Последнее путешествие белого носорога

Ярослав Степаненко
Последнее путешествие белого носорога

– Это я его отрубил, – напомнил всем Дохляк из-за бортика кузова.

– И не только его! – заревел в ответ Домкрат из кабины. – Погоди, я тебе еще отрублю за это твою проклятую голову!

И под стоны своего вожака банда дорожников выехала со двора музея.

Сбросив с себя брезент, Том на полную грудь вдохнул ночной воздух. "Кажется, пронесло", – удивленно подумал он. Вскоре он услышал громкое сопение и, приподняв голову, увидел как к нему подбегает троица его компаньонов.

– Ну ты как, живой? – первым поинтересовался у него запыхавшийся Пуду.

Том кивнул.

– А рог? – осторожно спросил Рыжий. – Рог у браконьеров?

Том отрицательно покачал головою.

– А где же Дан? – удивилась Аша.

Том кивнул на свою стену из ящиков. Обойдя ее, черепаха, олень и панда обнаружили своего мертвого и неповрежденного друга.

– Что здесь вообще произошло? Ты что, дрался с ними в одиночку? Мы слышали крики, спешили изо всех сил, но в этом музее столько всяких лестниц и коридоров, что мы едва не заблудились. Почему они уехали без рога? – снова задал вопрос Пуду. И Том, наконец, накопил достаточно сил для того, чтобы рассказать друзьям, как ему удалось обвести бандитов вокруг пальца.

– Ветеринар был прав, когда называл их балбесами. Хотел бы я взглянуть на его лицо, когда эти ребята привезут ему старый бивень вместо драгоценного рога, – засмеялся Пуду.

– Да уж, они будут очень разочарованы. И очень злы, – сказала Аша. – Именно поэтому нам нужно как можно скорее отсюда сматываться. Вместе с Даном.

– Вертолет не поднимет носорога, – вздохнул Рыжий. – Нужно поискать другой транспорт.

– Только грузовик, – заявила Аша, решительно тряхнув своим зеленым чубчиком на макушке. – Когда мы сюда подлетали, я присмотрела чудесный грузовик на соседней улице. С большущим фургоном. Даже такой великан как Дан там поместится, еще и место останется.

– Всегда мечтал управлять грузовиком, – с восхищением глянул на Ашу Рыжий. – Госпожа черепаха, ведите вашего шофера к нашему новому транспортному средству.

Глава 5. Клуб "Золотой рог"

Президент закрытого оздоровительного клуба "Золотой рог" Ричард Рафф уже давно не был таким довольным. Это был седой, габаритный мужчина с таким ухоженным бронзовым лицом, как будто кожу на нем долго начищали до блеска наждачной бумагой. Однако больше всего Рафф гордился своею драгоценной улыбкою. Когда Ричард демонстрировал окружающим свои идеальные искусственные зубы, то выглядел как продавец-консультант в салоне элитного фарфора. Он закурил сигару и пригубил золотистый напиток из низенького пузатенького бокала. Хорошее настроение Ричарда объяснялось просто – только что его банковский счет стал больше на 7 миллионов долларов. В его кабинете за длинным столом для переговоров сидело семь владельцев "золотой акции" клуба "Золотой рог". Каждый из них приобрел свою акцию на тайном международном аукционе. Каждый отвалил за нее миллион долларов – громадные деньги, но что они значили по сравнению со здоровьем, а может и бессмертием, которое они собирались купить за них. Каждый из акционеров должен был получить около полкилограмма рога белого носорога, прославившегося тем, что он прожил дольше всех представителей своего вида. Что уже делало его рог уникальным.

– Больше такой возможности не представится, – подзуживал Ричард своих клиентов перед аукционом. – Будут другие рога, но ни один из них больше не будет рогом белого носорога. Следовательно, и их магические лекарственные возможности будут слабее, значительно слабее!

Рядом с директором "Золотого рога" за директорским столом сидел уже знакомый нашим читателям ветеринар Дзангезийского зоопарка Дэвид Блюе – высокий брюнет с аккуратной короткой стрижкой и серыми водянистыми глазами. Дэвид то и дело дергал своей левой рукой и смотрел на новенькие швейцарские часы. Не так для того, чтобы еще раз узнать который час, как для того, чтобы снова продемонстрировать Ричарду Раффу свой восторг и благодарность. Директор всего час назад вручил ветеринару это произведение часового искусства в награду за успешно проведенную спецоперацию "Болезнь и смерть белого носорога". Тем временем, семеро акционеров, члены их семей и их охранники листали туристические буклеты Дзангезии и угощались коктейлями и закусками, которые разносили по большому кабинету директора вышколенные длинноногие сотрудницы "Золотого рога". Чувствовалось, что все чего-то ждут. Поэтому когда у Ричарда Раффа зазвонил телефон, он быстро схватил инкрустированную драгоценными камнями трубку и коротко ответил.

– Да, пусть заносят.

Нажав на «отбой», он одними глазами указал ветеринару на дверь. Тот тихо поднялся и вышел из кабинета. Директор "Золотого рога" повернулся к клиентам и снова продемонстрировал им две фарфоровые полки у себя во рту. Пока что, все шло очень хорошо. Но вскоре внимание Раффа привлекли громкие звуки в коридоре. Там явно разворачивался какой-то скандал. Он слышал громкий и чем-то разозленный голос доктора Блюе и виноватое блеяние его подопечных. Еще раз ослепив гостей натянутой улыбкой, Рафф поспешил к дверям. Выйдя в коридор, Ричард увидел разъяренного ветеринара и четверку его «балбесов». Кроя своих "проверенных людей" последними словами, Блюе размахивал перед их носами каким-то бивнем. Рога белого носорога, появления которого с таким нетерпением ждали владельцы "золотых акций", нигде не было видно. Что касается дорожников, то выглядели они плачевно, особенно их низенький вожак. Зад Домкрата был так сяк обмотан старыми бинтами, из под которых выглядывала вата, поролон и даже сено со следами крови.

– Что за переполох, начальник? Сказано было срезать рог с большой туши в брезенте – сделано! Там больше не было никаких других туш и рогов, – наконец, удалось вставить свою реплику в монолог ветеринара Дохляку. – Между прочим, это я рог своим топором отпанахал, а он крепко за своего носорога держался, зараза, – захихикал он.

Вместо ответа ветеринар размахнулся и со всей силы шмякнул слоновьим бивнем Дохляка по голове. Однако юркий дорожник успел в последнее мгновение подставить под удар плечо, истошно ойкнул и бросился наутек. За ним побежали и остальные «балбесы». Ветеринар бросился было их догонять, но Рафф остановил его своим окриком.

– Оставь их, рога у них нет! Кто-то нас опередил, – сказал он. – Надо сообщить акционерам.

Румяное лицо босса мгновенно посерело от злости, когда он увидел, что именно принесли ему дорожники вместо рога белого носорога. Но когда он вернулся в свой просторный кабинет, на его лице уже снова сияли две фарфоровые полки из посудной лавки.

– Господа, должен вам сообщить, что у нас возникла небольшая техническая проблемка логистического характера. Мы решим ее в самые сжатые сроки, поэтому не стоит из-за этого беспокоится. Тем более, что есть и хорошие новости – к пакету услуг, который вы приобрели вместе с "золотой акцией" клуба "Золотой рог", добавилось сафари. Завтра все мы отправимся в погоню.

Глава 6. В саванну на грузовике

В то время, когда Ричард Рафф в своем кабинете успокаивал владельцев "золотой акции", Том, Аша, Пуду и Рыжий уже ехали далеко за городом по одному из транс африканских шоссе на большой грузовой машине. Позади них в прохладном и темном фургоне лежал Дан со своим рогом. И хотя звери смертельно устали, у всех у них слипались глаза, а рты то и дело растягивались в широких зевках, они не останавливались на ночлег, понимая, что им следует удрать как можно дальше, прежде чем браконьеры опомнятся и бросятся за ними в погоню. Глядя на ночное шоссе впереди, каждый из них вспоминал события этой сумасшедшей ночи, которая неожиданно сделала из них беглецов. После того, как Тому в музее удалось обмануть четверку дорожников, все они ощутили эйфорию. Она еще больше усилилась, когда Рыжий в компании с Ашей подогнал под музей большой грузовик. Открыв его фургон, они обнаружили внутри куски сухого льда и пустые ящики из-под каких-то продуктов.

– Как раз то, что надо, – радостно сказал Том.

Но вопрос Пуду сразу вернул их с небес на землю.

– А как мы его туда затащим? – спросил у всех карликовый олень.

Звери посмотрели на Дана, потом на свой фургон и стали синхронно чесать затылки. У их грузовика не было механической руки с ремнями, как на той машине, которая вывозила носорога из зоопарка. А запихнуть Дана в фургон своими силами им можно было даже не пытаться. На какой-то короткий миг им даже показалось, что все было зря. Они не смогут повторно обмануть браконьеров, которые вот-вот вернутся в музей за настоящим рогом, и поднять Дана им тоже было не под силу. Но потом у Рыжего возникла идея.

– Надо использовать вертолет, – сказал он друзьям.

– Ты же сам говорил, что он такой вес не потянет, – возразил ему Пуду.

– Я говорил, что он не сможет с ним лететь, – объяснил Рыжий. – А нам нужно только слегка приподнять Дана на высоту… – он подошел к грузовику и отмерил расстояние от земли до дна фургона. – Приблизительно восемьдесят сантиметров. Только для этого кто-то из вас должен управлять грузовиком.

Итак, они придумали такой план. На Дана одевается вертолетная сетка (для этого им тоже пришлось потрудиться: Том и Рыжий, кряхтя, приподнимали отдельно каждую ногу носорога, а Аша и Пуду быстро поддевали под нее сетку) и Рыжий приподнимает его вертолетом на восемьдесят сантиметров над землей. Открытый фургон направляется задним ходом и проглатывает в себя носорога. Они и сами не верили, что им удастся осуществить свой план (больше всего оптимизма излучал Рыжий), но им все-таки это удалось. Перед началом операции звери расчистили площадку для вертолета и панда быстро спустил его с крыши. Дальше они прицепили к нему сетку и разошлись по своим местам. Рыжий залез в вертолет, Аша и Пуду – в грузовик, крутить рулем и нажимать на педали, а Том остался возле Дана, чтобы страховать сетку и направлять его в фургон. На счет «раз-два-три» панда поднял вертолет в воздух. Сетка моментально натянулась как струна, но Дан остался лежать, где лежал. Тогда Рыжий раскрутил мотор на максимальные обороты и, зажужжав будто разъяренная оса, вертолет стал потихонечку отрывать груз от земли. Аша приказала Пуду нажать на газ, и открытый фургон двинулся на носорога.

 

– Еще выше! – махнул Том Рыжему и вертолет, затарахтев из последних сил, поднял сетку с носорогом на метр от земли. И тогда Том что было мочи навалился и затолкнул Дана внутрь пустого фургона. Рыжий тут же отцепил сетку и освобожденный вертолет вспорхнул в воздух. По какой-то странной траектории он перелетел через крышу музея и скрылся из виду. Спустя секунду Том услышал на площади взрыв и шипение рассерженной воды. Он застыл возле фургона. Аша и Пуду вывалились из кабины и, как и Том, уставились на столб белого пара, который поднимался над крышею музея.

– Господи, он разбился, – прошептал Пуду в отчаянии, но уже в следующее мгновение звери увидели, как через приоткрытые ворота во двор музея вбегает мокрый с головы до задних лап Рыжий с довольно высунутым изо рта круглым языком.

– Чего стоим? – поинтересовался он у друзей. – Сейчас здесь полгорода будет, надо драпать.

– Так ты не разбился? – спросил у Рыжего Том, закрывая двери фургона.

– Нет, дружище. Наш вертолет, судя по всему, надорвался от сверх усилий и потерял управление. Поэтому я решил не дожидаться посадки и самостоятельно из него катапультировался в направлении фонтана. Заодно и искупался, – объяснил Рыжий.

Когда они вчетвером залезли в большую кабину грузовика, Аша категорически заявила, что этой ночью вести его будет она в паре с оленем Пуду.

– Хватит уже с тебя на сегодня катастроф, – сказала она Рыжему. Потом, включив передачу и поудобнее устроившись на руле, обратилась к своему напарнику.

– Пуду, газуй, пожалуйста.

Олень прыгнул на педаль газа и грузовик сдвинулся с места. Так они и проехали несколько часов – сначала возбужденные и радостные, делясь впечатлениями и подшучивая над «балбесами» дорожниками, а затем утомленные и сонные, и все больше молча. В очередной раз зевнув на всю ширину морды, Рыжий уже не впервые за ночь предложил команде их водителей.

– Может вас подменить? Небось устали уже.

– Нам уже всем пора отдохнуть. Ты устал не меньше нашего, – ответила ему Аша, моргая покрасневшими глазами. – Пуду, тормози, пожалуйста.

И их грузовик остановился возле какого-то дикого поля с темными кустами и деревьями. Пробормотав друг другу "Спокойной ночи", уже второй раз за эту ночь, звери быстро провалились в сон там, где они и сидели. Котик на водительско-пассажирском диване, черепаха на руле, олень на коврике возле педалей, а панда сверху приборной панели.

Глава 7. Клиенты "Золотого рога" отправляются в погоню

– Ситуация, на самом деле, не столь катастрофична, как всем нам сначала показалось. Да, признаю, я сплоховал, и это будет мне уроком на будущее, – еще раз извинился ветеринар, скосив глаза на Ричарда Раффа. Его шеф промолчал, задумчиво ковыряясь пальцем в своем широком носу, поэтому ветеринар продолжил. – По информации, которую мне удалось добыть в зоопарке, наш товар украли четверо животных. Это иноземные приятели покойного носорога, я видел их всех на его поминках. Они полные непрофессионалы и неудачники, даже по звериным меркам. Украли в зоопарке вертолет и тут же разбили его возле музея. Удивительно, как они сами при этом не убились. Потом сумели как-то обмануть наших дорожников…

– Твоих балбесов, – поправил его Рафф.

– Да, моих балбесов, – вздохнул ветеринар. – Дальше украли старый фургон, загрузили в него Дана и удрали из города. Однако, далеко они не заедут. Я рассказал об их грузовике своему человеку в полиции, и он пообещал отследить их машину по полицейским каналам, тайно от своего начальства, разумеется. Поэтому, очень скоро олень, морской котик, панда и черепаха, вместе с краденным носорогом, будут у нас в руках.

Директор "Золотого рога", наконец, доковырялся до чего-то в своем большом носу и, достав это что-то на свет божий, внимательно его рассмотрел.

– Я бы не был таким оптимистом, – задумчиво сказал он. – Как им удалось загрузить тушу носорога в фургон? Вариантов два: либо им кто-то помогает, либо они отнюдь не такие простофили, как ты нам тут рассказываешь. Но то, что им на хвост сел наш человек в полиции, хорошая новость. Главное, чтобы легавые не сунули свои носы к нашему грузу, не хватало нам еще и с ними делиться! Однако, мы не можем просто сидеть сложа руки и ждать известий от коррумпированных полицейских, надо и самим что-то делать. Как только наши акционеры проснутся и позавтракают, мы отправляемся на свое собственное сафари – охоту на четверых маленьких воришек. Как рассказали мои информаторы, похожий фургон, не слишком уверено и быстро едущий по дороге, видели ночью на транс африканском шоссе. По нему мы и поедем.

И Дэвид Блюе, Ричард Рафф и еще двое немногословных помощников директора с одинаковыми квадратными подбородками на этом завершили свое экстренное ночное совещание и разошлись по своим номерам.

С утра от отеля «Парадайз», где поселили всех владельцев "Золотой акции", а также их родственников и охранников, отъехала целая кавалькада разнообразных автомобилей. Впереди колоны ехал большой внедорожник песочного цвета Ричарда Раффа, с большим запасным колесом прямо на капоте и лебедкой в переднем бампере. Директор "Золотого рога" сел за руль в идеально выглаженном оливковом мундире, на шее у него болтался полевой бинокль, а на поясе рация. "Перед вами настоящий африканский следопыт готовый к любым испытаниям", – как бы говорил он своим клиентам. Вместе с ним в салоне внедорожника сидел невыспавшийся, и поэтому хмурый ветеринар Дэвид Блюе в своем обычном сером рабочем костюме и два квадратных помощника Раффа. В отличие от доктора, большинство владельцев "золотых акций" и их сопровождающие отправлялись на сафари в хорошем расположении духа. Кое-кто из них даже считал, что, возможно это и к лучшему, что рог не вручили им сразу в отеле, а за ним еще придется поохотится. Это было похоже на настоящее африканское приключение – с погоней, азартом, адреналином в крови и прекрасными видами из салона автомобиля. Если бы Ричард Рафф предложил им это заранее, они бы ему еще и доплатили. Но кто же отправился в большое африканское сафари за рогом белого носорога? Давайте познакомимся с владельцами "золотых акций" поближе.

На трех мощных, обтекаемых и будто приплюснутых к земле гоночных машинах по трассе ехала троица вьетнамских криминальных авторитетов, в компании своих «бойцов». У каждого из них было нормальное имя, однако между собой они называли друг друга только своими бандитскими кличками. Поэтому так будем называть их и мы. В гоночном автомобиле ярко-красного цвета ехал лидер вьетнамцев по кличке Дракон. В желтой и зеленой машине сидели его правая и левая рука – бандиты Змей и Ворон. Возможно, вас заинтересует, что же заставило здоровых и еще достаточно молодых мужчин (всем им едва перевалило за тридцать) стать охотниками за рогом? Ответ скрывается в их криминальном прошлом. Десять лет назад, когда Дракон, Ворон и Змей, еще как рядовые участники банды, бегали с пистолетами в трущобах своего города и стреляли в таких же, как и они парней, только из других группировок, с ними случилась одна история. Как-то перед важной ночной «операцией», Дракон позвал Змея и Ворона к себе домой выпить кофе. Напиток им приготовил Драконов дедушка, которого внук уважал, но считал слегка чокнутым. И как оказалось не напрасно, поскольку когда с кофе было покончено, старик внезапно признался, что добавил в него порошок из рога индийского носорога, который он почти тридцать лет хранил в своем сундуке "на черный день". Дракон его тогда чуть не отлупил, старика спасло только то, что внуку уже пора было отправляться на его ночное «задание». Их банда должна была ответить на вызов соперников из другого района города. То была самая большая битва из всех, в которых Дракону доводилось участвовать. С обеих сторон погибли десятки бойцов – от рядовых бандитов, до больших боссов. Их банда победила, но в живых осталось только пятеро ее участников: их раненный босс, его сын, и Дракон, Ворон и Змей.

– Дракон, Змей, Ворон, подойдите ко мне, – позвал их раненный босс, когда все закончилось. – Вы проявили себя настоящими бойцами. Я никогда этого не забуду и награжу каждого из вас. А сейчас просите, что хотите: деньги, машину, квартиру?

Дракон переглянулся со своими друзьями и ответил.

– Все!

И, выхватив пистолет, он выстрелил в босса.

– Предатель! – взвыл сын убитого и бросился на Дракона с ножом, но его остановили пули Ворона и Змея.

– Рог носорога действительно подарил нам новую жизнь, старик не соврал, – сказал тогда Дракон приятелям. – Что ж, приятно чувствовать себя живым и бессмертным.

Так они стали главарями банды и с той поры взяли за привычку регулярно употреблять порошок из рога носорога. Поэтому, когда Ричард Рафф выставил на продажу рог последнего белого носорога, Дракон и его дружки первыми купили себе по акции.

Сразу за разноцветными гоночными машинами вьетнамцев по транс африканскому шоссе ехал длинный черный седан украинского угольного олигарха Юхима Копанского, в сопровождении квадратного внедорожника охраны. Юхим приехал в Африку, потому что боялся смерти. У него была молодая жена (бывшая «мисс-Украина», между прочим), только что построенная «хата», превосходившая своими размерами дома большинства европейских монархов, шахты и влиятельные друзья во власти. Казалось бы, живи и радуйся, думал Юхим, как вдруг врачи сообщили ему, что все это он может в любой момент потерять из-за банальной болезни, которая называлась старостью. Копанский был с этим не согласен, поэтому когда один из народных целителей нашептал ему о чудодейственном африканском роге, он сразу же приобрел акцию Раффа. Как только лимузин Юхима выехал из столицы Дзангезии, олигарх с наслаждением сбросил парадный костюм и напялил на себя шлепанцы, широкие трикотажные шорты, майку-паутинку, жилетку с кучей маленьких кармашек для патронов и большую соломенную шляпу. В этом костюме пасечника, Юхим снисходительно посматривал на своих охранников, которые так и остались в своих плотных черных пиджаках. Копанский был одним из тех, кого обрадовала новость о сафари.

– Мечтаю завалить слона. Нет, не ради мяса, я ем только курочку и речную рыбку, – рассказывал украинец вьетнамцам через охранника-переводчика перед отъездом из отеля. – А чтобы привезти его голову домой и повесить на стенку в хате. У всех моих соседей на стенах висят одни кабаны и олени, только у прокурора я видел тигра, а у меня будет слон. Кто не зайдет в дом, глянет на стену и все поймет – здесь не кто-нибудь, а сам Копанский живет! – и важно подняв вверх толстый указательный палец, Юхим надул щеки. Вьетнамцы с пониманием покивали головами.

Следом за лимузином Копанского ехали граф Пол и графиня Анна из Англии со своею наследницей Лидией. Да, самые настоящие граф и графиня, с длинными титулами, старинным замком и разветвленной родословной, которая в нескольких местах тесно переплеталась с многими королевскими родами. Граф и графиня приехали в Африку на роскошном доме на колесах – снаружи он был похожим на современный автобус, а внутри, кроме привычных кресел, в нем поместились еще и две достаточно больших кровати, маленькая кухня, обеденный стол и даже душ с туалетом. Графа и графиню привела в Африку надежда исцелить дочь – наследницу их имени и всех титулов.

Следом за аристократами на маленьком пляжном джипе, взятом напрокат в столице, по трасе ехал американский айтишник-стартапер Майкл Джобняк из Силиконовой долины в Калифорнии. Раньше всех своих сверстников заработав первый миллион, а потом еще двести пятьдесят или шестьдесят, он уже и сам не помнил точно сколько, Майкл в свои тридцать три года внезапно потерял интерес к жизни, так как работа и деньги его больше не радовали и он не мог понять, чем же ему заниматься дальше? Ответ на вопрос "А зачем мы, собственно, живем на этом свете?" Джобняк принялся искать во всех мировых религиях и учениях, путешествуя по храмам и монастырям Индии и Азии. В одном из таких храмов старый монах (или старый шарлатан в форме монаха) посоветовал Майклу прочистить свой мозг с помощью порошка из рога носорога. Джобняк ухватился за эту идею и купил себе "золотую акцию" клуба "Золотой рог". Ему, как дитю демократии, многое здесь в Дзангезии казалось диким и несовременным. В частности и то, как распространялись эти самые лекарства из рогов. Майкл был уверен – если он задействует свои креативные способности, то легко придумает какой-то новый, более современный способ добывания рогов без вреда для самих носорогов. На первой же остановке он обсудил эту идею с графом Полом, который казался ему наиболее образованным и прогрессивным человеком из всей их компании. К тому же, граф мог похвастаться хорошими связями среди европейской элиты. Поэтому Майкл решил сделать его своим партнером по бизнесу.

 

– Вообще-то я гуманист и вегетарианец, и потому не одобряю варварское уничтожение зверей в дикой природе, – заявил Майкл графу. – Здесь в Африке у меня возникла чудесная идея для стартапа – нам следует открыть носорожью ферму и быстро выращивать на ней животных с помощью биохимических добавок, как цыплят бройлеров. Тогда уже спустя пару месяцев можно будет отпиливать их рога и готовить из них лекарства. Вместе мы могли бы быстро завоевать эту нишу, поскольку, как я посмотрю, все в этой отсталой стране стремятся работать по старым правилам, как их деды и прадеды, новые идеи здесь либо не возникают, либо им не дают ходу. Не удивительно, что рогов на всех не хватает и стоят они сумасшедшие деньги. И носорогов остается все меньше.

– Глупости все эти ваши идеи, – снисходительно улыбнулся граф Джобняку. – Как говорят знающие люди, этот рог имеет чудодейственную силу, потому что он вырос вместе с носорогом в дикой природе и сама дикая природа наделила его своими магическими качествами. А откуда же они возьмутся у ваших носорогов-бройлеров? Их рога будут состоять из одной лишь химии и будут скорее вредить здоровью, а не исцелять. Нет, настоящий волшебный рог можно срезать только с настоящего волшебного носорога, такого, за которым мы сейчас и охотимся.

И оставив расстроенного стартапера, граф вернулся в свой дом на колесах, где на полную мощность работал кондиционер.

Графская чета были теми акционерами, которые не очень обрадовались новости о сафари. Была бы их воля, они бы сразу обменяли две свои акции на килограмм чудодейственного рога и вернулись домой, в замок, чтобы лечить свою дочь. С другой стороны, отказаться было бы дурным тоном, посчитали граф и графиня. Поэтому они по очереди вели свой прохладный автодом через жаркую саванну, слушая через его стереосистему классическую музыку или передачи Бибиси. Их единственная наследница сидела на кровати в конце салона и играла в змейку. Здесь мы, наверное, должны объяснить нашим юным читателям, что «Змейка» – это такая древняя игра, в которую много лет назад играли все обладатели кнопочных телефонов Нокия. И именно такой телефон, маленькая синяя кнопочная Нокия, и был у Лидии. Она хранила его именно из-за змейки. Правила игры были очень простыми – юркая и шустрая змея ползала по серому экрану и пожирала маленькие съедобные точки, которые одна за другой появлялись в разных уголках ее пастбища. Точки быстро исчезали, поэтому игроку следовало как можно быстрее направлять к ним змейку с помощью кнопок. Еще нужно было следить за тем, чтобы змея не ужалила себя в хвост, удлиняющийся после каждой ее успешной охоты. Пристрастие дочери к старой игре на древнем телефоне очень удивляло и раздражало родителей Лидии. Каждый раз, когда выходил новый Айфон, больше и мощнее, чем его предшественник, графиня сразу же заказывала его в магазине и клала новую коробку с надкушенным яблочком на боку возле подушки дочери. Лидия распаковывала смартфон, переносила туда номера своих знакомых (друзей у нее не было), вводила свою электронную почту, и продолжала играться со старой Нокией. Трудно сказать наверняка, чем ее так привлекала эта игра. Возможно тем, что и змейка и экран телефона были черно-белыми. Дело в том, что недуг, от которого хотели излечить Лидию ее родители, был связан с цветом. Лицо девочки только с правой стороны было белым, или «нормальным», как называли его ее родители, а с левой – малиново-синим, «испорченным». Разными были и глаза девочки. Правый глаз был голубого цвета, такой же как у ее отца и матери, а левый – ярко-желтого. Лидия не раз представляла, как она попадает в черно-белый мир, где все цвета утрачивают свою силу и ее малиново-синее пятно на лице становится незаметным для окружающих, точно так же, как и ее желтый глаз. И она выглядит так же, как все нормальные дети. Но стоило ей было оторвать глаза от экрана Нокии, как она убеждалась, что все цвета мира были по прежнему на своих местах, ярко напоминая ей о ее уродстве. Могла ли она после этого любить цветные экраны? По этой же причине, Лидия любила смотреть только старые черно-белые кинокартины. От мысли, что она могла бы сняться в таком кино и никто в зале даже не заподозрил бы, что у этой девочки в кадре испорченное лицо, ее сердце начинало биться чаще. Как же ей хотелось попасть в черно-белый мир! Но ее родители утверждали, что никакого черно-белого мира не существует, а ее болезнь можно вылечить только по-настоящему действенным дорогим лекарством, например, таким как этот рог.

Рейтинг@Mail.ru