Берега любви

Вячеслав Григорьевич Резеньков
Берега любви

Геннадий Волохов поднялся с постели, приоткрыл слипшиеся глаза и посмотрел на жену. Люся как всегда в эти утренние часы крепко спала, повернувшись к нему спиной. Последнюю неделю его психика резко покачнулась от неожиданного удара «ниже пояса», который он получил от своей супруги. Теперь он стоял перед непростым выбором в личной жизни, хотя в глубине души уже давно ощущал очевидное решение, которое ему предстояло принять. Из-за навязчивых кошмарных снов, он плохо спал. Эта ночь не была исключением. Под утро ему снова приснилась странная старуха, пичкавшая его какой-то дрянью. От невыносимого запаха, который Геннадий явственно ощущал во сне, он с трудом проснулся, и уже сидя на кровати, обхватив руками взъерошенную голову, медленно приходил в себя. Далее Волохов облегченно вздохнул, сбросил с себя одеяло и встал с постели.

– Нет! В конце концов, надо решать! – процедил он.

Схватив с прикроватной тумбочки мобильный телефон, Геннадий направился в ванную комнату. Закрыв за собой плотно дверь, он открыл кран, и посмотрел на холодную струю воды, которая со змеиным шипением начала ударяться о дно ванны, разлетаясь при том на мелкие брызги. Перед взором Волохова брызги игриво плясали, пытаясь покинуть стальные пределы. Он набрал номер и приложил телефон к уху.

– Я окончательно решил! – произнес Геннадий позвонившему абоненту, – Я еду!

Далее он стал приводить себя в порядок и быстро собираться. Жена лежала на краю постели с закрытыми глазами, и явно не спала. Едва сдерживая скопившийся в горле ком, она прикусывала от обиды бледные нежные губы. Слезы нещадно давили, лицо Люся прикрывала рукой. Сложив все необходимое на первый случай, и забрав личные документы, Геннадий бросил последний взгляд на лежащую, под пуховым одеялом жену, вскинул на плечо набитую вещами сумку и, не промолвив ни слова, решительно покинул городскую квартиру.

Журналист в возрасте, не дожидаясь затерявшегося между этажами лифта, быстро побежал по внутренней лестнице к выходу. Несмотря на тридцатилетний стаж их совместной жизни, он не мог более оставаться со своей законной женой. Коварный поступок, содеянный ею в далеком прошлом, случайно открывшийся спустя много лет, нельзя было не объяснить, ни простить. Он пытался втиснуть его в разработанную им шкалу человеческого греха, но и там не мог найти ему соответствующего места. Возвращаться назад Геннадий уже не думал. Выйдя с подъезда высотной монолитки, он сел в припаркованный на стоянке служебный автомобиль и, протискиваясь задним ходом между стоявшими машинами, вырулил на заснеженную улицу областного города Крутоярска, и включив передачу, направился к его окраине. В это утро, в редакцию газеты «Горизонты Крутоярска», в которой он работал, Волохов не поехал. На ходу корреспондент вытянул из кармана телефон и набрал номер.

– Алло! Ирина Григорьевна? Это Волохов! Материал по элеватору в «Березовке» я подготовлю к утру, а сейчас мне надо взять интервью у Самойлова в рубрику о ветеранах. Вы кажется, говорили, что есть окно на третьей полосе? – начал деловито Геннадий.

Ответственный секретарь Ирина Липовец, работающая с Волоховым более двадцати лет, и зная его как облупленного, тяжело вздохнула, прищелкнула губами, и слегка покрутила головой по сторонам, выражая молчаливое недовольство. Далее она не стала слушать его правдоподобную чушь, которую он начал нести, а убрала мобильный от уха, положив его на развернутый макет будущей газеты. С телефона еще с минуту звучала его «убедительная» речь, а затем внезапно прекратилась. Липовец не спеша подняла трубку, и приложила мобильный к уху.

– Учти Волохов, времени на раскачку нет, до сдачи номера осталось всего три дня. Смотри, что бы ни вышло как в прошлый раз! – с упреком выдала ответственный секретарь, и отключила телефон.

Корреспондент, вместо того, что бы внять ее словам, и направиться к Самойлову, как того требовала производственная необходимость, выскочил на припорошенную снегом объездную дорогу, нажал на газ, и помчал в направлении деревни «Чистый ключ», которая располагалась в восьмидесяти километрах от областного центра.

Отправным звеном, в цепи последующих событий, заставивших 52-х летнего мужчину принять такое непростое решение, послужила давно минувшая летняя командировка в эту деревню. Тогда поездка предписывала собрать материал и осветить чудеса селекции опытной станции «Зоря», располагавшейся в «Чистом ключе». По дошедшим до работников газеты сведениям, там был получен небывалый урожай какого-то экспериментального сорта пшеницы, которой по урожайности бил все рекорды. Поскольку Волохов возглавлял в газете отдел сельского хозяйства, его в августе месяце, лично откомандировали в эту деревню. Он снова направлялся туда, но тепер поездка имела непосредственное отношение к его личной жизни. Под монотонный гул мотора, мужчина стал вспоминать и незаметно погружаться в романтическую историю, произошедшую с ним минувшим летом, которая кардинально перевернула его жизнь.

Контора станции «Зоря», располагалась у окраины живописной деревни, на скалистом холме, который словно змея, опоясывала глубоководная река «Быстрянка». Тому, кто впервые попадал на это место, просто перехватывало дух. Так случилось и с Волоховым. Припарковав автомобиль, он вылез из машины, и от неожиданной панорамы открыл рот.

– Вот это да-да! Это же надо, красота-то, какая! – произнес он, и захлопнул дверцу.

На стоянке стояло множество украшенных праздничными лентами легковушек с яркими бантами. Разглядывая красочное убранство, корреспондент поднялся на каменное крыльцо, и вошел в двухэтажный корпус, на фасаде которого висела крупная барельефная надпись «Зоря». В приемной, он представился молодой секретарше, сидевшей за монитором компьютера.

– Директора нет, но скоро должен быть! – проинформировала корреспондента девушка в белой кофте, – Да вы присаживайтесь! – указала она тоненькой ручкой, на потертые стулья у стены, и приятно улыбнулась.

Волохов уселся на крайний стул и положил рядом цифровую камеру.

– Чаю хотите? – любезно спросила она, продолжая рассматривать прибывшего гостя.

– Не помешает! – ответил гость, потирая влажные ладони.

Неожиданно в мрачном коридоре административного здания промелькнула чья-то тень.

– Людмила Сергеевна! Людмила Сергеевна! – громко позвала секретарь, приподнимаясь со стула.

Смутная тень мелькнула обратно, затем подобно проявленной фотографии, в дверном проеме показалась женщина средних лет в зеленоватом лощеном костюме с бантом на груди.

– К нам приехал корреспондент с области, а Евгения Даниловича еще нет, может вы примете? – спросила девушка.

Рейтинг@Mail.ru