Litres Baner

Белый Крым. 1920

Белый Крым. 1920
ОтложитьЧитал
000
Скачать
Язык:
Русский (эта книга не перевод)
Опубликовано здесь:
2016-01-31
Файл подготовлен:
2020-02-19 14:52:02
Поделиться:

Генерал Яков Александрович Слащов (1885–1929), герой обороны Крыма зимой 1919–1920 гг., был знаменит не только своей храбростью, его воинское мастерство было высоко оценено современниками. За успехи при обороне Крымского полуострова главнокомандующий Русской армией присвоил ему своим приказом право именоваться Слащовым-Крымским, а позже он стал одним из личных врагов генерала Врангеля.

Поступки генерала Слащова многим казались эксцентричными и труднообъяснимыми. Одним из самых загадочных поступков стало возвращение генерала в Советскую Россию из эмиграции.

На страницах своих воспоминаний генерал рассказывает читателям о своем участии в Гражданской войне, конфликте с генералом Врангелем и о своем возвращении на Родину.

Полная версия

Отрывок
Лучшие рецензии на LiveLib
100из 100Champiritas

Если меня спросят, за что я боролся и каково было мое настроение, я чистосердечно отвечу, что не знаю. Это было время, когда я переходил от отчаяния к надеждам, когда неоднократно решал все бросить и уйти /…/

Не скрою, что в моем сознании иногда мелькали мысли о том, что не большинство ли русского народа на стороне большевиков, – ведь невозможно же, что они и теперь торжествуют благодаря лишь немцам, китайцам и т.п., и не предали ли мы родину союзникам. Но эти мысли я как-то трусливо сам отгонял от себя и противопоставлял им слухи о восстаниях внутри России и т.п. Тема Гражданской войны – одна из самых сложных и болезненных, и, не смотря на то, что в неправоте белых меня вряд ли уже что-то разубедит, хочется разобраться в «белом движении» подробнее. Кто же расскажет о них лучше, чем они сами? Современные историки-защитники белогвардейцев всячески стараются обелить своих героев и не смотря на неувязки, пытаются объяснить их неудачи какой-то стихией, злым роком. Эта книга добавила ещё больше на чашу веских объяснений, почему белое движение было обречено на провал чуть ли не с самого начала.Во введении здесь есть комментарий некоего Кручинина, который и является сторонником белых (видно по названию его книг), он пишет в духе того, что «воспоминания» так себе, и вообще Слащёв «темнит и путает следы». Но, ознакомившись с тем, кто этот самый Кручинин, и что он задействован в каком-то учреждении им. Солженицына, я решила не обращать на его слова никакого внимания. Даже если Слащёв привирает, я готова простить ему неточности в виде количества гаубиц и расположения бронепоездов, мне был важен общий тон и настроение книги. Что могу сказать? Мои ощущения лишь подтвердились, а книга изрядно позабавила.Слащёв начинает с того, что «как же так получилось, что созданная ещё Петром Великим армия так бесславно проиграла Русско-Японскую войну?». Имперская армия загнивала давно, с самых высших чинов, высшие чины, которые давали аттестацию «никуда не годным», а эти никуда не годные делали карьеру. А вот эта цитата так и вовсе напомнила мне солженицынские и перестроечные рассказы о Великой отечественной, когда фашистов «закидали шапками»:Наше безответственное правительство ничего не умело сделать, и те, и другие смотрели на армию, как на пушечное мясо, которое, авось, как-нибудь своим количеством раздавит противника.

В современной литературе часто пишут про Добровольническую армию, которая из одного только названия должна говорить сама за себя. Но как пишет Слащёв, состояла она от части из юнкеров, которым некуда было деваться, отчасти из лиц с оккупированных территорий, которые с таким же успехом могли бы присоединиться к красным.Здесь же Слащёв пишет правду о «союзниках» белогвардейцев:Союзники давали деньги, рассчитывая возместить свои расходы со временем русским углём и нефтью.Появился ряд грабителей, ставших во главе белых войск: они были удобны крупному чужеземному капиталу, так как без зазрения совести были готовы на все сделки.Не скрывает мемуарист и главной причины, почему за белыми массы не пошли. У них был только лозунг «отечество», но сами они не знали, за что боролись, лишь исполняли приказы иностранных господ.Одним из главных фигурантов повествования Слащёва является барон Врангель. Соперничество их видно, и, может быть даже мемуарист где-то лукавит, описывая их вражду. Однако, нельзя не заметить разлад в рядах высшего начальства. А сам Врангель действовал иногда даже странно: если верить Автору, то барон старался избавиться от соперников и окружал себя слабыми. Тех, кто мог создать ему конкуренцию он пытался устранить, отсылая на заведомо проигрышные направления. Но, впрочем, и сам барон, не смог ответить, чем он и его армия лучше большевиков:/…/ дело дошло до упрека с моей стороны, что, кажется, мы начинаем плясать под дудку французов, а подняли мы восстание против Советской власти, как против власти, поставленной немцами. Чем немцы хуже французов? Врангель промолчал и стал уверять, что наше движение на Донецкий бассейн приближает нас к Дону, который к нам присоединится/…/В книге очень много подробностей вплоть до количества оружия и прокладки железных дорог. Эта информация интересна, и иногда даже кажется, что белым просто не везло, однако противник работал грамотно и осторожно. Не уверенна, что мемуарист был откровенен до конца. Возможно, как нас предупреждают во введении, он принизил достоинства Врангеля. Но не отнять главного: белые сами не знали за что боролись, а их тщеславие и стремление нажиться и выслужиться перед французами разобщило их и сделало противниками друг друга. Массы за ними не пошли, не пошли даже те, чьи интересны они, казалось бы, представляли.Тут же уже не было сомнений, что безыдейная борьба продолжается под командой лиц, не заслуживающих никакого доверия, и, главное, под диктовку иностранцев, т.е. французов, которые теперь вместо немцев желают овладеть «отечеством». Кто же мы тогда? На этот вопрос не хотелось отвечать даже самому себе.

60из 100AleksandrPopov600

Книга «Белый Крым, 1920» известного руководителя войск белой армии во время Гражданской войны в России (1918-1922) генерал-лейтенанта Якова Александровича Слащева (Слащов-Крымский, 1885-1929) рассказывает о довольно кратком периоде его жизни, о 1919-1921 г.г., о периоде завершения войны и паническом бегстве белогвардейцев за границу.

Если не знать биографии Слащева, его высшего военного образования, то можно было бы утверждать, что мемуары написаны малограмотным, психически неуравновешенным человеком. Они похожи на черновые неотредактированные наброски дневника, в котором автор фиксировал свои наблюдения и делал выводы.

Книга насыщена множеством исторических документов, писем, приказов по войскам, постановлений органов власти юга России.

В целом, на мой взгляд, мемуары правдоподобны, хотя в них и присутствует авторский субъективный оттенок. Изложение боевых событий и выводы, в основном, тождественны рассказам об этом АИ Деникина (1872-1947), ПН Врангеля (1878-1928), СМ Буденного (1883-1973) и других участников Гражданской войны.

Субъективный оттенок присущ автору при негативном описании характера и служебной деятельности главнокомандующего белыми войсками на юге России или так называемой «русской армии» Врангеля. Слащев не скрывает, что между ними были конфликтные отношения, которые и послужили в дальнейшем отрицательной характеристике барона.

Слащев пишет, что после возвращения из эмиграции в Россию в 1921 году и его амнистии, он коренным образом пересмотрел свои отношение и взгляды на братоубийственную войну, на авантюристический характер белого движения. Насколько он был правдив, не знаю, мне трудно судить. Думаю, что читатель сам разберется в этом, прочитав книгу.

100из 100Arsa56-11

Герой первой мировой войны Яков Александрович Слащов – личность интересная, неординарная, его судьба трагична. Он всегда служил России, честь для него была превыше всего, но он тоже заблуждался, искал выход из ситуации, сложившейся на фронтах Гражданской войны. Воевал – даже стал именоваться Крымским по приказу Главнокомандующего Русской Армией генерала П.Н. Врангеля за успешную оборону полуострова. Но вскоре Слащов понял, что они- «наёмники иностранного капитала». В своей книге «Белый Крым.1920» Слащов пишет о Добровольческой армии, которую не поддержал народ,– он выражал недовольство. Войска разлагались, процветало массовое дезертирство; части белой армии по 3- 5 месяцев не получали содержание, грабили население, Крым был забит шайками голодных людей, паника была полная. «На Крым смотрели как на что-то обречённое». Также Слащов пишет о ситуации в Мелитополе, Бердянске, Херсоне – Красная Армия наступала. Добровольческая армия, несмотря на все усилия, терпела поражение за поражением. Слащов отмечает, что «Красные дрались как регулярная армия». О П. Врангеле генерал Слащов отзывается нелицеприятно – Врангель был зачинщиком многих интриг; Слащов подал рапорт об отставке в августе 1920 года. Всего лишь год пробыв в эмиграции, Слащов вернулся на родину, в Россию: "«Не захотел отделяться от России, когда она переносила голод, холод, эпидемии,– решил переносить всё, выпавшее ей на долю». Слащов честно пишет о своих политических заблуждениях,– эта книга – историческое свидетельство трагического пути русского генерала Якова Александровича Слащова, который стал прообразом героев многих литературных произведений.

Оставить отзыв

Рейтинг@Mail.ru