Чужая невеста

Властелина Богатова
Чужая невеста

– Ещё, Лориан, – потребовал, шипя сквозь зубы, вынуждая смотреть на него.

– Ты просто… – Лориан запнулась, когда увидела его искажённое яростью и мукой лицо, вовсе не то, что она ожидала увидеть, и не знала, как расценивать это, как угрозу или…

– Остановишься, когда я скажу. Смотри на меня и лижи.

Лориан сглотнула. Всё же возненавидит его всей душой за эту грубость, за то, что он вынуждает делать то, что она не хочет делать. Но тогда почему она не пытается вырваться, почему молчит, терпит, чего ждёт? Рох, обхватив свободной рукой свой толстый член, ударил влажной от собственного сока головкой по губам, вынуждая Лориан распахнуть их шире. Лориан судорожно облизала губы, прикрыв веки, насмелившись, всё же провела языком по рельефу бордовых вен, по жёсткому ребру ствола, поднимаясь вверх, к выемке до самой вершины, слизывая проступившие капли желания Роха. Потом провела языком вокруг основания головки по складкам и вновь вернулась к влажной канавке. И не верила, что это делает она, что она ласкает его так, слыша его глубокое частое дыхание.

– Прикоснись, – новый приказ прервал Лориан, она отстранилась, видя, как налитая плоть вовсе стала бордовой, невозможно горячей.

Лориан дрожала в страхе, сердце билось всё быстрее, и всё плыло кругом, она обессилена этим новым неизвестным ей чувством. Чего он добивается от неё? Чем это всё обернётся? Лориан твердила себе, что его нужно опасаться, но не могла справиться с накатывающими волнами жара и, возбуждением, что вынуждало её тело трепетать в близости этого мужчины, этой силы опасной, неуёмной, пламенной… Лориан закусила губы. Да, это было возбуждение.

Рох схватил её за запястье, сжал и направил к паху. Его член вздрогнул, вздыбливаясь к верху, когда Лориан коснулась ладонью его мошонки. Девушку взбудоражило то, как отзывается его тело на её прикосновения, обдало новой волной жара и дрожи так, что дыхание пропало из груди. Он жаждет её, и только её прикосновения могут утолить это сумасшедшее возбуждение. Лориан невольно, не понимая, что делает, принялась гладить его рукой.

– Обхвати губами.

Лориан вновь облизала губы, иссушенные собственным жаром. Поняла, что лучше отдаться этому нарастающему внутри неё чувству, как это было ночью, пусть возненавидит себя потом, но это после, а сейчас… Лориан придвинулась чуть ближе, раскрыла губы, обхватывая несмело и слишком робко головку члена, одновременно взяв его у основания. Настолько он был большой, толстый и длинный, что она так и не смогла обхватить его пальцами. Её заштормило, вся кровь прильнула к её лицу к губам и упала вниз, к складкам лона, там стало слишком горячо и влажно, лоно сделалось слишком чувствительным, требующим немедленной наполненности, грубости и ласки одновременно. И это было её собственное желание и возбуждение. Она соврёт себе, если станет отрицать это, соврёт, что испытывает к нему только ненависть, её вело от прикосновений к его горячей плоти. Она не боялась вовсе, а хотела, хотела его, доставляя ему удовольствие, желая это делать сама.

Лориан задохнулась от собственных обжигающих мыслей, настолько противоречивых и будоражащих, что не могла просто вместить их в себя. Голова потяжелела, как и дыхание. Лориан хотела отстраниться, но сделала обратное – скользнула губами по стволу, принимая чуть вглубь и назад, огладила языком – ей так захотелось – горячее отверстие головки. Лориан стало слишком сложно управлять собой, она уже не понимала, где начинались её ощущения и заканчивались его, всё смешалось, границы стёрлись, поглощая всё глубже, сжигая.

Лориан выдохнула и отстранилась. Взглянула на Роха. А он смотрел на неё с удивлением и каким-то… восхищением? Он коснулся её щеки, неожиданно ласково погладил, глаза оставались тёмными, безумными. Лориан ощутила себя словно в тумане, жар камина и тела Роха окутал, голова плыла, а руки и ноги стали ватные. Рох пронизал её волосы пальцами, пропустил через них пряди, вновь притянул её – продолжить начатое. Лориан пришлось подчиниться. Он вновь провёл членом по её распухшим покрасневшим губам.

– Твои губы очень нежные, Лориан. Очень сладкие и пленительные.

Последние здравые мысли покинули её, оставляя только жар. Нужно сделать так, чтобы он излился и отстал от неё, но её опыта недостаточно, чтобы довести его до этого состояния быстро, оставалось только замечать, что и как нравится ему. Лориан вновь сомкнула губы на головке, скользнула вниз до упора в нёбо и снова вверх. Необычно было делать это, слишком дико и должно быть омерзительно, но ничего подобного Лориан не испытывала. Довести его до оргазма губами, ничего ведь страшного в этом нет, он и так взял её без её согласия, ей нечего терять, он ведь считает её вещью, своей собственностью. Тем более, на вкус, пряный и чуть солоноватый, он не отвергал. Лориан вновь возненавидела себя за это, было бы легче, если бы это обернулось иначе, уж лучше бы её стошнило от его вида, и тогда он бы выкинул её за дверь. А она только чувствовала, как горят щёки, и какой он гладкий и большой, пульсирующий огнём от касаний её губ и языка. Дыхание Роха стало сбивчивым, и от этого осознания по животу растекалась расплавленная огнём сталь, скручивая Лориан в узел. Почему она испытывает это? Почему дрожит и делает то, что не должна, чего не хотела?

– Быстрее, Лориан, чуть быстрее, – услышала она потерявший цвет голос Роха, уже не приказ, но и не просьба, что-то между.

Всё ужасное, что случилось с ней, растворилось, ушло, оставляя Лориан трепетать в его близости. Предательство, ложь и то, что её купили, как вещь, даже это словно потеряло свою силу, вся злость и ненависть ушли, обнажая Лориан, делая ещё больше уязвимой. Не беря в расчёт то, что он заставил её это делать, не беря в расчёт весь тот ужас, что происходил сейчас, Лориан хотела доставить ему удовольствие, хотела смотреть, как играют его мышцы под загорелой кожей и напрягаются жилы от напряжения и нетерпения, в какой-то степени она ощутила своё превосходство над ним, она может дать то, чего он так жаждет. Заставить сгорать его в собственном огне. Вот и пусть горит и мучается от желания.

Лориан заскользила губами вверх-вниз, растирая смазку. Рох качнулся, на этот раз уже не сдерживая стон, толкая бёдра вперёд, помогая Лориан задавать темп.

– Обхвати рукой, иначе могу войти до самого горла.

Лориан подчинилась, взяв его плоть в плен своих пальцев. Член вздрогнул в её ладони, рвясь скорее толкнуться в горячие, пульсирующие жаром влажные губы. Лориан вспыхнула, пробуя на вкус новые ощущения – её ласки доводят его до иступлённого состояния, заставляют дыхание участиться, а взгляд – потяжелеть. Плоть в руке становилась чувственной, твёрдой, вздрагивающий в готовности. Лориан очертила кончиком языка налившуюся кровью головку, из середины которой проступали всё новые и новые капли. Лориан слизывала их языком. Рох шипел, рычал, его мышцы живота лихорадочно сокращались. Лориан боялась глянуть на него, боялась увидеть то, что творилось в его взгляде, продолжала ласкать его, так и не прерываясь, а он грубо и несдержанно начинал толкаться, скользя в обхвате пальцев Лориан. Губы растягивались, принимая его чуть глубже, тогда Лориан сжимала его, не давая проникнуть, иначе… иначе она просто задохнётся. И от этих диких, пылких, страстных и каких-то первобытных, но естественных движений между ног Лориан стало вовсе мокро, она чувствовала внутри себя пустоту, которую хотелось заполнить, хотела, чтобы он вошёл в неё, хотела сжать его изнутри, почувствовать его целиком. Но Лориан не должен этого желать. Нельзя. Собственная сумятица поглотила её, она уже ничего не понимала.

Движения бёдер Роха стали более резкими, быстрыми, он уже беспрерывно толкался в распахнутые горящие губы, и только ладонь не пускала проникнуть глубже. Лориан всё же посмотрела на него. И будто расплавилась, увидев смесь самых разнообразных чувств на его лице. Они начинались болью и заканчивались глубоким наслаждением. Опасный, сильный и такой порочный в своём желании, Рох будто казался другим. Сумасшедшая сила, исходящая от него, сминала и подчиняла, давила волю Лориан. Она вдруг поняла, что жаждет доставить ему удовольствие, и этот его ароматный вкус пьянил крепче вина, действовал на Лориан остро пронзительно. Запах, проникая в поры, растекаясь по голу сладостью, туманил голову, делая Лориан податливой, мягкой. В какой-то миг ей стало противно от самой себя, и слова Тине врезались клином против воли. Она с ума сошла, раз это ей нравится – доставлять удовольствие мужчине, которого она не знает. Может, Лориан была всегда такой распутной и не замечала этого?

– Не останавливайся, Лориан, или я опрокину тебя на кровать и трахну в горло.

Лориан вздрогнула от брошенной угрозы. Тело бросило в жар, напряжённо грело и сокращалось лоно. Безумие. Просто безумие. Она сжала губы, охватывая головку туже, заскользила быстрее, приспосабливаясь к его рваным диким толчкам. Рука Роха сползла с затылка и обхватила её шею, другой рукой он придерживал её за плечо и скользил в её ладони так, что головка полностью проникала через раскрытые губы в рот Лориан. Она сжимала его, выталкивая языком, и он вновь проникал. Лориан задыхалась, трепетала в его руках, ощущая на языке его пьянящий крепкий вкус. Смотрела на него, а он на неё неотрывно. Рох пленил взглядом, прожигая тьмой, когда она обхватывала его головку, ударяя по ней языком. Движение стали слишком резкие, слишком обрывистые, головка члена терзала губы всё безжалостней, настойчивей, жёстче. Дыхание пропадало, и только молчаливые тычки вперёд ещё и ещё, быстрее, твёрже, горячее…

Рох остановился резко и толкнул Лориан на перину так стремительно, что она не успела ничего понять, только вскрикнула от боли, когда врезалась тонкая ткань в шею, а потом раздался треск. Рох разодрал сорочку на груди, навис сверху. Лориан видела, как упруго и тяжело качнулся его член, и тут же Рох обхватил его своей ладонью, задвигал рукой, лаская себя сам, глыбой покачиваясь над ней. Лориан задержала дыхание, наблюдала, как он доводит себя до исступления, пока из отверстия не брызнула белая жидкость. Горячая густая струя спермы орошала грудь Лориан, растекаясь горячим вязким воском по коже. Тяжёлое дыхание Роха опалило взмокший висок, прокатилось по сухим воспалённым губам, Лориан чувствовала, как он выплёскивается на неё ещё и ещё, до последней капли, и не могла пошевелиться, ловя его чуть резкий и пряный запах. А потом всё стихло. Тишина легла тяжестью на тело, придавливая Лориан к перине. Рох надрывно выдохнул и опустился рядом. Лориан замерла, когда его губы обожгли её углями, а потом он скользнул носом по её щеке к виску и обратно. Лориан смотрела на его губы, чуть влажные, чуть улыбающиеся.

 

– Проси, что хочешь Лориан, кроме одного, ты знаешь, чего. Я тебя не отпущу.

Лориан хотелось плакать. Он всё же зверь, бездушный и чёрствый. Зря она подумала, что… Озноб прокатился по её телу, чуть придавленному статным телом Роха, горячим и ещё содрогающимся, возбуждённым. Он подобрал край разодранной сорочки и вытер Лориан медленно, не торопясь, наслаждаясь результатом своего безумия. Кажется, его это даже возбуждало ещё сильнее – издеваться так над ней, мучая нарочно.

– Для начала одежду, – сказала Лориан и закусила губы, отвернулась, задыхаясь от досады. Кажется, и в самом деле она начала продавать себя. Горечь подкатила к горлу.

Молчание окутало. Лорина слушала и чувствовала, как гулко бьётся сердце Роха. А потом, спустя пару ударов, раздался его негромкий смех.

– Одежду?.. Хорошо… Лориан…

– Представь себе, – зло бросила Лориан, сужая от гнева глаза, сдерживая слёзы, причины которых не могла понять.

Внутри ураган и буря. Рох поддел её подбородок, повернул девушку к себе. Лориан приготовилась наблюдать его довольство и насмешку, но застыла, когда увидела вовсе иные чувства, поднявшие новую горячую волну от живота к груди и лицу.

– Только… – смотря на неё пьяно, он склонился к самым губам, что сейчас казались Лориан вовсе не чувствительны, – …немного позже.

Его голос понизился до пронзительного хрипа, будоража до глубины, вводя Лориан в оцепенение. А в следующий миг она ощутила, как его ладонь вклинилась меж соединённых колен, прошлась по внутренней стороне бедра вверх и застыла тяжестью у самого чувственного места. Вся кровь хлынула туда. А прикосновение его ладони к коже подобно ожогу. Рох не спешил, пронизывая Лориан взглядом своих зелёных сытых губительных глаз. И хотелось спрятаться, закрыться от него, спастись.

– Теперь я хочу попробовать тебя на вкус, Лориан. Ты пахнешь очень сладко.

Рох спустился вниз, медленно скользя краями губ по коже. Лориан замерла, в животе кольнуло, когда Рох прикусил вершинку соска, продолжил свой путь, спускаясь до пояса, обвёл горячим языком пупок, нырнув во впадину. Лориан непроизвольно выгнулась и тут же хотела развернуться, чтобы отползти.

– Не ёрзай, – пригрозил он, сверкнув глазами, по-настоящему звериными сейчас, с зеленоватым свечением, а следом ухватил лохмотья сорочки, до конца разорвал, беспощадно срывая с Лориан, обнажая её всю.

Рох развёл её колени. Лориан вцепилась пальцами в покрывало, отвернулась, чтобы не видеть его взгляда, от которого щёки горели сильнее. Всхлипнула, когда ощутила горячие губы ненасытного зверя на нежной коже между ног и дёрнулась, непроизвольно сжав колени, едва Рох втянул складку в себя. Он обхватил её под коленями, притянул Лориан ближе.

– Обхвати.

Лориан прижала лодыжки к его бокам, обхватив пояс. Рох подобрал сорочку, скрутил её в жгут. Паника всплеснула тут же. Что он собирается делать? Лориан вновь дёрнулась, отталкиваясь от него, ей даже удалось развернуться. Он захватил её в плен так стремительно, что Лориан и не сразу поняла, что руки у неё перекручены жгутом.

– Не волнуйся, – он приник к её губам, проникая языком в её рот, – ничего не сделаю плохого.

Рох завёл руки Лориан за голову, привязывая к деревянному вензелю в изголовье кровати. От волнения сбилось дыхание. Рох толкнул её куда-то в пропасть, в неведомую ей глубину, пучину тьмы и безвыходности. Но страха не было, как бы ни пыталась она нащупать его в себе.

– Что ты делаешь? Отпусти меня, ты ведь получил, что хотел, – бессмысленная просьба и глупая.

– Этого слишком мало, Лориан, хочу тебя всю.

Слова, как приговор, сковали по рукам и ногам. Тело в один миг потяжелело и стало непослушным. Рох возбуждён, а Лориан окончательно растерялась, с ней явно происходило что-то не то, она смотрела на него, словно заворожённая, наблюдая за его движениями хищника, за тем, как вздыблено качался его член, как играли твёрдые мышцы на руках и ногах. Он оглаживал её то с напором, то нежно и невесомо медленно, и Лориан получала удовольствие от его прикосновений. Затрепетав сильнее, прикусила губу, ей оставалось только ждать, когда этот ураган утихнет. Сжала кулаки с силой так, что в ладони врезались ногти, но это не отрезвило. Дёрнула руки, но они были крепко связаны, и Лориан оказалась беззащитна и открыта перед ним. И это будоражило, сводило с ума, вынуждая бросаться в омут отчаяния от собственных ощущений, что рождались под его взглядами и ласками. Она пугалась себя больше, чем его.

– Отпусти, – просьба прозвучала ещё слабее, задрожала на губах жаром дыхания.

Рох опустился перед ней на колени, раздвинув широко её ноги. В глазах его блеснуло что-то страшное, тёмное и вместе с тем безумно притягательное. Его возбуждал её вид, она, распластанная и раскрытая перед ним, и он мог делать с ней всё, что пожелает. Лориан порывалась свести колени, но Рох разместился между её ног, склоняясь над ней. Лориан едва не застонала от его близости, от терпкого запаха его кожи. И в то же время смущение сжимало в тиски от того, что он перед ней на коленях. Сумасшедший жар, исходивший от него, прокатывался по телу, накрывая Лориан с головой, вытесняя все мысли – только он и ноющее томление внизу живота, ощущения жара и влаги там, куда был сейчас направлен его потемневший и жадный взгляд. Невыносимо. Лориан извивалась внутри, потому что невозможно было ждать, желание, чтобы он коснулся её, выжигало изнутри, причиняло почти физическую муку. Лориан закусила губы крепче, Великая Мать, о чём она думает? Чего желает?! Она не должна, да и как, ведь это невозможно – испытывать то, от чего скручивало её тело и сводило мышцы лона. Лориан жаждала ощутить его внутри себя, что бы он взял… И это желание пьянило всё сильнее.

Рох одной рукой принялся гладить её между ног, другой сжал затвердевший сосок, покрутив его между пальцами. Лориан дёрнулась, но безуспешно – она полностью в его власти, Рох лишил её возможности прикрыться, отгородиться.

Рох раскрыл её влажные складки, медленно скользнув двумя пальцами вниз, погрузил их в дырочку. Лориан напряглась, ощущая его внутри себя, сжимая, пытаясь вытолкнуть, и он вытащил пальцы, но следом погрузил снова в тугую плоть уже на всю длину. Лориан задрожала, затаив дыхание, прикрывая веки, откинула голову назад, понимая, что ей уже никуда не деться.

Рох, оставаясь в ней, склонился, обдав её бёдра своим горячим дыханием. Лориан не успела приготовиться, пальцы покинули лоно, и следом внутрь скользнул горячий язык. Лориан распахнула глаза, ощущая то, что никогда не испытывала. Стеснение, блаженство, жар. Его горячие губы, а внутри влажно и мягко скользил язык, погружая Лориан в тягучее облако удовольствия, настолько откровенного, настолько тесного, настолько невероятного, что перед глазами поплыли тёмные пятна, а руки ослабли в петле, и Лориан повисла безвольно, отдаваясь его жадному до её тела рту, порочному и чувственному, ласкающему её упруго и настойчиво. Смущение, что он берёт её так, кололо острой иглой, но пожар внутри только ещё сильнее разгорался и опалял, когда Лориан ощущала твёрдое движение его языка внутри себя. Безумие дикое, непотребное, чуждое ей. Лориан кусала губы до солоноватой крови, стараясь не издавать ни единого звука, не показывать, насколько это ей приятно.

Рох сжал её талию и ягодицы, подтащил ближе к себе, прижался губами плотнее к чувствительной до его ласк плоти, там, где до недавнего времени Лориан ласкала себя сама. Лориан безмолвно вскинула бёдра, не понимая, для чего. И когда Рох прихватил зубами пульсирующий бугорок, пронизывая взглядом, Лориан ощутила ещё большую влагу внутри себя. Она сдерживала себя от того, чтобы зажать коленями его голову, прижать к себе, будто боялась, что он может остановиться.

Каждое движения языка и прикосновение его губ толкали Лориан за край, пока она не погрузилась в огненное море наслаждения. И когда он вновь ввёл в неё пальцы, двигая вперёд-назад, расширяя её, растягивая изнутри, Лориан с отчаянием сдерживала стоны, вздрагивая в его хватке, судорожно сдавливая пальцы, испуская на них влагу, требуя ускориться. Комната наполнилась тяжёлыми дыханиями, всхлипами и влажными хлюпающими звуками. А потом пальцы снова сменил язык. Рох ласкал её и лизал бесстыдно откровенно. Лориан в какой-то миг осознала, что отчаянно прижимается к его рту, приподнимая бёдра. Она чувствовала, как по горлу растекается сладость, и подступает что-то огромное, будоражащее, что вот-вот высвободится наружу, срывая все преграды, остатки здравомыслия.

Лориан простонала так громко, что испугалась, как бы не услышала прислуга, которая наверняка была где-то поблизости. Хотя дубовая дверь не могла пропустить никакие звуки. И когда жар поглотил и разбил Лориан о скалу собственного пика, задохнувшись, она сжала мышцы вокруг его пальцев, выгибаясь и продолжая двигать бёдрами ему навстречу. Холодный пот прошёл сквозь Лориан, посылая лихорадочные спазмы в мышцы. И как только стихли толчки, ничего не осталось, кроме приятного тепла, наполняющего каждый частичку её тела внутри и снаружи, заполняя и обволакивая жидким жаром. Между ног было всё мокро и пылало жаром, как от камина. Разум затуманился, голова стала тяжёлая, как и ощущения, неповоротливые, ленивые. Рох вытащил пальцы и вновь припал губами к пылающим разбухшим складкам, слизывая соки желания Лориан, лизнул её бугорок и скользнул к груди, захватывая сосок горячими губами, обвёл языком, прикусил и снова лизнул. Лориан уже не могла сопротивляться, отдаваясь вся без остатка его утешающим ласкам, отдавая последние силы на то, чтобы не прижаться к нему всем телом, так хотелось ощутить его мощь, прильнуть грудью к литым мышцам, обвить ногами пояс, прижать лодыжки к упругим ягодицам. И ненавидела себя за это, за собственные порывы, так сильно противоречащие разуму. Он выпил её всю без остатка.

– Умница… Моя сладкая, Лориан… – прошептал горячо, целуя в губы с жадностью и жаждой.

Лориан раскушала на его губах свой ароматный вкус, это было непривычно и дико. Стыд вернулся, уколов острым шилом с новой силой.

Лориан сглотнула, во рту стало слишком сухо.

– Развяжи меня.

– Нет, ещё рано.

Неумолимость в его голосе заставили задрожать Лориан, но её и так ещё трясло от пережитого взрыва. Она не чувствовала в себе сил, её как будто истерзали. Измученная, она могла лишь подчиняться и ждать, когда это всё закончится.

– Я больше не могу…

Услышала только усмешку в ответ. Рох непрестанно гладил её, а она сжималась, потому что каждый миг ждала, что он набросится на неё, что он всего лишь усыпляет её, чтобы растерзать вновь.

– Можешь, – прошептал Рох, понизив до хрипа голос, рука его скользнула вниз по животу, пальцы погладили складки, раскрывая их, растирая влагу.

По телу Лориан вновь прокатилась тяжёлая волна жара, и она закусила губы, желая почувствовать его внутри себя. Нет, это просто было невозможно, казалась, она больше была неспособна пошевелиться даже, но внизу живота от его твёрдых настойчивых движений вновь тяжелело. Рох, продолжая ласкать её между ног, приподнялся и навис над ней, обжигая дыханием истерзанный его зубами сосок, вобрал в себя, чуть втягивая, и от этого болезненно заныло где-то в глубине живота, наслаждение с примесью боли разнеслось обжигающими искрами по коже, всему телу до самых пят, вынуждая Лориан жалобно застонать.

– Стони громче, Лориан, – шептал Рох, теребя чувствительный бугорок, так что лоно вновь стало сокращаться и тяжелеть, выделяя влагу, – ты же хочешь меня.

– Нет, – выдохнула она с гневом. – Я хочу, чтобы ты убрал от меня руки и ушёл, – Лориан дёрнулась в путах, но безуспешно, бессильно сжала пальцы в кулаки, запыхтев зло, отводя бёдра от его пальцев.

Рох вдруг подхватил её под ягодицы, притянул к себе, вжимая пальцы в кожу, прижимаясь пахом между её ног, потёрся членом о её складки. Только теперь Лориан поняла, насколько он возбуждён, насколько горит в лихорадке, пронизывая Лориан потемневшим, ненасытным, вожделеющим взглядом. Глупо было полагать, что он отпустит её так быстро.

– Неправильный ответ, Лориан. Ты хочешь принять меня, принять мой член в своё влажное отверстие между твоих ног. И я очень жажду твою маленькую дырочку и хочу поиметь её. Чувствуешь? – говорил, продолжая тереться о складки так, что там от трения запекло.

 

И от того, с какой одержимостью он говорил о своих желаниях, Лориан бросило в панику и пот. Лучше не дразнить и не злить его, но и подчиняться так запросто она не готова, это было слишком для неё.

– Ну, отвечай, чувствуешь?

– Да… – всхлипнула Лориан, когда он в очередной раз провёл головкой по складкам, вызывая новую волну желания, чтобы он скорее проник в неё, заполнил.

Зачем эти измывательства? Зачем спрашивает, если всё равно возьмёт, даже если бы она не хотела? И, наверное, всё именно так, как должно быть между мужчиной и женщиной, и Лориан отдалась бы без остатка, если бы не одно обстоятельство – она всего лишь игрушка в его руках, которой он пользуется. Ком горечи подкатил к горлу, и в уголках глаз проступили слёзы. От этой мысли стало больно.

– Ты готова?

Лориан сжала губы, не собираясь отвечать. Рох усмехнулся только, раздвинув её ноги шире, в его взгляде было одно – предвкушение, удовольствие, он будто видел Лориан изнутри, все её метания и желания. И от этого стало не по себе. Она хотела оттолкнуть его, но вышло наоборот. Рох ввёл член, заставив Лориан глотнуть воздуха и замереть. Дав ей немного привыкнуть, Грисанд продолжил проникать, входя до упора, полностью. Лориан прикрыла веки от безумного удовольствия ощущения его внутри себя, того, как он растягивал её собой и заполнял, чувствуя горячий вздрагивающий орган внутри себя. И в этот миг Лориан поняла, что проиграла, позволяя Роху тереться о её тело своим вверх-вниз, позволяя отвести бёдра и толкнуть так твёрдо, что она вздрогнула. И ей было безумно хорошо от ощущения того, что она получила столь сильно желаемое. Хотела. Лориан его хотела. Настолько, что всё растворилось, опрокидывая Лориан в пучину огня и блаженства, что окутала её, будто нагретая на солнце река. И только на краю сознания поняла, что она не чувствовала ни боли, ни жжения, как это было в первый раз, свободно принимала его, раскрываясь с каждым влажным толчком. Он погружался всё глубже и глубже, вбивая Лориан в перину размеренно и твёрдо, повторяя это снова и снова, испуская неровное дыхание, врываясь в её тело, разгоняя волны жара. Лориан вскоре от такого тарана и напора уже постанывала, не в силах контролировать себя, вздрагивая и покрываясь потом, вцепившись в свои путы ногтями, чтобы хоть как-то удержаться от крика. Не прекращающееся скольжение внутри, короткие резкие тычки зарождали в животе что-то тёплое, чувствительное, горячее, тяжёлое, оно подпирало к горлу, вынуждая Лориан испускать обрывистые стоны. Дыхание сбилось, участилось, как и толчки члена внутри Лориан. Она сжимала его изнутри, чтобы хоть как-то смягчить этот бешеный таран, но только ещё больше распаляла своего мучителя. Рох вколачивал её в постель всё глубже и быстрее, смотря на Лориан неотрывно. В его глаза будто вся бездна неба опрокинулась, настолько они были полны желания и голода, одержимостью брать, захватывать, присваивать.

– Стони, Лориан, громче, ты же хочешь… – прохрипел Рох, прихватывая её нижнюю губу зубами, чуть оттянул, всасывая в себя, продолжая так же стремительно и непрерывно проникать в неё, входя до упора быстро, жёстко, горячо, разбивая корку льда, что сковывала Лориан.

И она стонала, делая короткие глотки воздуха, приподнимая бёдра в такт его движениям вглубь, крепко обхватывая ногами его пояс прижимая лодыжки к его напряжённым ягодицах, каждый толчок выбрасывала Лориан за грань пока она не сорвалась в пропасть опрокидываясь в жидкую лаву собственного удовольствия. Рох продолжал толкаться, ударяя головкой члена в то чувствительное место внутри живота, что рождало в Лориан всё новые и новые очаги блаженства, вынуждая сводить колени в лихорадочных судорогах вновь и вновь, выматывая Лориан до основания до тех пор, пока Рох резко не выдернул свой член из неё. Она привычно ощутила горячую струю, что ударила о её разбухшие шёлковые сладки, потекла, растекаясь вязко по промежности. Лориан трясло, всё плыло, дыхание обжигало губы, она чувствовала, как он долго и протяжно выплёскивается на пульсирующую негой нежную плоть, чувствуя его огонь. Выплеснувшись до капли, Рох скалой навис над Лориан, покрывая её тело поцелуями, что-то шептал, через собственный шум крови Лориан не слышала, что именно, но его глубокий голос окутывал и утешал. Лориан, едва нащупывая в себе опору, была полностью растерзана и всё, что могла ощущать, так это скольжение его горячих губ по взмокшей коже, мелкую дрожь, что просыпалась по телу тлеющим пеплом, и то, как влажно было между её ног и липко. Нос щекотал густой пряный запах семени, что затуманивал голову ещё больше. Окончательное осознание того, что Лориан него вещь, полоснуло огнём. Но тут же она себя одёрнула. И хорошо, что всё так, не хватало ещё и забеременеть от него, этого Лориан точно не хотела – понести от того, кто считает её своей шлюхой.

– О чём ты думаешь? – спросил Рох, огладив её подбородок, смотря на губы, а потом в глаза. Его взгляд сделался будто хмельной, взгляд сытого хищника.

Лориан отвернула от него лицо, прошептала хрипло, прикрывая устало веки:

– Развяжи меня.

Рох не спешил высвобождать, вместо этого он повернул её лицо к себе, накрыл её рот своими губами и смял, собирая остатки сладости и дрожи. Лориан уже готова была молить о пощаде, потому что ещё одного раза она не осилит, единственное, чего ей хотелось – это завернуться в меха и… Лориан не поняла, в какой миг начала отзываться на его поцелуй. Великая-мать, она хотела прижаться к его боку и уснуть. Нет, это точно какое-то безумие, может, Эбгерд по приказу Роха что-то ей подмешивает? Но с утра она ничего не ела и не пила. Подумав об этом, Лориан сглотнула, застыв. Рох отстранился, смотря на неё, а потом пошевелился, потянулся вверх, и уже вскоре путы ослабли, Лориан смогла размять затёкшие кисти, на запястьях остались красные следы.

– Не обязательно это было делать, – возмутилась Лориан, сжимая и разжимая пальцы, разгоняя кровь по венам.

– Не капризничай, Лориан, по-моему, тебе это очень понравилось.

Она вздрогнула, когда его дыхание коснулось мочки уха.

– В следующий раз я сделаю так, что ты не один раз кончишь на мой член.

Звучало дико и грубо, Лориан отстранилась.

– Мне нужно помыться, – попыталась она подняться, ощущая всё ту же мокроту между ног.

Но Рох прижал её к себе, не позволяя уйти. Его живот дрожал, как и вздымалась грудь в неровном вдохе. Лориан прикрыла веки, ощущая, как его жар и прикосновения с новой силой возбуждают.

– Отпусти, прошу, – прошептала, понимая, что начала расслабляться – его ласки и дыхания действовали на Лориан успокаивающе.

Теперь её ничего не пугало, и это было странно. Наверное, потом, когда она придёт в себя, поймёт всё то ужасное, что было здесь, на этой кровати.

И неизвестно, до чего это бы всё дошло – прикосновения Роха стали напряжёнными, обрывистыми, как и вдохи – если бы в дверь не постучали, так тихо, что Лориан сначала и не разобрала.

Рох перестал её поглаживать, сминая груди. А потом выругался, стиснув её так, что кости хрустнули. Она вскрикнула, когда зубы Роха неожиданно сомкнулись на мочке уха, и он тут же зализал языком боль.

– Прости, – выдохнул он и, рывком выпустив Лориан, соскользнул на другой край кровати.

Лориан, оставшись одна, сжалась невольно, морщась, накрывая горящее ухо ладонью, ощущая пустоту в груди, как что-то взяли и отняли у неё, и сразу стало слишком пусто, слишком холодно. Лориан не успела толком понять, что именно случилось, в дверь настойчиво постучали снова. Наверное, что-то и в самом деле случилось, раз посмели беспокоить и прерывать хозяина. Щёки Лориан вспыхнули – о ней верно думают тут уже невесть что. А тем более, после того как она так громко стонала. Лориан потянула на себя, меха, прикрывая наготу – не хватало, чтобы сюда кто-то вошёл и увидел это всё, вдохнул запахи, что витали в комнате душным облаком. Глаза Роха сверкнули, когда она укрылась, но он ничего не сказал, молча надел штаны, заправляя такой же тугой член. Наверное, это неудобно, поняла Лориан, когда на лице Роха появилась не слишком довольная гримаса. Нет, Грисанд бы её точно не отпустил, если бы её не прервали.

Рейтинг@Mail.ru