Последнее путешествие белого носорога

Ярослав Степаненко
Последнее путешествие белого носорога

Глава 10. Зачем жирафам длинные шеи

Свое следующее утро Том, Аша, Пуду и Рыжий начали с того, что позавтракали мороженым. Местное мороженое звери единогласно оценили как очень вкусное. Друзья только теперь поняли, почему владельцы фабрики не пускали посторонних на ее территорию – они просто боялись, что кто-то украдет их уникальный рецепт.

– Странно, – сказал Том, вдумчиво перекатывая во рту большой шарик черничного пломбира. – Не знаю, как это объяснить, но мне кажется, что я знаю из молока какой коровы сделан мой пломбир – из молока Индии № 2.

– А я ем рожок из молока Гренландии, – сказал Рыжий. – В нем чувствуется ее товарищеский и в то же время слегка авантюрный характер.

– А моё мороженое сделали из молока коровы Испании, оно успокаивает и клонит в сон, – поделилась Аша.

– А ты что скажешь, Пуду? Из молока какой коровы сделали твоё? – спросил Том у оленя.

– Из молока Чили, конечно же, – не задумываясь ответил олень.

– Ты уверен? – засомневался Том.

– Нет, но я патриот, – ответил Пуду.

– Бьюсь об заклад, что этот день уже не сможет стать лучше, хотя он только-только начался, – сказал Рыжий, с наслаждением облизывая уже третий рожок с розовым мороженым из молока Гренландии.

– Позволь с тобой не согласиться. Он может стать еще лучше, если к нежному холодному мороженому добавить чашечку свежего горячего кофе, – ответил панде котик. Он вдруг понял, чем он будет заниматься во время их первой же остановки на каком-нибудь придорожном базаре – покупать походную газовую плиту и большую турку. Ну и местный кофе, конечно же.

Том быстро нашел на базаре и плиту, и газовые баллоны к ней, и выбрал несколько неизвестных ему сортов заварного кофе, а вот с туркой вышла заминка. Обойдя все лотки с посудой, он ни на одном из них не нашел того, что искал. В конце концов, заметив на одном из столов небольшой медный ковшик, Том решил, что будет варить кофе в нем. Именно в этот момент ему и встретились две высоченные жирафы, спины которых были обвешаны сумками со всякой базарной всячиной.

– Прошу прощения, – обратилась одна из них к Тому. – Это случайно не ваш грузовик стоит там на дороге?

Том утвердительно кивнул.

– В таком случае, не могли бы вы подвезти нас несколько километров до нашей саванны? – спросила у него вторая.

– На самом деле, несколько десятков километров, – уточнила первая жирафа. – И пока мы со всем своим скарбом протопаем их пешком, то совсем умаемся, – в подтверждение своих слов она встряхнула набитыми сумками у себя на спине, которые с готовностью зазвенели чем-то стеклянным и тяжелым.

– Я бы с удовольствием, – ответил дамам Том. – Но, видите ли в чем дело, я путешествую с друзьями, и мы и сами едва помещаемся в нашей кабине, а в фургоне у нас лежит покойник и к тому же там довольно холодно.

– Ничего страшного, мы прекрасно устроимся на крыше вашего чудесного фургона, – успокоила котика первая жирафа. – Кстати, меня зовут Кася, – назвалась она.

– А меня Бася, – и себе представилась вторая жирафа.

– Том, очень приятно, – отрекомендовался котик и жестом пригласил жираф к грузовику.

Там их уже ожидали остальные члены экипажа со своими покупками, в основном едой и предметами гигиены. Том представил жираф друзьям и Кася с Басей быстро взобрались на крышу фургона.

– Можете не бояться, в отличие от Рыжего, мы с Пуду ездим очень спокойно, – успокоила новых пассажирок Аша.

– Ничего, мы привыкли к тряске, – ответили Кася и Бася.

И они поехали. Аша сдержала свое слово и тихонько вела их грузовик по достаточно ровной трасе. Такая езда потихоньку всех их убаюкивала, включая и самого водителя. В очередной раз встряхнув сонною головою, черепаха подумала: "Не стоит больше есть мороженое из молока Испании перед поездкой, оно действует на меня как снотворное". Поэтому Аша попросила Тома открыть окно с ее стороны, чтобы поток встречного воздуха развеял ее сонливость. И вскоре звери в кабине услышали с крыши голоса своих новых пассажирок.

 
Если б я длинную шею не мыла
Я б все сокровища света купила.
А так пока свою шею помою
Летом начну, закончу зимою.
Часто бывает, зовут меня в гости,
А как приду, на столе только кости.
Ведь я пока свою шею помою
Летом начну, закончу зимою.
Ведь я пока свою шею помою
Летом начну, закончу зимою…
 

Вот такую песенку пели на крыше Кася и Бася. И Аша стала тихонько подпевать жирафам, встряхивая в такт их песне зеленым чубчиком на голове. Ее сонливость сразу же прошла. Жирафы же продолжали петь и всем в кабине казалось, что их песня будет такой же длинной и красивой, как и их шеи. Не зря же их регулярно приглашали в Большой Звериный Хор их саванны. Внезапно жирафы заметили, что их фургон быстро догоняют две здоровенные грузовые машины. То были автокран и грузовой эвакуатор. Наверное, стоит рассказать тем нашим читателям, которые не слишком хорошо разбираются в дорожной технике, о них поподробнее. Эвакуатор – это такой грузовик с большой платформой, на которой он перевозит поломанные или разбитые автомобили. То есть, эвакуирует их с места происшествия. Ну а что такое автокран, вы, наверное, и сами хорошо знаете. Это обычный подъемный кран только установленный на грузовик. У машиниста автокрана есть своя персональная стеклянная будка, именно оттуда он управляет стрелой крана с помощью рычагов, а не из кабины водителя, как кое-кто думает. Теперь вернемся к нашим жирафам. Резко оборвав свою песню, Кася и Бася стали внимательно следить за дорогой. Первым их настиг громадный автомобиль-эвакуатор. Обогнав грузовик зверей, он резко затормозил прямо у них перед носом. Лишь сильно дернув руль и вильнув фургоном, Аше удалось избежать столкновения. Жирафы на крыше синхронно кивнули своими головками, но сохранили равновесие. Однако это было только началом. Теперь с грузовиком зверей поравнялся большущий желтый автокран. Будка на его платформе внезапно ожила и в следующее мгновение в кабину наших четырех героев врезалась тяжелая стрела крана. Посыпалось стекло и один бок их кабины остался слегка помятым. Подскочив от неожиданности, Аша стала быстро вертеть рулем, пытаясь ускользнуть от взбесившегося автокрана. Но дорогу впереди ей снова загородил бандитский эвакуатор. "Мы в ловушке!", – запаниковала Аша, продолжая, тем не менее, быстро и уверенно крутить свой руль. Тем временем жирафы наблюдали с крыши, как машинист крана, азартно дергая рычаги, снова направляет свою стрелу на их фургон. И тогда Бася вытянула шею и засунула свою голову прямо в будку крановщика.

– Что за… А ну брысь отсюда, а не то я тебе голову откручу! – выкрикнул ей удивленный крановщик, но, конечно же, ничего он Басе не открутил, так как обе его руки были заняты рычагами.

Не долго думая Бася высунула изо рта свой длинный язык и залепила им крановщику глаза.

– Ай! Ой! Прекрати! Сейчас же убери свой ядовитый язык! – заорал крановщик и стал беспорядочно дергать своими рычагами.

И тяжелая стрела автокрана стала беспомощно дергаться из стороны в сторону, будто она тоже ослепла. Тем временем Кася и себе засунула голову в кабину к водителю автокрана и тоже залепила своим шершавым языком тому глаза.

– Ой-ой-ой, как же печет! Убери его! – закричал шофер и, бросив свой руль, стал пытаться стянуть с глаз влажный язык жирафы.

Дело было в том, что с утра обе наши жирафы лакомились листьями Бешенного куста. Так местные обитатели прозвали растущий в саванне куст, листья которого страшно жалятся, если их, к примеру, потереть в руках или засунуть в рот. Но языки Каси и Баси были привыкшими к этим листьям, чего, разумеется, не скажешь о людях. Ох и пекло же в глаза бандитам на автокране! Визжа и подпрыгивая на своих сидениях, они как попало дергали руль и все свои рычаги, совсем позабыв о безопасности и направлении движения. Вскоре неуправляемый автокран резко вильнул в сторону эвакуатора и чуть не взял его на таран. Шофер эвакуатора лишь в последний момент смог избежать столкновения и грязно выругался в адрес своих дружков-бандитов. Но не успел эвакуаторщик перевести дух, как в его кабину со всего маха врезалась тяжеленная стрела автокрана, которую направил туда ослепленный крановщик. От удара эвакуатор выбросило на обочину, куда он потянул и зацепившийся за него автокран. Ловкие жирафы тут же выдернули свои головы из его кабины и будки. Машинист и шофер автокрана, снова обретшие способность видеть, в ужасе вцепились в свои рычаги и руль, но было уже поздно – миг и оба грузовика на полном ходу налетели на столб и загорелись.

Через несколько километров, убедившись, что за ними больше никто не гонится, Аша попросила Пуду нажать на тормоз. Звери выпрыгнули из кабины и первым делом осмотрели свой грузовик. К счастью, они увидели, что удар стрелы крана был не таким уж и разрушительным, как им сперва показалось в общей суматохе. Серьезно пострадали только пассажирские двери, которые вогнулись вовнутрь и потеряли свое стекло. Зато лобовое стекло уцелело, невзирая на множество трещин и трещинок, которые растеклись по нему как извивистые реки и их притоки.

– Слава речным богам, все живы и здоровы, – сказала взволнованная Аша.

– Ага, если не брать в расчет Дана, – согласился с нею Том.

– Вот это приключение – так приключение. Слава нашим храбрым пассажиркам! – радостно воскликнул Рыжий.

– Слава! – поддержали его друзья.

И польщенные жирафы так высоко задрали свои головы, что маленький Пуду совсем потерял их из виду. "Что будет с головой, если ей доведется шмякнуться на землю с такой высоты? – размышлял он. – Лучше о таком просто не думать". Тем временем Том, достав фотографию из вольера Дана, спросил у жираф: не знакома ли им местность с этого снимка? Но Кася и Бася, взглянув на фото, отрицательно покачали головами.

– Нам тут уже недалеко, спасибо, что подбросили, – сказали жирафы, подбирая свои сумки с покупками. Однако они ушли в свою саванну только после того, как Том угостил их заваренным в новом ковшике кофе и фисташковым мороженым из молока коровы Италии № 3.

 

Глава 11. Смерть на охоте

Когда на следующий день участники погони за рогом Дана отъезжали от придорожного отеля, Ричард Рафф был не в лучшем расположении духа. Объяснялось это тем, что с утра у директора "Золотого рога" состоялась не самая приятная беседа с его вьетнамскими клиентами. Когда Рафф настоятельно посоветовал Дракону больше не устраивать охоту на заповедной территории, так как об этом могут проведать зоозащитники и поднять шум в прессе, бандит вместо ответа просто достал пистолет и приставил его ко лбу директора.

– Ты кто такой, чтобы учить меня жить? Иди лучше ищи своего носорога, пока у меня терпение не лопнуло, – процедил он Ричарду.

Вьетнамцы насмешливо засмеялись, и бледный Рафф как ошпаренный выскочил из номера Дракона.

– Эти болваны не понимают, что тут им не Вьетнам, и каждое животное имеет свою цену, а каждый кусок земли – своего хозяина. Ох, чует моё сердце, подведут они нас всех под монастырь, – жаловался Рафф ветеринару Блюе, который, как обычно, молча сидел рядом с ним в машине. – Да еще и этот украинский жлоб постоянно морочит мне голову своим слоном. Видите ли, готовое чучело его не устраивает, он хочет сделать его только из собственного трофея! Хорошо хоть айтишник и граф с графинею ведут себя прилично, – закончил свою тираду Рафф и мрачно уставился на дорогу перед собой.

Однако разногласия с богатыми клиентами не были единственной проблемой Раффа. Еще вечером ему сообщили, что эвакуатор и автокран, посланные им вперед по трасе с ответственной миссией, неожиданно попали в аварию и сгорели со всем своим экипажем. У Раффа было очень сильное подозрение, что авария эта случилась при непосредственном участии четверых беглецов на краденном фургоне.

– Вот тебе и "полные непрофессионалы", вот тебе и "невинные зверушки", – бормотал он себе под нос, искоса поглядывая на ветеринара. – Я не успеваю собирать трупы после этих милых зверюшек.

"Теперь эти пройдохи точно начнут от нас прятаться и заметать следы. Свернут с большой трассы на сельскую тропинку и привет, поминай как звали", – невесело размышлял Рафф. Догнать украденный драгоценный рог оказалось не так легко, как это представлялось ему вначале. Сейчас он мог надеяться только на то, что похитители-любители сами совершат какую-то глупость и дадут им о себе знать.

Тем временем красная, зеленая и желтая спортивные машины нашли очередной заповедник дикой природы. Разумеется, никто из бандитов не воспринял всерьез угрозы смешного директора Ричарда Раффа. Дракон, Змей и Ворон были уверены, что у них имеется достаточно денег, чтобы охранники или полицейские закрыли глаза на любые их шалости. А если бы кому-то все-таки удалось привлечь их к суду, бандиты не сомневались, что им удастся подкупить и судей с прокурорами. Поэтому, сунув пачку банкнот очередному охраннику, вьетнамские мафиози вскоре обнаружили большое стадо сайгаков. Остановившись, Дракон, Змей и Ворон не спешно достали из багажников ружья, прицелились и открыли стрельбу. Испуганные сайгаки сразу же бросились врассыпную, но убежать удалось не всем – несколько животных остались лежать на земле. К сожалению, в этот раз это не были жертвы болезни. Наученные опытом и болезненными уколами ветеринара, браконьеры целились только по тем мишеням, которые двигались. Стадо уже давно удрало, а Дракон, Змей и Ворон продолжали орать, хохотать и палить из ружей просто в воздух. Словом, подняли ужасный шум…

Хоть это пастбище и считалось сайгачьим, жили они там не одни. Кроме них там обитали африканские дикие пчелы. Они уже давно привыкли к своим сайгакам, а вот всех чужих, кто забредал к ним в гости, встречали не слишком любезно, больно жаля чужаков вместо приветствия, как бы говоря им: "Убирайтесь-ка подобру-поздорову, пока целы". С азартом охотясь на сайгаков, Дракон, конечно же, не заметил, как его машина зацепила один из полевых ульев, а шум от выстрелов разозлил всех остальных пчел в округе. Никто еще не видел их такими злыми. Пчёлы мигом подняли в бой все свои эскадрильи и на пастбище опустилась ночь. Ночь пчелиной мести. Всего за несколько секунд пчелы умудрились так искусать браконьеров, что лица тех стали похожими на распухшие буханки хлеба. Вопя и отмахиваясь от пчел руками, бандиты бросились к своим машинам. Плотно закрыв их окна и двери, они включили фары и заревели своими спортивными двигателями. Из-за пчел, которые облепили им все окна, вьетнамцам совсем не было видно дороги, но Дракон, Змей и Ворон все равно сорвались с места. Желтая и зеленая машины ориентировались на яркие задние фонари своего шефа, а Дракон рулил вслепую, полагаясь на свою интуицию. Хотя окна машины были плотно закрытыми, пчелы каким-то образом все равно проникали в салон, поэтому главарю банды приходилось рулить одной рукою, другой он отмахивался от обозленных насекомых. Вот он почувствовал, что саванну под его колесами сменила ровная дорога, но по-прежнему не мог разглядеть, где же он едет. "Да когда же эти твари от нас, наконец, отцепятся!", – со злостью подумал Дракон и еще сильнее надавил на педаль газа. Спортивный автомобиль заревел как пораненный зверь и рванул вперед. Внезапно все пчелы, как одна, отлетели от его машины и Дракон увидел сквозь очистившееся лобовое стекло, что он несется прямо в пропасть. Вскрикнув, он ударил по тормозам, но было уже поздно. Пробив хлипкое деревянное ограждение обзорной площадки, его машина полетела вниз. Через мгновение за нею нырнули желтая и зеленная машины. Пропасть, куда они падали, была одной из самых красивых во всей Дзангезии. На ее дне юркой змейкой вилась голубая речка, а скалы вокруг потопали в зелени. Пчелы благородно позволили своим жертвам полюбоваться последним в их жизни прекрасным видом.

Проехав несколько часов по безлюдной саванне, Юхим Копанский внезапно приказал своему водителю остановиться и вылез из машины. Зайдя в высокую желтую траву, достававшую ему до пояса, олигарх медленно и с удовольствием втянул воздух в легкие.

– Чует моё сердце, где-то рядом бродит здоровенный хорошенький слон, – сказал он охранникам.

– Я не вижу здесь никаких слонов, жирафов или крокодилов, – с сомнением ответил начальник его охраны.

– Это потому что с тебя охотник, как с придурковатой собачки моей жены, которая только то и умеет, что гадить на ковер в моей спальне, – ответил ему Копанский. – Неси ружьё!

Взяв в руки оружие, Юхим громко клацнул его механизмом, проверяя патроны. И решительно пошагал вглубь саванны. Вся его свита, за исключением шоферов, шла метрах в тридцати позади со своими ружьями. Заметив это, две небольшие синие птички, что сидели на ветке неподалеку, с шумом вспорхнули в воздух и быстро куда-то полетели. Браконьеры не обратили на эту мелюзгу никакого внимания. А птички, которых, кстати, звали Цвирка и Фьють, пролетев около полкилометра, опустились в траву рядом с семейством больших слонов, мирно отдыхавших в тени нескольких деревьев.

– Просыпайтесь! Убегайте! Быстрее уносите ноги! – чирикали слонам Цвирка и Фьють. – Сюда идет отряд злобных охотников, все с большущими ружьями в руках.

Слоны сразу же проснулись и переполошились.

– Собирайтесь! – выкрикнула мать-слониха.

– А чтоб им пусто было, – недовольно буркнул себе под хобот большой папа-слон, широко зевая и поднимаясь на ноги.

– А вы уверены, что это были настоящие охотники? – недоверчиво поинтересовался у Цвирки и Фьють маленький слоненок. – Может это просто туристы с фотоаппаратами и у них можно будет выцыганить бананы? – предположил он с надеждой.

– Да, мы уверены! – с обидой ответила ему Цвирка. – Я своими глазами видела у них в руках здоровенные ружья, которые пахнут настоящей смертью. Никаких тебе бананов и фотоаппаратов.

– Быстрее, Локи! Бегом, – подтолкнула к кустам слоненка мама-слониха и обернулась к птицам. – Большое вам спасибо! Прилетайте как-то в гости, оставим для вас что-то вкусненькое.

И трое слонов быстро побежали вглубь зарослей.

Быстро шагая сквозь высокую траву, Юхим Копанский был полон уверенности, что охотничий нюх, который не раз делал его героем на охоте, и на этот раз его не подводит. Внезапно он остановился и, присев на корточки, стал что-то высматривать в траве.

– Что я вам говорил? – довольно выкрикнул он своим парням. – Слоновьи какашки! Еще совсем свеженькие, значит, звери где-то рядышком.

И, ускорив шаг, Юхим почти побежал вперед. Пот из под соломенной шляпы заливал старику лоб, ему хрипло дышалось, однако охотник и не думал сбавлять обороты – азарт и жажда крови буквально толкали его в спину. У Юхима было такое чувство, будто он разом помолодел лет на тридцать, а то и на все пятьдесят.

– Ну где вы там плететесь? Не хотите лезть поперёд батьки в пекло? – насмешливо выкрикнул он за спину к своим охранникам, а потом внезапно оступился и упал лицом в траву.

Охранники, увидев, что их шеф снова исчез в высоких зарослях, подумали, что тот изучает очередную слоновью какашку. Однако Юхим все не поднимался. Подойдя к нему и перевернув лицом вверх, охранники обнаружили, что их шеф скончался. Глаза его удивленно и немного обиженно смотрели в африканское небо, будто спрашивая у него: куда оно спрятало от него его охотничий трофей?

– Вот те на, у нас же завтра зарплата, – расстроился один из охранников.

– Жена заплатит, – утешил его старший охранник и достал из кармана мертвого шефа его смартфон. Включив телефон, он набрал номер госпожи Копанской.

– Выражаю самые искренние соболезнования, ваш муж внезапно ушел из жизни, – пробубнил старший охранник в трубку.

– Ооооо! Так вы наконец-то соизволили включить мобильник! – завизжал кто-то на другом конце провода так, что все охранники прекрасно это услышали. – Старый дурак! Бросил все на меня и удрал к носорогам, а у нас тут сменили министра и прокурора, и на наших шахтах обыски и аресты! Все наше имущество вот-вот конфискуют, а хозяин знай себе бегает по Африке с ружьем. Что вы там говорите? Умер??? Что ж, надеюсь, он уже в пекле. В любом случае, меня это уже не касается, передайте старому хрычу, что я с ним развожусь!

И после этого молодая жена мертвого олигарха бросила трубку. Старший охранник посмотрел на телефон, потом на своих подчиненных и, молча сняв с руки Юхима швейцарские часы, пошел к машине. Остальные охранники посеменили за ним следом. Их преданность к хозяину закончилась вместе с его деньгами. Копанский остался лежать в саванне и только большие черные птицы с хищными клювами, заинтересовано подбирающиеся к его телу все ближе и ближе, были его компаньонами.

Директор клуба "Золотой рог" стойко воспринял грустную новость, что его организация потеряла сразу четверых клиентов.

– Таким образом, у нас появилось еще два килограмма рога на продажу, – довольно потирая руки сказал Рафф доктору Блюе, однако, тут же помрачнел. – Два килограмма рога, который нам еще нужно догнать.

Когда ему сообщили о смертях в саванне, Рафф как раз сидел в очередном придорожном мотеле над детальной картой Дзангезии.

– Эти зверята не такие глупые, как вы нас все время пытались убедить, доктор, – снова упрекнул Рафф ветеринара. – Что беглецы сделают сейчас, когда поняли, что мы висим у них на хвосте и знаем, где их искать? Ответ очевиден: они попробуют исчезнуть, испариться, съехать с широкого и заметного транс африканского шоссе на какую-то проселочную дорогу, неприметную тропку.

Рафф еще ниже склонился над картой Дзангезии.

– Вот тут они разобрались с нашими грузовиками, – ткнул он в кружочек на карте и надолго задумался.

– Чтоб мне провалиться, – внезапно промолвил он изумленно, не отрывая глаз от карты. – Кажется, я знаю куда направляются наши беглецы.

– Знаете? – недоверчиво переспросил Блюе. – Откуда?

Подсунув к нему карту, Рафф ткнул пальцем в большое синее пятно, нарисованное на ней неподалеку от места аварии эвакуатора и автокрана.

– Чуткие и преданные своему другу зверята хотят похоронить носорога на его малой Родине, – сказал он.

– Озеро Виктория. Место, где родился и вырос Дан, – прошептал пораженный ветеринар.

Рейтинг@Mail.ru