ЭКСПЕРИМЕНТ «Свобода Джошуа»

Вячеслав Николаевич Мирошников
ЭКСПЕРИМЕНТ «Свобода Джошуа»

Сандра перевела взгляд на следующую комнату, в которой с довольно серьёзным лицом сидел задумавшийся и по-своему счастливый человек.

«У него наверняка есть любимая. Неужели она ему больше не нужна? Если им негде жить, то я его ещё могу понять! Но как можно понять того, кто может оставить её вдовой? По внешнему виду это волевой и сильный человек, но тогда как на него повлиял Павел? Деньги? Конечно же, только они. Только они сбивают людей с толку и разбивают им жизнь».

Сандра на пару секунд закрыла глаза, представляя, что пройдёт ещё немного времени, и эти люди останутся здесь без неё. Просидев так ещё какое-то время, она приоткрыла веки и посмотрела на самую последнюю от неё комнату, где сидел человек, который только от её присутствия сгорал от огня любви. Ей не нужно было хоть что-то говорить, чтобы ощутить его внутреннее волнение. Он просто пылал. Ей казалось, что именно этот человек может сделать ради неё всё, что только пожелает её душа. Однако… ей такое казалось уже много раз, и всё это время она сильно обжигалась о постепенно остывающие чувства любимых ей людей.

«Почему ты здесь? Ты сам дал согласие, или тебя сагитировали? Нет! Неужели снова сработали шесть нулей? Стоп… шесть нулей? Шесть, это цифра дьявола, которую эти люди спрятали за шестью нулями? Этот фактор может быть своеобразным гипнозом? А почему бы и нет? Но ведь ты такой молодой! Если честно, то ты симпатичный парень, и возможно, что я не против сходить вместе попить в кафе. Жаль… жаль, что ты слабохарактерный. Когда у человека нет денег или их мало, то зачастую он чувствует себя ущемлённым и от этого у него очень часто возникает множество проблем. А я не люблю проблемы! Мне не нужны чужие проблемы, и в том числе этого хитрого лиса Павла. Человека, который всех нас хочет заманить в одну ловушку»

41

Сандра заметила, как в момент её размышлений открылась главная входная дверь, и прямо к ней направился мужчина в гражданской одежде. На нём был недорогой, но в тоже время хорошо сшитый костюм из неплохой ткани. Он приоткрыл двери, и словно не видел её до этого сквозь стены, остановился.

– Разрешите?

Она посмотрела на Стива, который с довольной и широкой улыбкой смотрел прямо на неё. Было видно, что этот человек чему-то невероятно сильно радовался, но она не могла понять, от чего у него была вызвана такая весёлая и бурная реакция. Его взгляд постоянно прыгал с мужчины на неё и наоборот.

– Входите…

Незваный гость без особой скромности присел на стул и на какое-то мгновение замер, рассматривая её внешность.

– Вы пришли посмотреть на меня?

Ей хотелось как можно быстрее прекратить этот цирк и сразу перейти к делу.

– О-о, нет, конечно!

Его правая рука нырнула во внутренний карман пиджака, и он сразу достал оттуда конверт, который по своим размерам был немного меньше предыдущего.

– Новый договор?

– Извините, – проговорил он и положил его возле неё, – насколько я понимаю, это нужно рассмотреть без замедления. Я не могу покинуть вас, пока не услышу, что мне делать дальше.

«Ты принёс мне новые цифры, а твой дружок Павел даже не изъявил желания лично принести его?»

Стараясь не показывать своего раздражения, Сандра подняла его с пододеяльника и разорвала ровно по обозначенной синей линии. Там лежал только один листок. Развернув его, девушка сразу начала читать, что там была написано и все, кто сейчас наблюдал за её мимикой, прекрасно видел, как испуганно вытянулось её лицо.

«Этого не может быть…»

Она ещё раз пробежала взглядом по листку и со страхом в глазах посмотрела на человека, который сидел напротив неё.

– Где вы это взяли?

– Это заявление вашего мужа, – спокойным монотонным голосом проговорил он, – его адвокат одну копию уже отдал в суд. Через две недели назначено рассмотрение данного вопроса.

– Но…

Сандра просто не верила своим глазам, и всему тому, что было напечатано на этой бумаге. Именно этого на сегодняшний день она ждала меньше всего.

– К сожалению, у вашего бывшего мужа начались невероятно огромные финансовые проблемы. Он должен банку немало денег и именно по этой причине решил разделить имущество, которое он оставил.

– Но ведь он и в самом деле оставил всё мне…

– У вас есть официальное оформление, где чёрным по белому написан отказ от машины и квартиры?

– Нет…

– Надеюсь, что есть хоть какая-нибудь бумага, которая может защитить вас по этому вопросу?

– Нет…

– Тогда, придётся судиться.

– За всё это мне необходимо вернуть ему сто семьдесят восемь тысяч, и только тогда имущество и автомобиль навсегда будут моими…. Именно эта сумма впечатана здесь. Это же…

42

– Сожалею, – мужчина показал лёгкое смущение и какое-то неудобство от такой ситуации, – но мне нужно идти. В мою задачу входила доставка данного документа лично вам. До свидания!

– До свидания!

Сандра проводила его взглядом до самого выхода, где заметила вооружённого человека по ту сторону, закрывающего один единственный выход.

«Сто семьдесят восемь тысяч…. Где мне взять такую сумму, чтобы отсудить половина имущества? Похоже, что Павел предусмотрел даже такой вариант. Наверняка, у него на каждого есть не один компромат, который добровольно заставит любого из нас выполнить его желание. Все трое дали своё согласие и у них нет проблем, я отказалась и сразу попала в вилку, из которой в одиночку мне просто невозможно выйти…»

Она посмотрела в комнату Сэма, и увидела, как тот по-прежнему улыбался. На его лице была довольная улыбка, и чем больше он видел её озабоченной, тем приятной ему становилось. Сандре хотелось взять в руки что-то тяжёлое и швырнуть прямо в него, но из-за прозрачных перегородок этого просто невозможно было сделать. Ощущение досады и внутреннего осадка разъедали изнутри всю её надежду.

«Теперь осталось ждать, будет ли ещё какой-нибудь сюрприз или нет? А если и будет, то это произойдёт на закуску перед самым выходом отсюда…»

Марли только сейчас начинал понимать, что здесь происходило. Он внимательно наблюдал за тем, как вошёл незнакомый мужчина, который сразу направился в сторону девушки. Ему казалось, что её прямо сейчас поведут в сторону выхода, и он её никогда больше не увидит. Но произошло обратное, и вместо того, чтобы дать ей возможность покинуть это помещение, ей был предоставлен некий документ, от которого её и так белая кожа посветлела ещё больше. Что там было напечатано, он даже и не догадывался, но это было нечто неприятное и неожиданное для неё.

К его удивлению, Сэм, который всё это время наблюдал за происходящим, только и делал, что улыбался. Казалось, что этот человек смотрит своё любимое шоу, и никак не может оторвать свой взгляд от цветного экрана. Он просто наслаждался немым кино, придумывая в своей голове разнообразные варианты ответов. Марли ещё не мог понять причины такой реакции, но кое-что до него уже начинало доходить.

Сандра сидела в одном положении, не двигая ни одной мышцей на своём теле. Ему хорошо были видны её глаза, которые всё время смотрели в стоящий рядом с кроватью стол, и не отрывались от него уже довольно много времени. Сейчас её тело было похоже на статую, с которой свободно можно было писать прекрасные картины. Прекрасная девушка с изумительной фигурой и яркими чертами лица, в которые просто невозможно было не влюбиться, теперь сидела в гордом одиночестве с тяжёлым грузом прокручивающихся в голове мыслей.

«Её начинают давить. Причём так, чтобы сломать её напористый характер и оставить здесь. Не думал, что этот Павел такой поддонок…»

Он повернулся к Сэму и сразу обратил внимание, как тот поджал к себе ноги, обнял их руками, положив подбородок на колени и, без единого сожаления с лёгкой улыбкой наблюдал за девушкой. У него уже не было той радостной и открытой улыбки, как прежде, но был взгляд равнодушия и безразличия. Марли в какой-то момент даже показалось, что тот внутри себя ликовал и ожидал дальнейшего развития.

Дик спал крепким сном, и ему сейчас было совершенно всё равно, что здесь происходило. Он лежал к ним спиной и возможно, что довольно громко посапывал, но этого не было слышно из-за толстых прозрачных пластиковых звуконепроницаемых стен. Не было даже сомнения, что если бы он увидел такой поворот событий, то наверняка, уже сидел бы рядом с ней, пытаясь хоть чем-нибудь помочь.

43

Марли поднялся со своей кровати и сразу направился к Сэму, который в этот момент принял позу лотоса, наблюдая, как к нему шёл его сосед. Не смотря на то, что ему хотелось зайти к Сандре, он прекрасно понимал, что её сейчас лучше всего оставить в покое и дать возможность подумать над тем, что у неё случилось. Именно она должна была решать своё будущее и попробовать своим путём обойти ту ловушку, которую ей поставил Павел.

– Интересный поворот событий, – с энтузиазмом в голосе проговорил капитан и показал взглядом на крайнюю комнату, где сидела Сандра, – я не знал, что у них приготовлено для каждого из нас, но могу сказать только то, что это наверняка весомые аргументы.

– Ты тоже об этом подумал?

– Подумал? – Сэм с непониманием посмотрел на пожилого человека, занявшего стул напротив, после чего опустил ноги вниз на пол, – Я это знал!

– Ты хочешь сказать, что каждого из нас можно заставить остаться здесь?

Марли проговорил то, во что ему совершенно не хотелось верить, но в тоже время подсознание тихо шептало ему, что это именно так, и на каждого из них есть маленький официальный компромат, который уже лежит в одной из множеств папок пыльного архива.

– Ты гражданский человек, и тебе не знакомы те методы, которыми работают эти люди. Для них нет слов – свобода или правда, когда сверху говорят – нужно! Здесь один мир, а за этими стенами, откуда нас доставили, совершенно другой!

– Значит, ты, я, Дик – тоже сидим на крючке Павла, и в любой момент к нам также может войти такой же человек и предъявить некие бумаги…

 

– Без сомнения!

Сэм чувствовал, насколько эти люди были далеки от жизни спецслужб и других военных организаций. Они просто не знали и не догадывались, сколько вокруг них ходило завербованных людей.

– Я думал, что здесь я хозяин своей жизни, а оказывается…

– Я тоже об этом думал, но это происходило до тех пор, пока мне не освободили ноги от прорезиненных обручей. Всем нам дали понять, что у нас появилась свобода, но она стала ограниченной вот этими стенами и прозрачными перегородками, в которых даже туалетные кабинки не имеют цветовой защиты. Именно в эти минуты я понял, что попал по-настоящему, и если мне придётся отказаться от будущего эксперимента, то меня всё равно заставят это сделать. Вопрос оставался только в одном, стоит ли мне показывать характер, или нет. Ублажает только то, что нам всем предложили прекрасную сумму, которая сопоставима с согласием. Хотя… ты прав, они подонки…

Капитан показал на камеру, которая находилась под его потолком, после чего кулаком второй руки ударил себя под локоть и, выгнув, таким образом, первую руку – показал им непристойный жест:

– Ты думаешь, что они нас не слышат? Сейчас из их динамиков вылетает каждое слово, сказанное мной. Мы им уже не интересны! Теперь днём и ночью всё их внимание будет направлена на Сандру. Думаю, что это только первая ласточка, которая влетела к ней в виде этого представительного мужчины. Сейчас она ищет выход из той ситуации, в которую попала, и лично я не советовал бы подходить к ней.

– Сломается?

– Сломают!

– Но ведь это же шантаж?

44

– Называй это как хочешь, но бизнес есть бизнес! Марли, как не военный человек, который никогда не был связан с подобными структурами, ты должен хорошо уяснить для себя, что существует политический и военный бизнес, который является неотъемлемой частью гражданского. Разница только в том, что в этой структуре ходят более огромные деньги, чем там…

– Значит, скоро начнётся эксперимент?

– Думаю, что уже завтра мы все получим на руки документы, в которых поставим свои подписи.

– Но она категорически может отказаться!

– Надолго? – На губах Сэма появилась ехидная улыбка, которая довольно быстро исчезла, – Максимум, послезавтра, она даст своё согласие!

Марли хотелось возмутиться, но в тоже время он почувствовал некое внутреннее облегчение, которое говорило ему, что его миллион останется с ним. И он его никогда не потеряет. Ему было жалко девушку, и в тоже время ему было жалко тех денег, которые именно из-за неё могли уплыть к другому инженеру-архитектору, который без единого сомнения даст своё согласие.

– Ладно. Пусть будет так, как она решит…

– Она решит правильно!

Услышал он последние слова капитана, когда уже закрывал двери в его комнату.

– — – — – — – — – — – — – — – — – — – — – — – — —

– Что скажешь?

Генерал внимательно наблюдал за Павлом, который всё это время не сводил своего взгляда с монитора.

– Она думает над сложившейся ситуацией, а меня это уже радует!

– Может, заключим пари, когда она даст своё согласие? Завтра или послезавтра?

Павел посмотрел на высокопоставленного военного удивлённым взглядом, и сразу почувствовал, насколько этот умный и грамотный человек стал далёким от настоящей жизни обычного человека. Похоже, что с годами его разум перестал понимать внутреннюю боль других людей и смотрел на них как на некий приказ или долг, который жил своей жизнью, но в тоже время должен был выполнить некую миссию.

– Не думаю, что это будет этично!

– Этично? – Генерал довольно громко засмеялся, и на его щеках появились небольшие ямочки, на которые Павел раньше не обращал внимания, – И это говоришь мне ты?

Во взгляде парня появились еле заметные черты испуга, и он сразу заметил, что его собеседник был прав, когда сделал ответный укор. Похоже, что и он сам становился таким же. Быстрее всего сейчас он уже не столько сожалел над содеянным, как ему хотелось поймать в себе это чувство, и сказать себе, что ему жаль её.

– Павел, похоже, что ты льстишь самому себе!

– Спасибо генерал, за предложение, но я воздержусь от данного спора.

– А если всё-таки она откажется и захочет покинуть группу?

– После того, как она поговорит с вашим агентом и подпишет бумагу о неразглашении, я преподнесу ей очередной сюрприз, после которого ей самой не захочется выходить отсюда.

– Может, за нервы срежешь её сумму в договоре?

45

– Чтобы получить ещё большее противостояние? Я не вижу в этом смысла!

– Логично, – Гай перевёл свой взгляд на следующий монитор и пластиковой ручкой постучал возле его основания, – тебе не кажется, что этот человек невероятно болтлив?

– Я не отбираю таких людей на президентскую службу! А во-вторых, он прекрасно понимает, что говорит. По-моему, этот человек в данном эксперименте заинтересован больше всех, и именно поэтому ведёт себя немного агрессивно. Он делает вид, что осуждает нас, недоволен своим заключением, и в тоже время подводит черту, что нужно соглашаться на наши условия, а тем более на те деньги, которые мы предлагаем.

– Умный наглец! Думаю, что именно он и должен стать ведомым среди всех из этой четвёрки.

– Генерал, вы читаете мои мысли!

Павлу было приятно, что они подумали об одном и том же, а значит, в дальнейшем у них не возникнет вопросов, кого ставить первым. Они оба видели Сэма настоящим лидером, на которого можно было полностью положиться.

– Да, этот парень стоит внимания…

– — – — – — – — – — – — – — – — – — – — – — – — —

«Они меня поставили в безвыходное положение. Неужели у меня не существует другого варианта, кроме как согласиться? Но как они могли заставить моего мужа подписать это? Они – нет, а банк – да!»

Сандра ещё раз развернула лист бумаги и быстрым взглядом пробежала по отпечатанным строкам. Ей хотелось прочитать всё заново и увидеть совершенно другой текст, в котором не было тех убийственных для неё условий, которые её просто пригвоздили к этой кровати, и у неё пропало желание сделать хоть один шаг по комнате. Не смотря, на замкнутое пространство, ей казалось, что небо над её головой начинало затягиваться серыми тучами и вот-вот начнётся гроза с яркой молнией. Именно молнии Сандра боялась больше всего в жизни, и при виде этих вспышек она очень быстро закрывала глаза, надеясь, что в ближайшее время всё это прекратиться.

«Семь тридцать. Я полчаса назад поужинала и думала, что возможно немного позже найду ответ на свою проблему, но этого не произошло. Что мне делать?»

Марли изредка с сожалением смотрел на неё, не отрывая своего взгляда от её грустных глаз. Она чувствовала, что в отличие от Сэма, внутри себя он жалел её, понимал, что ей поставили жирную точку на этом участке жизни, и никакой резинкой её нельзя было стереть.

Дик не спускал с неё своего взгляда с тех пор, как проснулся. Он словно пытался загипнотизировать её, но чувствовал отходившее от неё какое-то внутреннее отторжение, и именно по этой причине не решался подходить к ней. Ему не было понятно её состояние, так как во время передачи конверта его одолевал крепкий и беспробудный сон.

– — – — – — – — – — – — – — – — – —

46

– Держи!

Джефф аккуратно занёс в лабораторию небольшую металлическую коробку, на лицевой части которой было несколько небольших измерительных приборов. Он поставил её на стелаж и в боковую панель подключил несколько соединительных проводов. Ему хотелось прямо сейчас проверить этот аппарат, который только что доставили в лабораторию, но не мог этого сделать без своего напарника.

– Что там?

Роберт обернулся и посмотрел на блестящий корпус, который своим видом не только занимал оставленное для него место, но в какой-то степени и украшал стелаж с оборудованием.

– Очередная японская игрушка?

– Да. Только что доставили!

– Отлично!

Парень подошёл к новому аппарату и словно женщину погладил его своими пальцами. Он видел, что весь этот исследовательский центр состоит только из дорогого оборудования, и изредка некоторые детали разрабатывались непосредственно под заказ. Их вид был ярким и приятным на вид.

– Инженеры как всегда изощряются!

– Есть за что, вот и изощряются.

– Если посыпать сверху мелкими бриллиантами, то можно отправлять на аукцион Сотбис.

– Да. Павел совершенно не жалеет денег на этот эксперимент. У него даже появился щедрый меценат, который выделил на всю его прихоть огромные деньги.

Джефф сделал шаг в сторону, погладил свою бороду, слегка приподняв подбородок:

– Знаешь, Роберт, по-моему, этот Павел нам очень многое не договаривает! Но, чтобы получить такие огромные дополнительные деньги, ему наверняка пришлось развязать свой язык перед тем человеком, который так раскошелился.

– О-о…, – оставив сияющую электронную игрушку в покое, парень сразу направился на своё рабочее место, – …я в этом даже не сомневаюсь. Да и ты, борода, думаю, тоже с этим согласен.

– Именно это меня и успокаивает. Не смотря на то, что мы введены в курс дела, я чувствую, что не только Павел немного сторонится нас, но и генерал с нами тоже держит дистанцию.

– Меньше знаешь, лучше спишь!

– Эта поговорка для любопытных, а лично я хотел бы конкретнее знать, над чем работаю.

– Неужели тебе мало того, что в общих планах ты разбираешься не хуже меня? Лично для меня информации полученной за последние две недели больше чем нужно.

– Не знаю, Роберт, как ты, а вот лично меня удивляет то, что здесь за последние два дня появилось ещё два медицинских аппарата, о которых раньше даже и речи не было!

– Я его понимаю. Мы не знаем до конца всех загадок человека, и никто из нас даже не догадывается, что именно может произойти с этими людьми, когда они «отключаться» и войдут в контакт. Возможно, что и в самом деле придётся в их организм вливать нужное для их жизнедеятельности питание. Может кого-нибудь придётся «вытягивать» другими методами, но задача у нас всех одна – вся четвёрка должна выжить.

– Согласен! Но изначально шла речь о том, что эликсир «Свобода Джошуа» совершенно безопасен для человеческого организма!

47

– Нет. По-моему он разумно поступает, стараясь заранее избежать любых неприятностей, которые могут возникнуть совершенно неожиданно для нас. Я могу поспорить по этому поводу. Если мне Павел не очень нравится как человек, то это не значит, что он плохой работник, и не умеет делать своё дело. Наоборот, в нём есть огромный потенциал, который когда-нибудь себя ещё очень хорошо покажет.

Роберт повернулся к своему собеседнику спиной, показывая, что на этом их разговор полностью окончен и ему пора заниматься делом. Он взял в руки разъем белого цвета и на мгновение замер около небольшого прибора.

– Да, Роберт, нельзя не согласиться с тобой. Похоже, что Павел и в самом деле хочет перестраховать себя.

Джефф постоял ещё какое-то время в раздумье и, посмотрев на разъем золотистого кабеля, направился в сторону противоположного стеллажа.

– Надеюсь, что завтра они все вчетвером дадут своё согласие, и уже через месяц мы забудем о том, что говорили сегодня.

– — – — – — – — – — – — – — – — – — —

Сандра открыла глаза, и только сейчас вспомнила, где она находиться. К её сожалению буквально в эту же секунду в мозгах снова всплыли мысли о разделении имущества. О том, что она уже завтра может переехать в один из самых дешёвых районов, в котором ей будет страшно ходить по вечерам. Конечно, зарабатываемых денег хватит и для достойного жилья, но неминуем кредит на автомобиль, а это уже мало радовало. Она чувствовала, как быстро начинала меняться жизнь вокруг неё, и насколько быстро проходила уверенность в завтрашнем дне.

«Одна только ночь, и я уже не та Сандра, которая была ещё вчера утром. Утро, когда я проснулась закованная в обручи, было неожиданным и страшным, но морально более приятным. Меня ломают. Ломают как тоненькую ветку, которая только недавно чувствовала себя толстым и древним стволом»

Встав и умывшись, Сандра почувствовала лёгкое облегчение, но как только она перестала чем-то заниматься, все её мысли сразу вернулись к недвижимости, машине и будущему. Удивительно, как ей в таком состоянии удалось так крепко проспать всю ночь? Похоже, что каждому из них в ужин подсыпали снотворное, чтобы в этот день их головы были светлыми и выспавшимися.

Часы показывали половина восьмого и, не смотря на не раннее время – проснулась пока только одна она. Всех остальных одолевал крепкий сон, и ей было приятно, что из-за звуконепроницаемых стен к ней не доносился мужской храп.

Дверь открылась и к её удивлению она увидела направляющегося к ней Павла. Он был бодр, самодоволен и довольно уверен в себе. Усевшись на один единственный стул, парень закинул ногу на ногу и поправил рукой спавшие на лоб волосы. От него пахло дорогим одеколоном.

 

– Сандра, я договорился с охраной, и уже в девять вас выведут к агенту. Там вы подпишете нужные бумаги о неразглашении всего, что с вами происходило в этих стенах. Плюс ко всему я держу своё слово, и хочу сказать, что у вас остаются выданные мною десять тысяч долларов, как достойная компенсация за проведённые здесь сутки.

48

Павел смотрел в её безжизненный взгляд, в котором он уже не видел той настырной и вредной женщины. Она словно разделилась на две половинки, в которой одна хотела остаться, а вторая боролась с этим и, сопротивляясь, желала как можно быстрее покинуть это помещение.

– А так же вы получите свои четыре тысячи долларов за два проведённых здесь дня. И того, четырнадцать тысяч. Думаю, неплохо заработать такую сумму за сорок восемь часов.

– Ты всегда такой милый, и подходишь к нужным людям с тюбиком вазелина?

Ей хотелось съязвить и уколоть его, но, похоже, что его такие слова интересовали меньше всего, и на его лице появилась и на самом деле приятная улыбка.

– Это зависит от того, что мне нужно! Если понадобиться, то у меня будет в каждом кармане по тюбику, и мне совершенно всё равно, что по этому поводу скажут те, к кому я с ними пришёл. Или ты хотела бы, чтобы перед тобой сейчас сидел человек ужасного вида, готовый ради своей потребности ломать тебе руки и ноги? Нагло воспользоваться моментом, когда все спят? Нет, я совершенно другой человек, и работаю по другим принципам!

– Павел, ты лишил меня всего, что у меня было!

– Я?

Парень с удивлением посмотрел в её глаза, и ей в какой-то момент показалось, что он совершенно не знает, что вчера после разговора с ним через небольшое время ей принесли этот конверт. Там лежал лист, который испортил ей всю жизнь и создал огромное количество проблем. Но в какую-то секунду она словно проснулась от нереальных мыслей, понимая, что это не просто человек, а работник службы, где цели ставились превыше многих жизней и судеб.

Она в мгновение представила себе, что если бы нужно было в одну из точек планеты бросить атомную бомбу, то он сделал бы это не, задумываясь. Хотя… может быть и подумал бы о своей выгоде, но только не о сотнях тысячах жизней.

– Ты хороший игрок, которого ничем невозможно тронуть!

– Я не знаю, о чём ты говоришь? Тебя что-то беспокоит?

Внутри он смеялся над ней, представляя, насколько у неё сейчас всё кипит, и в какой-то степени эти ощущения приносили ему радость. Один момент, пятьдесят строчек, пять минут чтения и ты другой, а точнее другая.

– Хочешь сказать, что ты ничего не знаешь о человеке, который приходил вчера после обеда?

– Неужели ты думаешь, что я здесь знаю всех, кто работает во множестве отделов, и кто чем занимается? Меня не интересуют чужие проблемы!

– У тебя есть ещё сюрпризы?

– Сюрпризы?

Павел подался слегка вперёд, словно хотел получше её услышать, и ко всему выдавил из себя гримасу непонимания. Тяжело было строить из себя идиота, ведь она прекрасно понимала, что это его работа, но ему ничего не оставалось, как продолжать свою игру.

– Думаю, что когда я выйду за эти стены, то обнаружу ещё что-то?

– Я не понимаю, о чём ты говоришь!

– Твоя работа не просто грязная, но и невероятно мерзкая!

Ей хотелось прямо здесь задушить этого человека, чтобы навсегда уйти от проблем, которых она боялась, и покончить с ними раз и навсегда. Но это было нереально, и ничего не оставалось, как продолжать плакать внутри себя, а с наружи строить из себя уверенную в себе женщину, с которой никто ничего не мог поделать, и только её слово могло решить дальнейший исход их разговора.

49

– Может быть моя работа не совсем «чистая». В какой-то степени ты и права, но не настолько, чтобы обвинять меня во всех людских грехах!

– Возможно!

Сандра чувствовала, что в любую секунду из её глаз может потечь слеза, и тогда она не выдержит и разревётся, но этого нельзя было делать. Закрыв на несколько секунд глаза, она приложила ладони на виски и слегка прижала их. Ей хотелось сделать вид, что у неё разболелась голова, и эта боль мешает ей говорить и думать. Но на самом деле приходилось давить в себе все бушующие чувства, чтобы не заплакать.

– Вам плохо?

Павел хотел сесть рядом с ней, прижать её к себе и пожалеть. Эта женщина невероятно сильно нравилась ему, но этого нельзя было делать, и именно сейчас он начинал чувствовать, насколько постепенно атрофировались его чувства. Мгновенные блики горячего к ней отношения невероятно быстро менялись на противостояние и силу, которая обязана была заставить делать её то, что хотел он, а не она.

– Нет, спасибо!

Она открыла веки и на него посмотрели красные, возбуждённые на нервной почве глаза. Он ощущал, что Сандра сдерживала себя, чтобы не заплакать и его чувства жалости от силы этой женщины только усиливались к ней.

– Расскажите мне о письме! Если что-то будет в моих силах, я обязательно помогу вам.

– Павел, давайте не будем играть в кошки-мышки, и делать вид, что мы глупые люди. Я прошу тебя!

– Хорошо! Что вы хотите от меня?

– Чтобы вы прекратили эту игру!

– Игру?

Он мог сказать ей: «Да, давайте забудем всё, что здесь произошло и вернём всё обратно. Я отзову банковский долг и решу все вопросы». Но это было глупо, и Павел прекрасно это понимал. Ему пришлось довольно долго помучаться, прежде, чем найти её.

– Да!

– Я создал вам проблемы? Это я набрал кредитов, и моё предприятие прогорело? В чём вы можете обвинить именно меня?

– Это нужно решить! Иначе я лишусь всего, что у меня было!

– Что именно я должен сделать?

Сандра приподняла голову, посмотрела на потолок и тяжело вздохнула.

«Мне срочно нужны деньги! Дайте мне сто семьдесят восемь тысяч! У моего бывшего мужа есть долг, и мне нужно как можно быстрее отдать его. Спасите меня! Прошу вас! Умаляю!»

– Ничего!

Она слегка улыбнулась, понимая насколько глупые мысли могут бродить в её голове, и как это могло выглядеть, если бы она произнесла эти слова вслух. Это была первая улыбка после того, как на её глаза накатывались слёзы. Ощущение разочарования и безвыходности окутало её тело, и она с каким-то безразличием посмотрела на сидящего напротив неё мужчину.

– Я постараюсь сама решить свои вопросы!

– Как скажете!

Павел встал на ноги и, выдержав секундную паузу, слегка наклонился вперёд:

– Извиняюсь, если обидел вас чем-то! Простите меня!

Он видел, что Сандру за время их разговора, словно изящную веточку что-то поломало, довело до слёз, но потом появился кто-то невидимый и склеил всё это, выровнял стебель, дал новую жизнь, разогнав из её мыслей слёзы и горе.

50

– Подожди!

Павел остановился у самых дверей, сделав всего пару шагов от того места, где он только что сидел. Обернувшись, он увидел стоящую перед ним Сандру, лицо которой изменилось буквально за те пару секунд, которые прошли после его желания, уйти. Теперь она была серьёзной и уверенной в себе. С этой секунды он видел ту женщину, с которой ему пришлось беседовать ещё при первой их встрече.

– Миллион сто семьдесят восемь тысяч!

«Я знал, что рано или поздно ты сделаешь это. Неужели необходимо было ставить тебя в безвыходное положение, прежде, чем ты согласилась?»

– Это значит, вы говорите – «ДА»?

– Именно! Я говорю своё твёрдое «ДА»!

«Ты даже не представляешь себе, что я с тобой сделаю, когда через месяц выйду на волю! Твои приложенные усилия для того, чтобы оставить меня здесь, тебе обойдутся очень дорого. Павел, ты ещё пожалеешь об этом»

– Хорошо! Я рад, что наша четвёрка с этой минуты в сборе. Сегодня же мы все подпишем контракты, и деньги перейдут на ваш счёт.

– Павел, я надеюсь, что, не смотря на все наши разногласия, мы навсегда останемся друзьями?

– Конечно! Об этом даже не может быть и речи!

– Спасибо!

– До встречи!

Ему ничего не оставалось, как, не оборачиваясь, направиться к выходу. С этой секунды он почувствовал настоящее удовлетворение от своей работы и даже не заметил, насколько сильно сжал свои кулаки. Чувство превосходства над собой бурлили внутри него, придавая силы и необратимость запущенного процесса.

Поднявшись к себе, он увидел генерала, который стоял около его закрытой двери и не мог войти к нему в кабинет без ключа.

– Я к тебе, Павел.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru