Litres Baner
Попутчики

Вячеслав Григорьевич Резеньков
Попутчики

Станция метро «Владимирская» была оформлена в стиле средней эпохи, и в вечернее время была переполнена пассажирами, так как имела еще переход на юго-западную ветку города. У круглой мраморной колоны, в центре зала, на скамейке сидел пожилой мужчина по имени Феликс. На нем был светлый плащ, и коричневая фетровая шляпа. У ног стояла пухлая черная сумка. Рядом сидела молодая светлая женщина Линда. Она была одета в приталиный серый плащ с пояском на талии. На голове у Линды была старомодная дамская шляпка. Перед ними, на корточках играл шестилетний мальчик Ёха, который небольшим фонариком, похожим на карандаш, высвечивал на полированных плитах перрона замысловатые фигуры. Из многочисленных посетителей метро, на них мало кто обращал внимание. К ним, рядом на скамейку, присел взъерошенный Колосков. Он вынул с кармана белый платок, и вытер вспотевшее лицо. Иван, боковым зрением вскоре заметил, что располагавшиеся рядом мужчина и женщина стали его откровенно рассматривать. Не понимая, чем вызвано к себе такое пристальное внимание, он окинул беглым взглядом свою одежду, и для приличия одернул рукава куртки.

– Ничего, бывает! – произнесла женщина, – Подумаешь икра! Стоматолог ее уже объелся, так что переживать нечего!

Колосков, не обращая внимания на странные слова женщины, вдруг обнаружил, что пакета, который он должен был доставить по указанному на листочке адресу, при нем нет. С ужасом осознавая, что посылка утеряна в людской толпе, его охватила паника.

– Что же теперь будет? – прошептал он, нервно ерзая задом по полированной лавочке, после чего съежился, как побитая собака, и поджал под живот трясущиеся руки.

Осознавая глубину своего катастрофического положения, Колосков попытался остановить страшные мысли, которые словно спрут, завладевали им все больше и больше. Он перевел взгляд на играющего мальчика, в руках которого, белый фонарный лучик, бойко плясал по холодному полу. Однако нечто странное, во всем этом, заставило его встрепенуться. От удивления у него расширились глаза. Фонарный свет, мелькая по полу, почему-то не исчезал, а оставался еще какое-то время на полированной каменной плите в виде светящихся линий. Мальчик медленно описал фонарем правильный круг, и тот соединился в полную светящуюся фигуру, словно нарисованный мелом на школьной доске. Через минуту, круг стал медленно тускнеть, а потом полностью исчез. Такого Колосков еще не видел.

– Что за ерунда? Как это может быть? – мелькнуло у него в голове.

Но ситуация не располагала к размышлению. Нужно было быстрей возвращаться обратно, и забрать паспорт у подозрительного Гоги. Он снова повернулся к соседям по лавочке.

– Вы не знаете, как отсюда добраться до площади Бехтерева?

– Знаем! Мы тоже туда направляемся. Держитесь нас, вместе доберемся, – ответила приветливо Линда, затем повернулась к Феликсу, который слегка подталкивал ее в бок.

– Они снова нашли нас, пора уходить! – склоняясь к девушке, прошептал мужчина в фетровой шляпе, поднимая с пола черную сумку.

Линда, как по команде, тут же поднялась, и подозрительно огляделась по сторонам. Затем худенькой белоснежной ручкой поправила на голове шляпку, и закинула на плечо сползающий ремень дамской сумочки.

– Ёха нам пора! – сказал Феликс мальчику.

Мальчик нехотя поднялся, положил загадочный фонарик в карман, и в манере взрослого мужчины, выразил свое недовольство.

– Надо было переждать на вокзале, там шансов нас найти у них не было. Это все ваша упертость Феликс! Не обижайтесь, но это правда!

От услышанной речи ребенка, Колоскова тут же заклинило. Он сидел на лавочке без движения, словно завороженный, пока его не тронули за плечо.

– Что вы сидите? Вставайте, надо торопиться! – не церемонясь, произнесла Линда.

Протолкнувшись сквозь людской водопад, который неустанно формировал эскалатор метро, Колосков со странными соседями, перешли на станцию «Дубровская» юго-западной ветки города, а оттуда быстро поднялись вверх, и вышли на тускло освещенную Литейную улицу, которая в вечернее время была еще и малолюдна. Промозглый осенний ветер обдал лицо Колоскова, и он прищурил слезящиеся глаза. Феликс, внимательно посмотрел по сторонам, придерживая от ветра шляпу, затем кивнул остальным, и группа оживленным шагом двинулись к старому пятиэтажному зданию с темными арками на фасаде. Подойдя поближе, Иван перешагнул через вырытую траншею на углу строения, и замыкающим вошел в массивный арочный свод под зданием. Проснувшееся эхо, словно сторожевой пес, сопроводило их гуляющими звуками, и лишь когда они прошли проход, успокоилось на холодном каменном своде. Стоя у детской площадке сумрачного двора, группа оглядела глухие ветхие строения, опоясывающие небольшую площадь, потом расположилась на лавочке, под пожелтевшим кленом.

– Что за пируэты выделывают эти люди? Так я с ними не доберусь! – с недоумением подумал Колосков, озираясь по сторонам.

С улицы снова послышался нарастающий звук полицейской сирены, бесцеремонно нарушающий тишину незнакомого двора. Иван, странным образом почувствовал, что этот пронзительный звук служебного автомобиля, был адресован именно ему, и хотел его о чем-то предупредить. Машина пронеслась по полупустынной улице, рассыпая пронзительные отголоски, которые тут же терялись среди вечерних зданий.

Рейтинг@Mail.ru