Чужая невеста

Властелина Богатова
Чужая невеста

– Не имей привычки подбираться со спины, – бросил Рох, даже не глянув на женщину с пышными каштановыми локонами и ярко накрашенными губами, потянулся за связкой.

Брюнетка только улыбнулась вальяжно и будто снисходительно, кажется, она чувствовала себя хозяйкой всего того, что здесь происходило. Она небрежно бросила взгляд на сидящих за столом гостей, и карие блестящие глаза будто споткнулись о Лориан, но она тут же равнодушно отвела взгляд, опустилась рядом с Рохом. Положила свою миниатюрную ладошку на его руку в крови, но уже подсыхающей, когда Грисанд передал ценный груз Сколлу.

– Я думала, ты уже не заглянешь нынешним летом, – промурлыкала незнакомка, пропуская мимо грубый ответ Роха.

Лориан запыхтела от негодования – не хватало ещё наблюдать за тем, как этого невыносимого гада обхаживает какая-то девка. Это было уже слишком даже для Лориан, которая стала невольной заложницей мевроу Исангинда.

– А ты меня и в самом деле ждала, Артан? – повернулся к ней Рох.

– Разумеется, к тому же… – она подалась чуть ближе, расстояние её от его губ до его осталось всего в две пяди, – …к тому же тебе тут оставили кое-что, оно ждёт тебя, если хочешь забрать, то самое время, – сказала и опустила взгляд на его губы.

Лориан залилась краской до самых корней волос, почувствовала, как против воли по языку разлилась горечь. Отвела глаза, делая вид, что ей совершенно безразличен их разговор, безразлично то, как играла приторная ухмылка на губах брюнетки, и как напряглись мышцы Роха под её взглядом. Конечно, всем понятно, о чём она вела речь, пуская свои пошлые намёки. Лориан старалась не обращать внимания и почему-то изо всех сил прислушивалась, ожидая, что ответит ей Рох, ощущая, как внутри скручивается колючий клубок, так что каждый вдох давался всё труднее. Не хватало ещё считать его любовниц. В горле стало так горячо, что Лориан пришлось собрать все силы, чтобы отгородиться. Она обвела взглядом зал. Постояльцы помалу стали притихать, рассаживались по своим местам, полилась откуда-то с другого конца музыка, слышались женский смех и весёлые взвизги разносчиц. Лориан повернулась и едва не взвыла от того, что уцепилась взглядом за кисть Артан. Теперь она его поглаживала, проводя по взбухшим венам.

– Обязательно заберу, – ответил Грисанд, сбрасывая руку Артан, потянувшись за пенящейся кружкой, поднимая со стола, – только не сейчас. Не хочу отвлекать тебя от работы, я же понимаю, как это обременительно и сложно для такой хрупкой женщины.

Лориан фыркнула, тэн Грисанд, ненасытный до женских юбок, отказывается от того, что ему предлагают на блюдечке с золотой каёмочкой? Уж у этой – одного её взгляда достаточно – опыта до плотских утех явно было побольше. Даже сжалось внутри неприятно. Кто она, эта Артан? Хозяйка трактира? Сомнительно. Вряд ли женщина может содержать столь опасное место. Жена трактирщика? Но тогда вряд ли она так бы откровенно облизывалась на… Лориан сжала зубы. Великая мать, о чём она думает?! Да какая ей разница?! Горечь наполнила рот. Лориан всё равно с кем развлекается Грисанд, это даже хорошо, пусть из него выпивают все соки. А на неё не найдётся сил, и Лориан останется в покое.

И кажется, её чувства разделял Сколл, роуд явно недоволен таким обществом.

– Что это за особа? – вдруг спросила Артан таким же елейны голосом, но Лориан всё же различила в нём нотки раздражения.

Артан с большим вниманием разглядывала Лориан и тот наряд, который она с трудом, идя наперекор своей гордости, выпросила.

– Не видела её раньше с тобой.

Рох будто нанизал Лориан на свой острый, как шип взгляд. Пальцы её напряжённо впились в столешницу, не хватало того, чтобы они ещё обсуждали её так, как будто её тут нет. Лориан поднялась со стула.

– Здесь очень душно и дымно, мне нужно на свежий воздух, – бросила резко Лориан.

Артан удивлённо изогнула бровь, и всё равно губы так же противно растягивались в небрежной ухмылке. На этот раз Рох не стал её задерживать, а если бы это сделал, то она бы закричала, и плевать на то, что о ней подумают, и что сделало бы это чудовище с ней после. Лориан, не дожидаясь согласия Грисанда, даже не взглянув на него, ощущая его разъярённый взгляд, развернулась и направилась прочь от столика. Наверное, это было неправильно – уйти, доставить этой подстилке такое удовольствие. Лориан никогда не была в таком глупом положении, и пыл только распалялся больше. Щёки пламенели так, что прикоснись к ним, можно было обжечься. Лориан искала взглядом выход, но за пеленой дыма и смога, от которого она и задыхалась, ничего не видно, только силуэты. Лориан не успела далеко отойти, как вдруг горячие руки схватили её за плечи, потянув в тёмный угол. Лориан взвилась, вскрикнув испуганно, но запах Роха обездвижил, накрепко опутав её сетью. Горячие ладони легли на лопатки, Рох властно притеснил Лориан к себе, она уткнулась носом в глубокую выемку между ключиц, и её всю прошибло дрожью от аромата его кожи, голова ещё сильнее поплыла.

– Упрямая Лориан, разве я тебя отпускал? – дыхание горячо прошелестело у виска.

– Оставь меня, – попыталась она высвободиться из плена его напряжённых до стали рук, которые только недавно поглаживала его любовница, – ты мне неприятен, – сорвалось с языка.

Лориан застыла, она вовсе не то хотела сказать, точнее, не так, но было уже поздно. Кадык Роха нервно дёрнулся, пальцы впились в лопатки жёстче.

– Да неужели? – прохрипел в самое ухо после некоторого молчания, так что по спине прокатился лёд, падая к пояснице.

– Кажется, ты забываешь, кто здесь хозяин, – прошипел он сквозь зубы и схватил Лориан под локоть, дёрнул за собой, вынуждая идти.

– Убери руки от меня, я закричу.

– Хочешь, чтобы на твой крик все сбежались, и тебя оттрахал каждый, кто там сидит?

– Отпусти, куда ты меня тащишь? Отпусти! Я не хочу! Не хочу с тобой…

Рох не слушал, повернул, волоча Лориан за собой. Неуклонно потащил по лестнице, Лориан путалась в подоле своего наряда, едва не спотыкаясь о высокие ступени, что вели вверх, на второй ярус трактира. Она не успела оглядеться – стоял такой полумрак, что видны были только очертания какой-то двери. Рох отпер её и втолкнул Лориан внутрь.

Она, чуть не споткнувшись о порог, залетела в комнату, освещённую свечами, вытянулась вся, когда Грисанд, захлопнув дверь, затворив её на засов изнутри, приблизился к девушке, возвышаясь истуканом. Лориан перестала дышать, сердце загрохотало бешено, вырываясь из груди. В густом полумраке перехода глаза Грисанда наполнились ещё большей тьмой. Лориан попятилась, но Рох обхватил её за пояс, притянул себе так резко, что Лориан ударилась, как птица, о его твёрдое тело. Он, оторвав её от пола, подхватив под бёдра, прошёл вглубь комнаты. Посадив Лориан на стол, раздвинул широко её колени, задирая подол платья, а вместе с ним и сорочку, оголяя колени и бёдра. В глазах Лориан потемнело от ярости. От того, что она снова не может противостоять. Девушка попыталась отпихнуть его, но он взял её за шиворот, дёрнул на себя так, что ткань треснула, Лориан испуганно охнула, ощущая, как ворот врезался в шею. Поняла, что если станет сопротивляться, то он просто раздавит, разорвёт её своим яростным напором. Лориан сглотнула, опуская веки, смотря на его губы, которое оказались возле её, твёрдые, жёсткие, вытянутые в линию, горячее, как угли.

– А теперь повтори ещё раз то, что ты сказала, Лориан. Я тебе неприятен? И прежде, чем ответить, подумай хорошенько.

Дыхание, разгорячённое элем, обожгло кожу. Лориан впилась в мужчину взглядом. Конечно, она не то хотела сказать, но его грубость, неприступность и жестокость вынудили уколоть его как можно острее, так, чтобы ему было точно так же больно, как ей. Она хотела его ударить, и это было бы красноречивее слов. За то, что купил её, как вещь, забрал из дома, особенно когда она узнала, что он сделал с Тине… Лориан затрясло. На что она надеялась, он беспринципный гад, которому к глубокому разочарованию, как бы Лориан ни пыталась подавить это чувство, плевать на неё. Он пользуется ей, своей вещью, относится к ней как к шлюхе, запирая её в замке и пользуя. Разве она заслужила такого обращения? Он гад и сукин сын, да, она презирает его, презирает за то, что он так относиться к ней, раня. И она не может этого терпеть, не может согласиться и принять. Глухая боль, охватившая Лориан, заглушала голос разума, вырываясь наружу, опаляя горло.

– Да, мне противны твои прикосновения, и ты противен, и всё, что я испытываю к тебе – это отвращение, каждый твой поцелуй омерзителен! – выпалила Лориан на одном дыхании, чувствуя, как внутри холодеет, а сердце замедляет свой ход.

Она хотела бы продолжить говорить о том, почему его ненавидит, но слова нарочно будто застыли в горле, душили слёзы. Лориан плотно сомкнула губы, не хотела их показывать.

Рох дышал тяжело, и Лориан поняла, в каком лютом бешенстве он пребывает, и что творится у него внутри. Грисанду, кажется, не по нраву её ответ, вот и пусть получает. Его мышцы застыли, затвердев, вены набухли верёвками на шее, а глаза стали колодцами.

Рох медленно отстранился, высвобождая Лориан. Девушка выдохнула. Она не должна показывать своего страха, не должна, но дыхание задрожало, страх всё же прокрался к сердцу, вынуждая её оцепенеть. Одним движением руки Рох рванул тесьму на своих штанах, высвобождая плоть, смял бёдра Лориан, подхватил под коленом правую ногу, вынуждая поставить её на стол, раскрывая её ещё больше для себя. Лориан ощутила его жар и пульсацию. Он ввёл головку, и Лориан поморщилась от жжения – слишком сухо. Она так и проглотила воздух, вцепившись пальцами в край стола, когда он качнул бёдрами, врываясь глубже.

Это был не тот Рох, что ещё днём купал Лориан в своей мягкой притягательной полуулыбке, покрывая её тело бесчисленными поцелуями, а какой-то совершенно другой: лицо непроницаемо, губы твёрдые, зелёные глаза, налившиеся тьмой – два стылых колодца, которые не выражали ничего, только крылья его носа яростно вздрагивали. Она не узнавала его. Лориан сжала его внутри себя, не пуская, обречённо пытаясь отстранить бёдра, опустила ногу, но он безжалостно держал в одном положении. Отстранил бёдра и вновь рванулся вперёд. Лориан твёрдо сжала губы, держалась за стол крепче, чувствуя твёрдое сухое трение, как что-то огромное неумолимо растягивает и неуклонно пытается заполнить. И это было больно и неприятно, не так, как было в прошлые разы, вовсе не так. Оставалось только ждать, когда это закончится. Рох, тяжело дыша, навис над ней, принялся двигаться молча, толкаясь в Лориан резко и жёстко, надавливая на колено, вгоняя член на всю длину. Лориан, чтобы удерживаться от сокрушительного напора, пришлось вцепиться в его плечи, каждый раз вздрагивая от мощны толчков. Она отвернулась, смотря на плавающее в ставшими мутными глазах пламя. Дыхание Роха стало обрывистым, глухим, вскоре от его смазки член начал влажно скользить внутри, делая движения более плавными, но всё равно вторжение было грубым. Лориан перевела взгляд на Роха, сжимая зубы, чтобы не издать ни единого звука, когда он ускорился, его толчки стали глубже и мощнее, так что стол непрерывно заколотился о стену, суля пробить её, постепенно вытряхивая из Лориан жалобные всхлипы и стоны. Тёмные глаза Роха, горящие зелёным блеском, неподвижно буравили её. Лориан теперь смотрела только в них, в эти бездны, смотрела, в то время как он таранил её. Она не сдастся, не отведёт взгляда, путь она не под стать настоящему противнику, но и не труслива, и пусть он знает, что этим её не сломить, она не прогнётся под него. Он не дождётся! Только слишком неравны были силы. Лориан сдавалась, принимая его глубже, слабое тело прогибалось под его напором. Жёсткие проникновения с каждым толчком посылали по телу тёплые волны, но Лориан упрямо сопротивлялась, безнадёжно сжимая его внутри. Борьба продолжалось недолго, но для Лориан этот промежуток времени обернулся целой вечностью. Дыхание Роха вскоре сорвалось, он ускорился, вбиваясь раз за разом, пока не зашипел, рывком вытащив из Лориан свой член. Его лицо исказилось гримасой какой-то муки, а следом Лориан почувствовала, как вязкая жидкость ударила в бедро, густые струи потекли по коже.

 

Рох замер, Лориан через гул в голове слышала его утихающее дыхание, ощущала, как колотится его сердце, а вены на взмокшей шеи вздулись от напряжения. Он чуть повернул голову, коснувшись её виска краем губ. Лориан резко отвернулась, облизав губы, ощущая на языке солоноватый вкус своего пота. Между ног всё пекло, и внутри не было ничего, кроме звенящей пустоты. Она слышала, как он шумно сглотнул, а следом больно смял разбитыми пальцами её бедро. Его дрожь и напряжение передались Лориан.

– Не пытайся сбежать. Тебя охраняют мои люди. У двери будет Сколл, он заберёт тебя и доставит в замок, как только ты… – Рох замолк, его голос был сухим и бесцветным, он медленно выпустил выдох из лёгких, – … как только ты захочешь.

«Захочу?» – отозвалось раскатом грома в голове. Лориан едва не рассмеялась. Кажется, её слов никто не собирался слушать, а уж тем более, выполнять приказы. Или он намеренно так говорит, чтобы вновь её растерзать? Лориан даже не хотелось смотреть на него, видеть его глаза, и всё же посмотрела. Рох обвёл взглядом лицо Лориан и стиснул челюсти, желваки напряжённо скользнули по скулам. Взгляд Роха не выражал ничего, был зыбким и пустым. Лориан отвернулась, желая одного – чтобы он скорее ушёл и оставил её.

Желание было услышано. Грисанд отстранился. Зашуршала одежда, послышались шаги…

Лориан вздрогнула и закрыла глаза, когда дверь хлопнула, а снаружи послышался щелчок. Внутри Лориан тоже что-то затворилось. Он вновь её запер.

Лориан повела плечами, оставаться одной ей приходиться не в первый раз. Некоторое время раздавленная и обессиленная она сидела и слушала тишину. Он всё же был зверем, Лориан убедилась в этом. Бездушный отшельник, привыкший брать своё.

Лориан тяжело выдохнула, расправив плечи, осмотрелась. Единственное окно заперто. Мягко заправленная постель, на прикроватном столике кувшин, кубки – их было два, что-то из фруктов. Лориан тесно стало внутри – всё было заранее приготовлено. И она должна была проснуться этим утром с ним, лежать на его мощной груди и слушать его дыхание. Но Рох ушёл. И пусть катится! Теперь он не вернётся, дал чётко это понять. И тут же встала горечь от понимания, куда он теперь пойдёт, в чьей постели окажется. Артан обозначила своё приглашение Роху. Лориан хотелось плакать от бессилия и злости на саму себя, что думает о нём, а должно быть наоборот, что это вообще не должно её волновать, он не должен её волновать, ей должно быть безразлично, с кем он и где, в чьё тело будет врываться. Она же хотела, чтобы он ушёл – и он ушёл, пусть так.

Лориан вскинула подбородок. Пусть получает то, что заслужил. Ему нужен был её ответ, и он получил его. Пусть знает. Только если бы Лориан удалось хоть на маленькую толику ранить его так же, как он её, было бы легче, а ей с каждым вдохом делалось всё гадостней. Отчаянно хотелось сделать так же больно за всё. И как назло, в голову лезли мысли о нём. Лориан представляла, как Артан сейчас касается его, поглаживает, ласкает и утешает, со всей страстью отдаётся, а он яростно вдалбливается в неё. В глазах помутилось. К чёрту!

Лориан свела колени, по телу от стойкого ощущения его твёрдого внутри себя прошлась горячая дрожь. Скривив губы, взяв край подола, она стёрла с ног уже подсохшие следы, оставленные Рохом. Его запах, пряный и густой, забивал дыхание. И почему ей не было противно, как только что утверждала она. Почему? Что с ней происходит? Лориан не понимала, буйство уходило, но на смену приходили новые чувства. В голове замельтешили мысли, обрывки дыхания Роха, потемневшие от ярости и желания глаза, плотный и терпкий запах его тела, особо яркий после боя. Комната поплыла, Лориан покачнулась. И тут же её разрядом молнии прошибло. Вспомнила слова Тине. От неё несёт его спермой, как от последней конченой шлюхи. Рох превращал её в ту, о которой и говорила Тине.

Лориан сжала зубы, слезла со стола. Куда он направился, Лориан не должно волновать. То, что он делает с ней, непозволительно, такого нельзя простить.

Оглядываясь, Лориан прошла к окну, распахнула ставни. Темнота. Только как будто в туманном облаке колыхались огни – должно быть, внутренний двор трактира.

И всё-таки она была рада тому, что смогла стереть с его лица эту наглую ухмылку. Лориан закрыла ставни, отвергая всякие мысли о нём. Не было никакого желания звать Сколла и спускаться вниз, а уж тем более, садиться в седло. Сегодня она останется здесь. Рох передал её роуду… Грисанд решил оставить свою вещь. Лориан хмыкнула, но где-то внутри продолжало невыносимо свербеть. И теперь хотелось всё крушить, но Лориан медленно опустилась на постель, сложив руки на коленях, всё больше погружаясь в пучину негодования и смятения. Одно она понимала отчётливо – так не должно продолжаться, она пропадёт, если не вырвется из его лап.

Рох рассчитывал на её благоразумие, но он ошибся. Стоило дать ей немного свободы, как она тут же решила воспользоваться этим. И почему он думал, что она поведёт себя иначе? Да и с каких это пор его должно волновать её состояние?

Но из головы не выходил её взгляд. Рох наблюдал, как цвет глаз становится насыщенным глубоким, утягивает на самое дно, и он тонул, ещё жёстче врезаясь в её нежную плоть. Знал, что причиняет боль, хоть и сдерживался, прилагая к тому неимоверные усилия. Маленькая пташка не знает, что значит «омерзительно и противно», когда он бы насиловал её всю ночь. В стае часто такое бывало, когда из пленённых женщин Чёрный Волк затаскивал одну в свою берлогу, и оттуда только и были слышны крики. А на следующий день выставлял из своего шатра, отдавая забавляться другим роудам. Тогда бы она поняла разницу.

Маленькая дрянь назвала его поцелуи омерзительными. Рох оскалился. Видела бы она себя, когда он трахал её ртом и языком. Лгунья! Маленькая упрямая лгунья.

Но почему-то от её слов становилось всё гадостней, почему-то её слова, как меткие стрелы, вонзались в Роха и попадали в цель. Он позволил ей разить. И вместо того, чтобы рассмеяться ей в лицо и проучить, как следует, он был оглушён, его выбила из строя ярость, что ядом хлынула в кровь. Но он сдерживался. Почему? Какое ему дело до её чувств, когда эта дерзкая дрянь посмела втоптать его в грязь? Вылетевшее из её очаровательного ротика, что так сладко ласкал его член, презрение. С какой ненавистью она это произнесла, выговаривая отчётливо каждое слов. Это привило его в бешенство. Ей удалось вывести его из равновесия, и это плохо.

Сдержанная ярость мощным вулканом взрывалась внутри, и ей нужен был выход. Рох разбивал лицо противника, забивая едва ли не до последнего вздоха, потом был ещё один поединок. Ночь разгоралась, становилась душной и жаркой, орущие постояльцы и визжащие от восторга потаскухи заглушали гнев. А дальше эль и звон монет. Всё смешалось, завертелось в тошнотворную круговерть. Роха воротило от всего этого, его тело сотрясалось, но внутри всё не унималась буря, поднималась вихрем вновь и вновь.

О Рохе говорили всякое скверное, и ему было плевать, чужой яд не действовал на него. Он привык слушать о себе грязь с самого детства. Но всегда наказывал тех, кто посмел дерзить, хладнокровно и играючи. Как хищник, играющий со своей добычей, чтобы потом так же хладнокровно задушить, потому что видел в этом справедливость.

– Кажется, этой девчонке удалось вывести зверя из себя, подёргала-таки за усы, – Артан усмехнулась.

Рох вынырнул из сокрушающего внутреннего рокота. Раны, разъедающие дымом, кровоточили, но Рох не замечал и не чувствовал ничего, кроме клокочущей злости внутри. Артан, наконец выждав момент, уже ластилась к нему, во всю усердно хозяйничала в его штанах. У него стоял колом. Он хотел одну, хотел трахать безустанно, вколачивая член в её узкое горячее лоно, тянуть огненные волосы назад и нанизывать её на себя. И попытки усмирить страсть ласками другой причиняли только боль. Рох сдерживался, чтобы не вернуться и не исполнить это, и злился, что не хочет причинять этой гордячке боль, хотя Лориан этого заслуживает в полной мере. Но что-то удерживало. Что? Что его могло останавливать каждый раз, когда он смотрел в её глаза? Чистота. Боязнь потерять…

Не-е-ет, проклятая лгунья, он на это не согласен!

Рох сжал зубы от очередного болезненного спазма, когда рука Артан чуть сжала его.

– Убери руки, – прорычал Рох, хлестнув жгучим взглядом сестрицу хозяина трактира.

Артан замерла. Потаскуха не ожидала такого ответа, но руку всё же убрала.

– Не узнаю тебя, Рох, ты ведь никогда не против такого приёма, – растерянность разлилась в карих глазах Артан, но тут же она исчезла, и глаза стали туманные, она прижалась ещё теснее. Запах жасмина задушил, встав комом в горле. – Пойдём ко мне, я помогу тебе расслабиться и сбросить напряжение.

Какими способами она это будет делать Роху известно. Трахал её каждый раз, когда она приезжала в Сурул. Артан отменно заглатывает член, приятно было насаживать и её мягкий зад и слышать сладострастные крики. Но Рох хотел другую, ту, которая осталась наверху. Сколл охраняет её дверь. Рох представил, как Лориан сейчас свернулась в постели одна, нежная и горячая. Член вздрогнул, а перед глазами поплыли тёмные пятна.

– Найди кого-нибудь другого, – бросил ожидающей ответа Артан, – к твоей удаче выбор у тебя сегодня большой.

Рох поднялся, забирая со стола очередную увесистую награду. Антан в недоумении пронаблюдала за ним. Лицо её вытянулась, от приторной ленивой улыбки не осталось и следа. Жадная до его члена шлюха жгла Роха похолодевшим взглядом.

Рейтинг@Mail.ru