Никому не верь

Вячеслав Валерьевич Сахаров
Никому не верь

ГЛАВА 1

   К отделению полиции восточного округа, подъехал грузовик «УРАЛ» с открытым кузовом, где лежали разные принадлежности линейщиков. Но не это привлекло внимание детворы, а затем бросило в дрожь, которая проходила там, а то, что торчало слева. Из под промасленного одеяла торчали окоченевшие обнаженные ступни человека. Вечер, на улице был мороз, запах перегоревшей в двигателе солярки на этом морозе давал особый, едкий аромат. Вышли трое полицейских, и прогнали детвору, но увиденное оставило в их памяти мерзкий отпечаток.

   Спустя несколько дней в морг зашел мужчина с ухоженными усами, в теплой куртке на распашку. Это был следователь, повидавший много за четырнадцать лет своей службы. Орлов Виктор Евграфович, сорока двух лет, любил проникать в суть преступления больше других, за что собственно его и недолюбливали. Он возвращал дела на рассмотрение, если ему казалось, что доводов мало, или улик, или просто инкриминировали не ту статью, даже, если вина доказана. В звании его повысили до майора, но потом лишили его этого звания, потому что он не дал сфабриковать дело и оправдать сына одного чиновника, виновного в гибели мужчины, которого он сбил будучи не трезвым за рулем. Город называть не будем, ввиду того, что наверно, каждый увидит в истории свой город. Он остался на службе благодаря армейскому другу, который служил при Кремле, но что его понизили, Виктор патологоанатома.

– Случай не обычный, Витя. Труп мужчины, двадцати семи лет, изнасилован, предположительно «игрушкой» для взрослых, а именно, как его, страпон. Затем задушен, ну и вывезен туда, где его нашли. Родные опознали, личность установлена. Пропал неделю назад. Местный.

– Правда не обычный…что еще?

– В крови спиртное, а так же наркотическое вещество, применяемое в психлечебницах, для буйных. Следы от наручников на запястьях и щиколотках. А так же, синяки от плетки.

– Чего?

– Плетки! Ну садо-мазо знаешь?

– Тьфу ты! А фото?

– Ах да, вот, родные от шока забыли.

– Прости Господи, – сказал Витя. – Где у нас эти есть, гей клубы?

– А тебе зачем? – удивился патологоанатом.

– Наведаюсь, может этого опознают.

– Вот я смотрю на тебя и удивляюсь Витя, – улыбнулся док. – Гей прибором работает.

– А? – не понял тот.

– Ну, членом, – прошептал док. – А тут страпон.

– Хочешь сказать женщина?

– Это ты выясняй Витя, я дал тебе пишу для размышлений.

– Да ну тебя с твоими грязными мыслями, – серьезно сказал следователь.

– Эх ты, Витя, отстал ты от жизни.

– Или ты! Ты же большую часть с трупами общаешься… На связи, пока!

   ГЛАВА 2

– Привет, – сказала Катя открыв дверь. Девушка двадцати трех лет, красивое лицо и фигура, черный крашеный волос, одетая в короткий халатик розового цвета, п од которым виднелись края черных чулок.

– Привет, – ответила вошедшая девушка Надя, девятнадцати лет, не менее красивая лицом и фигурой, каштановый волос до поясницы.

– На фото ты совсем другая, – сказала Катя, помогая ей снять куртку. – Но мне понравилась та фотография, где ты в белье.

– Спасибо! И часто ты находишь девушек в интернете? Прости, я не много стесняюсь.

– Нет, не часто, – ответила Катя. – Не стесняйся, проходи, первый раз что ли?

– Ну по правде я …,у меня не было с девушкой, мы только целовались…,-сказала улыбаясь Надя.

– Ничего, исправим. Есть хочешь? Нет, ну тогда вина?

– Угу.

   После того, как опустошили полбутылки вина, Катя включила музыку, сходила на кухню за фруктами и вернулась уже без халата, в чулках, трусиках и бюстгальтере черного цвета. Подсела к девушке и взяла ее за руку. Потом стала аккуратно и нежно целовать, сняла кофту с нее, а затем и джинсы.

– Ммм, какая симпатичная татуировка на лопатке у тебя, – прошептала Катя.

   Нежно уложив на кровать, сняла с нее и с себя нижнее белье, сама осталась лишь в чулках.

   Целовала грудь, живот, а потом и ниже.

– Тебе понравилось? – спросила Катя одевая халат и прикурив сигарету. – Мне да.

– Ну, мне тоже. Мне пора идти…Ты не против?

   После того, как Надя ушла, Катя приняла душ, выпила таблетки, которые ей прописал ее лечащий психиатр. Она наблюдалась у него около трех лет, так как три года назад у нее было глубокое потрясение. Ее затащили ночью на улице трое мужчин в машину. И изнасиловали бы, если бы не проходящая мимо машины женщина. Катя убежала в разорванной одежде. Уголовное дело возбудили, вскоре и нашли всех этих падонков, которые сознались, срок дали всем, от года и до трех.

   Врача своего она посещала раз в неделю, а иногда и два раза.

   Она легла спать, ей снова снились кошмары, но с ее прошлым они не были связаны. Ей снилось, что она смотрит в зеркало, но видит там не себя, а какого то мужчину.

   Утром она пошла к врачу. Как всегда приветливый врач в белом халате, сорока двух лет мужчина, встретил ее в кабинете. Спросил как ей спалось, а так же, пьет ли она таблетки.

– Мне снова снился кошмар, какое-то зеркало, что-то еще, но я не помню.

– Ничего страшного, – сказал врач. – Сейчас мы пройдем как обычно сеанс гипноза, ты расскажешь мне свои сны, но помнить об этом не будешь. Готова?

   Как всегда, она запомнила лишь маятник, который монотонно бегал туда-сюда. Очнувшись она и правда ничего не помнила, клонило лишь в сон, доктор дал ей еще лекарство на неделю, что-то записал и с улыбкой попрощался. Выйдя из кабинета, она почувствовала, как и прошлые раза два, дискомфорт в промежности.

   ГЛАВА 3

   Тем же вечером.

Рейтинг@Mail.ru