Litres Baner
Гетман Скоропадский – символ прошлого и настоящего Украины

Вячеслав Егорович Лялин
Гетман Скоропадский – символ прошлого и настоящего Украины

Введение

Есть положение, в которых нельзя не погибнуть.

Нет положения, из которого нельзя было бы

выйти с честью.

В.В. Шульгин

25 декабря 1991 года первый и последний президент СССР Михаил Сергеевич Горбачёв объявил о прекращении своей деятельности на посту руководителя Советского Союза, а на следующий день Верховный Совет СССР утвердил декларацию о прекращении существования Союза Советских Социалистических Республик. Четырьмя месяцами ранее 24 августа 1991 года Верховная Рада Украинской ССР приняла «Акт провозглашения независимости Украины», таким образом, Украина стала самостоятельным демократическим государством.

В 1991 году, казалось, что осуществилась многовековая мечта украинского народа о создании самостоятельного, то есть ни от кого независимого, государства. Теперь никто не мешал украинцам стоить свою государственность, выстраданную веками борьбы украинского народа с «поработителями». С этого времени украинцы сами стали, хозяевами своей судьбы, не оглядываясь ни на кого, в том числе и на «старшего брата». Наконец наступило то время, для рассвета украинской жизни на всех её уровнях, в общественном, экономическом и культурном направлениях.

Да не тут, то было. Выстроенная за годы Советской власти Украина, а точнее Украинская советская социалистическая республика, после распада СССР, имела самые высокие стартовые возможности, но её экономической мощи хватило лишь на несколько лет. Как выяснилось, во всём оказались виноваты бывшие поработители, слишком мало они оставили на Украине материальных благ и больше не захотели бесплатно помогать. А как было бы славно продолжать доить русскую корову. Да и землицей разжиться за счёт восточного соседа.

Вообще, существует мнение, что история развития человечества развивается по спирали и через определённое время события, которые происходили ранее, повторяются. Это утверждение полностью подтверждается на развитии многих стран, и особенно на истории Украины, только эта самая историческая спираль, в украинской истории, очень уж короткая.

Схожие события на Украине повторяются с «завидным» постоянством с интервалом менее 4-х лет, раскачивая государственную власть. При этом всё ярче проявляется нестабильность и неоднородность украинского гражданского общества, в свете обострения национальных, общественных и экономических противоречий.

Свои неудачи, и возможно, непрофессионализм, в сфере государственного строительства многие украинские лидеры стали списывать на внешнего врага. Якобы Украине продолжают мешать колониальные путы, от которых украинский народ ещё не в полной мере избавился, и не по своей вине. Это старый проверенный и эффективный способ, списать свои неудачи на происки врагов. Этим и пользуются украинские лидеры, как говориться, зачем изобретать велосипед, когда и так всё давно изобретено и апробировано.

И отчасти в заявлениях о внешнем вмешательстве в дела Украины есть доля правды. Нестабильность украинского гражданского общества стала благоприятной почвой для внедрения в общественное сознание различных ложных ценностей. На протяжении многих столетий различные иностранные лидеры, вроде польских магнатов и турецких султанов, неудачливого короля Карла XII Шведского, императора Австро-Венгрии Франца-Иосифа, польского президента Пилсудского, вождя немецких национал-социалистов Гитлера и некоторых современных крупных политиков, так или иначе, разыгрывали «украинскую карту» и продолжают это делать.

А почему бы и нет, раз это работает.

На протяжении всей этой игры им охотно подыгрывали всевозможные борцы за независимость: Выговский, Мазепа, Дорошенко, Петлюра, Мельник, Бандера и многие другие «герои Украины», деятельность которых ничего не принесла украинскому народу, кроме крови и чудовищных разрушений.

Определённое место в этой плеяде украинских самостийников занимает Павел Петрович Скоропадский, ярко блеснувший на украинском небосклоне, но к его личному сожалению быстро перегоревший.

О Павле Скоропадском современный читатель мало что знает. Его явно несерьёзный образ известен во многом по экранизации Сергеем Снежкиным бессмертного романа Михаила Булгакова «Белая гвардия», где эпизодическая роль Украинского гетмана Скоропадского блестяще исполнена Сергеем Шакуровым.

Там ясновельможный пан гетман Всея Украины выглядит не вполне симпатичным человеком, ради личной безопасности пренебрегшим интересами страны и стоявшими за ним людьми и тайно бежавший за границу. Так всегда случается, что отношение к человеку, особенно оставившему заметный след в истории, часто зависит от сложившегося общественного мнения, которое формируется по своим, иногда отличным от реальности, законам.

В русской армии было много офицеров и генералов, но волею судьбы на исторический олимп на развалинах Российской империи, взошли лишь единицы. Кто бы из сегодняшнего поколения смог бы вспомнить корпусного командира времён первой мировой войны? А ведь будущий украинский гетман в чине генерал-лейтенанта русской армии, командовал 34-м армейским корпусом. С уверенность можно утверждать, никто. В русской армии, только на Западном фронте, находилось более 70 корпусов. Это без учёта Закавказского фронта. Многими из войсковых соединений командовали достойные люди, настоящие генералы, но известные лишь в узком кругу профессиональных военных.

К февралю 1917 года генерал Павел Петрович Скоропадский, как политическая фигура ещё не состоялся и вряд ли бы когда-либо занялся политикой, не развались Российская империя. Не будь революции Скоропадский вряд ли смог обнародовать свои украинские симпатии. Но природа всех революций такова, что революционная стихия выдвигает на первый план новых, ранее, ничем не выделяющихся, но наиболее активных людей.

Так кем же был Павел Петрович Скоропадский?

Доверимся современнику гетмана известному этнографу и антропологу Николаю Михайловичу Могилянскому (1871 – 1933), лично знавшего правителя Украины. В своих воспоминаниях о времени гетманской Украины Николай Михайлович приводит следующий, и на наш взгляд наиболее соответствующий истине, портрет украинского гетмана: «Потомок стародубского полковника Скоропадского, бывшего гетманом Украины с 1708 по 1722 г., крупный помещик Черниговской и Полтавской губерний, женатый на дочери генерала П.П. Дурново, воспитанник Пажеского Е. И. В. Корпуса – Павел Петрович Скоропадский и по рождению, и по воспитанию, и по службе, и по связям принадлежит целиком придворной русской аристократии, той части русского или украинского дворянства, которая делала карьеру при Дворе.

Состояние Скоропадского, хотя и уступало по размерам состоянию Сумороковых-Эльстон, Балашевых, Строгановых, но всё же стояло в ряду первых мест, далеко уступая, однако, крупным состояниям известных американских миллиардеров. Несмотря на богатства и знатность рода, П.П. Скоропадский может быть причислен к демократам по взглядам и убеждению: это человек искренне и глубоко любящий украинское крестьянство, среди которого он вырос, где выросло и окрепло его самосознание, как украинца.

Если прибавить к этому его доброту, постоянное и искреннее желание всем придти на помощь, приветливость и подкупающую наружность, то станет весьма понятной способность его привлекать сердца и симпатии окружающих людей. Человек личной храбрости, хотя и нервный, это в то же время человек риска и фаталист – таким сделало его, вероятно, военное время».

Из вышесказанного видно, что Павел Скоропадский, горячий патриот Украины, был человеком порядочным, не способным на подлость. Эти качества наиболее подходящие для лидера страны, но, как правило, в период политической и экономической стабильности, в период единения гражданского общества. Однако эти качества совершенно не подходят для периода бурного исторического перелома, в котором находилась страна в начале XX столетия. Он был слишком порядочен для того, чтобы бороться за власть и вести корабль украинской государственности по мутным, кишащим различными паразитами, волнам революционного моря, где для полного успеха требовалась беспринципность, лицемерие, подлость и ещё многие не очень хорошие качества. Поэтому вполне закономерно, что Скоропадский, совершенно не подготовленный к той роли, на которую он был вознесён благодаря слепому капризу истории, сломался, даже струсил и без оглядки первым бросил, как ему казалось, тонущий корабль, оправдывая свой поступок, не желанием удерживать власть любой ценой и при этом избежать ненужных жертв. Он хотел быть чище окружавшей его действительности, боялся замарать свой белоснежный генеральский мундир грязью и кровью, искренне стремился не навредить, и поэтому самоустранился в самый ответственный момент, оставив многих своих сторонников и простых людей, видевших в гетмане власть и защиту. Он хотел остаться в истории либералом, а неожиданно для себя стал трусом и предателем, бросившим своих сторонников, спровоцировав тем самым страшную резню в Киеве и по всей, так горячо им любимой, Украине.

Поэтому находясь в эмиграции, бывший гетман сетовал на жизнь, заявляя, что остался непонятым в истории. Вдали от родины, он продолжал заниматься политикой строя планы создания независимой Украины. Но, на самом деле, это была лишь игра. За ним ни кто не стоял. У него не было многочисленных сторонников.

Глава 1.Россия или Украина.

Между прохладными днепровскими струями,

   Между зелёными и мягкими кустами,

   Тебя я посетить пришла с Кастальских гор,

   Чтоб радость мне свою соединить с твоею,

   Едино щастие с тобою я имею,

   Един у нас предстатель Полидор…

Так М.В. Ломоносов устами музы

Каллиопы приветствовал в 1750 году

избрание Кирилла Разумовского

«Малыя России обеих сторон

Днепра и Войска запорожского

гетманом».

Последние дни

Заканчивалась вторая мировая война, наступила весна 1945 года. Все военные годы бывший гетман украинской державы Павел Петрович Скоропадский провёл в Германии, в стране с которой у него были самые тесные связи. Его мама Мария Андреевна, дочь богатого Черниговского помещика, гвардии ротмистра русской армии Андрея Михайловича Миклашевского и Дарьи Васильевны Олсуфьевой, находясь в положении, весной 1873 года отправилась в Германию в Висбаден на воды. Этот международный курорт, славившийся своими холодными и горячими термальными источниками, был особенно популярен среди русской аристократии. В Висбаден на воды часто ездили, чтобы поправить здоровье и прогнать хандру. Термальные ванны видимо пошли Марии Андреевне на пользу и 3 мая, 15 мая по новому стилю, она благополучно разрешилась от бремени. Так на германской земле появился на свет будущий русский генерал и украинский гетман, продолжатель славного малороссийского рода Павел Скоропадский.

 

Место рождения, как оказалось, стало для Павла Петровича Скоропадского символическим. С Германией теснейшим образом была переплетена его судьба. В первую мировую войну он вступил в противостояние с немцами, дослужившись до чина генерал-лейтенанта и должности командира пехотного корпуса. После, волею судьбы, творящей невероятные, порой не поддающиеся простому человеческому осмыслению, события, именно немцы сделали его правителем независимой Украины. Они же лишили Скоропадского власти, не оказав военной поддержки, но не бросили на произвол судьбы, сохранили жизнь. После чего Германия на долгие годы стала для него новой родиной, где он влачил жалкое существование, всеми покинутого украинского вождя.

Хотя сложа дела, не сидел. Вел активную работу, как он полагал, в интересах будущей независимой Украины. Но об этом мало кто знал, так незначителен был его вклад в общее дело освобождение Украины. Особенно по сравнению с бурной деятельностью новых украинских лидеров, основателя УВО-ОУН (украинская военная организация – организация украинских националистов) Евгения Коновальца, полковника Андрея Мельника, Степана Бандеры. Для новых германских лидеров, бывший гетман был давно отработанным материалом, поэтому и средств, на политическую борьбу, выделяли ему очень мало, чтобы не околел с голоду от осознания своей ненужности. Но всё равно не бросали, держали при себе, так на всякий случай. Наверное, помня об изменчивости судьбы, способной преподносить самые неожиданные сюрпризы. По воле этой самой капризной судьбы именно германская земля стала и могилой для последнего украинского гетмана.

Итак, в фактически разгромленной Германии наступила весна 1945 года, и гитлеровский режим доживал свои последние дни. Англо-американские войска с запада и Советская армия с востока стремительно двигались к немецкой столице. По всей Германии, спасаясь от бомбёжек и вражеских войск, метались беженцы, мирные обыватели, давно потерявшие веру в своего фюрера, испуганные и обречённые, в поисках, если не спокойного, то хотя бы менее опасного места, чтобы переждать кульминационный момент крушения национал-социалистической Германии. Не собирался сидеть, сложа руки, и Павел Скоропадский, намереваясь переждать тревожное время на юге страны в, казавшейся безопасной, Баварии, подальше от быстро наступающей Советской армии, встречи с которой бывший украинский гетман, мягко сказать, не желал. Он полагал, что юг Германии будет оккупирован американцами, которые не допустят туда коммунистов.

Павлу Петровичу в то время шёл семьдесят второй год, и до дня рождения оставалось, каких то, пару недель, но, несмотря на солидный возраст, он был ещё крепким мужчиной. Порох в его пороховницах ещё был в избытке. Так же, не следует забывать, что Павел Скоропадский был профессиональным военным, генералом, и помереть в тёплой постели просто не мог. Как известно, солдаты умирают на поле битвы. И об этом позаботились высшие силы.

Американцы, чтобы обезопасить свои войска и ускорить их продвижение, проводили мощные бомбёжки германской территории. Подобную тактику ведения войны они и ныне рекомендуют своим марионеткам. Под такую воздушную атаку американской авиации и попал бывший гетман. Случилось это на железнодорожной станции Платлинг, расположенной вблизи старинного баварского города Регенсбурга, основанного в давние времена римскими легионерами на месте слияния рек Дуная и Регена.

Бывший украинский гетман был тяжело контужен, состояние его было очень плохим, а раны очень серьёзными. Его доставили в посёлок Меттен, более известный тем, что там расположен старинный бенедиктинский монастырь, основанный в средние века первыми независимыми Баварскими герцогами. Там было спокойно. Меттен ни разу за шесть лет войны не бомбили. И уход за больными, осуществляемый монахинями, был самым лучшим во всей Баварии.

Однако справиться с ранами Скоропадский не смог. Ни монастырский покой, ни помощь врачей ему не помогли. Он умер на руках своих родных.

26 апреля 1945 года гетмана украинской державы и по совместительству генерал-лейтенанта русской императорской армии, Павла Петровича Скоропадского не стало. Так совпало, что в этот же день в Меттен вступили передовые части американской армии, но бывшему украинскому гетману было уже всё равно.

Существует мнение, что перед смертью человек анализирует прожитые годы, вспоминает самые яркие страницы прожитой жизни. О чём мог вспоминать, лёжа в монастырском лазарете, Павел Скоропадский?

Может в его воспалённой от взрыва американской бомбы голове возникали детские впечатления. Вот ему пять лет. Он счастливый ребёнок, гостит в красивейшем поместье своего деда, полтавского маршалка Ивана Михайловича Скоропадского. Он лежит в детской кроватке, в просторной светлой комнате. Рядом находится маленький столик, на котором стоит подсвечник с горящей свечой. Юный Павлуша внимательно наблюдает за пламенем свечи, которое колышется от каждого дуновения ветерка. Это самое счастливое время, беззаботное детство. Когда всё ещё впереди. Вся жизнь. Какой она будет? Конечно же, счастливой. Всё видится в розовом цвете. Когда наблюдение за маленьким пламенем свечи, уже забава. Ещё бы, язычок пламени, обжигающий детскую ладонь, беспрекословно подчиняется легчайшему и совершенно неощутимому воздушному потоку. И ещё не ведомо маленькому Павлуши, что так бывает и в жизни, когда самые великие и сильные, наделённые огромной власть люди, порой зависят от самых незначительных обстоятельств.

Детские воспоминания сменяются впечатлениями взрослой жизни. В голове возникают образы гетманского периода, когда он пытался создать независимую Украину. Пытался, но не создал. Хотя, наверное, мог бы. Получилось же создать независимую Финляндию у другого русского генерал-лейтенанта барона Карла-Густава Маннергейма или у социалиста, сражавшегося в большой войне на стороне Австро-Венгрии – Юзефа Пилсудского, ставшего главой независимого Польского государства.

Можно возразить, что эти бывшие осколки Российской империи были слабо связаны с метрополией, в отличие от Украины. Финны с поляками были едины в стремлении к независимости. Это правда, с этим не поспоришь. Однако не следует преуменьшать и стремление украинского народа, или хотя бы его части, к самостоятельности. К тому же не нужно, следуя нашей логике, забывать о непредсказуемости политической судьбы. Поэтому ответить однозначно на вопрос: почему в 1918 году не была создана независимая Украина, нельзя.

Может украинцы не хотели существовать вне русского государственного поля, может, в их среде не было единства. А может, дело в том, что Павел Петрович Скоропадский оказался не таким хорошим руководителем государства, как Маннергейм и Пилсудский.

И действительно, его краткое правление Украиной, несмотря на огромное желание построить независимое государство, превратилось в фарс, начиная с опереточного переворота, заканчивая театральным бегством из Киева, с переодеванием.

Видимо, понимал это и сам Скоропадский, сочинивший в эмиграции краткие мемуары, с разъяснением своих действий в период гетманства и разбором причин не позволивших создать самостоятельную Украину.

А оправдываться было нужно. Над образом гетмана хорошо поработали советские публицисты. Общеизвестными фактами из гетманского периода жизни Павла Скоропадского стали лишь два случая. Это провозглашение Павла Петровича гетманом на съезде хлеборобов, который происходил в цирке. Столь необычное для серьёзного собрания место уже само собой должно было свидетельствовать о несостоятельности Скоропадского, как главы государства. Это было начало «царствования» гетмана Скоропадского.

Второй случай, о котором не забывали рассказать, это конец этого «царствования». Хорошо всем известный эпизод, благодаря кинематографу, с переодеванием и тайное бегство из Киева в хвосте немецкого военного обоза. В этом случае гетман, как глава украинского буржуазного государства походил на главу русского буржуазного государства Александра Фёдоровича Керенского, так же, якобы, спасшегося благодаря переодеванию, в женское платье.

В советское время было удобно рассказывая о деятельности того и другого упоминать лишь эпизод их позорного бегства. Хотя это и справедливо, политический крах гетмана Скоропадского и вправду был недостойным и даже комичным. Но всё-таки, справедливости ради, не следует ограничиваться лишь этими двумя событиями, началом и концом его правления. Не мешало бы и рассмотреть, что же всё-таки происходило в период между цирком и немецким вагоном, увозившим гетмана в Германию.

Скоропадские

Скоропадские принадлежали к знатным малороссийским фамилиям, таким как – Апостолы, Гамалеи, Галаганы, Дунины-Барковские, Закревские, Кочубеи, Лизогубы, Милорадовичи, Марковичи, Миклашевские, Полуботок, Сулимы, Тарновские с которыми состояли в родстве. Как писал известный русский историк и генеалог Вадим Львович Модзалевский (1882 – 1920): «малороссийское дворянство в большей части его родов является прямым приемником Малороссийской старшины времён Гетманщины 1647 – 1782 годов, причём старшина, составлявшая правящий класс в крае, вышла, главным образом, из народной массы в самом широком смысле этого слова».

Именно из среды казацких старшин происходили и Скоропадские. Первым исторически достоверным представителем рода, жизнь и деятельность которого подтверждается документально, являлся малороссийский казак из Умани, современный районный центр Черкасской области Украины, Фёдор Скоропадский, живший в первой половине XVII века.

Фёдор Скоропадский сражался в войске гетмана Запорожских казаков Богдана Хмельницкого (1595/96 – 1657) и погиб в битве с поляками при Жёлтых Водах в апреле 1648 года. Его сын Илья Фёдорович Скоропадский (умер 1674), казацкий старшина занимавший должность генерального референдария, был женат на знатной панне из литовского рода Чарторыйских, потомков литовских князей Гедиминовичей. Его старший сын Иван Ильич (1646 – 1722), стал 13-м по счёту Украинским гетманом.

Женившись на дочери Черниговского полкового обозного Пелагеи Никифоровне Калениченко (1678 – 1696), Иван Скоропадский обосновался в Чернигове, получив должность писаря. Через 10 лет Иван Ильич уже служил в канцелярии Украинского гетмана Ивана Мазепы (1639 – 1709), того самого, что добиваясь самостийности, предал Петра I перейдя на сторону шведского короля Карла XII, занимая должность генерального бунчужного. Около 1700 года, после смерти первой жены, Иван Скоропадский женился на вдове своего предшественника, генерального бунчужного Константина Голуба —Анастасии Марковне Маркович (1667 – 1729).

Её отцом был Прилуцкий купец, происходивший, по преданию, из евреев, Марк Аврамович Маркович (умер 1712). Он был родоначальник рода Марковичей, внесённых в родословную книгу дворян Черниговской губернии. Из рода Марковичей происходил известный украинский историк, этнограф и фольклорист Яков Михайлович (1776 – 1804).

Анастасия Марковна, в народе еë называли гетманшей, была необыкновенной женщиной игравшей, несвойственную ранее казацким жёнам, роль великосветской дамы. Благодаря своей нравственной силе и энергии Анастасия Марковна настолько сильно влияла на своего мужа, вмешивалась в государственные дела, что в народе сложилась поговорка: «Иван носит плахту, а Настя – булаву», то есть гетман Иван Скоропадский носит женский платок, а его жена Анастасия Марковна символ гетманской власти – булаву.

Вскоре Иван Ильич, ставший доверенным лицом гетмана Мазепы, нередко выполнявший его поручения при царском дворе в Москве, получил должность генерального есаула. А в 1706 году, после смерти полковника Дмитрия Андреевича Журмана-Турченко, был назначен Стародубским полковником.

Стародубский казачий полк был самым обширным из всех десяти казачьих полков Малороссии. В его состав входила древняя Северская земля, с городами Стародубом и Новгород-Северским, бывшими центрами самостоятельных русских княжеств. Всем известен, благодаря известному памятнику древнерусской литературы «Слове о полку Игореве», Новгород-Северский князь Игорь Святославич (1151 – 1201), совершивший поход против половцев. События этого похода описаны древнерусским автором. Крупным удельным владением было и Стародубское княжество. Интересный факт, потомком удельных Стародубских князей был спаситель отечества, глава 2-го народного ополчения, освободитель Москвы от поляков князь Дмитрий Михайлович Пожарский (1578 – 1642).

 

Иван Ильич Скоропадский два года успешно руководил Стародубским полком и в 1708 году решительно отверг призывы изменившего России гетмана Мазепы перейти на сторону шведов, оставшись верным Москве. В награду за верность, 6 ноября 1708 года с одобрения царя Петра I, Иван Ильич Скоропадский был избран гетманом объединённого Запорожского войска.

Новый гетман оправдал доверие царя, твёрдо придерживаясь союза с Москвой и не помышляя об изменах. Иван Скоропадский во главе украинского казачьего войска участвовал в Полтавской битве. В 1722 году он с женой и обширной свитой полгода гостил в Москве, участвуя в празднествах по случаю окончания войны со Швецией и подписания Ништадского мирного договора.

Вскоре по возвращению домой 3 июля 1722 года Иван Ильич Скоропадский умер в городе Глухове, и был погребён в церкви Священномученика Харлампия в Гамалеевском монастыре, основанном его женой Анастасией Марковной.

Именно при гетмане Скоропадском, Малороссийское казачество лишилось остатков былой самостоятельности, а должность гетмана превратилась в пустую, хотя и почётную, формальность.

От двух браков у Ивана Ильича было две дочери. Старшая – Ирина (1679 – 1744), стала супругой знатного малороссийского казака Семёна Ефимовича Лизогуба (умер 1734). Их потомок Фёдор Андреевич Лизогуб (1851 – 1928), в 1918 году возглавлял Совет Министров и министерство внутренних дел Украины при гетмане Павле Петровиче Скоропадском.

Интересен и тот факт, что внучка Ирины Ивановны Скоропадской и Семёна Ефимовича Лизогуба – Татьяна Семёновна Лизогуб (1743 – 1835), была родной бабкой известного русского писателя Николая Васильевича Гоголя (1809 – 1852), подтверждая гоголевское утверждение, что всё дворяне друг другу родня.

Младшая дочь гетмана – Ульяна Ивановна (1703 – 1733), в 1718 году вышла замуж за русского сановника графа Петра Петровича Толстого, возведённого тестем в Нежинские казачьи полковники.

У гетмана Ивана Ильича Скоропадского было два брата. Один из них Павел, около 30-ти лет находился в турецком плену. Род от него не пошёл. Продолжателем фамилии Скоропадских стал другой брат гетмана обозный Черниговского казачьего полка Василий Ильич Скоропадский (после 1650 – 1727). Его потомки были признаны в древнем дворянстве и внесены в VI часть дворянской родословной книги Черниговской губернии.

От двух браков Василий Ильич Скоропадский имел несколько сыновей и дочерей. Старший из сыновей Черниговского обозного – Михаил Васильевич (1697 – 1758), участвовал в Дагестанском походе против шамхала Тарковского в 1729 году и дослужился до звания генерального подскарбия, то есть заведовал всеми малороссийскими доходами и расходами, и путём удачных браков упрочил материальное положение своей семьи.

Первой женой Михаила Васильевича была знатная польская княжна Ульяна Юрьевна Четвертинская, внучка украинского гетмана Ивана Самойловича. По преданию Четвертинские происходили от русских Турово-Пинских князей, потомков легендарного князя Рюрика. Подчёркивая своё высокое происхождение они именовались князьями Святополк-Четвертинскими.

После смерти, около 1725 года, первой супруги, Михаил Скоропадский женился второй раз на дочери украинского гетмана, в 1727 – 1724 годах, Даниила Павловича Апостола (1654 – 1734) – Прасковье Данииловне (умерла 1731). Вновь овдовев, в 1747 году Михаил Васильевич женился в третий раз на вдове Марфе Степановне Ширай (умерла 1764), дочери Стародубского войта Степана Спиридоновича Ширая и Марии Михайловны Миклашевской, бывшей супруги знатного казака Якова Ивановича Чарниша (умер 1745).

От трёх браков у Михаила Васильевича Скоропадского родилось четверо детей. Предком нашего героя гетмана Павла Скоропадского был младший сын Михаила Васильевича и Марфы Степановны Ширай – Яков Михайлович (умер 1785), в молодости носивший почётное звание бунчукового товарища, а после произведённый в чин майора русской армии.

Его сын от брака с представительницей знатного малороссийского рода Ефросиньей Осиповной Закревской – Михаил Яковлевич (1764 – 1810) учился в привилегированном Сухопутном шляхетском корпусе в Петербурге и после службы в армии вышел в отставку в чине секунд-майора. Поселился в своих владениях в Черниговской губернии, женившись на Пульхерии Ивановне Маркович.

Их сын Иван Михайлович Скоропадский (1805 – 1887), дедушка будущего украинского гетмана, был замечательным человеком своего времени. Рано оставив военную службу, Иван Михайлович всецело посвятил себя общественной жизни, став заметной фигурой в своем крае. Особо он интересовался всякими культурными начинаниями, жертвуя большие суммы денег на развитие образования и на поддержку артистов и музыкантов. Его покровительством пользовался известный художник Николай Гё и музыканты братья Зарембо. Но, пожалуй, самой большой страстью Ивана Михайловича Скоропадского была любовь к природе. У себя в имении Тростянцах он создал обширный ботанический сад, в котором произрастали тысячи видов растений собранных со всего мира.

Иван Михайлович, славившийся своим гостеприимством, и пользовался высоким авторитетом среди местных помещиков. Он дважды избирался Прилуцким уездным и Полтавским губернским предводителем дворянства.

Одна из дочерей Ивана Михайловича – Елизавета (1832 – 1890), супруга Льва Григорьевича Милорадовича, в продолжение общественных начинаний своего отца, занималась книгоиздательством и благотворительностью. Основывала школы и библиотеки. В 1873 году она основала научное товарищество имени Тараса Шевченко в Львове, выделив для нужд общества 20 тысяч австрийских крон.

Отец будущего гетмана – Пётр Иванович Скоропадский (1834 – 1885) служил в гвардейском Кавалергардском полку, воевал с горцами на Кавказе, и после выхода в отставку в чине полковника, служил на различных должностях в земствах, и шестнадцать лет, до своей внезапной смерти, возглавлял Стародубское уездное дворянство.

Его жена, мать гетмана, Мария Андреевна, происходила из семьи черниговских помещиков Миклашевских. Её отец Андрей Михайлович Миклашевский был гвардейским офицером и владел обширным имением Волокитино в Глуховском уезде, в котором располагался известный в стране фарфоровый завод.

Будущий гетман был вторым ребёнком в семье. Он родился в Германии, когда его мать посещала курорт. Детские годы провёл в Полтавском имении деда. В 1886 – 1893 годах учился в Петербурге в самом привилегированном военном учебном заведении Пажеском корпусе. Был выпущен корнетом в гвардейский Кавалергардский полк. С 1895 года занимал должность полкового адъютанта. С 1897 года гвардии поручик. 11 января 1897 года женился на фрейлине Александре Петровне Дурново.

С началом русско-японской войны, Павел Скоропадский, следуя примеру многих гвардейских офицеров, добровольцем отбыл на фронт и был зачислен в состав 3-го Верхнеудинского полка Забайкальского казачьего войска. К осени 1904 года он уже командир 5-й сотни 2-го Читинского полка Забайкальского казачьего войска, после исполнял обязанности адъютанта командующего 1-й маньчжурской армией генерала Н.П. Линевича. За боевые отличия Павел Петрович был награждён золотым оружием. С окончанием русско-японской войны Скоропадский уже полковник и флигель-адъютант императорской свиты.

4 сентября 1910 года он получил должность командира 20-го Финляндского полка, а в апреле 1911 стал командиром знаменитого лейб-гвардии Конного полка. 25 марта 1912 года Павел Петрович был пожалован чином генерал-майора с причислением к свите императора.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru