словно ангел на празднике адских демонов.

Направленные на нее ушлыми ребятами из обслуги клуба лучи света искрились, ластились к гладкой, нежной коже. Скользили, пока женщина выделывала совершенно не привычные тут, грациозные, почти балетные «па». Это была гремучая, дикая смесь соблазнительности и невинности, от которой в голове мелькали пьяные, совершенно нелепые фантазии.

Стриптизерши вокруг казались грубой подтанцовкой. Хотя изо всех сил старались перетянуть канат внимания на себя. Надо отрабатывать то, за что им платили. Дабы посетители захлебывались от похоти, пускали слюни, как озабоченные дебилы.

Но куда им!

Высокая попка нэнги напрягалась, сжималась, когда та легко и непринужденно садилась на шпагат. А потом вдруг подскакивала, когда драконица ловко поднималась на ноги. Без помощи рук. Пышные, тяжелые груди зрелой женщины тоже вздрагивали, слегка подскакивали. Будто рвались наружу из плена белья и тонкой белой футболки с совершенно целомудренным передом и вызывающе голой спиной.

При этом синяя драконица улыбалась маленькими, нежными, как нераспустившийся бутон губами. И обводила зал взглядом с поволокой. Под таким таешь, словно мороженое. Стекаешь мозгами в ширинку и звереешь от плотского голода по женщине. По конкретной, этой самой чертовке!

Нэнги есть нэнги. Артар уже сталкивался с этими оборотницами. С детскими, кукольными личиками и формами, которые так и тянули на распущенность.

Но с этой точно было что-то не то. Не так… Однозначно.

Потому, что Артар даже не услышал, как Ренат что-то спросил. Бета и старый друг потряс за плечо, и шепнул в ухо:

– Ну что? Вау? А?

Только после этого альфа вздрогнул и немного очухался.

Мать твою! Как будто оглушила! Ошарашила! Одурманила наркотиком.

Артар обернулся на Рената и громкая, быстрая песня рубанула по ушам оборотня. Даже странно, что прежде альфа ее не слышал. Не слышал ведь, мать твою!

Следом в носу засвербел запах сильного алкоголя. А потом догнали медведя и тошнотворные запахи: пота, похоти, во всех ее видах и формах, какой-то пережаренной еды и смешанного с потом парфюма.

Артар поморщился и потер переносицу.

Бросил быстрый взгляд на сцену. И… все вновь исчезло.

Розоватый туманный свет, выпущенный работником сцены, окутал нэнги. Облизал, словно изнывающий от жары турист палочку с замороженным фруктовым соком.

Ее глянцевая кожа теперь казалась еще более гладкой, а изящный изгиб голой спины еще более незащищенным…

В ней сочетались уязвимая хрупкость, что вызывала одно лишь желание – защитить, заслонить своим телом от любых бед и неоново-яркая сексуальность, которая тоже вызывала одно лишь желание… Только уже совершенно другое.

Артар это очень хорошо на себе прочувствовал. И даже проанализировал бы, если бы вся кровь не стекла из головы совершенно в другое место. Вызывая ощутимый дискомфорт. Потому что обычно в таком состоянии Артар уже был без одежды… И в куда более уединенном месте…

Нэнги вдруг окинула взглядом помещение еще раз и словно прожгла дыру в груди медведя. Будто помогала выпустить сердце Артара на волю. Оно так колотилось, будто вот-вот выдернет ребра с корнем…

И… плюхнется под ноги нэнги.

И ведь Артар прекрасно понимал, что нэнги совершенно не видит «публику». Свет слепит тех, кто на сцене, чтобы не отвлекались, не сбивались с ритма, не думали о том, кто и как на них реагирует…

Но взгляд этой чертовки все равно пришпиливал к месту. Словно копье, что пронзило грудь и тело насквозь.

И Артар, который уже сотни лет не исполнял чужие приказы, послушно замер возле стены. Вербер, который никогда в жизни ничего не боялся, испугался, что сморгнет – и видение исчезнет.

Просто растает как розовый туманный свет…

Ворвись сюда сейчас вооруженные до зубов соседи, люди с их плазменными пушками или еще кто… Артар заметил бы только рухнув со смертельным ранением. И… наверное, воскрес бы от одного ее взгляда.

Бред, полная хрень, но так он чувствовал…

А чувствовал он еще как!

Глава 1

– Да бро-ось! Давай развлечемся! Это же ерунда! – Люда подмигнула и скинула кофточку, оставшись в одной тонкой майке и кожаных легинсах. Кивнула в сторону сцены.

Там как раз извивались, крутили телесами и выставляли напоказ выдающиеся части тел туристки и стриптизерши вперемежку. Вот такое забавное развлечение для тех, кто угодил под карантин. Наверное, владелец счастлив от своей задумки. Ну еще бы! Столько бесплатных танцовщиц у шеста! Только прогоняй!

 

Танцевальный конкурс проходил в несколько этапов. Первый: туристки против стриптизерш. Второй: мужской, среди брутальных оборотней. Третий женский, скажем так – вольная программа, уже без необходимости переплюнуть извивающихся у шестов стриптизерш. Четвертый – парный, для тех, у кого есть партнер. И наконец – последний. Танцуй, как хочешь, но зажги так, чтобы публика загорелась…

Четвертая неделя карантина психологически добила многих. Оборотни и люди буквально сходили с ума.

Новый вирус пронесся по миру стрелой, уложив одним выстрелом миллионы и запугав всех до чертиков. А нам с Людой как раз повезло поехать в уединенный морской кемпинг. Отдохнуть. Отдохнули, называется!

Запертые здесь, среди оборотней и людей, когда уже даже от плавания начинало подташнивать. Не говоря уже об однообразной природе бывшего Египта. Пальмы, пальмы и снова пальмы…

Фикусовые деревья и снова пальмы. Выжженная трава везде, где не поливают. И пестрые удлиненные цветы вьюнов.

Невзрачные жилые дома и гиганты отели…

Казалось, они мне уже во сне сниться будут…

Вот Люда и потащила меня сюда. В место для развлечений развращенных богатеньких альфачей: что полузверей, что людей.

– Да пошли! Ты же занималась балетом! – не унималась подруга. Дергалась, прямо вся подстраивалась под ритм в предвкушении.

Я оглядела публику. Пьяные, развратные рожи так на всех и пялились. Даже на нас. Хотя мы не входили в «меню» доступных местных женщин.

Были и трезвые. Они глазели на все сверкающими глазами. В основном, кстати, оборотни. Медведи, волки, лисы.

Нэнги – аурные драконы, вроде нас, по-прежнему оставались большой редкостью. При обращении нэнги словно оказывались в центре фантомного гигантского ящера.

Я все же заметила тут парочку сородичей. Они сидели отдельно. Обособленно. Мелкими глотками цедили красное вино и смотрели на остальных так, словно это насекомые у их ног. Так и хочется раздавить! С хрустом расплющить подошвой… Но, полезные же твари! Убивают вредителей, опыляют растения. И вообще – защищены «красной книгой» – законами нового Объединенного государства.

Странного мирового сообщества людей и двусущих.

Люда поднялась с кресла, собирая на себя ненужные взгляды. Двинулась к сцене, подманивая меня пальцем.

Но вдруг приостановилась и предложила:

– Давай так. Если ты сейчас тут со мной станцуешь… следующие недели, сколько бы ни продлился карантин… я тебя больше не поведу в подобное заведение.

Мда-а-а… Даже здорово навеселе эта женщина знала, как добиться желаемого!

Люда была, что называется – воротилой современного бизнеса. Причем работала в мужской вотчине – в сфере высоких технологий.

Когда оборотни вышли из тени и образовалось общемировое государство, наука и техника резко рванули вперед. Оказывается, двусущие куда больше поднаторели в этой части, нежели люди. С одной стороны – странно. С другой – нет. Оборотни многие столетия скрывали свое существование. И для этого им требовались определенные фишки. Которых становилось все больше и больше.

Я еще помнила времена, когда жила в России. И узнав про свою вторую ипостась в уже весьма зрелом для человека возрасте, училась скрывать ее. Прятаться от людей, когда требовалось полетать или просто обратиться, «выгулять» ящера…

Теперь все выглядело проще, но и сложнее.

Люди боялись нас. И мир опутали два государства, делящие одни и те же территории прежних стран. Буквально квартал за кварталом.

А теперь вот еще эта эпидемия. Которая косила людей, но не двусущих. Из нашей крови делали вакцины и отношения между расами стали еще более напряженными.

А постоянно вводимые то тут, то там карантины, дергали нервы обеих рас как ошалелый гитарист струны, после чего те уже только рвутся.

Не удивительно, что мы все устали от этого и немного спятили. Да. Все. Даже я.

Наверное, только поэтому я согласилась на предложение Люды. Уже представляя, что завтра мы снова пойдем на пляж, затем в кафе, а потом – и на местные танцульки. Так, подрыгать попой.

А после посидим на балконе, откуда открывался чудесный вид на лазурную морскую гладь, покрытую мелкими барашками волн. Возможно, сыграем в карты. А может будем лениво скользить взглядом по строчкам какого-нибудь бульварного романа в сети. Про оборотня, который захватил женщину и не отпускает ее, пока та не согласиться стать его собственной.

То, что очень любят читать женщины.

Я быстро взобралась на сцену. Бросила Люде кофточку и, оставшись в тонкой майке и черных лосинах – любимой форме одежды – попыталась поймать музыку.

Она вела. Как всегда ведет танцора мелодия. Даже если она не совсем «твоя». Не такая как тебе нравится.

Из мощных динамиков гремело нечто зажигательное, вроде латинской музыки и высокий женский голос пел на незнакомом мне языке. Не новом – общемировом.

Музыка, как всегда, подсказала и я начала двигаться. Бедрами, руками, ногами. А потом и вовсе – разошлась. Садилась на шпагат, поднималась. Взмахивала руками, как крыльями, плавно поводила бедрами…

Я не видела публику. Свет, льющийся на сцену, не позволял разглядеть лица зрителей. Они казались пестрой, бесформенной массой.

И слава богу! Я не ведала, как меня оценивают. Возможно, как дешевую подделку по сравнению с местными бриллиантами – опытными стриптизершами.

Но я отрывалась по полной.

Мне даже понравилось.

И мне было плевать, что там думают или чувствуют посетители.

Главное драйв, главное движение…

Наверное, я вошла во вкус… Потому что совсем потеряла счет времени.

Нэнги очень выносливы. Но когда усталость все же взялась свое, я спустилась со сцены. И тут же ко мне приблизился громила-охранник. Один из немногих верберов, что работали тут в службе безопасности. Остальная прислуга состояла из волков и лис.

У охранника были пронзительные светло-зеленые глаза и самая квадратная челюсть из всех, что я видела. Темно-синяя униформа из футболки и штанов на военный манер, два ствола в кобуре: на поясе и под мышкой и короткий ершик светлых волос. Их цвет я определить не смогла. Вероятно, пепельно-русый.

Этот верзила мало отличался от остальных охранников своей расы. Но что-то этого медведя все же выделяло. Даже не знаю. Не могла определиться.

Кажется, поведение. Он вел себя и выглядел так, словно тут всеми командует.

Несколько коротких жестов – и остальные охранники, что дежурили возле сцены со стриптизершами, охраняя девушек от слишком уж страстных клиентов, моментально отошли чуть подальше.

Пара подобных движений – и официантки, которые собирались пройти мимо нас, резко сменили курс и двинулись другими маршрутами.

Люда приблизилась и притормозила рядом со мной, переминаясь с ноги на ногу.

– Алия Менге?

Я только кивнула. Ничего удивительного. Я живу в этом кемпинге. И зарегистрирована. Значит, выяснить мое имя труда не составит.

– Вас просил зайти Артар Ревский.

А вот это уже поразительно! Хозяин местных земель и вод зачем-то хочет меня увидеть? Хм…

– Тот самый Артар Ревский?

– «Держатель» этой территории оборотней.

– И когда же он просил меня зайти? И куда?

– Прямо сейчас. Я провожу.

Охранник протянул лапищу к моей руке, но я отдернула ее.

– Простите, но я гражданка суверенного и нейтрального Стамира. Артар Ревский не имеет право мне приказывать! К тому же, у нэнги свой глава клана. Если еще помните. Генрих Залесный.

Нет. Мне было интересно увидеть этого легендарного оборотня. По слухам – одного из самых уважаемых «держателей» поселений. Но не так же! Приказано явиться немедленно!

Я, на минуточку, не один из его оборотней. Не гражданин его поселения.

Люда только хлопала ресницами и переводила взгляд с меня на охранника.

– Вы здесь на карантине. А значит временно должны подчиняться нашим «держателям».

Был ответ. Я выдохнула и осторожно уточнила.

– Разве я что-то нарушила? С чего вдруг такие репрессии?

– Вы ничего не нарушили. И это не репрессии.

– Тогда что же это по-вашему? Такое чувство, что у нас снова введен военный режим!

– Пойдемте и сами узнаете.

Он не оправдывался, ничего не пояснял. И это одновременно настораживало и разжигало любопытство.

Я нехотя двинулась вслед за охранником, потому что, кажется, выхода не было. Все же Артар здесь главный. Альфа поселения. И я должна подчиняться. Но с чего вдруг такое внимание, да еще и срочное приглашение? Я прямо вся терялась в догадках.

На улице было светло, как днем благодаря мощным местным фонарям. Высокие черные столбы сплошь покрывали светильники.

– А вы пока останьтесь здесь, в заведении или можете отправляться в отель, – остановил мой провожатый Люду, которая резво рванула со мной. – Выпивка, еда и любые другие развлечения за счет Артара Ревского. Обслуга уже предупреждена.

Последняя фраза как-то сразу примирила Люду с ее участью. Она задорно помахала мне рукой. Бросила:

– Увидимся.

И весело потрусила назад, в клуб.

Вот же зараза! А еще подруга называется! Продала за халявную выпивку и развлечения!

Ладно-ладно! Я ей это еще припомню!

Карантин еще не закончен! Нам тут куковать и куковать.

* * *

«Владения» Артара Ревского располагались на берегу моря, как отель первой волны. Туда мы добрались в большом черном джипе без опознавательных знаков. Такие имели только главы кланов оборотней, альфы племен и «держатели» поселений.

Раньше были только альфы племен. Вожаки, как их иногда называли. Теперь, с объединением людей в единое государство и разных племен оборотней между собой, все изменилось.

Главы кланов руководили себе подобными. Медведи – медведями, нэнги – аурными драконами, лисы – лисами и так далее…

Альфы племен еще и рулили поселениями, где жили разные кланы оборотней. А их «держатели» единолично владели землей, где эти поселения располагались.

Артар Ревский был и тем, и другим, и третьим.

Его угодья напоминали поместье какого-нибудь аристократа века восемнадцатого-девятнадцатого.

Много земли. Причем пустынную почву бывшего Египта превратили в естественный оазис. С финиковыми пальмами, зелеными газонами, цветами и оливковыми деревьями. Не говоря уже о великанских фикусах и прочих чудесах южной флоры.

Несколько громадных построек из белого, голубого и зеленого камня были разбросаны по территории Ревского.

Мы прошуршали колесами по усыпанным белым гравием дорожкам и вырулили к самому большому голубому дому.

К слову, очень красивому.

С ажурными серебристыми балконами, витражами и башенками.

Однако то, что творилось возле дома, сразу сбавило градус моего восхищения местными красотами.

Там столпилась группы верберов.

Четверо наступали друг на друга, толкались грудь в грудь и шумно выясняли отношения.

Мой спутник, провожатый и шофер в одном лице обернулся ко мне и коротко приказал:

– Оставайтесь на месте!

Я аж дернулась от его жесткого командирского тона.

Вербер заметил и немного смягчился.

– Вы можете приспустить окно. Но выходить из машины не стоит.

– Э-э-э… Это приказ? – вскинула я бровь.

Вербер покачал головой и невесело усмехнулся. С таким видом: мол, мы с ней еще намучаемся.

Ну что ж! Я к вам в гости не напрашивалась! Так что не надо меня в этом винить.

– Просто, насколько мне известно, я подчиняюсь исключительно и только главе клана нэнги. А никак не вам!

Даже не знаю почему я спорила. Просто я терпеть не могу, когда крутые мужики начинают мной распоряжаться. Сразу возникает протест.

Вербер еще сильнее выпятил челюсть, запрокинул голову и зарычал. Утробно и низко. А затем снова вернулся к нашему диалогу.

– Я хотел сказать, что неблагоразумно сейчас вам выходить из машины. Тут у нас небольшая заварушка между кланами.

– Видимо пришли на суд к «держателю» поселения? Так?

– Да.

– Так вот. Не знаю, как вас там зовут. Видимо, у медведей особый способ общения. Они не представляются и ничего не объясняют. Но я могу за себя постоять и вижу, что здесь у вас происходит. И, чтобы уже совсем завершить наш диспут. Это не первая стычка кланов, которая мне попадается. Так, что я вполне представляю, чего ожидать.

С этими словами я демонстративно вышла из машины. Но приближаться к склочникам не стала.

Те пока только мерялись градусниками. Но, судя по тому, как стремительно накалялась атмосфера до драки было просто «рукой подать». А там – и до схватки в животном обличье.

Однако я – нэнги и я умею летать. Если что просто взмою в воздух повыше – и пусть себе эти землеходящие месят друг друга почем зря.

 

Мой провожатый не считал мое решение разумным. Но дальше спорить не стал. Посмотрел с видом «попали же мы с этой стервой».

Обогнул сцепившихся глав клана по короткой дуге и вошел в дом, попутно сделав знаки таким же громилам-охранникам. Здесь их было куда больше, чем в отеле и прилегающей к нему территории. Вроде того же стриптиз-клуба, ресторанов и прочих мест для досуга.

Охранники сосредоточились на мне. Я так поняла «взяли под защиту». Несколько ближайших поменяли дислокацию – приблизились и застыли неподалеку, положив руки на оружие.

Мда. Серьезные тут ребята.

Не скажу, что я часто наблюдала столкновение кланов оборотней. Но пару раз видеть доводилось. Так что особого страха я не испытывала. Но, видимо, великий и ужасный Артар Ревский велел доставить меня к нему в целости и сохранности. Перевязанную бантиком и в подарочной упаковке. Поэтому его ребята так засуетились.

В тот момент я еще не понимала – насколько мой приступ язвительности в тему.

Несмотря на мой приступ самостоятельности, я знала, что от схваток разъяренных оборотней лучше держаться подальше.

Поэтому не отлипала от машины, прислонившись к ней спиной.

Тем временем, конфликт разгорался, как неуправляемый лесной пожар. Спорщики обменивались уже не просто толчками, но и ударами.

А охранники ничего не делали. Вообще не вмешивались.

Ну а что? Дело-то житейское!

Птички поют, солнце светит, медведи друг друга месят… Норма.

А трупики всегда можно сбросить со скалы в море…

Между тем, схватка стремительно набирала обороты.

Начало его я не слышала и поэтому не знала в чем дело. Сейчас спорщики предпочитали кулаками доказывать свою правоту, а не словами.

А уже спустя несколько минут разъяренные оборотни начали сбрасывать одежду и обращаться.

Охранники даже бровью не повели. Зато те, кому меня поручили, сразу же приблизились и фактически окружили большим плотным кольцом тел.

Ахнуть не успела как несколько огромных медведей бросились друг на друга. Вот теперь уже я сама юркнула в машину и закрыла дверцу.

Потому что во все стороны полетели: кровь, шмотки шерсти и кажется даже куски мяса.

Рычание слышалось даже внутри железного зверя. Охранники оцепили машину. Но никто драчунам не препятствовал. В один прекрасный момент в спаринге зачинщиков произошли резкие изменения. Один из верберов завалил другого на лопатки. Навалился сверху и я думала – все, он вырвет противнику горло. Гигантский мохнатый монстр ужасал куда больше чем самые мощные аурные сородичи. Хотя фантомные звери мужчин-нэнги казались чуть больше верберов и были оснащены рогами, клыками, шипами вдоль позвоночника. Порой вызывали суеверный ужас у смертных, которые таких чудищ только в кино и видели.

Однако внезапно воздух разорвал такой рев, что я сжалась и зябко обхватила себя руками.

Аж дрожь прокатилась по мышцам…

Все вокруг стихло в одно мгновение. Так джунгли на миг замирают, стоит лишь их королю-льву подать голос.

Огромный бурый медведь появился откуда ни возьмись. И за секунду раскидал всех, кто дрался, словно плюшевых мишек.

Издал еще один рык. После которого все верберы замерли и начали медленно обращаться.

И лишь когда все драчуны приобрели человеческий облик, этот огромный медведь тоже стал человеком.

Каштановые с рыжиной волосы его все еще стояли дыбом. Мощное мужское тело было просто образцом силы и атлетичности. Каждая выпуклая мышца выглядела идеальной. Темно-синие глаза, присущие правящим кланам верберов, смотрели так, словно видели всех насквозь.

Крупные, будто высеченные в скале черты лица казались одновременно хищными и аристократичными.

Он был одинаково красив и страшен.

И каждое движение его завораживало. Казалось танцем мужественности, силы и невероятной, чисто природной мощи. Которую не подделаешь ни современным оружием, ни шапкозакидательством проработанных в спортзале мышц.

Артар Ревский не церемонился.

Короткими жестами разогнал склочников и что-то им сказал. Один из драчунов потупился и двинулся прочь с ребятами из своего клана. Второй поклонился и, кажется, поблагодарил.

Этого я из машины уже не слышала.

А следующим движением Артар Ревский рванул дверцу джипа и подал мне руку. Я осторожно положила ладонь в пальцы огромного, абсолютно голого мужчины. Он резко потянул меня на себя, и я почти впечаталась в каменное тело хозяина местных земель и вод.

Я оказалась Артару примерно по грудь, которая сразу же начала вздыматься намного чаще.

Он прокашлялся и произнес:

– Идем. Есть разговор.

Отпустил Артар меня не сразу. И я отчетливо чувствовала, что он возбужден. Сильно и очевидно. И, как ни странно, прижатая к телу голого мужчины, который смотрел так, словно вот-вот проглотит, я одновременно чувствовала и страх и волнение. Меня слегка потряхивало и хотелось ощутить силу Артара еще раз. Насладиться его мощью, его властью над всеми вокруг…

Спокойной, природной, естественной властью и силой…

Он ничего не делал, никого не запугивал. Он просто БЫЛ. И этого казалось достаточно, чтобы все вокруг подчинялись Ревскому.

Видимо, сказался стресс. И женские инстинкты подсказывали, что в такой опасной, можно сказать – боевой обстановке, нужно срочно выбрать самого сильного самца…

Прямо-таки не медля ни единой секунды.

В происходящем на моих глазах было что-то первобытно-будоражащее. То, что заставляет все внутри перевернуться и превращает нас почти в животных.

А еще этот запах… Артар Ревский пах тестостероном, адреналином и мужчиной… Сильным, здоровым и неудовлетворенным…

С минуту он меня все еще прижимал, несмотря на свое предложение поговорить, больше похожее на приказ. Но затем все же поморщился и нехотя отпустил.

Охранники словно и не заметили внушительного свидетельства возбуждения вожака.

Зато тот самый, что привез меня сюда показался в дверях дома и вручил Артару одежду. Тот влез в свободные холщовые брюки и накинул такую же рубашку. Я так поняла, белья он не носил.

Пока я растерянно за всем наблюдала, Артар Ревский осторожно, но настойчиво подтолкнул меня в спину. И мы шагнули к синему дому.

Причем как быстро я ни двигалась бы, избавиться от руки Ревского на своей талии никак не удавалось. И складывалось ощущение, что она медленно сползает. Все ниже и ниже. Потому что вначале Артар подтолкнул меня где-то в районе лопаток. А ближе к концу дороги его пятерня уже добралась до ягодиц.

Странно, но от касания горячей, огромной пятерни вербера меня будто током обдавало. Аж искры летели.

Описать не могу, что ощущала рядом с Артаром Ревским.

Это было нечто похожее на ощущения от близкого фейерверка. Восхищение на грани ужаса и ужас на грани восхищения.

От Ревского хотелось бежать сломя голову и к нему бежать мне хотелось тоже. На уровне инстинктов хотелось ему подчиниться: его власти, его истинно-мужской силе. И одновременно на уровне тех же инстинктов хотелось спорить с ним и противиться его жесткой непоколебимой воле.

Поэтому я старалась отвлечься. Дом Ревского вполне соответствовал хозяину. Даже я бы сказала – отражал его, как хорошее зеркало.

Внушительные предметы мебели из белого дерева и кожи почти терялись в громадных интерьерах. Но при этом пустыми комнаты не выглядели. Скорее в них чувствовался простор, свобода движения.

На первом этаже мой провожатый задержался, повинуясь очередному короткому жесту Артара. После чего Ревский подтолкнул меня наверх, по широкой лестнице с крепкими перилами.

Мы молча поднялись на второй этаж. И вошли в светлую комнату, похожую на гостиную.

Несколько пухлых диванов у стен, кресла, овальный стол персон эдак на двадцать. И все это ютилось в одной части помещения. Причем, совсем не делало ее менее просторной.

Вторая часть комнаты словно предназначалась для физкультуры, танцев или чего-то подобного.

Потому что оставалась совершенно пустой.

Я только сейчас поняла, что не сняла обувь, хотя ноги приятно щекотал густой ворс ковра.

Ревский уловил мой взгляд и впервые я услышала от нее более длинную фразу, чем из двух слов.

– Не бери в голову. Ковры легко чистятся. Это специальный ворс. К нему ничего не прилипает.

Я кивнула, потому что не знала, что еще можно сказать в подобной ситуации.

Артар, тем временем, приблизился, взял меня за руку и развернул. А затем прижал к стене, окружив своими руками. Я будто находилась в оцеплении. Именно так я себя сейчас и чувствовала. Хватило двух ударов сердца, чтобы паника прокралась внутрь будоражащим холодом и выступила наружу гусиной кожей.

Ревский заметил, но не отодвинулся.

Ноздри его начали раздуваться, а громадное тело стало еще более напряженным.

– Алия, я выбрал тебя. Ты моя пара и с этого дня ты моя.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru