Бездна Тайн

Вэлери Эл
Бездна Тайн

– Ванесса.

Вновь звонкий голос, доносящийся до ушей скрежетом. Я смерила девушку абсолютно безучастным взглядом, не произнося ни слова. То была яркая рыжеволосая Номерная с алой помадой на губах, которая явно выделялась за счёт бледности кожи. При всей своей красоте, девушка совершенно не увлекла энергией. Её практически не существовало, несмотря на мою развившуюся способность чувствовать любое проявление силы. Она показалась мне блеклым серым пятном, которое только предстоит раскрыть. Гробовое молчание затянулось на несколько земных минут, боковым зрением я заметила, что Эдгар Двэйн даже не обратил внимание на появившуюся гостью, так же строго разглядывая мои эмоции, вскинув бровь.

– Лайт сказал, что вы являетесь моей наставницей и должны провести тестирование.

Обязательство заставило издать ехидный выдох, граничащий с громом.

– Лайт вновь раздаёт условия. Думаю, он сможет взять в безвозвратный долг одну рыжую Номерную.

В ответ девушка распахнула свои ресницы так, что оболочка глаз оказалась больше пышных губ. В тёмном хранилище я уловила толику нотки раздражения, исходящую из тонкого тела, одетое в белую мантию. Но несмотря на свою реакцию, Ванесса ответила вежливым тоном.

– Лайт проводит тестирование у Номерной Эмили Лодсон.

Вновь это второе имя. Адриан Лодсон заставляет не обделить вниманием его дочь. Есть ли в ней те же качества?

И не только он. При упоминании имени Номерной изучающее лицо Эдгара устремилось в сторону бессильной.

– Лайт, – грубый тон дал эффект крика в тишине. Местность пропиталась нервозностью Эдгара. – Она принадлежит мне! – Тёмный исправился ежесекундно. – Она является подопечной.

Нервно дёрнулась, в немой догадке. Зацепив взгляд на почерневших глазах, я схватила Номерную за плечо. Сгустки Тьмы начали обволакивать моё тело и плоть моей спутницы. Медля с назначением, я продолжила наблюдать за Лидером Тьмы. Моргнув, мои губы натянуто улыбнулись, заметив развеявшийся Тёмный туман вместо высокого силуэта. Мрак поглотил двух спутниц в необъятной мощи, такой силы, что чувствовалась каждой клеткой насыщенным холодом.

Глухой продолжающийся гром отправки вагона в метрополитене. Приятный серый запах и шумные разговоры проходящих мимо людей. Изначально я уловила неизвестный мне американский акцент, однако в секунду сама начала свободно говорить на нём без тени смущения. В бессмертии есть свои плюсы, впрочем, даже бессмертные умирают дважды, быть может и больше, никто же не знает какого оно, попасть в Небытие.

От нового шума я развернула голову, встретившись с пластмассовой таблицей. Лос-Анджелес встречал меня на красной линии подземного метро. Я отправила свою подопечную именно сюда. Ведь только в метро можно встретить людей разных ипостасей. Номерная смотрела на прошлое течение с неподавленным интересом. Она была так заинтересована шумной и бессмысленной жизнью, отчего даже не заметила переход разговорной речи, что часто не замечают новые персонажи в Шести Измерениях.

– Прокатимся.

Одно слово, а сколько действий. Девушка без тени страха, а самое главное, не издавая звука, последовала за мной к железному вагону, в передней части которого находился логотип «М» в белой окружности.

Немедля ни секунды, я зашла в вагон, встретив всё тот же сырой аромат, сейчас он мне показался противным. Створки дверей вагона закрылись вместе с предупреждающим пронзительным звуком. Я встала в один из отдаленных углов, облокотившись на поручни, изучая каждого присутствующего. Обычная рутинная жизнь для абсолютно каждого пассажира казалась естественной, но человеческие недоразумения даже не подозревают, что уже находятся в «Аду», стали заложниками собственных действий. И это выдуманное слово – синоним к слову «Земля».

Ванесса встала в метре от меня, покорно ожидая своего назначения. Я не обращала на рыжую внимания, высматривая задание. В довольно небольшом вагоне сидели люди разных сортов, убеждений, религии, акцентов, уровня достатка, но их объединяло одно – грязь и маски, скрывающиеся за скалистыми улыбками. Осталось понять, кто больше достоин звания «Задание».

Вор, мошенник, неверная супруга, предатель компании, серийный убийца, наркоман…

Мой взор устремился на предпоследнего участника. То была женщина около тридцати пяти лет. Она выглядела обыкновенно. Никакая клетка её телосложения или одеяния не выдавала истинных замыслов. Я могла подумать, что моё определение было ошибочным, но сила никогда не лгала. Взглянула в глаза женщине с чёрными, как уголь, волосами, укутанными в платок. Не разглядев цвет глаз, направила энергию в чёрный зрачок пассажирки. Моё сознание погрузилось в мрак леденящего взгляда.

«– Как ты посмел променять нас с Мией на новую пассию! Она твоя дочь!

Крики женщины показались утомительными, несмотря на грозный тон голоса.

– Молчишь!

Я осознала своё место в картине воспоминания спустя две мучительные секунды. Была воздухом, злободневным туманом в скандале между бывшим мужем и будущей убийцей на обыкновенной серой рутинной кухне. Всё те же чёрные волосы пылали от злости, опушаясь, как шерсть кота. Мужчина стоял всё так же неподвижно, невзирая на ярость. Его единственным желанием было покинуть дом терзаний, в котором ему не было комфортно.

– Она при смерти. Ты бросаешь меня в такой ситуации, предпочитая мимолетное увлечение?! – ярый крик срывался в вой.

Мужчина по-прежнему стоял в тени.

– Твоя дочь умрёт, Эрик!

Яростный зов вывел мужчину из транса, заставляя выйти из тени. Мужчина с белоснежными волосами горел в такой же нетерпимости.

– Моё присутствие ничего не изменит. Она в любом случае умрёт.

Громкий, но безразличный голос оглушил слёзы женщины, она смиренно смотрела на изречения с неприкрытой ненавистью.

– Я не желаю находиться здесь более… – спокойный тон голоса мужа и отца повис в мрачном тумане.

Длительная секунда в гробовой тишине. Яростный и сумасшедший смех обладательницы женского пола. Сначала он казался пропитан тонкими нотками безысходности, но потом превратился в ураган злорадствия. Я почувствовала всем телом мурашки на бледном теле мужчины.

– Ты навсегда останешься в моей поддержке…

Яростный звон смеха оглушил мужчину, он смотрел на всё с нескрываемым страхом и ощущением приближения смерти. Блеск острия остановился в сером тумане. Удар и тихий всхлип. Вода из раковины окрасилась алой кровью».

Резкий вдох, я находилась на прежнем месте, облокотившись на хладную панель вагона. Взгляд чёрных зрачков отдалился от меня спустя секунду. Наши взгляды соприкасались несколько секунд, а я уже знала историю её выбора. В некой утомленности я повернулась к рыжеволосой Номерной, выдавая приказ.

– Миссионеры. Так называют убийц, которые считают, что они судьи справедливости, которые очищают общество от так называемой грязи. Наша героиня относится к данному типу серийных убийц.

Ванесса проследила за моим взглядом, устремив взор на женщину. Спустя долю секунды неловко вкинула бровь, но не произнесла ни слова.

– Избавляет мир от неверных мужей, покинувших жён с детьми. К выбору и характеру убийства относится серьезно. Из этого можно сделать вывод, что по методу она классифицируется к организованным убийцам. Хорошо адаптирована в социуме, носит маску нормальности, однако имеет глубокое расстройство личности, с которым ты справишься.

Только сейчас я повернула голову к подопечной. Мой ласковый голос мурчал.

– Или не справишься. Всё зависит от твоих решений.

Номерная встретила мой взор с опаской.

– Какой мне даётся выбор?

Было видно, что бывшая смертная не нуждается в ответе. В земном мире это не имело бы никакого значения, но после того, как она попала в Измерения, понятие «нормальности» стало всего лишь далёким воспоминанием её удушливого прошлого.

Спросила лишь для того, чтобы потянуть время. Наша беседа застыла в томном молчании на мгновение.

– Как и всегда. Забрать душу в другой мир или дать второй шанс.

Прошлась по рыжим кучерявым локонам с тоном пренебрежения. Почувствовала энергию страха.

– Только не забывай, что у каждого выбора есть свои недостатки, – интригующее молчание, мои белоснежные клыки открылись в хищной ухмылке. – Например, если ты уничтожишь убийцу, то, быть может, она продолжит своё дело в другом мире. Нам не известен исход событий. Если ты поменяешь её мнение и направишь на путь исцеления, где ей смогут помочь такие же человекообразные существа. Однако сможешь ли ты жить с тем, что ты дала второй шанс миссионеру, который хладнокровно убивал людей, не имея ни малейшего на это права?

Уголок рта, покрытый алой помадой, пополз вверх, замечая удаляющуюся фигуру в белом плаще. Я знала исход, у меня не оставалось сомнений. Но не смотря на выбор Светлой стороны, во мне не было неприязни к Номерной. Я наблюдала за техникой, за дальнейшим развитием событий.

– Добрый… – Ванесса спохватилась, осознавая, что она не понимает, какое время суток в Лос-Анджелесе. – Мне стоит с вами поговорить.

Рыжая схватила женщину за руку, влияя на её действия. Несмотря на слабый поток энергии, жалкое существо, без доли стремления обуздало свои эмоции, отпустив слезу горечи.

– Я убила их! – из грубого рта вылетело признание от одного соприкосновения с Номерной. – Их всего вышло тринадцать. Столько же, сколько было моей дочери, когда она… – женщина замолчала, качаясь в разные стороны, продолжение её слов не требовалось. – Они были так глупы и так развратны. Я хотела уберечь их жён. Лучше получить удар о смерти, чем о предательстве!

Сумасшедший смех раскатится громом по всему вагону. Я не одарила своим вниманием перепуганные взгляды пассажиров. Женщина в платке стала безудержно кивать головой, будто к ней пришло самое важное озарение.

– Я сдамся. На этом моя миссия завершена! – счастливый тон голоса казался предрешением безумства.

 

При очередной остановке в метрополитене, женщина выбежала хромой походкой, словно боялась опоздать, под растерянными взглядами прохожих. Я продолжила взирать на пустое место недавно сидевшего пассажира.

– Нам следует проследить за ней, Селена.

Из раздумий меня отвлёк звонкий голос девушки с нотками радости, раздавшийся над левым ухом, отчего я невольно поморщилась.

– Нужно точно знать, что она сдалась, – выговаривала рыжая, с опаской поглядывая на мою улыбку и естественно чёрный слой ногтей возле неё.

Я привыкла к этой напряжённости, граничащий со страхом. Оглядела низкий силуэт с нескрываемой усмешкой.

– В этом нет надобности, – томное молчание. – Твоих сил было достаточно для преодоления тестирования. Осталось узнать, хватит ли их на портал.

На моё мурлыкание пришёл новый замах энергии отчаяния Номерной.

– Отправь меня в Пятое Измерение. Не тяни, – огрызнулась я. Глаза девушки заблестели.

Во мгновение я была окружена яркой вспышкой Света. Белоснежный туман проник в меня, озарив эмоцией некой радости за подопечного, что было не свойственно Лидеру Тьмы. Изобразив резкий кивок головы, я нервно раскрыла глаза, встретив не впечатляющую картину.

Мраморные стены в бежевых тонах. Тёмные ростки цветов. Поползни покрыли многие колонны, что добавляло эстетики месту. Часть учеников Пятого и Четверного Измерений устремилась на меня с нескрываемым интересом. Среди них был Лайт, в котором уровень энергии печали преобладала над нормой. Я произнесла еле слышно губами послание, вновь вернувшись к древнему языку Шести Измерений.

– Компания Тьмы вновь отказалась от Света. История циклична.

Несомненно я была права. Лодсон выбрала сторону Тьмы, несмотря на отца, который испускал гневные комментарии, касавшиеся интерьера здания Пятого Измерения, несомненно, скрывая злость на дочь. Поблизости с Лайтом стояла миловидная пара Рональда и Мэнди. Девушка показала открытую улыбку в мою сторону, незаметно говоря губами слова, смысл которых я не поняла. Ясно было одно – она воспользовалась моим советом, отчего хищный уголок губ пополз вверх.

– Селена Лойд, – грузный голос Кассандры раздался в тишине. – Расскажите о вашей подопечной, Ванессе.

Я приняла спокойную стойку, медленно обводя оставшийся сгусток существ, не останавливаясь ни на одном из них.

– Задание было одним из лёгких. Настроить убийцу на путь исцеления или уничтожения.

Мой взгляд остановился на нервозном лице Лайта. Видимо, я догадалась, какое задание было у малышки Эмили, и что она совершила.

– Номерная выбрала первый вариант развития событий…

Туманный взгляд Лайта потускнел. Я произнесла то, что он ожидал от другой Номерной.

– Усилив давление за счёт соприкосновения с заданием, получила положительный результат. Мой вердикт: Номерная достойна портала.

Пройдясь взглядом по счастливому лицу рыжеволосой девушки, я отвернулась, исчезнув в чёрном мраке.

Моё появление на прежнем месте, откуда меня выдернули, было ожидаемым. Тёмная часть книгохранилища замерла в одиночестве. Коготки прошлись по листу пергамента, нервозно отстранив его. С яростным выдохом приблизила к себе старый пергамент, не взвешивая правильность совершаемых действий. В моих руках находился старинный лист, покрытый алыми знаками древнего писания. В следующую долю секунды я поняла, что каждый знак выведен кровью. Не простой. По яркому оттенку Тёмной энергии я заметила, что кровь принадлежит одному из Лойдов. Энергия этого рода чаще всего характеризуется с всепоглощающим и удушающим мраком, при этом на вкус напоминает приятный привкус кислоты. Только истинный последователь рода способен различить энергию должной степени окисления.

Оставалась проблема. Древний язык не имел прямых наследников. Он был слишком старинным. Не все бессмертные рода Лойдов коротали свою вечность в Измерениях. Кого-то убивали, кто-то уничтожал себя сам, заскучав в бессмертии, а кто-то отправлялся на Землю, в поисках новых ощущений.

С нервным рычанием я убрала кусок писания в подол чёрной мантии, задевая коготком переплеты старинных книг, в надежде найти похожие знаки. Моя рука остановилась близ очередной книги, покрытой пеплом, ощутив невыносимо сильную энергию Эдгара Двэйна.

Он пылал. От излишне вскрытой маски эмоций, я не поняла, что именно чувствует существо, к которому я стою спиной. Он приблизился совсем близко, задев мои пепельные волосы. Две пары чёрных глаз смотрели друг на друга с нескрываемым опасением.

– Что ты творишь, Эд? – мой обычно спокойный тон выражал явную насторожённость.

– Требую помощи.

Густые брови поднялись в неведомом раздражении.

– Требуешь… – я не успела закончить своё изречение яростным тоном, так как он накрыл мои губы жарким поцелуем.

Последний век я реагировала на это как на аттракцион. Весело и ни к чему не обязывающее, но энергия переменилась в ту же секунду. Мои когти вцепились в грудь мужчины, отталкивая его с яростной силой. Рука застыла, услышав тихие шаги и Тёмную энергию Номерной.

Встретив взгляд Эдгара с изучающим пониманием, взгляд, полный нетерпения и мольбы, мои коготки разорвали чёрную рубашку на теле мужчины. Треск шёлка эхом раздался по Книгохранилищу. Томный вдох сквозь зубы кричал слова благодарности, что Эду было так несвойственно.

Не останавливаясь, моя ладонь оттолкнула мужчину на кресло, отчего книга упала с треском со стола. Новый шаг. Я чувствовала слабую энергию Номерной всё ближе. Едкий поцелуй в пылающую шею, отдающую горьким одеколоном. Новый шаг. Багровое пятно, укус. Застывшая энергия боли. Я чувствовала всем затылком энергию Лодсон.

Её влажные слёзы, разрывающую ярость на себя. Чувствовала невероятно мощный поток пренебрежения и безысходности, исходящий от Эдгара. Картина, в которой я выглядела лишним, при этом одновременно обязательным компонентом. Влажные звуки спускающихся поцелуев по прессу заставили Номерную испариться в тумане.

Ощутив расслабление в области затылка и спины, я резко встала, отвернувшись от пустого взгляда Лидера Тьмы. Он в свою очередь всё так же тихо расслаблял галстук на оголенном прессе, накидывая разорванную рубашку. Гробовую тишину разрушил мужчина.

– Я благодарю тебя, Селена.

Мускул возле щеки слегка дрогнул, но я не показала эмоцию удивления.

– Редко тебе говорю, насколько ты ценна для меня. Хочу, чтобы ты знала это, – бархатный голос прошёлся с еле заметным эхом, что заставило развернуться к Тёмному силуэту хрустальных глаз.

– Знаю.

Еле заметная улыбка развеяла нелепую ситуацию.

– И зачем ты устроил это шоу? Номерная была явно не в восторге. Меня напрягает, что о ней я слышу слишком часто.

Испытывающий взгляд остановился на лице мужчины, по которому было видно, что он не собирается ничего скрывать. Тёмный пожал плечами.

– Чтобы она сдалась, разве не ясно?! – он не прорычал, не вспыхнул яростью. Болезненная ухмылка коснулась щеки Двэйна.

– Значит я была права, – томная пауза, кричащая о размышлении двух сторон. – Допустим, она сдалась. Но сдашься ли ты?

Я вскинула голову, отчего мой подбородок едва касался уровня шеи Эдгара, на котором по-прежнему виднелись два алых пятна. Встретив взгляд прозрачных глаз, говоривших за хозяина, я издала звонкую ухмылку.

– В таком случае, я заинтересована. Что привлекло тебя в обычной Номерной? Не лги. Знаю же, что ты даже бы не посмотрел на неё, если бы не какое-нибудь обстоятельство!

У Эдгара вырвался обреченный вздох, переводящий голос в более хриплый тон.

– Я её убил.

Ряд белоснежных зубов открылся оглушённым смехом. Эд тёр переносицу, издавая тяжелые вдохи. Я продолжала стоять, не выражая ни одну эмоцию. Я впитывала информацию, не имея ни малейшего интереса, одновременно поражаясь судьбе.

– Одно из заданий отца, к которому я отнёсся так же, как и ко всем. Обыденно и жестоко. Однако она попала в Измерение и прошла отбор. Когда я пересекся с ней взглядом в собственном клубе, меня обуяло неизвестное до этого времени чувство. Чувство вины и нескончаемого интереса. Думаешь, я бы стал звать обычную Номерную на второй этаж для игры, если бы не обстоятельства?!

Хриплый смешок. В моём взгляде отразилось понимание. Тёмный вновь раскрыл губы в хриплом вдохе.

– Я физически не мог оттолкнуть её. Она вечно встречалась на моем пути. Ненависть и интерес – худшее сочетание в моей ситуации, особенно, если это взаимно. Сейчас я чувствую то, что не должен поступать так. Это худший кошмар по сравнению с виною!

Я пересеклась с багровым взглядом, налитым кровью. Эдгар не собирался униматься.

– Ревность!

Дёрнулась в нервном порыве, выгнув бровь. Двэйн уже не смотрел на меня, устремляя свой взор на руки, словно ища поддержку.

– Я отталкиваю её. Но сам же делаю шаг. Это циклично… – ярость воспламенилась в высоком теле. – Я не могу думать хладнокровно, Селена!

Грозное эхо повисло в гробовой тишине.

Мы смотрели друг на друга в течении нескольких минут не моргая. Тишину вновь прервал дрожащий голос Эдгара Двэйна.

– Произнеси хоть что-то… – тон повелителя вновь разразился, моим ответом было немое молчание и невольное изучение состояния друга.

Быть может, минута. Может, десять. Я не знаю, сколько стою и всматриваюсь в знакомые острые черты друга, одновременно чужие. По спине бежит лёд страха.

– Я не могу тебе дать совет. Я не была поглощена слабостью.

От моего сухого ответа вены на лице Эдгара продолжали вздуваться.

– Контролируй себя! – рявкнула я. Мой хриплый от жажды голос выкрикнул, как тон отца из семилетнего прошлого. – Если ты что-то чувствуешь к этой Номерной, попробуй понять, как это вылечить, а не беги от проблем. Сам сказал, что это циклично. Не вижу смысла терять время.

Взгляд Эдгара принял естественное понимание.

– Может, потратишь свою энергию в нужное русло? – нарочито ласково произнесла я, напоминая причину своего появления в Книгохранилище Эдгара Двэйна.

Слегка усмехнулась, замечая оживленный взгляд.

– У нас две проблемы… – прозвучал привычный голос мужчины. Лидера Тьмы, а не пугающегося мальчика. – Вальтер, который так не проявился, несмотря на церемонию освобождения. И тайна твоего рода, который как-то граничит с моим. Неизвестность может привести к последствиям.

Эдгар посмотрел на меня алыми глазами, пылающими в интересе.

– Которые мы решим.



Чёрная мгла, наполненная тишиной и спокойствием. Сон без сновидений. Чёрные и алые оттенки пружинят в подсознании в медленных движениях. Постепенно алых оттенков становилось всё больше, а умиротворение заменилось удушьем. Резкий толчок, порыв воздуха заставил раскрыть глаза. Мысленно я представляла, как жгуты тумана постепенно отдаляются от горла, испытывая меня. Прежняя застывшая комната наполнилась пресным ароматом водного ключа. Ноздри вдохнули этот запах с раздражением, зная обладателя оттенка.

– Отец.

Старательно хладнокровный тон придал встрече фамильярный характер. Я старалась не напоминать реакцию на излишне близкое присутствие Тёмной энергии и скрыть ужасающее волнение от неожиданной встречи.

– Вежливость, хладнокровие и тактичность в одном лице…

Из тёмного угла вышла высокая фигура, не отличающаяся от последнего детского воспоминания.

– Этими пылкими словами можно описать всю твою сущность,

Тёмный едко улыбнулся, я не оторвала внимания от поднимающихся уголков губ на щетинистой коже, совершенно не имеющих ничего общего с эмоциями.

– Какая цель твоего появления спустя два века? – резко ответила я, подчеркнув раздражение и безразличие, только и всего.

В глаза бросилась реальность, которая не могла исчезнуть даже под действием надежды на встречу, которую вечно испытывала.

– Прямолинейность…

Впрочем, ждала я этой встречи лишь для того, чтобы доказать, что её достойна. Мужчина по-прежнему смотрел на мой силуэт безучастно. Я нервно поежилась, ожидая его продолжения диалога в гробовой тишине и вязком тумане неловкости и пренебрежения.

– Отныне я Страж Тьмы школьной башни.

Молчание и едва заметный кивок в стороны, выдающий нетерпение и ожидание реакции.

– Я следила за твоими успехами. Ты должен был занять место Конфиданта Третьего Измерения.

Стало тошнотворно от истинного интереса к произнесённому, отчего я выгнула бровь, стараясь изменить тему.

– Значит, ты будешь обучать Лидеров Тьмы, Учитель Роберт Лойд.

В чёрных глазах мужчины, в глазах моего отражения читалась неприкрытая язвительность, относящаяся к собственной персоне.

 

– Отныне я считаюсь Стражем, не обладающим вторым именем.

Гнетущая тишина. Свирепость, отраженная в облике обеих персон, имеющих одно общее звено – род.

– Не желаю, чтобы каждый знал о моём происхождении, Селена.

Меня передернуло от произношения собственного имени. Два века я не слышала звуки, перетекающие в имя, исходящие из его сжатых губ.

– Как и о том, кто моя дочь, – сухопарая фигура произнесла последнее слово с небрежной грубостью, словно он впервые его произносил. Быть может, так и было.

Послышался резкий удар, думаю, даже в тугом воздухе витал крик, исходящий из моего подсознания в то время, как сознание выражало невозмутимость и хладнокровие. Несмотря на внешнюю оболочку сдержанности, мужчина почувствовал мою раздражительность. Пытаясь подавить хитрую ухмылку, он удвоил это чувство.

– Даже не хочешь поинтересоваться, что меня привело к такому масштабу событий?

Укол заинтересованности защемил бездействующее сердце. Оно не бьётся с семи лет. Я уже не помню этого живого стука, ощущая вечный холод.

– Нет. Я могу лишь позлорадствовать, – язвительное замечание пролетело мимо острых ушей Стража Тьмы Роберта. – И всё же, я бы осведомилась об аспекте картины безысходности в целом…

Уголки губ отца предательски поползли вверх.

– Крэдор всё больше превращается в параноика. Не доверяет Конфидантам и Стражам Тьмы, считая их приближёнными Вальтера.

От одного упоминания имени из детской легенды, о которой мне рассказывал отец, я подняла брови. Безусловно, ранее не верила в существование Тени на Земле ни на секунду. Однако… молилась пару раз в ожидании ответов. Отец явно заметил мою реакцию, но лишь протяжно усмехнулся, издавая грубый звук.

– Вальтер более, чем легенда. И поэтому я здесь? – секундное молчание, длившееся вечность. – Я пришёл доказать тебе то, что легенды реальны. Ничто, созданное губами, не является полной ложью. Ты убедишься в этом ценой собственной крови.

Не давая ни малейшего момента на размышления, мужчина, не касаясь меня, завлёк в свой мрак, наделённый невероятной мощью. Мрак и умопомрачительный холод, покрытый страхом, ослепил меня, я предстала перед судьбой, которая была предрешена…

Каменная равнина, невероятно гладкая от многослойности льда, впилась мне в колени, делая их ещё бледнее. Я не чувствовала жжения льда на коже, создавалось впечатление, что это привычная для меня среда, если не обращать внимания на внешнюю оболочку. Руки находились в таком же состоянии. Изучив положение своих обледеневших пепельных локонов, я невольно вздрогнула. Нервное дыхание, струящийся пар изо рта заставили обратить внимание на место, в котором я находилась.

Ледяные глыбы, мрачный холод, омерзительный ветер – три компонента, способные уничтожить моё желание остаться. Спокойно обдумав последний диалог, я подняла голову, осознавая, что на ней расположен капюшон чёрной мантии, накинутой на шёлковую ночную сорочку, которая всё больше отдавала ледяным холодом. От увиденного меня бросило в мимолетный жар. Дерево, которое сложно было назвать таковым, стояло посередине небольшого воздушного острова. Его «листы» из льда были искорёжены в неописуемых формах. Эмоция нескончаемой ярости просачивалась сквозь всё пространство, но эта ярость была мне знакомой. В мимолетную долю секунды было ясно, что держит эту мощь.

Дерево, в котором содержится сила, способная уничтожить всё и вся, но в то же время не способная выйти за свои пределы. Пропуская через себя новый поток Тёмной магии, я встала с окоченевших колен, заметив за спиной еле заметную в столь сильном потоке энергию собственного отца.

Встретившись взором, выдавая свою готовность и полное внимание, я последовала за силуэтом в такой же чёрной мантии, скрывающей без эмоционального выражения лица. Поравнявшись с ледяным сгустком силы, которая достигала меня каждую секунду, я уставилась на мужчину в ожидании повествования. Чёрный капюшон повествовал вкрадчиво, не прерываясь на долгие раздумья, словно проговаривал заученный текст, который передавался каждому существу нашего рода.

– Я не лгал, когда рассказывал легенды, когда тебе было пять лет. С самого детства готовил к правде, которую необходимо принять.

Мимо моих глаз пронеслись воспоминания детства, которые я считала погребёнными. Работа родителей была основана на поддержании равновесия Тёмной стороны. Отец был настолько умён, что имел несколько постов, отличавших его от простых Стражей. Несмотря на точное знание истории и легенд мира, он являлся величайшим открывателем, который создал ряд открытий для улучшения жизни бессмертных. Одно из последних исследований заставило его окончательно изменить стезю работы…

Отец заговорил снова, ослабив магическую силу. Дым на его кистях рук приобрёл форму пальцев, однако за спиной оставался громадный туман предостережения, сотканный из теней.

– Шесть известных Измерений сотворили два брата. Крэдор – Создатель Света. Вальтер – предводитель Тьмы. Каждому существу известно, что Свет не может существовать без Тьмы, соответственно наоборот. Это тонкая наука, уличить грань, с которой совладали несколько столетий. Братья создали ряд существ из мрака и просветов, которые наполнили этот контрастный мир. Легенда гласит, что Вальтер создал первых потомков Лойдов и Двэйнов.

Мои брови поднялись от высказывания. Мне было неизвестно об обладателях второго имени, однако своё имя узнала безотлагательно, что наводило туман недоверия. В отличие от меня, отец говорил об этом с нотой гордости, присущей его характеру.

– Нет точного доказательства, но и не имеется опровержения. Когда братья стали экспериментировать с увеличением силы, они объединились в единое существо, которое создало Небытие для бессмертных. По-другому его называют Седьмым Измерением. То место, где находится твоя мать, – я почувствовала, что ледяной тон смягчился всего на секунду. – Однако мы так же не имеем доказательств.

– Но и не имеем опровержений! – возразила я, вновь почувствовав себя семилетней девочкой, решившей переиграть папочку в игре без правил, но тут же закрыла рот от его терпкого молчания.

– Равновесие рушилось от союза Света и Тьмы. Две ипостаси разрушили механизм, строящийся на столетиях. Для разъединения тела требовалась одна смерть. Думаю, и так ясно, что произошло с Вальтером. Крэдор вытеснил своего брата в ближайший живой объект.

Я провела коготком по ледяному лепестку когда-то цветущего дерева.

– Создатель Света заполучил плоть, имеющуюся у него на данный момент. Вальтер же был заточён на Земле в виде Тёмного безликого тумана. Однако есть сила, которая удерживает его в мире Шести Измерений, не дающая раствориться… – в голосе отца я почувствовала нотки задумчивости, словно он не до конца уверен в собственных словах.

Указывая на цветущее дерево, Лойд задумчиво произнес: «Есть какая-то вещь, которая держит его прежнюю силу. Он не может быть величайшим Тёмным без неё. Каким-то образом это растение связано с Вальтером…»

Мужчина снял капюшон, оголяя свои чёрные глаза, пылающие в важности момента и нервозности.

– Мы поддерживаем его жизнь на протяжении двух веков, Селена. А наши предки поддерживали вечность. Это долг Лойдов и Двэйнов!

Я непроизвольно сделала шаг назад, всматриваясь в обезумевший взгляд.

– Каждое существо, принадлежавшее нашему роду, проходило через этот обет. Как и твоя мать, – лицо перекосило в гримасе улыбки, что было не свойственно Стражу Тьмы. – У тебя нет выхода, – затяжное молчание, прерываемое обжигающим ветром.

– Страж Лойд! – внезапный грубый голос мысленно выхватил меня от нервного обмена взглядами.

На нас надвигались три фигуры в таких же чёрных мантиях. Их лица были закрыты широкими капюшонами, подобно чёрным пятнам. Несмотря на переизбыток сил на периметре, я уловила Тёмные оттенки трёх прибывших персонажей. Каждое существо двигалось размеренно, направляясь к Отцу.

– Как твоё исследование? – тон голоса звучал фамильярно, но не был лишён едва заметного интереса.

– Пожинаю плоды.

Ответ Роберта вышел таким же сдержанным, но фигура посередине явно поняла, о чём идёт речь, звонко усмехнувшись.

Спустя мгновение все три фигуры сняли свои капюшоны, оголив лица.

Мужчина был обладателем чёрных дымящихся волос. В каждом механическом движении чувствовалась стать и сталь, что так завораживало. Возможно, от него магия свободно распространялась на территории всего острова и сглаживала разницу температуры. Стоя на ледяной равнине, я чувствовала, как плавиться и трещит под ногами лёд, а тело попадёт в образовавшееся жерло вулкана.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27 
Рейтинг@Mail.ru