Последнее путешествие белого носорога

Ярослав Степаненко
Последнее путешествие белого носорога

Глава 14. Лидия учится маскировке

Сидя на поваленном дереве в заброшенной рощице неподалеку от озера Виктория, Лидия завтракала киви, бананами, творогом и медом. Все это, пока девочка еще спала, успел где-то раздобыть для нее Додось. Лидия сперва засовывала уже очищенные фрукты в банку с медом, а затем отправляла их в рот вместе с творогом. Так ей было вкуснее всего, хотя Додось и пытался переубедить ее, что каждый из этих продуктов следует есть отдельно – для лучшего пищеварения. Девочка внимательно слушала своего нового наставника, но ела по своему. Покончив с завтраком, Лидия подняла на бегемота лицо и широко ему улыбнулась. Именно в этот момент на лицо девочки упал яркий солнечный луч, найдя маленькую щель в густой листве над ее головою.

– Должен сказать, что мне очень нравится твоя пятнистая разноцветная мордочка, – сказал ей Додось.

Лидия резко опустила голову и спряталась за волосами. Девочка решила, что бегемот над ней просто насмехается.

– Чего ты? – удивился Додось. – Она и вправду забавная. Твое пятно отличает тебя от всех остальных людских детенышей. И к тому же должно хорошо маскировать тебя среди зелени. Вот полезай-ка в этот куст.

И бегемот указал девочке на яркий зелено-красный куст неподалеку. Следует упомянуть, что это был тот самый Злобный или Бешеный куст, листья которого любили жевать Кася и Бася. Убрав волосы с глаз, Лидия послушно полезла в заросли.

– Ай, он кусается! – выкрикнула она из куста бегемоту.

– К этому быстро привыкаешь, – успокоил ее Додось и приказал. – А теперь, высунь-ка свою голову из-под листьев!

Когда Лидия выполнила его просьбу, Додось удовлетворенно прокомментировал.

– Как я и предполагал, с расстояния кажется, что куст просто распустил красивый цветок – никто не догадается искать в нем людского ребенка. Вылезай!

Выскочив из куста, Лидия сразу же принялась расчесывать свои руки и шею, которые немилосердно чесались, но на лице ее светилась счастливая улыбка. И тут из противоположных кустов на поляну выбежали две запыхавшиеся фигуры в одинаковых костюмах. Пришельцы были в оливковых ботинках, в оливковых шортах, в оливковых рубашках, в оливковых пробковых шлемах, и с оливковыми ружейными чехлами в руках.

– Охотники!!! – испуганно заревел Додось.

Затем необыкновенно прытко, как для его размеров, бегемот подскочил к незваным гостям и по очереди их подфутболил. И обе оливковые фигуры, визжа от боли и испуга, полетели куда-то далеко за высокие и густые заросли.

– Вообще-то, это были мои родители, – негромко сказала Лидия бегемоту.

– Вот черт, как-то неудобно вышло, – стушевался бегемот. – Я очень боюсь охотников и когда вижу кого-нибудь на них похожего, долго не думаю, – продолжал оправдываться Додось. – Только так можно успеть обезвредить их раньше, чем в тебя попадет пуля.

– Нет, нет, ты не ошибся. Они и есть охотники, охотники за рогом. А вот я уже нет, – успокоила его Лидия.

– Возможно, они еще живы, такое иногда случается после моих пинков. Можем поискать их вместе в зарослях, – предложил девочке бегемот.

– Не стоит, – покачала головой Лидия. – Пусть возвращаются домой и рожают себе новую девочку. Не бракованную, а такую, какую они всегда хотели. А я останусь здесь, со своим новым другом. И еще. Я уже не хочу меняться, не хочу быть звездой черно-белого кино. Мне нравится быть разноцветной. Такой как бабочка, как попугай, как змея. Быть ни на кого не похожим, это так классно!

Глава 15. Транспортные слоны и Мушиный король

Когда троица дорожников встретилась с доктором Блюе в условленном месте, ветеринар, выслушав их новости, пришел в неописуемый восторг.

– То, что эти олухи сами попались к нам в руки, необычайная удача, которую нельзя упускать! Рафф будет ждать фургон с носорогом здесь, у озера. Мы же поедем и схватим их в дикой саванне, где нас никто не увидит и не выследит.

Доктор и его сообщники сидели за темным столиком в самой облезлой забегаловке для водителей грузовиков и разнорабочих в окрестностях Виктории. Блюе выбрал ее, так как был уверен, что это было последнее место во всей Дзангезии, куда может заявиться Рафф и его дружки.

– Джентльмены, – торжественно обратился ветеринар к Домкрату, Тыкве и Бороде, поднимая свой бокал. – Вы полностью реабилитировали себя в моих глазах!

Обрадовано переглянувшись, дорожники чокнулись с ним своими стаканами. В тот же вечер троица бандитов в сопровождении ветеринара вернулась в мотель, где они оставили пленных черепаху и оленя под охраной своего компаньона. Однако, когда они зашли в номер, то не обнаружили там ни Пуду, ни Ашу, ни Дохляка. Ветеринар сразу же заподозрил, что самый отвратительный для него персонаж из всей четверки дорожников, сам выпытал у зверей информацию о фургоне и направился к нему, чтобы в одиночку срезать с носорога драгоценный рог.

– И почему я тогда в клубе не прикончил его тем бивнем! – зарычал Блюе, стукнув кулаком по пустой железной клетке, где пару часов назад сидели Пуду и Аша.

Однако вожак дорожников Домкрат, задумчиво походив по их номеру и кухне, высказал другую версию.

– Дохляк точно дал дёру, но, скорее всего, сам и не в сторону фургона, – сказал он Блюе. – Вероятно олень и черепаха каким-то образом обвели этого балбеса вокруг пальца и смотались. И тогда, испугавшись нашей расплаты, Дохляк тоже решил бежать. Как видим, он прихватил из номера телевизор, чтобы загнать его на базаре. Скорее всего, он едет сейчас в каком-то автобусе, попивает пиво и думает, как лихо он нас всех надурил. Кретин!

Ветеринар в сердцах сплюнул себе под ноги и без сил плюхнулся в кресло. Однако, когда злость его поутихла и к нему вернулась способность здраво рассуждать, Блюе сообразил, что для них еще не все было потеряно.

– Говорите, олень и черепаха сами бросились вам под колеса с ящиком мороженого? – переспросил он у дорожников. – Это кажется странным. У них есть благородная миссия – похоронить своего друга на его родине. За ними гонятся враги, которые уже пробовали их убить, а они останавливаются, чтобы заработать лишнюю копейку? Нет, – покачал головою ветеринар. – Они были вынуждены это сделать, потому что им крайне необходимы были деньги. А это может означать только одно – у них закончился и бензин, и сбережения. Бьюсь об заклад, что нужный нам грузовик стоит сейчас где-то неподалеку на неприметной дороге, которая ведет от этого поселка к озеру Виктория.

– Через это село проходит всего одна дорога, – подсказал Тыква.

– Тогда чего мы тут сидим? Они где-то рядом! – подскочил с кровати Домкрат.

– Нет, не сейчас, – остановил его ветеринар. – На дворе уже темно и фургон легко можно спрятать за любым кустом. Выедем завтра с первыми лучами солнца.

И поставив свои будильники на четыре часа утра, дорожники и ветеринар легли спать.

Утром, на ходу позавтракав и проверив свои ружья и патроны, Блюе, Домкрат, Борода и Тыква вскочили в свой пикап и выехали из поселка. Дорога в это время была безлюдной, поэтому бандиты ни от кого не прятались. Открыв все окна в машине, они выставили из них дула своих больших ружей. Им всем не терпелось как можно скорее найти фургон с беглецами, но ветеринар приказал им ехать по проселочной дороге медленно и глядеть в оба. Поэтому кроме Тыквы за рулем, который больше поглядывал на дорогу, все остальные пассажиры пикапа вертели головами во все стороны, стараясь первыми заметить спрятанный в зарослях фургон. Однако они не заметили двух маленьких птичек, которые быстро спорхнули со своей ветки и полетели вглубь саванны, как только увидели ружья в салоне автомобиля на дороге.

Утром, как и обещал Локи, к грузовику с белым носорогом внутри пришли четверо слонов. Это был отец Локи, большой африканский слон по имени Буба, и трое его братьев – Мбока, Мбука и Йоки. Конечно же, вместе с папой и дядями к грузовику с мороженым пришел и сам Локи.

– Вы уж простите моего шалопая за вчерашнее, – смущено улыбаясь сказал слон Буба четверым друзьям Дана, когда они познакомились. – Мы и сами с женой не можем понять, в кого он уродился таким обжорой.

– Мама говорит, что в тебя, – тут же поправил отца Локи. Тот сделал вид, что ничего не слышал.

– Даже не представляю, как мы сможем отблагодарить вас за помощь. Самим нам никогда не дотолкать этот фургон с нашим другом внутри в его родные края, – сказал слонам растроганный Том.

– Пустяки, – ответил на это Буба. – Мы не меньше вашего ненавидим браконьеров и сочувствуем носорогам.

– Говоря о браконьерах, – вступил в разговор Рыжий. – Вчера два наших друга, – он кивнул на Пуду и Ашу, – едва не стали их жертвами в соседнем поселке. Они чудом спаслись, но, мы ожидаем, что бандиты в любой момент бросятся за нами в погоню.

– Тогда не будем терять время, садитесь за руль, – сказал им слон.

И Аша привычно залезла на рулевое колесо, а Пуду, на всякий случай, занял место возле педали тормоза. Буба и Мбока уперлись в задние двери фургона своими широкими лбами и стали толкать грузовик вперед по дороге. Примерно через километр, Бубу и Мбоку сзади фургона подменили Мбука и Йоки. Так, меняя друг друга, слоны за несколько часов протолкали грузовик километров на десять.

– Завтра к обеду должны выйти к озеру. Сын сказал, что вас интересует берег возле Покинутого леса? – спросил Буба Тома и Рыжего, которые все время шли рядом со слонами.

– Верно, – ответил ему Том. – Почему тот лес называют Покинутым?

– Потому что его покинули все носороги, которые жили там раньше, – объяснил им слон. В этот момент на его бивни одна за другой опустились две синие птички – Цвирка и Фьють.

– Браконьеры. В машине. Едут этой дорогой, – сообщила Бубе запыхавшаяся Цвирка.

– Зеленый пикап. Четверо в салоне. У всех большущие ружья, – дополнила подругу Фьють.

– Далеко? – спросил у птиц Буба.

– Только выехали из поселка, едут медленно, шарят глазами по зарослям, но все равно быстрее, чем вы идете, – ответила Цвирка.

 

– Немного времени у нас есть, – сказал Буба Рыжему и Тому и остановил своих братьев.

– Что будем делать? Спрячемся в саванне? – спросил у Бубы Рыжий.

– Мы не сможем затолкать фургон далеко по высокой траве и кустарникам, – ответил за брата Мбока.

Буба, глядя на пустую дорогу позади них, о чем-то надолго задумался, потом глаза его сверкнули и он повернулся к спутникам.

– Я слышал, что с браконьерами, которые охотились на сайгаков, разобрались местные пчелы. Думаю, нам тоже следует обратиться к насекомым за помощью. Нас могут выручить мухи.

Все братья Бубы одобрительно закивали головами. Потому что это действительно была хорошая идея. Крошечным мухам гораздо удобнее воевать с браконьерами, чем огромным слонам. В слона попадет любой дурак с ружьем, а вот вы попробуйте попасть из ружья по мухе. Пробовали? И с каким результатом? Вот то-то и оно.

– Тогда я зову Мушиного короля, – сказал Буба всей компании и, высоко задрав свой хобот, громогласно в него затрубил. "Слон Буба вызывает на переговоры Мушиного короля, со всем уважением и надеждой на скорую встречу", – так можно было бы перевести его рёв на человеческий язык. В тот же миг несколько десятков, а может и сотен мух, лениво круживших возле животных, собрались в рой и быстро полетели куда-то вглубь дикой саванны. Прошло примерно минут десять и небо вдали над желто-зеленными полями потемнело. То летело племя Мушиного короля. Вскоре воздух вокруг слонов и четверки наших героев наполнился низким гудением, как будто все они очутились внутри электрической трансформаторной будки. Мушиная туча зависла над их головами и из нее к Бубе вылетела самая большая и красивая, зелёно-фиолетовая муха. То был Мушиный король.

– Какие переговоры хочет вести со мною слон Буба? – зажужжал Мушиный король и все остальные мухи сразу же затихли и опустились на кусты и траву.

– Я и моя семья, а также наши гости с разных уголков планеты, просят у твоего племени помощи. Сюда едут хорошо вооруженные браконьеры и сами мы, как ты понимаешь, ничего не сможем противопоставить их ружьям. Для вас же они не представляют угрозы. Прогоните их с нашей саванны, и мы вас отблагодарим, – сказал Буба мухам.

– Хм… – задумался Мушиный король. – Не люблю охотников с ружьями. В отличие от вас, зверей, они всегда забирают всю свою добычу с собой, не оставляя ничего нам, мухам.

Он медленно покружил возле головы Бубы и спросил.

– И как же вы собираетесь с нами поквитаться?

– Мы вам заплатим. Деньгами. Сможете купить себе на базаре мясца, – предложил Буба.

Мушиный король захохотал в воздухе.

– Где ты видел муху, которая бы платила на базаре за мясо? – все еще трясясь от смеха, спросил он у Бубы. – Каждый, кто покупает мясо на базаре, должен знать, что мы пробовали его мясо до него. Но вернемся к делу. Мухи не признают денег, так как они слишком тяжелые и к тому же несъедобные, но у вас есть кое-что другое, что действительно может нас заинтересовать. Надеюсь, вы вчера все хорошо поужинали? – спросил он у слонов и зверей.

Буба переглянулся с братьями.

– Да. Не жалуемся, – ответил он мухе.

– Тогда сейчас вы все зайдете в саванну и оставите там для нас свои большие кучи. Ваших какашек должно хватить нам надолго.

Буба снова оглянулся на своих родственников и новых друзей и, не встретив никаких возражений, сказал мушиному королю.

– Договор!

– Вот и славненько, – довольно потер передними лапками Мушиный король. – Тогда мы беремся за ваших браконьеров.

И, воинственно зажужжав, Мушиный король взлетел высоко в воздух. С травы, деревьев и кустов тут же поднялась туча его воинов и быстро полетела над дорогой навстречу бандитам на пикапе.

– Ну что же, друзья, пойдемте в кусты, оставим гостинцы для наших спасителей, – сказал Буба всей звериной компании.

И четверо слонов и четверо друзей носорога, отойдя от своего грузовика, присели в кустарниках. Последним возле своих родственников и новых знакомых устроился Локи.

– Вот и пригодился ваш ящик с мороженым, а также еще несколько десятков бананов и киви, – сказал он Рыжему и Тому, похлопав себя по животу. Малыша аж распирало от гордости, что он вместе со взрослыми делает важное дело – оставляет племени Мушиного короля гонорар за их расправу над браконьерами.

Тем временем в пикапе царило приподнятое настроение. Ветеринар и Домкрат выведали у местного фермера, что вчера утром по этой дороге действительно проезжал старенький грузовик с фургоном. Бандиты были уверены, что это был тот самый нужный им грузовик, в фургоне которого лежал нужный им носорог с нужным им рогом.

– Ричард Рафф сейчас, наверняка, играет в покер с теми английскими аристократами и травит им байки о своих подвигах на сафари. "Однажды я обезвредил дикого африканского льва с помощью одной лишь своей улыбки", – изобразил директора "Золотого рога" Домкрат, обнажив свои желтые и местами золотые зубы. Вышло не очень похоже, однако и Тыква, и Борода с готовностью громко расхохотались. Ветеринар тоже не удержался и растянул рот в ленивой усмешке. Дорога его разморила.

– Разбудите меня, когда увидите впереди фургон, – приказал он дорожникам, надвигая на глаза шляпу и удобнее устраиваясь на переднем кресле пикапа.

Домкрат, Тыква и Борода продолжали негромко переговариваться, время от времени смеясь и планируя, как именно они будут тратить свои деньги, когда, наконец, догонят фургон с мертвым носорогом и перестреляют зверушек, которые его у них похитили. Неожиданно впереди них на безоблачном доселе голубом небе возникла темная туча.

– Кто-то слушал сегодня прогноз погоды? – поинтересовался у коллег Тыква, первым заметив темное облако впереди. – Разве там обещали дождь?

Никто ему не ответил. Туча быстро к ним приближалась, и вскоре даже через звук старенького двигателя их пикапа дорожники расслышали грозное и раздраженное гудение. И вот небо над ними потемнело. Сбив с головы шляпу, ветеринар с ужасом уставился в лобовое стекло.

– Окна! Идиоты, закройте окна! – заорал он, хватаясь за ручку своего стеклоподъемника.

Но было уже поздно. Тысячи мух залетели в салон автомобиля и покрыли кожу всех его пассажиров чёрно-зелёно-фиолетовым мехом. Дорожники и ветеринар завыли от сотен болезненных укусов, и вскоре их пикап соскочил с дороги и заглох. Домкрат, Тыква, Борода и Блюе вывалились из дверей машины и принялись перекатываться по земле, стараясь сбить с себя раздраженных подданных Мушиного короля. Кто-то из их четверки так и не выпустил из рук ружье. Прозвучало несколько выстрелов, но, как мы уже говорили, очень трудно попасть из ружья по мухе, особенно, когда она сидит у тебя на лбу.

Глава 16. Граф и графиня решают семейные вопросы

Тем временем, граф и графиня в своем доме на колесах пытались прийти в себя после жуткого происшествия в дикой природе, которое едва не стоило им жизни. Графиня Анна заварила их любимый сорт чая, а граф Пол поставил в стереосистему самый спокойный альбом классической музыки. Все это должно было восстановить их душевное равновесие. Однако равновесие в их душах упрямо отказывалось восстанавливаться, поэтому оба аристократа чувствовали себя довольно паршиво, хотя и не хотели этого показывать.

– Пол, тебе не показалось, что с Лидией было что-то не так? – наконец произнесла графиня вопрос, который уже давно вертелся у нее на кончике языка.

– Что ты имеешь в виду? – поднял бровь граф.

– Конечно, мы были на той поляне всего пару ужасных секунд, но мне показалось, что Лидия вела себя как-то странно, – пояснила графиня.

– Да, мне тоже показалось, – неохотно признал граф.

– Значит, мы оба заметили, что она не была похожей на девочку, которую похитили. У нее был вполне счастливый вид, как будто она какой-то Маугли. Она разговаривала с тем чудовищем, как будто оно было милым домашним песиком.

– Думаю, что у нее просто был шок, – сказал на это граф.

Графиня недовольно втянула губы, уставившись в свою чашку. Но граф прекрасно знал, что их разговор еще далеко не окончен. Подбородок графини задрожал, уголки ее губ потекли вниз и она заговорила с мужем голосом, в котором звучали слезы.

– За эти годы у меня не раз возникало чувство, что она не наша девочка. Что ее просто подбросили нам во время родов, дабы превратить нашу жизнь в сплошной кошмар.

– Ради бога, Анна, ты рожала дома! – рассердился граф.

– И ты думаешь это стало преградой для наших врагов? Нет, сердце матери не обманешь, я всегда знала – она подкидыш, а ты просто не хотел меня слушать.

– Снова завела свою старую пластинку, – вздохнул граф. В то же время он чувствовал, что возражает жене больше за инерцией. Его уже тоже измотали их бесплодные попытки сделать из своей дочки нормального здорового ребенка, которого не стыдно вывести в свет.

– Мы не на то тратим свои душевные силы, – продолжила графиня, решительно вытирая слёзы платочком. – Мой доктор сказал, что еще ничего не потеряно, есть новые методы, новые лекарства, которые творят чудеса. Мы все еще можем иметь детей, если приложим к этому все наши старания. И наши деньги. И не будем пытаться вылечить то, что было испорчено с рождения.

Вместо ответа, граф только с шумом выпустил воздух из легких. В этот момент в дверь их автодома коротко и решительно постучали. Граф выглянул в окно и пошел к двери.

– Не открывай! – испуганно прошептала ему графиня.

– Анна, это не бегемот! – раздраженно прошептал граф в ответ и громко спросил.

– Кто там?

– Британская секретная служба. Граф Пол, у меня к вам срочный разговор, – ответили снаружи.

Граф открыл двери и запустил в салон высокого мужчину в сером костюме и шляпе.

– Агент Мокрица, кодовое число одиннадцать, – отрекомендовался тот графу и графине, взмахнув перед ними своим удостоверением, и сразу же перешел к делу.

– Дирекцию "Золотого рога" и всю вашу теплую компанию собираются арестовать за незаконные операции с редкими дикими животными. Совместная операция полиции и Дзангезийского министерства дикой природы начнется с минуты на минуту. Меня успел вовремя предупредить об этом наш человек в Министерстве. Поэтому, можно сказать, вам повезло, – сообщил агент.

Оглядевшись вокруг, он слегка ослабил свой галстук и продолжил уже менее официальным тоном.

– Не понимаю, как вы вообще в это вляпались? С вашими деньгами и связями в Лондоне оказаться в одной компании с азиатскими бандитами и украинским олигархом… Неужели в природе существует хоть что-то, что нельзя было бы вылечить в Англии? Вы что, Киплинга начитались? – спросил он у графа уже не скрывая насмешки.

Граф хотел было сказать этому нахалу, что он забывается и суёт свой шпионский нос не в свои дела, но вовремя вспомнил, что его безопасность и репутация сейчас напрямую зависели от агента Мокрицы.

– Чем нам угрожает эта операция? – спросил он подчеркнуто спокойным голосом.

– Конечно, маловероятно, что они отправят вас за решетку, у нас хорошие дипломатические отношения с местным правительством, – снисходительно ответил Мокрица. – Но мы не можем обещать, что вся эта история останется в тайне. Есть большая вероятность того, что ваши имена попадут к журналистам. Будет огласка, сплетни, публикации…

– Это конец, – сразу же побледнел граф. Больше всего на свете он боялся британских журналистов и их беспощадных перьев.

– Еще нет, если вы сейчас же уберетесь отсюда со мною. Я привез дипломатические паспорта для вас и вашей дочки, – успокоил его агент.

– В том то и дело, что мы не знаем, где она, – раздраженно сказала графиня.

– Мы не можем медлить, полицейский спецназ вот-вот будет здесь, – сказал Мокрица, глянув на свои часы.

– Это она во всем виновата, – зашипела графиня Анна. – Это все из-за нее. Она никогда не была похожей на нас, не ценила наши усилия…

– Анна, не начинай! – оборвал ее граф. – Простите за эту семейную сцену, агент. Так вы говорите, что времени у нас нет? – переспросил он у Мокрицы.

– Боюсь, что совсем, – подтвердил тот.

– Что ж, мы едем, – принял решение граф. – Мы сделали для нее все, что могли. Дальше пусть сама о себе позаботится.

Рейтинг@Mail.ru