Litres Baner
Притяжение любви

Вячеслав Григорьевич Резеньков
Притяжение любви

– Батя ты чего меня не подождал?

– Ты же не позвонил, откуда мне знать, приедешь ты или нет!

– Да так получилось!

– Сколько помню у тебя всегда так, получается!– любя  заворчал пожилой отец.

 Тут вмешалась мать.

– Ну что ты старый пристал? Надо  собирать на стол и кормить с дороги сына.

 Александр окинул взглядом комнату. Все было на старых местах. Кухонный  стол, как и раньше, стоял посреди комнаты в окружении деревянных стульев. Его выцветшая фотография в деревянной рамочке,  по-прежнему украшала полочку в книжном шкафу.

В другой комнате виднелась мамина швейная машинка с разбросанными по столу тканями. На стене тикали старинные дедушкины часы, которые  на удивление до сих пор исправно шли.

Пообедавши в семейном кругу и искупавшись в летнем душе, Рябинцев зашел в свою спальню и рухнул на знакомую с детства  кровать. От домашнего уюта, и знакомого запаха родного дома, ему на миг  показалось, что он и дальше живет здесь, и не было этих двенадцати  лет городской жизни и не было разлук с самыми дорогими ему людьми. Вскоре он прикрыл глаза и уснул.

На следующий  день, на территории панских хором шли подготовительные работы к съемке очередной сцены исторического фильма. Проведенные реставрационные работы обветшалых зданий усадьбы помещика Берюгина, с добавлением нужных декораций, заставляли деревенских зевак воочию поверить  в реальность того, что время  можно повернуть вспять, и в живую окунуться в дореволюционные годы. Окончательного названия фильм пока не имел,  поэтому  деревенские называли его – фильм про графьев. Осветители спешено расставляли прожектора вдоль каменной лестницы, спускающейся террасами от парадных дверей головного здания к  отреставрированному фонтану, напоминающего  переполненную водой вазу. Лестницу украшали гипсовые статуи из красиво выточенных женских фигур. На лужайке у фонтана установили подъемник с кинокамерой и местом для оператора. Проложили рельсы для тележки, а также установили две камеры для крупного плана, направив объективы, друг на друга. На заднем плане разбили крытую режиссерскую площадку, а также место для актеров и обслуживающего персонала. Вся съемочная площадка была оцеплена широкой красной лентой, за которую посторонним входить запрещалось.

 Ежедневно, после   окончания сельхозработ, деревенские Кутузовки и других прилегающих сел, собирались у красной ленты, и  открыв рот  наблюдали за удивительным действием – съемкой кино.

Графская дочь, которую играла Стрижанова,   сидела перед большим зеркалом в окружении молодой  стилистки, которая колдовала над ее лицом. Сверху красивого голубого платья, которое придавало актрисе благородства и неприступности, на плечи был накинут  темный мужской пиджак.

– Всем актерам на съемочную площадку, операторы и звукорежиссеры по местам,– прогремел мегафон.

Графская дочь сбросила с плеч пиджак, вышла к фонтану, и подобрав платье, поднялась по лестнице, грациозно демонстрируя женскую красоту. Она вошла в открытую парадную дверь и исчезла из виду. Молодой гусар с золотистыми аксельбантами стоял в ожидании   у фонтана.

– Вот шельма!– подумал  артист Валерий Воронов, смотря,  как  эффектно поднялась по лестнице Стрижанова.

По сценарию  Воронов играл гусара, и был партнером главной героини.  В жизни же он  давно проявлял к девушке особые знаки внимания, стараясь расположить ее к себе. Однако все его старания  Лариса  не замечала, и в большей степени относилась к нему нейтрально.

Зажглись прожектора.  Перед камерой щелкнула хлопушка, прозвучала  команда  – Мотор!  Начали!

Парадные двери распахнулись, из здания выбежала графская дочь и побежала вниз по ступенькам. Камера с оператором наверху  стала медленно опускаться, держа в кадре бегущую актрису. Вслед за ней поехала тележка с другой камерой и следом заработала третья камера  у фонтана. По сценарию гусар ловко подхватил ее на руки  и стал кружить, затем последовала сцена  признания его в любви.

Игру актеров прервала команда Стоп! По выражению режиссера Аркадия Дуброва было видно, что  сцена явно не давалась. Он подозвал актрису и долго что-то  объяснял. Та кивнула головой,  развернулась, и снова поднялась по лестнице на исходную позицию.

– Так еще один дубль!– прохрипел громкоговоритель.

Через минуту снова открылись парадные двери, графская дочь выпорхнула из здания, и помчалась вниз по лестнице в объятья молодого гусара.  В конце сцены, среди деревенской толпы Лариса мельком увидела силуэт Рябинцева, стоящего у красной ленты и  наблюдавшего за ее игрой. Однако  попав в объятья гусара, в глазах все закружилось и завертелось, сливаясь в сплошную рябь. Она только видела, как сверху вращаются нависшие над ней черные микрофоны,  на фоне голубого неба, которые  жадно поглощали  слова о любви, но не от того, о ком она думала со вчерашнего дня.

Мегафон с удовлетворением прохрипел – Стоп, снято!

Партнер по съемкам не спешил отпускать ее из своих объятий и продолжал кружить.

– Хватит! Хватит, я сказала! Поставь на землю!– возмутилась Стрижанова.

Однако, не обращая внимание на требования актрисы тот продолжал  кружить ее, пока подол ее юбки не зацепился за ветку дерева, и послышался звук разрывающейся ткани. Воронов опустил главную героиню на землю. Лариса обернула взгляд  в сторону собравшихся зрителей, и увидела как Рябинцев, держа за руку незнакомую блондинку, уводил ее в сторону реки. Опечаленный   взгляд девушке отпечатался на ее растерянном  лице. Затем Стрижанова посмотрела на низ  платья и ужаснулась. Оторванный кусок подола,  реял на ветке, словно голубой флаг. Реквизит пришел в негодность.

– Ты что наделал идиот?– не сдерживаясь  в выражениях обратилась Стрижанова к напарнику,– Ты порвал дорогой реквизит, придурок!

Воронов  стоял в замешательстве, и смиренно принимал словесные пощечины.

 К Ларисе  подбежала художник по костюмам худенькая Галина Беленская. Увидев испорченное  платье, она открыла рот.

– Ну, все хана! Сейчас выгребем все!

Она тут же развернулась и посеменила  к режиссеру Дуброву.

Диалог состоялся на повышенных тонах. От их беседы долетали только отдельные фразы, из которых членам съемочной группы стало понятно, что продюсеры вложили в этот проект огромные бабки и больше они не дадут ни копейки, а если пойдет что-то не так, то весь съемочный коллектив будет снимать кино за свои деньги.

Беленская прибежала обратно к Стрижановой.

– Так давай переодевайся скорей, сейчас поедем в деревню.

– Зачем?

– Руками здесь не зашить, нужна машинка.

Водителя микроавтобуса Димы Костицына как всегда не было на месте. Но  в случае необходимости он всегда каким-то чудесным образом появлялся  неоткуда, за что его в кинокомпании прозвали  – Джин.

– Куда изволите?– спросил Джин.

Это была его избитая фраза, которая и на сей раз не стала исключением.

– Милок за пять целковых к городовому, да побыстрей! – отчеканила Беленская.

– Куда, куда?

– Не думала что джины такие тупые, в сельсовет говорю, поехали!

В сельсовете, секретарша встретила гостей и расшаркалась  в любезностях.  Далее уяснив, что они хотят, тут же написала адрес деревенской портнихи,  которую,  по ее словам,  заезжали   даже с области.

Вскоре микроавтобус кинокомпании остановился против дома 27 по улице Луговой, как было написано на листе бумаги. На пороге их встретила пожилая седовласая женщина, в серой безрукавке.

– Мы к вам за помощью,– заговорила худенькая девушка с пакетом в руках. Вторая стояла, молча, и смотрела на пожилую женщину. Хозяйка посмотрела на пакет с голубой тканью, и не вдаваясь в подробности произнесла:

– Заходите!

Гости зашли в дом. Беленская вытащила изуродованное платье, и выложила его на старый стол у окна.

– Ух какое платье!– удивленно произнесла хозяйка, с любопытством осматривая фасон.

– Мы из кино,– пояснила художник по костюмам.

– Вот значит, какие гости ко мне пожаловали! – отметила хозяйка, приветливо улыбаясь незваным гостям, – Меня зовут  Мария Григорьевна! Да вы присаживайтесь!

Она  расправила подол по столу, осматривая рваное место, потом обернулась к девушкам, на лицах которых застыл тревожный вопрос.

– Не переживайте, все сделаем, будет как новенькое. Мне и не такие платья приходилось шить, все остались довольные! Я вам чайку с малиной сейчас поставлю, что бы вы ни скучали.

Рейтинг@Mail.ru