Последнее путешествие белого носорога

Ярослав Степаненко
Последнее путешествие белого носорога

Посвящается Судану – последнему белому (северному) носорогу на планете, умершему в кенийском зоопарке в марте 2018 года.


Глава 1. Морской котик получает океанскую почту

Островок, на котором жил морской котик Том, был почти весь покрыт толстым слоем голубого льда. Это делало его не очень приспособленным для жизни. Но котику его остров нравился. Как правило, Том коротал на нем время, сочиняя и отправляя письма своим друзьям по переписке. А потом ждал от них ответа, глядя на бескрайний холодный океан. Это занятие ему никогда не надоедало. Кроме писания писем, Том больше всего на свете любил лакомиться свежевыловленной рыбой и пить свежесваренный кофе. Таков был его ежедневный рацион. Но иногда у котика возникали и другие гастрономические капризы. Как-то раз ему ну просто позарез захотелось мороженого. Оглядевшись вокруг, котик озадаченно почесал лоб, поскольку на его острове не обнаружилось ничего похожего на холодильник с рожком мороженого на боку. Тогда он попробовал лизать лед – тот был холодным, но совсем не сладким и не вкусным. И тогда Том решил съездить в мороженную лавку. Он вызвал на свой остров-ледник океанское такси, устроился рядом с шофером и назвал адрес. И океанский таксист повез его в город Аделаида в Австралии. И на его голубом островке-леднике не осталось больше никаких морских котиков. Ведь Том жил на своем достаточно большом для него острове один, и поэтому, когда он куда-то отлучался, тот оставался пустым. А там, куда Том приезжал, становилось на одного котика больше. Как правило, это все равно означало всего один котик. Вот такая несложная арифметика.

Добравшись до Аделаиды, котик отпустил океанское такси и сразу же купил себе целых три рожка пломбира. Сев на скамейку в парке, он стал неторопливо его есть, время от времени вытирая усы своею похожею на ласту лапой. Мороженое исчезало и таяло. И Том вспомнил о своем островке-леднике. Как он там без него поживает, сам в океане? А что, если кто-то захочет его съесть, пока хозяин в отъезде? И остров исчезнет с нашей планеты еще раньше, чем морские котики?

– Это будет форменным безобразием, – пробормотал Том, стараясь выбросить из головы дурные мысли. – Его даже не успели внести в "Книгу тех, кто исчезает" (так котик называл "Красную книгу").

Выйдя на набережную, котик сунул в рот плоскую лапу и громко свистнул. Возле него сразу же остановилось океанское такси.

– Возвращаемся на ледник, – по-деловому сообщил Том капитану такси, забрасывая на палубу целый холодильник с мороженным.

На следующее утро Том сидел на берегу своего острова и смотрел в телевизор. Стоит упомянуть, что в отличие от большинства телевизоров на планете, телевизор Тома показывал всегда одну и ту же программу – Океанские новости. Как и большинство вещей на острове, его прибило к берегу волнами уже много лет назад. Разумеется, он был поломанным, но Тома это не смутило. Выбросив из телевизора всю его электронную начинку, он поставил его на своем пляже. И телевизор стал показывать океан. А поскольку это была очень старая модель телевизора с прямоугольным деревянным корпусом и четырьмя ножками, его можно было еще использовать как кофейный столик. Сейчас на телевизоре, который показывал дневные Океанские новости, стояла мисочка с мороженым и чашка кофе. Голубые, синие или серо-стальные волны, равномерно катившиеся к берегу, котика успокаивали, а кофе, наоборот, его бодрил. Том отхлебнул из чашки и, отправив в рот большую ложку мороженого, прищурился от удовольствия. В этот момент он заметил, что в Океанских новостях стали показывать новый сюжет. В самом уголке экрана возник оранжевый катер с синей надписью «Почта» на боку, и стал быстро приближаться к острову. Через минуту катер уже пришвартовался возле маленького деревянного причала и из его каюты на палубу выскочила молодая девушка в оранжево-синем почтовом комбинезоне.

– Здравствуйте, господин морской котик, – поздоровалась она с Томом. – Вам телеграмма.

Том быстро подошел к катеру и, взяв у девушки бланк, расписался в ее блокноте.

– От кого бы это? – спросил он у почтальонши, взволновано разворачивая бланк телеграммы. Быстро пробежав глазами ее короткое содержание, котик тяжело вздохнул.

– Сочувствую вашему горю, – сказала ему почтальонша. – Отвечать будете?

– Да, – сказал котик. – Телеграфируйте: "Немедленно выезжаю. Том".

Через минуту оранжевый катер почты исчез за синим горизонтом. Том сел назад в свое кресло и машинально протянул руку к чашке с кофе. Но когда он отхлебнул напиток, то уже не почувствовал его вкуса. В телеграмме сообщалось, что умер его друг – носорог Дан из вида Белых. Тома приглашали на его похороны, которые должны были состояться завтра в Центральном Зоопарке африканской страны Дзангезия – последнем пристанище Дана. Носорог сам занимался организацией своих похорон, поскольку уже давно заметил, что состояние его ухудшается. Он заблаговременно написал приглашения для всех своих друзей и попросил работников зоопарка разослать их, когда его не станет. "Дорогой друг Том! – было написано в телеграмме. – Вот и пришло время нам повидаться. Мое имя вычеркнули из "Книги тех, кто исчезает", так как я уже исчез. Надеюсь, скоро вычеркнут из нее и тебя, но не потому, что ты исчезнешь, а потому, что в мире появится целая армия новых маленьких котиков. Смотри, не подведи меня! До встречи, твой Дан".

Глава 2. Носорог Дан

Носорог Дан был очень необычным носорогом. Он был белым. У него была красивая белая кожа, уши и рог. Но больше всего Дан прославился тем, что он был последним белым носорогом на планете и в "Книге тех, кто исчезает" ему была посвящена целая глава. Так он и остался последним. Накануне Дан как обычно вышел из вольера на утреннюю прогулку. Он неспешно обошел свою площадку, щурясь под лучами утреннего солнца, а потом решил почесать свой рог. Чух, чух, с удовольствием терся Дан рогом, нагнув голову к большому чесальному булыжнику на земле, а потом упал на передние ноги, закрыл глаза и больше уже никогда их не открывал. Сотрудник зоопарка Оле, присматривающий за Даном, опустился рядом с носорогом на колени и обнял его за большую шею. Рог Дана сиял чистотой, поскольку он был очень аккуратным носорогом – он регулярно купался и чистил свою белую кожу. Он не хотел, чтобы люди думали, мол, белые носороги были какими-то неряхами и именно потому и вымерли. Но Оле не нужно было это объяснять, он знал, что Дан был очень аккуратным и любил чистоту. Трудно следить за собой, когда ты такой огромный и белый – вся грязь мира так и норовит на тебя налипнуть. Но Дан справлялся. Он был самым настоящим белым носорогом, пока не исчез.

Фотографию Дана и Оле, который стал на колени, чтобы в последний раз обнять своего мертвого друга, напечатали почти все мировые СМИ. Она всех очень растрогала и взволновала. Как так могло случиться? Как мы могли потерять последнего белого носорога на планете? Как же нам не стыдно! – восклицали люди, читая новостные сайты со снимком Дана. Том тоже видел этот снимок, сидя в аэропорту города Аделаида и ожидая своего рейса. Он думал, что Дан на этой фотографии выглядит счастливым и если бы он все еще был живым, то, возможно, захотел бы повесить ее на стенку в своем вольере.

Глава 3. Завещание, похорон и клятва

Как мы уже говорили, носорог Дан знал, что вскоре умрет и поэтому готовился к этому ответственному событию заранее. Он написал завещание, в котором четко указал кому должны были достаться все его вещи после смерти. Вещей было немного. Цветная фотография в рамке (высокие деревья и берег большого озера, за которое садится вечернее солнце), пачка журналов "Нэшнл Джеографик" и «Гэо», да еще большой чесальный булыжник, вот и все его сокровища. Поэтому белый носорог решил завещать также то, что принадлежало ему кроме вещей – свое тело и свой рог. За несколько недель до печальных событий, после планового осмотра местного ветеринара, Дан сказал своему опекуну.

– Оле, я хочу, чтобы после моей смерти моё тело разобрали на органы для других животных. Для тех, кто еще живой. Ты и ученые зоопарка хорошо за ним ухаживали, возможно мои почки или печень смогут спасти кому-то жизнь?

– Дружище, ты, наверное, забыл, что ты последний белый носорог на планете, поэтому больше некому пересаживать твою печень и почки, а другим животным, боюсь, они не подойдут. Хотя, ты безусловно прав, некоторые из твоих органов вполне здоровы, хотя уже и очень стары.

"А сердце у тебя, Белый, вообще самое лучшее на свете", – подумал про себя Оле.

– Действительно, – расстроился Дан. – Извини, все время забываю. Тогда запиши так: Я, белый носорог Дан, завещаю свое тело науке. После моей смерти пусть меня отвезут в Природоведческий Музей и учат на моем примере… На примере моего чучела, – поправился Дан. – Что надо беречь всех, кто живет на нашей планете, так как каждый из нас может однажды исчезнуть. Мы все можем однажды исчезнуть. Как и наша планета.

– Хорошо, Дан. Я передам твоё завещание кому следует, – пообещал ему Оле.

Все это бывший опекун Дана рассказал морскому котику, когда забирал его на своем автомобиле из аэропорта. Когда они прибыли в зоопарк, Том увидел, что закутанного в серый брезент Дана уже положили в центре площадки для прогулок. Рядом стояла табуретка с его фотографией и ваза с цветами. Длинный стол с угощениями для всех гостей церемонии был накрыт возле входа в вольер. Белый носорог ценил своих друзей, хотя почти всех их, кроме Оле, он даже никогда не видел, а знал только благодаря переписке. Поэтому Дан распорядился, чтобы в меню его будущих похорон внесли как можно больше разнообразных овощей и фруктов на любой звериный вкус, а также все виды мороженого, которые только можно было найти в местном супермаркете. В частности, черничное и пломбир с рыбными хвостиками (это были любимые сорта морского котика). Том сел за стол рядом с Оле и, наконец-то, познакомился с остальными друзьями Дана, о которых тот часто писал ему в своих письмах. Давайте познакомимся с ними и мы. Всего за столом сидело четверо животных:

 

1. Уже знакомый нам Том.

2. Австралийская речная черепаха по имени Аша, панцирь которой был полностью покрыт речной зеленью. Кроме этого кустик зеленных водорослей рос прямо на ее маленькой голове с большими умными глазами.

3. Пушистый черно-рыжий панда из Бутана, сразу же сообщивший всем гостям, что они могут звать его просто "Рыжий".

4. И карликовый, величиной с обычного кролика, олень Пуду из лесов Чили. У него была коричневая шубка с частыми вкраплениями белой шерстки, отчего казалось, что Пуду всего минуту назад попал под сильный снегопад и еще не успел отряхнуться.

Морской котик осмотрел своих новых знакомых и отметил, что он был самым крупным зверем в их компании. "Пожалуй, мне стоит вести себя скромно, чтобы они, чего доброго, не подумали, будто я какой-то невоспитанный верзила", – сказал сам себе Том. Также на поминки по носорогу пришли директор зоопарка и его главный ветеринар. Правда, представители руководства задержались в компании гостей ненадолго – выпив прохладного вина и сказав пару теплых слов о покойном, они покинули собрание, оправдываясь тем, что им нужно заботиться о других, еще живых, питомцах зоопарка. И друзья Дана остались только с Оле. Съев все овощные и фруктовые блюда, гости приступили к мороженому, время от времени провозглашая тосты и поднимая бокалы с вином. Постепенно звери подошли к теме, которая беспокоила их больше всего – как так получилось, что род белых носорогов вымер? Том очень удивился, когда узнал из-за чего это случилось. Оказывается такие огромные и грозные животные, как носороги, вообще не имеют достойных соперников среди зверей. Их просто никто не может одолеть в честном бою в дикой природе. Но они бессильны, когда на них охотится человек с ружьем. И убивают их даже не из-за мяса или шкуры. Убийц носорогов интересует только их рог, объяснил друзьям Дана смотритель зоопарка.

– На кой черт браконьерам сдались носорожьи рога? Почему они за ними охотятся? – спросил у Оле обескураженный Том.

– Потому что эти рога стоят сумасшедших денег, на тайных браконьерских рынках их продают даже дороже, чем золото, – объяснил смотритель.

– Что за люди выкладывают за них такие сумы, разве рога такие красивые? Я имею в виду, что они хорошо смотрятся только на самих носорогах, – удивилась черепаха Аша.

– Их покупают не из-за красоты. Во многих местах Азии есть люди, которые верят, что рог носорога может вылечить любую болезнь и даже подарить бессмертие тому, кто съест его щепотку, – объяснил Оле.

– А рог и вправду имеет такую силу? – удивился олень Пуду, который из-за своего роста весь вечер просидел прямо на столе возле своей тарелки.

Оле саркастически фыркнул.

– Рог носорогов состоит из того же вещества, что и волосы или ногти у людей. Лечиться его порошком так же эффективно, как и пить от всех болезней настойку из моих ногтевых обрезков, – и смотритель показал животным свои коротко подстриженные ногти.

Рыжий с отвращением высунул изо рта свой маленький круглый язык, демонстрируя свое отношение к такому сомнительному лечению. Пуду тоже брезгливо подергал маленьким носиком.

– Все это предрассудки и мифы из старых сказок, которые уже давным-давно развенчаны наукою, – продолжил Оле. – Но шарлатанам и браконьерам выгодно поддерживать эти легенды, так как они приносят им сумасшедшие барыши. Людей всегда было легко обмануть, особенно больных и старых, которые хотят верить во все, что обещает им спасение и долгую жизнь.

– И как же быть? Как спасти от браконьеров других носорогов из "Книги тех, кто исчезает"? – спросила черепаха Аша, зеленые водоросли на голове которой уже давно стояли торчком от волнения.

– У нас в зоопарке их охраняет высокий забор, на пастбищах дежурят охранники с оружием, но у меня такое чувство, что мы проигрываем эту битву, – ответил Оле, печально взглянув в сторону покрытого брезентом носорога.

Вскоре к площадке для выгула зверей подъехал грузовик, который должен был доставить Дана в Природоведческий музей. Завернутого в брезент носорога пристегнули ремнями, погрузили на платформу и повезли в его последнее путешествие.

– Я подготовил для вас пустой вольер Дана, чтобы вы не бродили в сумерках в поисках отеля, – сказал Оле гостям. – Спокойной ночи!

И открыв им вольер, смотритель пошел к выходу из зоопарка. Дома его ждали жена и дети, за которыми он тоже любил присматривать, когда возвращался с работы.

Котик, панда, олень и черепаха быстро и без никаких споров решили, кто где будет спать в вольере Дана и стали готовиться ко сну. Спустя минуту все уже устроились на полу, и только олень остался стоять на ногах.

– Выпитое дает о себе знать, – улыбнулся он новым друзьям и посеменил к выходу.

На улице, ориентируясь по указателям, олень быстро отыскал туалет для посетителей зоопарка и прошмыгнул внутрь. Быстро сделав там свои дела, Пуду уже хотел было идти к выходу, как в этот момент в полутемный туалет зашел новый посетитель. Крохотный Пуду, чисто инстинктивно, отскочил в сторону и прижался к стенке. Малютке было не привыкать к ситуациям, когда кто-то большой и рассеянный пытается на него наступить просто из-за того, что не замечает. К счастью, длинноногий человек, в котором олень узнал ветеринара зоопарка, зашел в первую же кабинку уборной. У него как раз зазвонил телефон. Быстро поднесся трубку к уху, ветеринар стал отвечать на звонок, параллельно делая и то дело, ради которого он сюда и пришел.

– Слушаю, босс! Да, все идет по плану. Тушу увезли где-то с полчаса назад. Ориентировочно в полночь ее доставят в музей, – весело сказал в трубку ветеринар.

Воровато оглянувшись назад и не заметив ничего подозрительного, мужчина продолжил разговор. Что касается Пуду, то он, услышав о чем говорит ветеринар, застыл на месте, будто его копытца приклеили к полу уборной.

– Как только носорога оставят в музее, его рог отпилят мои люди. Да, я за них ручаюсь. Они полные балбесы, но балбесы надежные. Сами понимаете, чем меньше они будут знать, ЧТО они отрезают, тем меньше денег они за это попросят. Инструктаж я провел. Думаю, уже часа через два мы с вами станем на несколько миллионов богаче. Это нужно будет отпраздновать, босс! Мне пришлось попотеть. Этот идиот Оле, смотритель носорога, проверял всю его еду. Но он не мог проверить содержимое моих шприцов, – довольно захихикал ветеринар в трубку. – Спасибо, босс. Приятно слышать это от такого большого человека, как вы. До связи!

Попрощавшись со своим собеседником, ветеринар застегнул штаны и, что-то весело насвистывая себе под нос, вышел из туалета.

Тому снилось, будто он сидит на берегу своего острова и сочиняет новое письмо носорогу Дану, как вдруг на его пляж с громким ржанием примчался табун диких лошадей. Он вздрогнул, подскочил на полу и увидел маленького оленя Пуду, который бегал по всему вольеру и довольно громко, как для своих размеров, кричал.

– Вставайте, звери! Да просыпайтесь же! Они хотят отрезать у Дана рог! Они хотят продать его на браконьерском рынке!

Остановившись, Пуду осмотрел своих заспанных и шокированных товарищей и продолжил уже тише.

– Они его убили. Дан умер не от старости, его свел в могилу ветеринар, я сам слышал, как он хвастался этим перед каким-то своим босом.

Когда первый их шок прошел, морской котик, панда и черепаха заставили расстроенного оленя повторить слово в слово весь подслушанный им в уборной разговор. С трудом сдерживая свою ярость, которая вот-вот могла выплеснуться из него, будто горячая каша из забытого на огне котелка, Том сказал новым товарищам.

– Эти люди… настоящие злодеи! Конечно, среди них попадаются и нормальные особи, похожие на нас, зверей. Такие, как Оле или работники океанской почты. Но все же среди людей слишком много настоящих убийц. Это именно они уничтожили всех родственников Дана. И совсем не потому, что им было нечего кушать. Именно из-за людей он был вынужден жить за решетками зоопарка. Но и здесь они его подло отравили! А сейчас они не дают ему покоя даже после смерти, хотят отнять у него его рог. Мы не можем этого допустить! Они не получат носорога – ни целого, ни по частям. Мы отвезем Дана на его родину – в его родную саванну, – Том оглянулся и посмотрел на фотографию на стене. – Туда, где он родился и провел лучшие годы своей жизни, и там его похороним. Пусть после смерти, но Дан все-таки вернется к себе домой.

– Молодец, Том, именно так мы и поступим, ты все правильно сказал, – дрожа своим зеленым чубчиком на голове произнесла черепаха Аша.

– Давайте поклянемся исполнить наше обещание даже ценою собственной жизни – мы не отдадим рог носорога тем, кто его погубил, и доставим Дана домой. Поклянемся памятью Дана, – взволновано предложил товарищам рыжий панда.

– Клянемся! – хором сказали звери.

Глава 4. Подмена в музее

– А теперь нам следует поспешить. Ветеринар сказал, что около полуночи в музей приедут какие-то "его балбесы", которые срежут с Дана рог. Мы должны их опередить! – взволновано топнул копытцем Пуду.

– Но как? – спросила у всей их компании Аша.

– Кто-то в курсе, можно ли сюда вызвать океанское такси? – спросил у своих новых друзей Том.

Новые друзья в ответ только переглянулись. "А я думал, что он умнее", – читалось на лице панды.

"Понятно, – подумал Том. – Какие же могут быть другие варианты?".

– Кто-нибудь знает, где живет Оле? – спросил Рыжий.

– Вы же сами говорили, что люди злодеи, а Оле – это человек! – запротестовал Пуду.

– Пуду, Оле ХОРОШИЙ человек, – ответила оленю черепаха.

Том был согласен с Ашей. Оле расположил его к себе с первых же минут их знакомства. Он вспомнил с какой любовью смотритель Дана рассказывал ему о своем зоопарке, показывал его жильцов и оборудование и даже дал осмотреть… И тут у котика внезапно щелкнуло в мозгу.

– Вертолет! – выкрикнул он своим компаньонам. – Тут есть маленький вертолет. На нем мы точно сможем опередить похитителей.

– Хорошая идея, – сказал панда. – Но ты не поместишься в кабину вертолета, дружище. Мы полетим втроем.

– Мне и не надо в кабину. Это же вертолет зоопарка, у него внизу есть специальная сетка для перевозки… э… животных средних размеров, – объяснил Том.

– Кто-нибудь из вас умеет им управлять? – скептически их всех оглядев, спросила Аша.

– Я ездил на мопеде, а еще как-то проехался на тракторе, который забыли строители в бамбуковой роще, – надул свою плюшевую грудь панда. – Не думаю, что управлять вертолетом сложнее.

– В любом случае, похоже это наш единственный шанс обскакать этих бандитов, – сказал Пуду.

И все с ним согласились. Спустя пару минут четверка друзей уже осторожно подкрадывалась к маленькому вертолету, одиноко стоявшему в центре хорошо вытоптанной поляны рядом с гаражом зоопарка. Убедившись, что за ними никто не следит, Аша, Пуду и Рыжий забрались в кабину вертолета, а Том устроился в крепкой сетке, пристегнутой к его дну.

"Еще никогда в жизни ты не лез в сети сам, Том, – подумал морской котик. – Стоит Рыжему допустить ошибку и ты расшибешься в лепешку на какую-то долю секунды раньше, чем весь остальной экипаж". Но рыжий панда совсем не разделял его пессимизма. Из кабины до Тома долетали его уверенные речи.

– Вот кнопка запуска двигателя, вот рычаги управления. Вверх, вниз, вправо, влево – запутаться сложно. Поехали!

И Рыжий нажал на кнопку старта. Двигатель сразу же ожил и винт обдал Тома потоком свежего ночного воздуха. Им очень повезло, что любознательный Пуду перед визитом в Дзангезию наведался в местную библиотеку и проштудировал все обнаруженные там путеводители и справочники об этой стране. Из них он узнал, что Природоведческий музей Дзангезии располагался на одной из центральных площадей столицы, возле памятника Независимости и комплекса фонтанов. "Было бы неплохо, если б мы рухнули не на площадь, а в фонтан. Уж что-что, а нырять я умею", – вздохнул Том. Как видим, он так и не смог отделаться от мысли, что их воздушное путешествие может закончиться катастрофой. Как будто в подтверждение его опасений, Рыжий дернул на себя рычаг управления и вертолет резко взмыл в воздух. Котика в его сетке тут же стало раскачивать во все стороны. Земля под ним тоже кружилась и раскачивалась, и хотя Тому было не привыкать к океанской качке, вскоре котик почувствовал, как к его горлу подступает тошнота. "Меня сейчас вырвет, – обречено подумал он. – Я был глупцом, когда надеялся, что мы сможем живыми добраться до того музея". Но вопреки его мрачным прогнозам, постепенно их полёт выровнялся и качка в воздухе стихла. Панда, судя по всему, более или менее освоил науку пилотирования. Вот они уже подлетели к столице и, полагаясь на указания Пуду, быстро нашли нужную им площадь и музей. Рыжий опустил вертолет почти к самой крыше старинного здания, похожего сверху на толстую каменную подкову. Двор музея отгораживал от улицы высокий железный забор. Заметив во внутреннем дворе большую серую гору, Том сразу же догадался, что это был их Дан.

 

– Пока не видно ни воров, ни охраны, – сказал Рыжий Аше и Пуду, еще больше снижаясь над двориком. – Но здесь нет места для посадки.

Действительно, весь двор возле носорога, который сам занимал чуть ли не треть его площади, был заставлен всевозможными ящиками и коробками. Наверное, в них хранились все те экспонаты музея, что не вмещались в его стенах.

– Будем садится на крышу, – крикнул Рыжий черепахе и оленю. – Но сначала сбросим музею новый экспонат.

И снизившись еще на пару метров, панда клацнул на приборной доске маленьким переключателем с нарисованной над ним авоськой. Сетка сразу же отсоединилась от вертолета и Том бухнулся метров с пятнадцати точнёхонько на живот лежавшего на земле Дана. Скатившись с носорога на землю, он быстро выбрался из сетки живым и почти невредимым.

– Спасибо, за мягкую посадку, дружище, – сказал Том носорогу.

Он не стал злиться на Рыжего, хотя, возможно, и имел для этого основания. Как и панда, котик понимал, что каждая секунда сейчас была для них на вес золота. Или лучше сказать, на вес Данового рога. Задрав голову, Том увидел, как Рыжий ловко, как для новичка, посадил вертолет на крышу музея – всего три раза подскочив и чуть не перевернувшись, аппарат наконец-то замер на месте и затих. Почти в ту же секунду котик услышал, как за закрытыми воротами музея остановилась машина. "Браконьеры!", – понял Том, услышав клацанье ее тяжелых дверей и голоса мужчин. Он растеряно посмотрел на завернутого в брезент Дана, а потом на крышу музея, где стоял вертолет и были все его сообщники. "Как же быть? – запаниковал морской котик. – Оттянуть Дана куда-то вбок и спрятать?". Не долго думая, он вцепился в рог мертвого друга и изо всех сил потянул его на себя. Дан не сдвинулся с места и на миллиметр. Что было ожидаемо, ведь весил носорог по самым скромным предположениям тоны полторы, Том, собственно, никогда не интересовался у друга его весом. "Может, мне напасть на этих людей и попробовать их прогнать? – мелькнула у Тома в голове отчаянная мысль. – Но я один, а все мои друзья, то есть, все мои МАЛЕНЬКИЕ друзья, где-то на крыше, а людей, судя по разговорам, как минимум трое и они наверняка вооружены". В растерянности, он еще раз окинул взором заваленный ящиками и коробками двор и тут в его голове, наконец, возникла идея. Возможно, она не была такой уж блестящей, но могла сработать. Котик стал хватать большие фанерные коробки и выстраивать их в линию перед Даном. Закончив один ряд, он стал устанавливать поверх его новые ящики и не останавливался до тех пор, пока не построил возле мертвого носорога высокую стену из картона и фанеры. Потом, подскочив к другу, Том попробовал стянуть с него брезент. Безуспешно! Котик сжал зубы, зарычал и потянул так, как еще никогда в жизни ничего не тянул. В глазах у него появились радужные круги, в ушах зазвенело, но брезент потихонечку сполз с носорога. Схватив его в охапку, Том хотел уже бежать и приводить в исполнение свой план, как тут его глаз зацепился за какой-то продолговатый предмет, торчавший из одного из ящиков. Вытянув его, Том увидел, что держит в лапах бивень какого-то слона или может быть даже мамонта – бивень казался ему каменным на ощупь. Прихватив и его, Том выбежал из-за своей фанерной стены и, быстро закутавшись в брезент, лег на землю. Потом, найдя в ткани дыру, он просунул в нее бивень и крепко сжал его своими лапками-ластами. И как раз вовремя. Заскрипев петлями, ворота стали медленно открываться и во двор музея заехал старый пикап зеленого цвета. Вслед за ним во двор вразвалочку зашло трое мужчин в одинаковых желтых комбинезонах дорожных рабочих. Сгрузив из кузова пикапа ручную бензопилу и несколько здоровенных топоров, они медленно подошли к туше в брезенте.

– Не такой уж он и гигант, как заливал нам доктор, – рассмеялся один из них, молодой бородач.

– Как думаешь, Борода, из носорогорятины выйдет вкусное жаркое? – спросил у него самый худой и высокий из всей четверки, хищно шаря глазами по закутанной туше.

– Закатай губу, Дохляк! – рявкнул на него самый низенький и пожилой из «дорожников», по всей видимости, их вожак. – Нам приказано спилить только рог, остальное и пальцем не трогать.

Высокий и жилистый Дохляк только сплюнул в ответ.

– Может, возьмемся за дело, или подождем пока охрана потратит в казино все наши денежки и вернется на объект? – раздражено спросил лысый мускулистый бандит у низенького.

– Да, приступай, Тыква, – приказал тот ему. – Только смотри аккуратно и под самый корень.

– Будет сделано, Домкрат, – ухмыльнулся лысый и дернул за шнур бензопилы. Та сразу хищно зарычала своим мотором. Том сильнее сжал бивень под брезентом, молясь всем богам морских котиков, чтобы лысый бандит ненароком не отрезал ему лапы, такие для него сейчас родные. Видите ли, в первом варианте его плана, котик собирался просто прикинуться мертвым носорогом, надеясь, что когда воришки не обнаружат на его голове рог, то они отвезут своему боссу всю его «тушу». А он по дороге уж как-нибудь придумает способ от них удрать. Когда же он случайно нашел в ящике бивень, то решил выдать его за рог Дана. Но в его планы не входила бензопила. Тем временем, Тыква аккуратно подвел пилу к самому бивню и легонько на него надавил. Пила тут же истошно завизжала, как будто это не она, а ее резали, а бивень забился в лапах котика мелкой испуганной дрожью, словно он и не был каменным.

– Что-то не берет, – удивился Тыква, отводя пилу и разглядывая ее цепь. Он попробовал зайти с другой стороны: пилка снова завизжала, как резаная, а бивень стало лихорадить в онемелых лапах морского котика. "Долго так я не выдержу, – думал Том. – Но если просто бросить им бивень, они, чего доброго, еще догадаются, что он не носорожий".

– Ну что ты там с ним возишься? – раздражено поинтересовался у Тыквы Дохляк и, схватив самый большой топор, и себе подскочил к "туше".

– Подвинься-ка! – крикнул он коллеге с пилой и, широко размахнувшись, рубанул «рог» топором.

Услышав свист гигантского топора, Том в последнее мгновение перед ударом убрал с бивня свои лапы и тот тут же отлетел далеко во двор. Сам же топор, не встретив никакого сопротивления, продолжил свой полет и вскоре встрял в задницу Домкрата, который как раз нагнулся, чтобы заглянуть под брезент. Вожак банды сначала истошно заорал от боли, а потом стал перечислять своим прихвостням, что именно он с ними сделает, как только забинтует рану и остановит кровь. Испуганный Дохляк с окровавленным топором в руках сразу же спрятался в кузове пикапа, а Борода и Тыква стали загружать в кабину своего пораненного шефа и отрубленный "рог".

Рейтинг@Mail.ru