Litres Baner
ЭКСПЕРИМЕНТ «Свобода Джошуа»

Вячеслав Николаевич Мирошников
ЭКСПЕРИМЕНТ «Свобода Джошуа»

© Вячеслав Николаевич Мирошников, 2021

ISBN 978-5-0053-5427-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

 
1
 
 
ЦРУ, 7-й отдел
Номер договора 4185743794
 
 
Уведомляю Вас, что в лаборатории установлено оборудование, подключена электроэнергия, а также полностью закончена установка всех четырёх блоков. Действуя согласно полученным указаниям, договора 4185743794 ваше ведомство обязано в течение семи дней доставить четыре «объекта» в точку исследования.
 
 
Павел. 08.04.2012.
 
 
2
 

Сержант смотрел на лежащего солдата, которого двое дежурных уложили на первую попавшуюся кровать. Возле военного возился доктор, прибежавший по первому вызову. Рядом с медиком стояло несколько медицинских аппаратов, готовых к применению.

– Давление минимальное, кожа невероятно сильно и быстро побелела…, – доктор повернул голову к стоящим рядом военным. Он видел, какими испуганными глазами они наблюдали за всем, что сейчас происходило в казарме. – Его срочно нужно вести в больницу!

– Делайте так, как считаете нужным!

– Хорошо…, – доктор больше не желал терять драгоценное время на разговоры с офицером и, достав свой мобильный телефон из кармана, стал набирать номер амбуланса. Сразу после первого гудка из трубки послышался женский голос. Ответив на пару дополнительных вопросов, доктор услышал, что «машина выезжает», и, добавив «я жду», сразу же отключил телефон.

– Как всё произошло?

– Дик вошёл…, – мгновенно ответил один из солдат, показав рукой в сторону лежачего товарища, – …и буквально через пару шагов потерял сознание.

– Он был в столовой…, – добавил второй, надеясь, что может этот нюанс, поможет хоть что-то прояснить.

– Еда? – Вслух сам себя спросил военный врач, сделав сомнительную мимику на лице. – Нет…, – доктор слегка замотал головой, не соглашаясь с выводами солдата, – …даже если бы это было ужасное отравление, то оно не произошло бы через пару минут после того, как человек встал из-за стола. Здесь что-то другое!

– Но он был здоровый как бык! – Не соглашался с ним более высокий солдат, понимая, на что клонит доктор. – Мы все только недавно прошли медицинское обследование, и если бы у него были хоть малейшие проблемы с…

– Я знаю…, – прервал его медик, постоянно поглядывая на часы, – …и именно это мне непонятно. Что могло так быстро спровоцировать такое состояние?

– Как он выглядел, когда вошёл?

Солдаты посмотрели на строгий взгляд офицера, который ждал от них быстрого ответа.

– Отлично выглядел…

– Да. Он зашёл, улыбнулся…, – добавил второй и слегка пару раз шлёпнул рукой себя по животу, – …похлопал себя по сытому брюху и сказал, что очень вкусно пообедал.

– Именно так всё и было…, – подтвердил первый и с сожалением посмотрел в сторону лежащего солдата, – …а потом, Дик сделал пару шагов и сразу рухнул на пол. Мы его быстро подхватили, уложили на ближайшую кровать и сразу после этого позвонили в санчасть.

Доктор в очередной раз нагнулся над больным, стараясь прощупать его пульс. Через пару минут он выпрямился и снова посмотрел на свои часы.

– С минуты на минуту должна подъехать машина.

Прошло ещё минут семь, прежде, чем в казарме послышалось резкое открывание двери и топот ног нескольких человек.

– Сюда…, здесь…, – почти одновременно проговорили солдаты и, покинув небольшую комнату, впустили врачей.

– Что с ним? – Первые слова произнёс только что прибывший врач в широких очках, стараясь как можно быстрее сделать внешний осмотр пациента.

3

– Пока ещё не знаю…, – ответил военный доктор, уступая место приехавшим медикам, – …его сослуживцы говорят, что это не могло быть отравление. Полчаса назад у них был обед. Он вошёл в здание совершенно здоровым, а через минуту сразу потерял сознание. Давление упало довольно сильно, но при этом сердце стучит неугомонно как машина.

– Когда это случилось?

– Минут двадцать пять назад…

– Он приходил в себя?

– Нет!

– Хорошо. Мы его забираем.

Машина скорой помощи свернула с трассы в Ричмонд и сразу направилась в сторону поликлиники. Доктор не сводил взгляда с пациента, наблюдая, что состояние больного совершенно не изменилось. Всё подключенное оборудование показывало, что этот человек должен чувствовать себя более менее нормально, но увиденное противоречило здравому смыслу и невозможно было не заметить даже обычному обывателю, что кожа военного стала ещё белее. Он по-прежнему лежал без сознания, у него было низкое давление и при этом все органы работали отменно.

– Странно…, – врач посмотрел на медика, который сидел спиной по направлению движения и всё это время думал о чём-то своём, – …впервые вижу человека с таким резким изменением цвета кожи. Хотелось бы лично посмотреть ответы на все анализы. Думаю, что это будет интересно.

– Приедем, разберёмся…, – с каким-то безразличием бросил тот пару своих фраз и сразу закрыл глаза, – …надеюсь, что ему ничего не угрожает. А это уже хорошо. Будет жить! В крайнем случае, перекрасим тело на розовый цвет или под мулата и отправим обратно в часть. Можно вообще в зелёный…, – со смешком в голосе добавил парень, широко улыбнувшись, – …главное, чтобы остался здоровым.

– И всё-таки, мне интересно…, – врач взял тонкую папку, закрытую с одной стороны змейкой, и одним движением руки открыл её, после чего достал личное дело солдата. В его руках был лист, с вписанными общими данными.

– Дик Кэллогг…, – медленно вслух произнёс он его имя.

– Дик…, – человек в белом халате слегка приоткрыл глаза и посмотрел на лежачего военного, который лежал к нему затылком, – …к сожалению, сегодня не твой день.

Доктор не обратил внимания на реплику своего помощника и сразу перевернул лист. С обратной стороны широкой прозрачной лентой был проклеен небольшой целлофановый пакет, с вложенной в него пластиковой медицинской карточкой. Внизу были вписаны общие сведения, которые могли пригодиться в любую секунду.

– Ему тридцать лет. Холост. Вторая группа крови, резус положительный. Работает по контракту…. Всё, больше ничего.

– Всё остальное только через его личную карточку…, – с лёгкой улыбкой прошептал сквозь зубы помощник и снова закрыл глаза, – …эх, поспать бы хоть один часок.

– Не успеешь! Мы уже въезжаем на территорию поликлиники.

– Жаль…

Машина сделала небольшой поворот и подъехала к двери, где уже стояла приготовленная тележка. Сразу после того, как они остановились, доктор открыл задние двери, помог своему напарнику вытащить носилки с больным солдатом и аккуратно уложить их на тележку. К его удивлению два медбрата, стоявшие рядом с ними, даже не сдвинулись с места, чтобы подкатить её к лифту и поднять на нужный этаж.

4

– Что-то случилось?

Доктор с удивлением посмотрел на них, не понимая, почему они не выполняют свои обязанности. Он уже готов был взорваться и отчитать стоявших медиков, как почувствовал, что кто-то подошёл к нему сзади и остановился. Обернувшись, он увидел перед собой троих людей в чёрных костюмах. Сзади них стояли два медицинских работника, которых он в жизни никогда не видел.

– Особый отдел, – металлическим голосом отчеканил один из них и прямо перед его носом вытянул раскрытую корочку.

– И что из этого? – Удивлённо спросил врач, но уже через секунду понял, что этот вопрос был выпущен куда-то в безмолвную пустоту, из которой никто не собирался отвечать.

– Больной поедет с нами! Главврач в курсе. Наши медики заберут его.

– Но я не могу просто так отдать его вам!

– Все необходимые документы уже подписаны…, – не сдавался человек в чёрном костюме, пытаясь сдержать себя в руках. Ему не хотелось хамить упёртому врачу, который или не понимал с кем имеет дело, или делал вид, что не понимал.

– Я…

– Арис… послушай…, – доктор услышал, как его звал главврач поликлиники, который широкими и быстрыми шагами шёл в их сторону, – …эти люди представили нам все необходимые документы, чтобы забрать больного.

– Но…

– Не переживай, я понимаю, что ты хочешь сказать.

Он раскрыл коричневую папку, которую принёс с собой и вытянул оттуда лист с распечатанным им текстом.

– Распишитесь, пожалуйста, здесь!

Мужчина в чёрном костюме внимательно прочитал несколько верхних строчек, куда вписали его данные и данные его напарника, затем беглым взглядом пробежал остальные графы, где указывались условия передачи больного. После этого он с лёгкой ухмылкой сделал широкий прочерк внизу бумаги.

– Можете его забирать…, – главврач вложил лист обратно и посмотрел на доктора, который только что привёз больного, – …мне звонили «сверху», чтобы предупредить о появлении этих людей, и о том, что они заберут этого военного.

– Но откуда они могли знать о нём, если это произошло совершенно недавно? И… я ничего не понимаю!

– Думаю, что от нас Арис, именно сейчас и требуется как можно меньше понимать и знать. Ты понимаешь, о чём я?

– По-моему, именно об этом меня уже и не стоит спрашивать! – С каким-то внутренним недовольством и сомнением еле слышно прошептал доктор. 7

– Ну и отлично…

Главврач вытер лоб рукавом, наблюдая, как два медика, которые приехали вместе с людьми в чёрных костюмах, занесли лежачего без сознания солдата в напичканную медицинским оборудованием машину, и аккуратно уложили его вовнутрь.

– Не хотят, чтобы лечили мы, пусть сами и лечат. Главное, что у нас есть все необходимые бумаги.

Арис почувствовал, что эти слова прозвучали из губ главврача с каким-то облегчением. Он понимал, что хуже было бы, если бы в их поликлинике постоянно дежурили эти люди и создавали определённые неудобства. Машина с медиками, солдатом и спецагентами тронулась в сторону выезда, и только сейчас по его телу пробежал какой-то неприятный озноб. По крайней мере, в данный момент за всем этим стоял только его шеф, и именно он дал согласие на передачу больного.

 

– Арис, тебя что-то беспокоит?

5

– Я не могу понять только одного, что такого важного в самом обычном солдате?

– Может, он один из них? Агент, который под видом самого обычного контрактника выполнял какое-то задание в военной части?

– Быстрее всего, так и есть!

– — – — – — – — – — – — – — – — —

Сэм открыл двери своего дома и тихими шагами вошёл в прихожую. Он прислушался к полной тишине, понимая, что Джули сейчас спит. Стараясь не разбудить её, он снял свои военные мощные ботинки и поставил их рядом с изящными белыми туфлями. Ему не стоило прилагать усилий, чтобы заметить разницу в размерах обуви, от чего на его губах появилась еле заметная улыбка.

– Моя милая куколка…

Тихо прошептал он в сторону спальни, которая находилась на втором этаже и, повесив на вешалку своё обмундирование – направился в сторону кухни. Его желудок ныл и требовал срочного хоть чего-нибудь перекусить. По графику, к которому он уже привык за последние восемь лет в президентской гвардии, у него был обед. Сегодня был выбор: остаться в казарме, или уйти домой. Если он останется, значит придёт домой как минимум на два с половиной или три часа позже, а если нет, то…. Он выбрал последний вариант, понимая своё сегодняшнее положение. Ему хотелось в этот день лишних несколько часов побыть со своей любимой женщиной, посидеть с ней за чашечкой горячего кофе, и поговорить о чём-то интересном.

У него не более тридцати минут, чтобы пообедать и после этого подняться на второй этаж к своей любимой. Поставив на стол большую тарелку с нарезанным ещё утром салатом, Сэм разогрел в микроволновой печи две отбивные и положил их рядом. Отрезав два цельных кусочка серого хлеба, он уложил на них по отбивной и, не раздумывая ни секунды, надкусил один из них, добавляя наколотые кусочки сочного салата. Он медленно жевал и наблюдал, как несколько парней на своих велосипедах кружили на той стороне дороги вокруг старых деревьев. Иногда они по очереди начинали спрыгивать с бордюр, пытаясь сделать незаурядные пируэты. Со стороны всё это выглядело довольно смешно и весело. Один из парней остановился рядом с проходившей мимо девушкой, которая без особого приглашения уселась на раму велосипеда и, он её куда-то повёз. Они были настолько похожи, что Сэм даже не сомневался, этот парень увозил свою сестру.

Через несколько минут вся эта детская суета прекратилась, и на улице наступила настоящая тишина, которую нарушали лишь изредка проезжавшие машины.

Он взял в руки вторую порцию мясного бутерброда, который стал также довольно быстро уменьшаться в своих размерах – как и первый, утопая в его голодном желудке. Всё было превосходно вкусно и по-домашнему. Стараясь не шуметь и не включать кофемолку раньше времени, Сэм отсыпал нужную порцию кофейных зёрен в чашку и поставил её рядом с кофемолкой. Утопив в себе последний кусочек серого хлеба, он наколол ещё несколько кусочков салата и отправил его вслед за последней порцией бутерброда. Ещё было время, и он налил в стакан пару глотков сока, чтобы хоть как-то скоротать несколько минут.

6

Сделав небольшой глоток, он поставил стакан на стол и снова посмотрел в окно. Что-то очень сильно беспокоило его внутри, и он никак не мог понять, какие именно чувства так тревожили его мысли. Он прекрасно ощущал, что внутренний голос пытался предупредить его об опасности, но он никак не мог понять, откуда она исходит. Со вчерашнего дня мысли постоянно кружили в его голове, пытаясь найти объяснение, почему только его одного отправляли на задание. Всё было настолько засекречено, что оставалось только надеяться на лучший исход.

За всю его службу в президентской гвардии ещё не было такого случая, чтобы на задание отправляли только одного бойца. Они всегда работали группой, и это было нормальным явлением, а сейчас…. Нет, здесь что-то не так. Его руководство явно что-то скрывало от него и не хочет заранее раскрывать карты. Даже ему никто не хотел говорить куда и зачем он едет. Всё было настолько засекречено, что он не имел права говорить даже своим товарищам о своём отбытии. Была полная неопределённость и это в какой-то степени очень серьёзно пугало его, а если и не пугало, то не давало ему покоя.

Ему говорили, что он нужен там как самый лучший и надёжный боец, но это было не так. Сэм прекрасно мог отличить ложь от правды, и очень хорошо видел, как его обводят вокруг пальца. Он знал, что в их гвардии есть люди и более опытные, которые, как и он прошли не одно пекло. Но это ничего не меняло, и ему постоянно твердили, что он самый лучший.

Его прямой начальник все эти два дня старался избегать их встреч, чтобы не отвечать на вопросы. Не стоило долго думать над этим, понимая, что и тот навряд ли что-то знал. Быстрее всего поступил приказ, и его нужно будет кому-нибудь исполнить. На душе почему-то было неприятно и тяжело. Складывалось впечатление, что он был самым настоящим слепым котёнком, а тяжело от того, что он даже не знал куда едет, насколько времени и что сказать своей любимой женщине. На данный момент он себя по-другому не ощущал и уже два дня носил эти чувства внутри своих мыслей.

Конечно, можно было отказаться от этого задания, но тогда наверняка с ним порвут контракт через один год. И это произойдёт не от того, что он плохо выполняет свою работу, плохой воин или человек, а только от того, что его прямой начальник по указке высшего руководства уже сейчас поставит галочку рядом с его фамилией на увольнение. Стоит отказать и это может произойти. А это было бы для него самым настоящим ударом. У него прекрасная зарплата, определённые льготы, знакомства с некоторыми нужными людьми, которые уже не раз помогали ему в жизни, и всё это может рухнуть в течение пяти минут. Но сколько он ещё будет жить в подобном страхе?

– Нужно выплатить за этот дом, и я уйду…, – еле слышно проговорил Сэм сквозь зубы.

Он взял в руку стакан с недопитым соком и, повертев его какое-то время перед глазами, выпил за один глоток. За все последние годы своей работы он уже довольно сильно устал от перенапряжения, и с этим нужно было что-то делать. У него всё больше и больше появлялось желание просто жить. Жить в своё удовольствие, родить ещё одного ребёнка и заботиться о своей семье.

– Сэм, ты уже пришёл?

Обернувшись, мужчина влюблёнными глазами посмотрел на обожаемую им женщину и вытянул руки вперёд.

– Я приготовил зёрна, чтобы помолоть, но, к моему сожалению… не успел.

– Перестань…

7

Джули обвила его своими руками вокруг шеи и нежно поцеловала в губы. Для неё его ранний приход был полной неожиданностью, и на её глазах сразу появилась искра радости. Такие минуты в их совместной жизни были очень большой редкостью.

– Ты не можешь себе даже поверить, насколько я рада, что ты уже пришёл. А кофе мы сделаем вместе. Думаю, что от этого он станет в два раза вкуснее.

Сэму хотелось сказать ей, что уже сегодня вечером у него намечается очередная командировка, но решил придержать это сообщение, чтобы не портить настроение. После первого брака, где у него остался ребёнок на стороне жены, он получил довольно много опыта от семейной жизни, и теперь не хотел делать похожие ошибки. Он стал более сдержанным, заботливым и внимательным. А это были золотые качества, которые ценили практически все умные женщины.

– Как скажешь! Если совместное приготовление сделает его вкуснее в два раза, значит, так должно было случиться, и только из-за этого ты встала раньше.

– Теперь я понимаю, почему раньше проснулась. Похоже, что я чувствовала твой ранний приход. Это просто прекрасно.

Наблюдая за сонной Джулией, Сэм высыпал кофе в кофемолку и сразу нажал на «старт». Шум заглушил всё вокруг, но только не его мысли, которые не покидали ощущение волнений и переживаний. Чувства тревоги, словно невидимый маятник крутились по кругу, не давая ему покоя. Остановив аппарат, Сэм высыпал кофе из стаканчика в ситечко кофейной машинки и в отдельную ёмкость налил немного молока. Оставалось только нажать на «пуск», и уже через пару минут можно было наслаждаться их любимым напитком.

– Я люблю, когда ты делаешь кофе…, – милым голосом проговорила Джулии, подвинув свою чашку как можно ближе к себе.

Она не только чувствовала, но и видела, что её мужа что-то очень сильно беспокоит. Он хотел скрыть переживания внутри себя, попытаться обмануть её, но не мог этого сделать. Уже не один раз на свои вопросы она слышала, что ему запрещалось говорить о предстоящих спецзаданиях. С одной стороны для его роботы это было нормальным явлением, а с другой стороны она никак не могла привыкнуть к этому. Джули по глазам видела, что сейчас её любимый был каким-то встревоженным и беспокойным.

– Сэм, у тебя что-то случилось на работе?

– Джули, с чего ты это взяла?

– Мне кажется, что ты постоянно о чём-то думаешь, и тебе это не даёт покоя.

– Покоя…? – Сэм ухмыльнулся, сделал глоток горячего кофе, после чего закинул ногу на ногу. – В половине седьмого за мной заедет машина…

– Очередная командировка?

– Да!

– Но что тогда тебя беспокоит?

– Не знаю! Мне уже сейчас не нравиться предстоящая поездка. Всё… всё как-то не так. Не так, как всегда.

– Может тебе отказаться?

– Нет. Сейчас этого нельзя делать. Они могут найти любую причину, чтобы выкинуть меня со службы. А ты прекрасно понимаешь, что мне сейчас никак нельзя терять работу.

– Но…

8

– Нет, Джули. Я уже думал над этим. Сначала нужно выплатить за дом, а потом я и сам напишу рапорт. Моя хорошо оплачиваемая работа – это одно, а жизнь и то удовольствие, которое я хочу получать – это другое. Думаю, что это будет моё последнее задание, после которого я уйду в отставку.

Женщина с облегчением вздохнула и на какую-то долю секунды закрыла глаза. Сейчас она услышала от него то, о чём мечтала очень давно. Пройдёт ещё немного времени, и он будет полностью принадлежать ей. У него не будет недельных или месячных командировок, во время которых она только и думает о нём. Наконец-то всё станет на свои места, и они будут жить как самая настоящая семья. Она надеялась, что именно тогда он предложит ей свою руку и сердце. Ей хотелось этого как можно быстрее, и от этих мыслей её сердце забилось ещё сильнее.

– Джули…, – Сэм слегка нагнулся вперёд и положил свою ладонь на её руку, – …о чём ты сейчас думаешь?

– О нас.

Она улыбнулась и незаметно постаралась вытереть накатывающуюся слезу, но под глазом остался еле заметный мокрый след, который никак невозможно было не заметить.

– Прекрати, дорогая.

Сэм сел рядом с ней и положил её голову себе на плечо. Ей стало как-то не по себе и, не желая сдерживать больше свои эмоции, она заплакала.

– Джули, перестань. Ты же знаешь, что я тебя люблю!

– Да, я знаю!

Она обняла его талию своими руками и как можно крепче прижалась к нему. Сильные руки подхватили её, приподняли над стулом и понесли наверх в сторону спальни. Джули смотрела на чашку с кофе, к которому она даже не притронулась. Ей сейчас было глубоко наплевать на всё, что творилось во всём мире вокруг них. Главное, это чтобы он был всегда рядом с ней, и никогда не переставал любить её. Её любимый и дорогой Сэм.

Все необходимые вещи лежали в его дорожном рюкзаке, с которым он уже много лет отправлялся в совершенно разные места Америки. И на этот раз, как и обычно, он ещё раз пересмотрел список, где указал какие принадлежности нужно взять с собой. Закончив процедуру упаковывания, Сэм надел на себя защитного цвета жилет и сразу обулся.

– Подожди, – проговорила Джули, чувствуя, как слёзы накатываются на глаза.

Сэм обнял её и крепко поцеловал в губы. Он как можно сильнее прижал её к себе. Сигнал машины словно разбудил его, и он выпрямил спину, давая понять, что его ждут и ему уже пора уходить. Он почувствовал, как что-то неприятное кольнуло в сердце, но только улыбнулся в ответ и ещё раз поцеловал её в губы:

– Это моя последняя командировка. Я обещаю!

Очередной сигнал буквально заставил его открыть двери, выйти на улицу и направиться в сторону машины, не оборачиваясь назад. Он уже не мог видеть, как его Джули стояла у выхода и из её глаз начинали течь слёзы.

– Куда едем? – Спросил Сэм, как только запрыгнул в машину и сел рядом с водителем.

– В аэропорт! – С какой-то радостью в голосе проговорил сидевший рядом человек, после чего нажал на газ и вывернул на первую полосу, пропуская впереди себя машину.

9

– — – — – — – — – — – — – — – — – — —

Этот солнечный день казался ей одним из самых лучших в её жизни. Сандра медленно спускалась по лестнице в сторону дороги из Университета, который находился в Еймсе штат Айова. Она уже полностью закончила свои консультации по биохимии, ради которых приехала сюда. С её головой, быстротой и умением работать, ей удалось закончить всю работу на два дня раньше, и теперь у неё было время, чтобы отдохнуть и поразвлечься. Для неё этот пятидесятитысячный город показался невероятно спокойным и тихим местом. Здесь её не знал ни один человек, и в этом она чувствовала какие-то свои плюсы.

 

Момент одиночества и ощущение себя кинутой в совершенно незнакомый город, давали ей возможность посмотреть на привычный для неё мир как-то по-иному, и подумать о чём-то другом, нежели только о работе и своих студентах, которые в эти минуты ещё учились в Нью-Йоркском университете. Она окинула взглядом всё вокруг себя и в очередной момент обратила своё внимание на небольшую статуэтку статуи свободы, которая являлась точной копией оригинала.

Спустившись вниз, ей ничего не оставалось, как махнуть рукой мимо проезжавшему такси и остановить его. С этой минуты у неё начинался выходной, а если точнее, то мини отпуск, о котором никто кроме неё не знает. Водитель хотел тронуться с места, но в этот момент он резко вывернул руль вправо и прижался к бордюру. Мимо них пролетел огромный чёрный джип с затемнёнными стёклами, который резко затормозил и, проехав немного вперёд – загородил им путь выезда.

– Ты что, ненормальный? – Выкрикнул водитель в окно, возмущаясь наглостью человека, остановившего свою машину прямо перед ними.

Он тут же заметил, как точно такой же джип остановился сзади него, и из него вышли люди в чёрных классических костюмах, лица которых были словно высечены из камня и никогда не имели никакой мимики.

– Они с тобой? – Слегка испуганным голосом спросил водитель у девушки, которая только что села в его машину.

Сандра молча наблюдала за всем, понимая, что никакого дела ко всему происходящему она не имеет. Слегка махнув головой в стороны, она дала понять, что её присутствие не касается ни этих чёрных джипов, ни одетых в чёрные костюмы людей. Она вообще не могла понять, что здесь происходит, и куда она вляпалась с человеком, который сейчас сидел за рулём.

Пятеро здоровых похожих друг на друга мужчин подошли к их машине и стали со стороны водителя. Один из них нагнулся и, достав из внутреннего пиджака корочку – показал её сидящим внутри людям.

– Сандра Вайз?

– Да…

В глазах женщины пробежала волна страха и испуга. Они знали её имя и фамилия, а значит, наблюдали за ней и ждали, когда она освободиться. Эти люди не ошиблись во времени, и обратились к ней именно в тот момент, когда она оказалась свободна от работы. Именно в те минуты, когда она планировала, куда ей сходить в этом прекрасном городке.

«Кто это? Что они хотят от меня? Зачем я им понадобилась?»

Ей хотелось спросить это прямо сейчас, возможно прибавить в голосе возмущение и упрямство, но что-то словно перемкнуло в горле, и она, молча, продолжала смотреть на незнакомых ей мужчин.

10

– Особый отдел ЦРУ. Капитан Рэйчел Вослоу.

Мужчина попытался улыбнуться, но, похоже, что это он делал невероятно давно, и от этого на его лице лишь образовалось несколько грубых складок, которые совершенно ничего не выражали.

– Вы хотите, чтобы я пересела к вам?

Спросила Сандра с какой-то лёгкой дрожью в голосе первое, что пришло ей в голову. Ей совершенно не хотелось менять свои планы, но, похоже, что и эти люди не собирались оставлять её в такси.

– В какой-то степени, да. Мы просто настаиваем это сделать.

Он достал из кармана белый лист бумаги и передал его в руки женщине. Сандра развернула его и увидела впечатанные туда свои инициалы, адрес её проживания и место работы. Внизу был отпечатан текст о её доставке в Вашингтон, где нужно было дать какие-то показания.

– Что-то случилось?

– Да…, – мужчина с каменным лицом кивнул ей и показал указательным пальцем в сторону первой машины, которая стояла впереди, – …нам нужно срочно доставить вас в отдел по даче свидетельских показаний государственной важности. Это очень важно. Поверьте мне.

Сандра с тяжестью выдохнула из лёгких воздух и ладошкой провела по своему лбу. Ей казалось, что она невероятно сильно вспотела, но к её удивлению кожа была совершенно сухой. Вокруг неё всё словно замерло. Водитель, обернувшись к ней, с умилением в глазах просил, чтобы она как можно быстрее покинула его автомобиль, и ему совершенно не хотелось связываться с этими людьми. Ей казалось, что сейчас он даже готов был заплатить ей, только бы она вышла.

– Это надолго?

– Не знаю.

Было видно, что этому человеку больше нечего сказать ей. Сандра понимала, что все эти «каменные глыбы» в чёрных пиджаках, ожидавшие её, не сойдут с места ни на сантиметр, пока она не пересядет в один из их автомобилей.

– Хорошо…

Сандра вышла из такси, захлопнула дверцу и пока обходила машину, наблюдала за стоящими сотрудниками ЦРУ. Мужчина, который всё это время разговаривал с ней, поднял левую руку и показал в сторону стоящего впереди автомобиля. Только сейчас она заметила в его глазах удовлетворение от проделанной им работы, и то, что ему не пришлось долго с ней разговаривать.

Парень, который стоял впереди всех, приоткрыл дверцу с затемнёнными до черноты стёклами, и пропустил её на заднее сидение. Как только она села посередине, в эту же секунду к ней присоединилось ещё два агента, которые слегка «подпёрли» её по бокам. Места в машине оказалось довольно много, и никому из них не было неуютно или тесно. Как только автомобиль тронулся, внутри у неё что-то заскребло, и Сандра почувствовала себя не столько заложницей каких-то обстоятельств, а и человеком, который теперь зависел от этих мужчин и их начальства. Она не знала точно – куда её везли. Из-за чего им пришлось забрать её прямо отсюда, и зачем ЦРУ нужна такая спешка? Возможно, что им нужна не столько она, сколько её знания и опыт работы в определённой сфере науки?

Стараясь больше не угадывать причины сложившейся ситуации, женщина по очереди посмотрела на сидящих по бокам мужчин, которые строго смотрели только вперёд и не обращали на неё никакого внимания.

11

– — – — – — – — – — – — – — – — – — – — —

Марли мучила жажда, не давая возможности напиться его организму. У него не было похмелья, и за последние четыре дня он не пропустил через себя ни одного глотка спиртного. Но не смотря на это его постоянно бросало в жар. Только сегодня до двух часов дня ему пришлось поменять две футболки, чтобы чувствовать себя уютно. Пот лил с него как с ведра, и только по этой причине из своих рук он не выпускал платок, которым постоянно вытирал лоб, лицо и шею.

На улице была неимоверная жара. Ему в какой-то степени даже было обидно, что именно сегодня ему придётся целый день находиться на строительном объекте, чтобы проконтролировать и просчитать огромное количество важных моментов. Это можно было сделать и завтра, но никто не мог гарантировать, что завтра будет хоть немного прохладнее. Даже тень, которая полностью закрывала этажи от прямых лучей Солнца, не давала возможности отдохнуть. Отсутствие малейшего ветерка только угнетало его состояние.

До конца рабочего дня оставалось сорок пять минут и уже это подсознательно успокаивало его. Марли поставил галочку в нижней части последнего листа и с приятным ощущением внутреннего освобождения захлопнул папку. Он любил, когда до выхода домой оставалось менее часа, и буквально с этого момента практически забрасывал свою работу. Ему не хотелось больше бегать по бесконечным этажам и вдыхать в себя сухую строительную пыль, неприятно подсушивающую кожу.

Спустившись вниз, он рукой струсил со своей рабочей одежды всё, что успело прилипнуть за целый день, и спокойной походкой направился в сторону отдельно стоящего вагончика. Поднявшись по двум невысоким ступенькам, Марли открыл двери и вошёл в прохладное помещение. Мужчина, который сидел за столом с сожалением посмотрел, как тяжело было тому в такую жару.

– Ты сегодня совсем измучался…

– А-а-а…, – Марли махнул рукой в его сторону и, выгнув назад плечи, высоко вверх приподнял подбородок.

Он поводил головой в разные стороны, от чего послышался небольшой хруст костей, после чего сел на свободный стул.

– Бен, у тебя случайно не будет лишней бутылочки пива?

– Похоже, что ты решил сегодня нарушить свой сухой закон?

– Да. У меня сделана вся работа.

– Хорошо…, – мужчина открыл холодильник и достал оттуда две бутылки «Карлсберга», – …давай, сегодня нарушим график работы и закончим его на пятнадцать минут раньше! – Он с лёгкой улыбкой на губах посмотрел в окно, откуда было видно, как рабочие постепенно начинали выходить из незаконченного подъезда – направляясь к своим вагончикам.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru