Сотый посетитель

Вячеслав Григорьевич Резеньков
Сотый посетитель

В осеннем парке, под опустевшим кленом, на лавочке сидел седой пенсионер, со свежей газетой в руках. Его выцветшие глаза бегали по колонке, где размещались новости криминальной хроники.

– Да-а-а! – протянул он, и снял запотевшие очки, стекла которых походили на две большие линзы.

Старик кисло сощурился, словно в его лицо навели яркую лампу, и отбросил газету в сторону. Полосы утреннего номера, снова пестрили изощренными видами мошенничества, которые не успевали пресекать правоохранительные органы города. Желающих разбогатеть на доверчивых людях, возрастало в геометрической прогрессии. Удобрением к этому служили доступные современные технологии, которыми искусно владели жулики разных мастей. Но, пенсионера Аркадия Гавриловича, волновали не виды мошенничества, а пошатнувшейся устои человеческой морали. Понять и принять новые веяния, современной жизни с выраженным криминальным запахом, он конечно не мог. Его нутро бунтовало и отвергало всякую несправедливость. От всего от этого, ему становилось противно, и хотелось плевать.

Пенсионер, в который раз пожалел, что снова забрел в газетный киоск, и купил эту злободневную газету. Сколько раз он зарекался, что больше не возьмет в руки убийственную для него прессу, но как только наступало субботнее утро, он снова ковылял к киоску, мило улыбался молодой продавщице, с подколотыми длинными волосами, клал на прилавок денежную банкноту, и повторял одну и ту же фразу:

– Танечка, мне как всегда!

Продавец забирала деньги, и просовывала в небольшое стеклянное окошко, свежий газетный номер, пахнувшей типографской краской.

– Куда мир катится? Ай-ай-ай! – приговаривал он, принимая газету.

При этом, его седая голова, покрытая коричневой шляпой, слегка пошатывалась по сторонам. Далее он спешил в городской парк, к излюбленной скамейке. Усевшись, на привычное место, Аркадий Гаврилович вальяжно надевал очки, и с жаждой начинал впитывать очередную порцию новостей, подобно тому, как человек с аппетитом принимает пищу. Просматривая страницы, пенсионер не замечал, как у него сначала подымалось давление, затем меловые щеки наливались неестественным румянцем, а в конце сжимало грудь, и перехватывало дыхание. Тогда он отбрасывал газету, и начинал глубоко дышать, как советовали врачи. Вот и сейчас, Аркадий Гаврилович делал глубокие вдохи, жадно глотая осенний воздух, пытаясь остановить раскрученную, тяжелыми мыслями, пластинку в его голове. Когда пелена перед глазами спала, он заметил развязанный шнурок на левом ботинке. Его концы лежали на земле, и были затоптаны пылью. Пенсионер, кряхтя нагнулся, и стал аккуратно вязать красивый узел с большими бантами. Когда старик выпрямился, и откинулся на холодную деревянную спинку, он вдруг вскрикнул от неожиданности. Рядом с ним, на лавочке, сидела пожилая женщина, в старомодном приталенном пальто, со шляпкой на голове. Его недоумевающий взгляд, намертво приклеился к странной старухе. Бегающие мысли, отказывались складываться в какое-нибудь логическое объяснение. Картина выглядела весьма странной. Парк был пустынным, и подойти не заметно, она не могла.

– Добрый день! – пробубнил растерянно пенсионер, кивая головой.

– День сегодня действительно хороший, – произнесла хриплым и противным голосом, незваная гостья.

– Что пишут в газетах? – поинтересовалась она.

– Разное пишут! Пишут, что мошенников много развелось, и надо быть осторожнее. Вот, например, на прошлой неделе…

Старушка, пододвинулась поближе, и взяла его под локоть. От ее ледяной костлявой руки, у пенсионера перехватило дыхание, и он замолчал.

– А почему вы не идете на открытие нового супермаркета на проспекте Мира? – спросила она, наклоняясь к его уху, – Там обещают баснословные скидки на все товары, а сотого посетителя ожидает приятный сюрприз. Торопитесь!

Рейтинг@Mail.ru