Сказки неназываемых земель

Ярослава Осокина
Сказки неназываемых земель

Часть первая

Таки-тик, тик-так,

вот король, а вот простак.

Таки-тик, тик-так,

выбирай себе колпак.

Красный,

золотой,

атласный,

расписной.

Из книги «Венок цветов.

Фольклор в детских играх» Э. У. Браги,

изд-во Университета-трех-перевалов

Глава первая,
в которой снятся странные вещи
и сбываются пророчества

Маленькая Ри каждую ночь видела яркие сны. Утром, грея руки о кружку с кофе, перекатывала во рту воспоминания, как цветные леденцы, выбирая, что она расскажет сегодня Эдде. Некоторые она записывала в одну из своих толстых тетрадок, аккуратно выводя круглые буквы с большими завитушками.

Ри, бывало, путалась, какие события происходили с ней на самом деле, а что приснилось, да и во сне иногда не могла разобраться, спит ли она. И поэтому придумала проверку – нужно было посильнее оттолкнуться от земли. Летать она могла только во сне.

А что сегодня?

Сегодня был старый сон, из тех, что раньше часто повторялся, но забылся очень легко, как только она выросла и перестала его видеть. Сон был коротким, непонятным, как старое воспоминание. И этой ночью он вернулся.

Ри сидела на стуле, забравшись на него с ногами и дыша горячим кофейным паром. «Не смогу рассказать его Эдде, – думала она. – И записывать не буду, он же вообще непонятный. Но зато я помню теперь, что он снился не первый раз. И не просто помню, а наизусть, до последних деталей. Это так странно».

Во сне она видела бурю, смерч, крутивший осколки и обрывки непонятных вещей, песок и пыль, и множество белых цветов. Два странных существа неслись сквозь эту бурю, в самом ее центре, один впереди, а второй отставал. Его Ри никогда не могла разглядеть: только что-то темное и всполохи багряного. Зато первого она видела очень четко. Он был огромен, так что младенец, спрятанный у него за пазухой, казался не больше месячного котенка. Существо бережно придерживало его одной рукой сквозь одежду. Ребенок не плакал и не вырывался, пригревшись у него на груди.

У существа были длинные белые волосы, испачканные грязью и уже почерневшей кровью, они развевались за его спиной, как знамя. Светлые одежды существа были порваны, на плечах видны были свежие раны, и во сне Ри было его очень жалко, и даже иногда больно. И как же она могла забыть его лицо? Узкое, решительное, с необыкновенно черными глазами, на щеках и подбородке вытатуированные узоры, как плети шиповника.

Ри не знала, кто он. Не знала, кто этот ребенок. Всего несколько мгновений – и все исчезало, оставались только бешено пляшущие белые цветы и песчинки.

Что-то поменялось, подумалось ей, когда она следила за игрой листьев на солнце сквозь кухонное окно. Кофе немного остыл, и она принялась пить его небольшими глотками, закрыв глаза. В голове привычно выстроила план дня – так она боролась со своей рассеянностью.

***

День прошел незаметно, как сотни других таких дней, маленькая Ри аккуратно записывала все лекции, тихо сидела на семинаре, а после спустилась на стадион, чтобы встретить Эдду и пойти вместе домой. Они учились в одном университете, хоть и на разных факультетах, так что Ри часто приходила за подругой, которая занималась в секции легкой атлетики.

С однокурсниками дружбы не сложилось.

Ри по привычке винила свой небольшой рост и детское лицо, из-за которого ее не принимали всерьез.

Это было больным местом, свойством, которым Ри так и не научилась гордиться, сколько бы ее ни убеждали мама и отчим. Поэтому и теперь, в свои двадцать с хвостиком, Ри приходилось быть вдвое серьезнее, чтобы выглядеть старше. Она старалась изо всех сил, притворяясь, что она такая же, как все. Использовала много косметики, одевалась строго, но маскировка не всегда работала. Впрочем, у нее была Эдда, высокая сильная Эдда, с длинными черными волосами, прекрасная как валькирия, уверенная в себе и смелая.

Сложно было представить их жизнь так, чтобы девушки существовали по отдельности – они даже родились в один день, в одной больнице. Их матери дружили, и всю сознательную жизнь эти две девочки были вместе. У них и нянька была одна на двоих: родители решили, что так будет проще и дешевле, так что и детские сказки у них были одинаковыми.

Девочки так отличались друг от друга, что им даже незачем было ссориться, и всегда было о чем друг другу рассказать. Конечно, маленькая Ри иногда завидовала Эдде, у которой были другие подруги, а потом и ухажеры, которым она то отказывала, то приглядывалась внимательно, но редко встречалась долго – слишком уж была она сильной и требовательной.

Может быть, это именно из-за сказок Селены, их няни, которая гуляла с ними, делала уроки в начальной школе, кормила и играла, – все эти сны Ри, ее мечтания наяву, толстые тетрадки в клеточку, с которыми ей приходилось время от времени сверяться, чтобы не запутаться в яви. Но Ри совершенно точно знала, что не в Селене и ее длинных мудреных историях причина. Сны были задолго до Селены – или, по крайней мере, до ее сказок.

Эдда помахала ей рукой и спросила: «Ну что, идем?» Не дожидаясь ответа, она развернулась и зашагала в сторону автобусной остановки.

У Ри зазвонил телефон, она попробовала его выудить на ходу, но маленький аппарат скользнул меж пальцев прямо в недра ее объемной переполненной сумки. «Подожди, я сейчас», – сказала она в спину Эдде, а сама присела на корточки, подобрав длинную юбку, поставила сумку на землю и стала искать телефон, который к тому времени уже замолчал. Эдда остановилась поодаль, нетерпеливо постукивая каблуком.

Вечер был теплым, сентябрьское солнце начинало уже садиться, и длинные тени тянулись по серым камням мощеной дорожки, на которой сидела Ри.

На секунду, всего на секунду, солнце вдруг погасло.

Уши заложило как будто от неслышного, но сильного взрыва, отозвавшегося где-то глубоко в груди.

Ри покачнулась и, не удержавшись, оказалась на коленях перед сумкой.

Она испуганно поморгала, приходя в себя, подняла глаза. «Эдда», – хотела позвать она, но голоса не было.

К ней шли двое высоких мужчин, один был впереди, второй чуть отставал. У того, который был позади, медно-красные волосы словно отражали закат, сам он был крупнее и шире спутника, а его глаза… Глаза были багряными, прозрачными, будто вино в стеклянном бокале. Кожа и вовсе была серой.

У первого короткие белые волосы окрашивались закатным солнцем в розовый цвет. Лицо и руки были покрыты татуировками – узор из плетей шиповника.

Целых два удара сердца этот человек смотрел на Ри.

А потом равнодушно отвернулся, проходя мимо. Второй на нее даже не взглянул.

«Ваше имя Эдда?» – услышала Ри за спиной.

Конечно. Ох, почему она вдруг подумала, что эти двое пришли к ней?

Ри медленно встала и повернулась. «Мы из полиции», – спокойным голосом говорил беловолосый. И даже показывал что-то, наверно, удостоверение. Эдда кивнула, мимо него взглянула на подругу.

Т-с-с, т-с-с, – сказал Ри внутренний голос. – Чего ты так разнервничалась? Подумаешь, видела похожего человека во сне. Наверняка это можно объяснить.

Ну да, – ответил еще один голос, гораздо более едкий, – объяснение прямо просится на язык. Это все-таки произошло: она сошла с ума со своими фантазиями…

Ри вдруг почувствовала слабость. «Я ведь могла заснуть, – напомнила она себе. – Конечно, такого живого сна со мной еще не было, но ведь все случается в первый раз. Или эти люди могли надеть контактные линзы и выкрасить волосы (но тогда почему я думаю, что видела их во сне?). И почему они в таком виде представляются полицией?»

Нет, все же это сон, один из тех, когда просыпаешься не взаправду, а думаешь, что по-настоящему, и иногда несколько раз можно так «проснуться», да так и не увидеть яви.

«Я не буду думать о том, что сошла с ума».

***

Обо всем этом Ри размышляла, пока шла к Эдде. Подруга смотрела на нее через плечо полицейского, и когда Ри подняла на нее глаза, что-то в выражении лица заставило Эдду скользнуть мимо двух мужчин и взять ее за руки:

– Ты чего? Тебе плохо?

Ри криво улыбнулась:

– Можем поговорить?

Эдда кивнула, на несколько шагов отошла вместе с девушкой, полицейские переглянулись.

– Скажи, тебе они кажутся… нормальными? – Ри глядела на нее снизу вверх серьезно и внимательно.

– Вполне, – пожала плечами подруга.

– А… волосы?

– Ну, блондин мне не нравится, а брюнет ничего так, – Эдда попробовала пошутить, и Ри ласково улыбнулась, чувствуя холодок где-то в животе.

– Ну а татуировки?, – не сдалась она.

Эдда резко обернулась, вглядываясь в мужчин.

– Ни одной не вижу, – призналась она. – А ты где разглядела?

Ага, вот это теперь все. Сон или безумие, сказала себе Ри. Рано или поздно что-то такое должно было произойти.

– Так мы можем поговорить? – от низкого голоса за спиной, повторившего ее же недавние слова, Ри вздрогнула. – Хорошо бы где-то сесть. У нас с коллегой несколько вопросов.

Беловолосый человек с татуированным лицом стоял прямо за ней.

***

Уходя, Селена бросила через плечо, усмехаясь: «Не забудьте зонтики, тем вечером будет дождь!»

Эта белозубая чертовка назвала им день, место и время, где они должны будут найти девушку по имени Эдда, и провидицу нимало не беспокоило то, что произойти все это должно через двадцать с лишним лет.

Орна и Мурху тогда неплохо устроились – отыскали в городе выходцев из неназываемых земель, и те помогли с жильем. Это, правда, оказалось крохотной однокомнатной квартирой, где едва помещались два спальника и громадный старинный буфет, оставшийся от хозяев, с тесной кухонькой, куда можно было заходить только по одному.

Следуя указаниям Селены, большую часть оставшегося времени Орна и Мурху провели в волшебном сне, надежно укрытые от глаз посторонних, а за несколько месяцев до назначенной встречи они проснулись и стали готовиться. Они не знали, что их ждет, придется ли сражаться, прятаться или же никому вовсе не будет до них дела – все, о чем Селена их предупредила, это то, что искать они будут не одни и что надо быть настороже.

 

Ну, и про дождь.

Орна все хотел заранее прийти на оговоренное место, разведать, но Вил Мурху считал, что нельзя забегать вперед, и нужно делать так, как сказала Селена, иначе все пойдет прахом. Кто знает, что они могут нарушить в предначертанном? С трудом он убедил друга дотерпеть.

И они ждали, залечив раны, привыкнув к этому чужому миру, смешавшись с ним. Орна обрезал свои волосы и какое-то время даже красил их в темный цвет, закрывая магической личиной лишь татуировки. Вилу Мурху поневоле приходилось применять личину на все тело – цвет его кожи и глаз был далек от привычных этим людям оттенков. Местное сообщество помогло им с работой.

***

И вот они тут. Орне даже не верилось, что этот день пришел. Начался он как обычно – с утра у Мурху было дежурство, а у Орны был выходной и он все это время валялся на полу, изучал их новый ноутбук и инструкцию к нему. Двадцать лет назад таких вещей не было, так что Орна тратил большую часть своей зарплаты на журналы с техническими обзорами и еще откладывал на компьютер, который недавно и купил. Телефоны себе и Мурху он приобрел сразу, друг хоть и ворчал, но «железякой» пользовался. Орна же был в восторге от всех этих новых технологий и возможностей. В их мире подобного не существовало, да и не могло существовать. Все эти штуки казались ему гораздо сложнее и чудеснее самой изощренной магии.

«Ты всегда был идиотом, Орна. Ну кому нужны железки, если можно обойтись без них», – добродушно шутил Мурху, когда они коротали вечера – Вил с очередным ярким детективом или фантастическим романом, а Орна – с толстым томом, название которого не то чтобы запомнить, но и понять Мурху не мог: поначалу что-нибудь вроде книжек из серии «Популярная физика», но затем появились «Физика самоорганизующихся и упорядоченных систем», «Новые аналитические методы исследования вещества», «Квантовая химия» и тому подобное.

Мурху не был уверен, что его друг понимает хоть что-то в этом нагромождении формул, схем и длинных пассажей, набранным мелким шрифтом.

Хотя была и польза в этом странном увлечении Орны – он довольно-таки существенно улучшил некоторые известные транспортные чары после прочтения очередной книги с зубодробительным названием. Записывая выкладки в телефон, Орна заметил, что в их мире получил бы какую-нибудь награду. Впрочем, никто из них не знал, действует ли еще Университет-Трех-перевалов в неназываемых землях, и есть ли хоть кому-то дело до научных открытий, так что разговор на этом и закончился.

В данный момент с этими улучшенными чарами они благополучно перенеслись на условленное место, да так что никто не заметил. Обычные чары имели неприятные сопутствующие явления – грохот и клубы вонючего дыма. Конечно, никто не будет спорить, в иных случаях эффектное появление – это уже полдела, но не сейчас. Да и кто знает, чьи глаза следят за маленьким стадионом? Они предусмотрительно изучили карту местности, поэтому материализовались в глухом тупичке за углом склада, который стоял недалеко от стадиона.

Орна и Мурху спросили у разминающихся студентов, где им найти девушку по имени Эдда, и те показали им на стройную красавицу, стоявшую у выхода. Длинные каштановые волосы, забранные в хвост, спускались до талии, точеная фигура, изящные черты лица, яркие черные глаза – эта девушка могла быть королевских кровей, отметил Орна. Толкнув заглядевшегося Мурху, он пошел вперед, шепнув другу: «Не про тебя эта птичка».

По дороге они миновали замершую над раскрытой сумкой девицу. Выглядела та сущим ребенком – щуплая, с тонким бледным лицом, большими светлыми глазищами и темными волосами, забранными в пучок на макушке.

Впрочем, Орне дела не было до впечатлительных девиц, у него было конкретное задание, все детали которого они с Вилом давно продумали и распланировали. Всего лишь надо было представиться полицейскими, заморочить Эдду и отвести в безопасное место. Зная реалии этого мира, они планировали открыть правду попозже, когда девушка начнет им доверять – и тем не менее отдавали себе отчет, что поверить сразу она им не сможет. На этот случай у них было заготовлена пара фокусов.

Но в их планах не было подруги Эдды, этой маленькой девчонки, которая увела ее прямо из-под чар, которые они начали наводить.

«Возможно, она из тех людей, что нечувствительны к магии моего мира, – подумал Орна. – Хотя это совсем ничего не меняет, заберем их обеих, а потом отправим подружку домой, чтобы не путалась под ногами». Он поделился с Мурху своими мыслями, и тот согласился.

– Так мы можем поговорить? – спросил он, подходя к девушкам.

Малышка вздрогнула, услышав его, повернулась и подняла глаза.

– Что именно вы хотите узнать? – спросила она.

Голос ее был мягким и приятным, будто мурчание кошки. Не отводя взгляда от ее светло-серых глаз, Орна сказал:

– Мы расследуем одно дело, и ваша подруга – возможный свидетель. Нужно расспросить.

Орна говорил, не заботясь о смысле – теперь это было абсолютно неважно. Пару минут назад они с Мурху задействовали простенькие чары, заставляющие собеседника верить всему сказанному.

Но, видимо, он допустил некую ошибку, потому что девушка всего лишь нахмурилась. Зато Эдда кивнула и предложила кофейню за углом.

– Милое заведение, и там всегда тихо, – сказала она, – тут рядом, идем.

Она развернулась и, щелкая каблуками, быстро пошла вниз по улице. Такая она была – ей не нужно было ждать или убеждаться, что спутники идут за ней; она следовала своим путем, а остальные просто подтягивались.

Становилось сумрачно, собирался дождь. Когда первые крупные капли упали на асфальт, Ри достала из сумки два зонта и один передала Эдде.

– В прогнозе не было дождя, – сумрачно сказал Вил Мурху. Он терпеть не мог неожиданностей.

– А я на небо утром смотрела, там облака дождевые были, – сказала Ри.

Орна натянул капюшон куртки на голову и покосился на друга.

– Если ты помнишь, Селена предупреждала нас, – тихо сказал он.

Мурху пробурчал: «Я подумал, она шутит».

– Знаешь, она, конечно, любит шутки, но обычно какие-нибудь глобальные. Или же такие, чтоб можно было посмотреть на результат.

Вил согласно кивнул, признавая свою неправоту, и поежился – вода лила прямо за шиворот рубахи.

В кафе они расположились за небольшим круглым столиком в центре зала: из-за дождя народу набилось много, и все более приватные места заняли.

С сомнением разглядывая огромный стеклянный бокал с десертом из мороженого, пересыпанного ягодами, орехами и шоколадом, который поставили перед малюткой, Орна незаметно навел еще одни чары, маскирующие их разговор от окружающих.

Эдда и Мурху заказали кофе, Орна ничего не стал. Настороженно глядя друг на друга, они все некоторое время молчали. Потом Эдда откашлялась:

– Так что там за преступление? Что я могла видеть?

Мурху кивнул Орне, и тот покачал головой.

– Не стоит волноваться, – мягко произнес он. – Это было всего лишь предлогом, чтобы начать разговор.

Эдда сверкнула глазами и склонила голову, явно готовясь к бою. Ей было не привыкать отшивать навязчивых кавалеров. Орна, легко улыбаясь, поднял руки.

– Нет-нет, никаких приставаний, дело у нас вполне важное.

Глядя на решительно настроенную подругу, Ри с сожалением подумала, что десерт, видимо, доесть не удастся, а уйти, не заплатив, будет нехорошо. И то и другое огорчало ее. Но Эдда несмотря на складку между бровей и сурово сжатый рот, промолчала, что было достаточно необычно для нее. Она коротко кивнула: «Продолжайте».

– Дело в том, – сказал Орна самым серьезным тоном, – что мы из другой страны. А вы наследница трона, и мы пришли вернуть вас.

Торжественность момента здорово испортило то, что Ри громко фыркнула от смеха и, подавившись мороженым, закашлялась. Эдда сердито посмотрела сначала на мужчин, потом на подругу.

– Ну куда ты торопишься, сколько раз я тебе говорила, ешь медленно! Никто у тебя не заберет твое безобразие, успокойся.

– Это не безобразие, – обиженно возразила Ри. – И я не торопилась, просто он очень смешно все это сказал. Может, они кино снимают?

Девушка пооглядывалась, но никаких камер не обнаружила.

– Ну, так что? – сухо повторила Эдда. – Что мне должно помешать уйти и прекратить слушать глупости?

Ри замахала на нее ложкой и умоляюще посмотрела.

– Давай еще немножко, а? Я еще до половины не добралась, он холодный, и я не могу быстро есть. А про другие страны и всякие наследия – это очень интересно.

Орна и Мурху переглянулись. Они не хотели рисковать доверием Эдды, выпроваживая ее подругу прямо сейчас… но Орна никак не мог определить, мешает она или же помогает. Хмыкнув, он продолжил, аккуратно подбирая слова:

– Много лет назад наш король обезумел, и настолько, что даже самые верные советники подняли смуту. В ночь после вашего рождения был мятеж и погибла вся королевская семья. Единственной, кого удалось спасти и вывезти, это были вы. Та, кто это сделал, оставила только одно указание – где вас можно будет найти через двадцать три года.

– То есть на нашем стадионе?.. – уточнила Эдда. – Ну да, конечно. А что это за страна такая?

Вздохнув, она посмотрела на подругу, чтобы оценить, сколько осталось десерта, а значит, сколько еще выносить эти странности.

Эдда не любила ни фантастику, ни сказки. Она и в детстве слушала их вполуха, что уж говорить о взрослом состоянии. Но взгляд на Ри наполнил ее худшими опасениями. «Боже мой, она им поверила», – с досадой подумала Эдда.

Ри сидела, широко распахнув глаза. Рука с зажатой в ней ложкой застыла на полпути ко рту. Потрясение быстро сменилось интересом, более того, сильнейшим любопытством.

– И… и-и вы теперь хотите ее забрать обратно? А где это? И она будет королевой?.. А пророчество?.. Пророчество еще какое-нибудь есть? Обычно всегда бывает какое-нибудь пророчество и злодей, который захватил власть. Есть такое?

Орна и Мурху снова переглянулись. «Твою ж мать, – подумал Орна, – я за все эти месяцы так часто на Вила не пялился. Все идет не так».

Хуже всего было осознавать ненадежность чар доверия. То ли Орне не хватало сил, чтобы достойно их поддерживать, то ли на Эдду, как на дитя королевской крови, они действовали слабо. Она не верила до конца, хотя должна была и без всяких уточнений и доказательств послушаться их и пойти следом.

– Не было пророчества, – осторожно сказал Мурху. – Ну, только что сегодня будет дождь. Селена сказала взять зонтики.

– Вы нам не верите, – понимающе улыбнулся Орна, чувствуя, что идиотская эта улыбочка скоро приклеится ко рту. – Но мы можем представить доказательства. Можем показать вам Неназываемые земли.

Он смотрел на Эдду, а потому не заметил отвисшей челюсти малютки. Именно в этот момент Ри полностью уверилась, что спит и видит сон. Очень-очень реалистичный. Потому что наяву такого быть не могло. Этот человек с татуировками не мог говорить о сказочной стране, которую придумала их няня.

Может, Селена, о которой они говорят, и ее няня – это один и тот же человек? Во сне все так ясно и понятно, укладывается по полочкам. Селена рассказала мужчинам, где найти Эдду, а сама заботилась о девочке и, чтобы подготовить ее, рассказывала истории о ее родине. Тогда и сон… тот, утренний сон, о том, что огромный – демон? человек? – нес младенца за пазухой, именно о той ночи, когда спасли Эдду.

А раз это сон, нужно полностью насладиться чудесным приключением, где присутствуют все самые замечательные ингредиенты: сказочные страны, предназначение, очень привлекательные провожатые и путешествие.

– Это ведь не в нашей реальности, да? – замирающим от восторга голосом спросила Ри.

Эдда закатила глаза и страдальчески застонала. Даже заклятие не могло заставить ее рациональный ум до конца поверить в такую невероятную историю.

– А драконы? И всякие волшебства у вас есть? И как к вам можно попасть? О, Эдда, возьми меня с собой, я не прощу себе никогда в жизни, если мы туда не попадем… А замки? Замки такие мрачные, на скалах или еще где?

Мужчины смотрели на нее как на неведомое и очень странное животное, Эдда – расстроенно, но Ри была захвачена фантазией до пределов. Она улыбалась от уха до уха. Внутри все кипело, и она испугалась, что проснется, не успев досмотреть этот сон. Самый интересный сон в ее жизни.

Она быстро расправилась с десертом, замахала рукой официанту, чтобы принес счет, и нетерпеливо заерзала на стуле.

– Ну, что? Мы пойдем смотреть?

– Да ты сдурела?! – обрушилась на нее Эдда, сначала онемев от удивления. – Ты себе представляешь, куда они нас могут завести и что сделать? Мы уходим домой, и я тебя лично провожу, чтобы ты никуда не сбежала по дороге.

 

– Но, госпожа Эдда, – вклинился Мурху. – Мы действительно…

– Хватит! – решительно остановила его Эдда. – Все, отвалите! Я ничего больше слушать не буду, мы уходим!

Она посмотрела на расстроенное лицо подруги и, сузив глаза, процедила:

– Немедленно.

– Подождите, Эдда! – сказал Орна. – А что, если я докажу прямо сейчас? Смотрите на меня. Смотрите внимательно.

Он укрепил чары-полог над ними, чтобы на них никто не смотрел, и медленно развел руки в стороны.

Наверно, самый простой вариант «чуда» – иллюзия. Наименее энергозатратный и наиболее эффектный. Между своими ладонями Орна выпустил радугу, потом взмахнул руками, обращая ее в сноп разноцветных искр. Растянул между пальцами паутину нитей, на которых заблестели росинки…

На этом его фантазия закончилась, и Орна рассеял морок.

Девушки выглядели растерянными. Эдда прижала к губам пальцы и встала.

– Мне надо подумать, – тихо сказала она.

– А я не успела ничего разглядеть, – пожаловалась Ри. – Что там было?

Мужчины резко встали вместе с ними и, невзирая на яростные гримасы Эдды, последовали за девушками. Эдда, по дороге разобравшись, что Ри отчего-то уверилась, будто все ей снится, попыталась убедить ее в обратном, но не преуспела. Правда, малютка, вспомнив о своем универсальном тесте, пыталась подпрыгнуть и взлететь и очень озадачилась, когда у нее не вышло. Но ее убежденность не сильно поколебалась.

– Просто это сон, в котором я не могу летать, – решила она.

Эдда зло сказала мужчинам, что позвонит в полицию, если они не перестанут их преследовать.

– А я работаю в полиции, – жизнерадостно отозвался Мурху.

Они шли вниз по улице, и мужчины, кратко посовещавшись, решили на всякий случай девушек одних не оставлять.

– А я думала, вы демон, – расстроилась Ри. – Ну, такой, демон-телохранитель королевы.

– Так и есть, малышка, – ответил Мурху. Девчонка ему нравилась, несмотря ни на что. – На нас наложено специальное заклятие. Мы «такие» зачарованные стражи королевы.

– Ух ты-ы, – восхищенно протянула Ри и получила тычок в бок от Эдды. Но не унялась и продолжила расспросы.

– А вы умеете колдовать? А дракона когда-нибудь видели?

К сожалению, Ри не удалось узнать ответы. Их прервали – и самым грубым образом.

К тому времени дождь уже прекратился, в лужах на дороге горели отблески фонарей. В городе сгущались синие сумерки, особенно темные в маленьких переулках и подворотнях.

В одной такой подворотне резко шевельнулась высокая тень, и кто-то попытался схватить Ри за руку.

– Э-эд-да? – глухо протянул незнакомец, и от неожиданности Ри взвизгнула, рванулась назад и, наступив каблуком на подол длинной юбки, шлепнулась на асфальт.

Сама же Эдда, скорее разозлившись, чем растерявшись, резко ударила сумкой по руке нападающего, так что тот отшатнулся, затем, наклонившись, подняла Ри и швырнула себе за спину.

– Что за черт?! – в ярости крикнула Эдда. – Чего вам надо?

Она метнула взгляд на Мурху, который уже опомнившись, встал между девушками и темнотой подворотни, где, странно скрючившись, застыл незнакомец.

– Это рохуш, – очень спокойно сказал Орна, оглядываясь. – Они никогда не ходят одни. Хотелось бы поговорить с хозяином…

Последнее звучало скорее как приглашение.

– Ну, здравствуй, Орна, – мурлыкнул женский голос в ответ.

Из тени фонаря шагнула женщина.

Ри только моргнула: еще секунду назад в этом месте никого не было. Женщина будто выплыла из тени.

Она была высокой, ослепительно красивой, с пышной гривой белокурых волос и презрительно прищуренными глазами. В руках у нее был собачий поводок с пустым ошейником. В сумерках ее кожа казалась очень смуглой. Продолжая сидеть на асфальте за спиной у Эдды, Ри восторженно таращилась на незнакомку, пока та не обратила на нее взор слегка фосфоресцирующих глаз и надменным, глубоким контральто спросила:

– Эдда?

Эдда резко обернулась, заставила Ри встать и опять заслонила ее собой.

Эта старая привычка Эдды всегда смущала Ри, но она вполне отдавала себе отчет, что сама бы никогда не справилась ни с хулиганами, ни с вредной Машкой со двора, которая колотила Ри, когда той было лет пять.

– Эдда – это я. Что вам нужно?

– Взять, – коротко приказала незнакомка, резким жестом махнув ладонью в сторону Эдды.

Из тьмы переулка выступил… выступило нечто, похожее на человека, с плоским бледным лицом, расчерченным продольными черными линиями. Удушливый, густой запах сирени облаком прянул от него. На макушке топорщились толстыми иглами свалявшиеся темные волосы, из очень широких, покатых плеч росли непомерно длинные руки, на которых непрерывно сжимались-разжимались тонкие многосуставчатые пальцы. Маленькие, широко расставленные глаза слегка светились, как у его хозяйки. Одет он был только в джинсы, сильно потрепанные и грязные.

– Уи-и-и-и, – пропищала Ри, и Орна не был уверен, что в ее голосе было достаточно подобающего случаю ужаса.

Рассмотреть рохуша они им не дали, Мурху моментально сшиб тварь с ног, едва та метнулась к Эдде, а Орна, схватив девушку в охапку, бросился вперед, расталкивая редких прохожих.

Правда, Эдда сразу завопила: «Ри, где Ри! Без нее не уйду!» и начала вырываться, так что спешивший за ними Мурху подхватил и малявку. Ри болталась у него под мышкой и нервно хихикала, пока Орна и Мурху бежали, срезая дорогу через дворы.

Орна вывел одно из запасенных заклинаний, путая след рохушу и его хозяйке. С неудовольствием убедился, что оно едва работает в этом мире, но все же от погони уйти удалось.

Они остановились перевести дух в одном из маленьких двориков-колодцев. На детской площадке, где они стояли под тусклым фонарем в окружении пыльных кустов сирени, было безлюдно, так что Эдда не сдерживаясь зашипела на Орну – перед этим убедившись, что подруга цела и невредима:

– Что это было? Что за чертовщина?! И вы что, собирались оставить Ри там одну?!

– Мы охраняем только вас, – мягко сказал Орна, оступая подальше.

– А приказы? Должны исполнять мои приказы? – вдруг остывая, спросила Эдда.

– Да, – ответил Мурху.

Он достал из кармана пачку сигарет и присел на качели, раскуривая.

– Да, моя королева, – тут же поправился он.

– Тогда, – очень серьезно отозвалась Эдда и ткнула пальцем в грудь Орны. – Тогда вот приказ: вы должны охранять и Рину тоже. Вот именно вы. Что бы ни случилось. Правда, я надеюсь, что это вот все сейчас и закончится. Давайте, прекращайте ваш розыгрыш.

– Нужно быть более последовательной, девочка, – покачал головой Мурху. – Ты или веришь, или не веришь, определись.

– Я не могу с собой ничего поделать! – сердито сказала Эдда. – Я умом понимаю, что все это глупости несусветные, но ведь то чудище было настоящим! Да и выгоды я не вижу никакой меня обманывать. Или… пока не вижу…

– Уже поздно, – вдруг сказала Ри. – Вы не устали? Может, мы закончим разговор завтра?

Все трое уставились на нее. Девушка присела на край песочницы и, обняв чудом сохраненную сумку, серьезно глядела на них.

– В самом деле, – задумчиво произнес Орна. – Одна закавыка: мы планировали уйти уже вечером, так что… не хотелось бы затягивать. Я не знаю, что может произойти за эту ночь. Кто может прийти еще. Да и Иреля или как ее там, видела нас всех вместе. Это ведь та теневая ведьма?

– Орели, да, – поправил его Мурху. – Она видела, а ее рохуш вполне может отыскать ваш дом, Эдда. Да и наш тоже.

– А мой? – спросила Ри и зевнула. – Вот ведь странно, во сне хочется спать. У меня очень тесно, но поместимся, если вы на полу ляжете.

– Ты… ты сдурела, да? – поразилась Эдда. – Двух чужих мужиков в свой дом?..

– Они же телохранители, – неуверенно ответила Ри. – Ну и если бы задумали что плохое, так давно бы уже… правда?

Она вздохнула, глядя на них.

– Я не знаю, Эдда, как объяснить. Но мне кажется, им можно верить. И на нас правда нападали. С другой стороны, если кто-то ищет тебя, лучше идти ко мне… Эдда, а ты звонила домой? Маму предупредить и все такое?

Эдда спохватилась и отошла; пока она разговаривала с матерью, все уже было решено. Спустя один час, три головокружительных и тошнотворных магических прыжка и совершенно немагических петляний по улицам – все затем, чтобы запутать следы, – компания была возле старой девятиэтажки на окраине города.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru