Рабыня

Вячеслав Григорьевич Резеньков
Рабыня

– Вы кто?

Не понимая до конца смысл его вопроса, Лукин представился по установленной форме и стал ждать. Работорговец, немного помедлив, осмотрел необычного белокожего покупателя, затем вынул какую-то бумагу, что-то записал в ней и протянул Лукину. Рабыню тут же развязали, и слегка подтолкнули в спину к новому хозяину. Юрий, не мешкая, взял девушку за хрупкое предплечье, ощущая ее нежное и влажное от пота тело, затем протискиваясь сквозь людской рой, повел к своим. В молчаливых и растерянных взглядах коллег он увидел и недоумение, и жалость и полную растерянность. Все стояли, молча, пытаясь осознать происходящее, и при этом никто не знал, как на все это реагировать.

– Как тебя зовут? – спросил Лукин у молоденькой девушки в окружении своих товарищей.

– Амади! – ответила тихо та, не поднимая головы.

– Значит Амади! – повторил начальник, – Хорошо!

Его голос слегка дрожал, выдавая скрываемое волнение. Было понятно, что истоки сделанного им поступка, лежали в глубинах его доброй человеческой души и морали.

– Амади – значит радость, – вклинился в разговор Симба, стоявший рядом.

– Сколько тебе лет? – продолжил новый хозяин.

– Пятнадцать! – покорно ответила та.

Из-за спины вмиг появился Костенко, положил на плечо Лукину руку и развернул его лицом к себе.

– Ты что с ума сошел? – недоумевал помощник,– И что ты с ней теперь собираешься делать?

– Отпущу домой! – ответил резко тот, скидывая с плеча чужую руку. Лукин медленно повернул голову, и бросил недовольный взгляд на своего помощника, поигрывая скулами на загорелом лице. Костенко, зная вспыльчивый характер своего начальника, замолчал и отступил назад.

– Ты теперь свободна, иди домой! – поворачиваясь к Амади, заявил начальник.

Амади подняла голову и с непониманием посмотрела на своего нового хозяина.

– Я тебя отпускаю, понимаешь? – повторил Лукин, – Можешь идти!

– У меня нет дома! – с трудом вымолвила девушка.

Отпечаток растерянности слегка тронул загорелое лицо начальника. Такого оборота он не ожидал.

– Ну, вот! – снова вклинился в разговор, поодаль стоящий Костенко, – Видишь, что ты натворил!

Помощник экспедиции хоть и не имел таких научных степеней как Лукин, но в житейских вопросах в свои сорок два года, явно разбирался гораздо лучше. И с этим нельзя было, не согласится. Но самолюбие Лукина брало верх.

– Значит, продам! – злобно рявкнул новый хозяин.

– Юра опомнись! Чем ты тогда будешь лучше того работорговца? – не унимался Костенко.

К ним подошла, экспедиционный повар Екатерина Фролова, которая еще по совместительству была медсестрой. Она с упреком посмотрела на своих начальников, а затем аккуратно взяла девушку под руку.

– Пойдем, будешь мне помогать!

Спор сразу притих. Лукин и Костенко, осаждено посмотрели им вслед, а затем, молча, разошлись. Более ничего не оставалось делать, как увеличить численность экспедиции на одного человека.

Покупка рабыни стала главной темой разговоров последующего дня. Увиденное в африканской деревне было похоже на открытие могилы Тутанхамона. В отличие от помощника, остальные члены группы в поступке начальника ничего зазорного не увидели. Все без исключения пришли к единому мнению, что решение включить в состав экспедиции девушку-рабыню было правильным.

Группа, с проводником Симбой, снова тронулась в путь. Пройдя еще с километр, экспедиция вышла к реке и по приказу Лукина разбила палаточный лагерь, готовясь к ночлегу. Привал был нужен и потому, что проделанный путь за последние сутки составлял почти двойную норму. Для Амади выделили место в палатке Фроловой. За расселением наблюдал рядом стоящий Лукин, к которому вскоре подошел помощник.

– Возьми, тут ребята собрали кое-какие вещи, – протянул руку с объемистым рюкзаком Костенко.

– Не надо, Катя уже нашла ей вещи! – неохотно буркнул начальник.

– Бери ей надо одеться! – настаивал помощник.

Рейтинг@Mail.ru