Чужая невеста

Властелина Богатова
Чужая невеста

Глава 6

Остгер предупредил о том, что простуда Лориан лёгкая, больше сказалось утомление от долгого пути. Она наверняка и не забиралась дальше трактира «Серебряный лис» Иллора. А вечером Эбгред дала знать, что Лориан проснулась. И Рох едва ли не грыз зубами гранит стен, сдерживая себя, чтобы не отправиться к ней этой же ночью и не взять её сонную. И чем вернее приближалась ночь, тем эта мысль больше возбуждала его и будоражила, вынуждая его член становиться каменным. Неизвестно какими силами он сдержался. И на следующий пришлось день ждать вечера. Лориан проснулась только к обеду. Рох велел Эбгред отнести ей сытный обед и проследить, чтобы она всё съела – малышке нужны силы, она должна выдержать тот натиск, который Рох всё это время держал в себе с того момента, как выбрал её для себя. Впервые его желание оказалось настолько сильным, что он превращался в голодного зверя, реагирующего на всякий посторонний раздражитель слишком резко. И лучше скорее оказаться в горячей дырочке своей добычи, чтобы хотя бы немного утолить этот голод и думать ясно.

И чтобы развеять мысли и скоротать время, Рох отправился смотреть окрестности, взяв с собой Сколла. Они ушли от замка настолько, насколько позволил оставшийся день, чтобы не повернуть коня и не мчать обратно в замок, где в одной из многочисленных комнат каменной утробы Шеита ждала Лориан. Рох чувствовал, как она ждёт. Наверное, ей страшно, и кровь бурлила в его венах от представления маленькой невинной Лориан, окутанной тёплым светом очага. Он успокоит её, заполнив её маленькую дырочку собой.

Дальняя поездка и оглушительный шум волн не выбили из его головы Лориан. Всё вышло наоборот – больше распалилось его желание. Рох постоянно возвращался мыслями к ней. Мышцы сводило от одного предвкушения близости с этой упрямой гордячкой. Он отгонял мысли о ней, призывая терпение. Теперь она никуда не сбежит. Начавшийся дождь и сгустившиеся сумерки всё же вынудили развернуть коней.

Въехали в ворота как раз тогда, когда стало вовсе темно. А после купальни Рох покинул свои покои, направился в ту часть замка, где была Лориан. При каждом шаге кровь напором долбила в виски. Роха трясло, когда его нюха коснулся знакомый нежный аромат. Распахнув дверь, он нашёл Лориан стоящей у окна. Она тут же вытянулась, когда он вошёл внутрь, прикрыв за собой створку. Рох бросил взгляд на Эбгред, что возилась с очагом, молча приказав ей побыстрее убраться. Эбгред, растерянно поглядывая на Лориан, поторопилась уйти, притворив за собой дверь.

– Что это за место? – спросила Лориан, вытянув руки по швам, сжимая кулачки.

Она была в одной сорочке, но даже её мешковатый крой не портил того, что скрыто под тканью, наоборот, облегал груди, соски которых торчали откровенно через тонкую ткань. Лориан, проследив за взглядом мужчины, обхватила себя руками, сглотнула. Синие глаза в мягком свете на ещё бледном лице казались глубокими озёрами.

– Ты находишься в замке Шеит, – ответил Рох, проходя к камину. – Думаю, ты наслышана о потерянном замке Валурийских гор?

Лориан, казалось, побелела ещё больше, теперь сорочка соперничала с этой нездоровой белизной. Она боится. Роху нравилось видеть чужой страх, в бою или в постели – неважно, он испытывал удовольствие от того, что его остерегаются. Но почему-то ему было не по себе видеть животный страх в глазах Лориан. Впрочем, уже через мгновение страх в её глазах исчез, и вместо него появился гнев.

– Почему ты запретил разговаривать со мной слугам?

– Эбгред я не запрещал, если бы она и захотела разговаривать с тобой, то не смогла бы.

Лориан раскрыла губы и тут же сомкнула.

– Я тебе не верю, – заявила твёрдо, но лёд в глазах тронулся, теперь смотрела, пытаясь что-то прочесть в его взгляде.

– Как хочешь.

– Зачем тебе было нужно отдавать столько денег и увозить меня из Рагоина, из дома, отрывать от родных?

– Слишком поздно для расспросов, Лориан. Зачем тебе всё знать? Но если хочешь… Я вытащил тебя из ямы дерма, в которой утопил тебя твой отчим. Вильер отдал тебя за долги. Если тебе будет так легче.

– Благородство от дикаря?

– Не надейся, Лориан. Просто подумал, что одного раза мне будет мало… Поэтому я тебя купил, поэтому ты будешь выплачивать мне, подставляя свою круглую попку моему члену.

Лориан вздрогнула и задышала чаще, оглаживая свои плечи, будто ей стало холоднее.

– К тому же… – добавил Рох. Наверное, он перегибает, но сейчас не мог думать головой, особенно когда она так близко. – …к тому же мне нужно было уехать из города. Ты закончила с вопросами, или у тебя есть ещё?

Рох повернулся к ней, и Лориан невольно покачнулась, попятившись. Рох увидел, как на нежной коже её проступили мурашки, от одного этого вида он мог кончить прямо сейчас.

Рох расстегнул петли на тунике и снял её с себя, а потом и рубашку. Больше не пожелал тянуть, это было слишком для него.

– Говори, Лориан, потому что сейчас я хочу завершить начатое, моему члену не терпится оказаться во влажной узкой расщелине, что у тебя между ног.

Лориан бросилась прочь, пытаясь перескочить через кровать, но Рох поймал её. Он забыл, когда брал женщин силой, обычно они с охотой раздвигали перед ним ноги. Даже эта белобрысая Тине не слишком уж сопротивлялась, не пытаясь даже кричать. Сопротивление Лориан ещё больше разжигало его, вынуждая пробудить инстинкт охотника, добиться её немедленно, подчинить, завоевать, владеть её губами, её телом, брать сзади, вдалбливаясь безостановочно, как хищник, дикий зверь, слышать вырывающееся из горла стоны и мольбы о пощаде. Кровь шумела, Роха трясло от возбуждения.

– Нет, – взвилась под ним Лориан, когда он разодрал на её спине сорочку в клочья, швырнув остатки прочь.

Зачем она это делает? Зачем будоражит и дразнит, будто намеренно? Зачем она пришла вообще в этот трактир, если не хочет? Рох не мог понять, сейчас – нет.

Когда он протиснул руки под её животом и накрыл горячие упругие груди ладонями, она затихла, а он издал чуть ли не рычание. Едва с ума не сошёл от удовольствия, ощущая наполнившие ладони горячие холмы. Ткань штанов едва не пошла по швам от вида изгиба спины, округлых маленьких упругих и белых ягодиц, тонких лодыжек. Как он её хотел, жаждал, он свихнётся, если не возьмёт её сейчас, не попробует.

Рох склонился, касаясь губами её позвонков у шеи, скользя вниз, к лопаткам, успокаивая. Лориан сжималась и тряслась. Рох прошипел, выругавшись, когда она с силой лягнула его ногой по бедру, ей почти удалось вырваться, он поймал её, перехватив рукой пояс, подмяв под себя. Выставив колено между её ног, свободной рукой расправил тесьму, изъяв из припущенных штанов налившуюся сталью плоть.

– Оставь меня! Отпусти! Нет!

Рох зажал ей рот ладонью, прошипел, потёршись членом между её упругих холмиков.

Лориан замерла, перестав бороться, дыша, как загнанная лань, пойманная в когти хищника.

Брать её силой сейчас, когда он на взводе? Но он может навредить ей из-за её сопротивления. А она ему нужна целая, чтобы он мог взять её сразу второй раз, потому что первого будет слишком мало для начала – Рох огладил её спину – слишком. Рох сцепил зубы, убрал ладонь с её лица, подхватил Лориан, опрокидывая на спину. Она раскинулась под ним лозой, попыталась прикрыться руками, но Рох перехватил их за запястья и раздвинул в стороны. Собирав в кулаки простыни, она больше не прикрывалась. Несколько мгновений он смотрел на неё, и наверное, его взгляд пугал Лориан, потому что она не дышала, замерла в ожидании. Идеальная, созданная для любви, слишком нежная, слишком порочная в своей невинности. Сколько же в ней скрытой страсти, желания – Рох едва не зарычал. Она лотос в когтях зверя, и раскрывать её нужно осторожно, но сейчас Рох не уверен, что сможет. Глаза горят гневом, туманно-синие, бездонные, настолько глубокие, что можно замёрзнуть. На щёки от борьбы проступил румянец, губы налилась краской, притягивая наброситься на них в жадном поцелуе. Волосы брусничным соком струились по белым простыням, их хотелось касаться, пронизывать пальцами. Груди с чуть вытянутыми скосками поднимали в нём волны жара.

Рох поднялся на колени, оставив Лориан лежать неподвижно, стянул с себя штаны, глядя на её набухшие бутонами соски, плоский живот и лобок с нежным пушком на нём. Лориан зажмурилась, когда её взгляд скользнул по его обнажённому телу вниз. Рох обрушился на неё сверху, напористо завладевая сомкнутыми, солоноватыми от крови губами, вжимаясь в её рот своим ртом, проталкивая язык, разжимая зубы. Лориан пыталась вытолкнуть его язык, и эта немая борьба скручивала его тугим жгутом ещё большего вожделения. Сейчас. Немедленно.

– Будешь сопротивляться, будет больно, поняла? – прорычал, оглаживая губами её лицо. – Поняла, Лориан?

Крылья носа только гневно вздрогнули, обжигая Роха дыханием.

– Отвечай, поняла или нет?

– Да, – дрогнул её голос.

Рох раскинул её ноги, вклиниваясь между, прижимаясь пахом к её промежности, давая почувствовать себя. Такая горячая там, такая мокрая, тело против воли этой упрямицы хочет его. Лориан отвернулась, прикрывая ресницы, но Рох взял её за подбородок, повернул назад, заставляя смотреть ему в глаза. Чтобы мог тонуть в их глубине, когда станет вдалбливаться в неё, проникая вглубь её мокрого лона. Его голодный внутренний зверь сорвался с цепи. Рох накрыл ладонью её лобок, погладив между складок, растирая влагу. Лориан распахнула глаза, затуманенные слезами, сжалась вся. Влаги слишком мало, чтобы смягчить вторжение.

– Расслабься, Лориан, иначе поврежу тебя, – прохрипел он в маленькое ухо.

От возбуждения его голос сделался низким. Рох убрал руку от шёлковых лепестков, взял её кулачок, заставив разжать пальцы и выпустить простынь.

– Прикоснись, – потребовал.

Лориан попыталась отдёрнуть руку, едва коснувшись его, но он заставил её обхватить дрожащими пальцами его распираемый огнём член, и Рох чуть не кончил от этого робкого прикосновения, от того, что её пальчики не смогли даже до конца обхватить его. Рох качнулся, толкаясь в её руку, ощущая, как Лориан задрожала всем телом, видя, как мечутся в её взгляде ненависть и обречённость. Губы её задрожали, она была на грани истерики. Рох и сам не знал, почему его это так волновало. Он разозлился, отбросив её руку, подхватил девушку под коленями, чуть приподнял их, прижимая к груди, и толкнулся. Алые всполохи залили сознание, бросая Роха в блаженство. Он вздрогнул от наслаждения, настолько глубокого, острого, невыносимого, что невозможно было тянуть, только двигаться, двигаться, двигаться. Глаза Лориан затуманились, пальцы вновь вонзились в простыни, она задеревенела вся, сжимая его изнутри, не пуская дальше. Рох сделал попытку протолкнуться, но Лориан сжалась ещё сильнее, кусая до крови нежную губу.

 

– Не пытайся, Лориан, – приказал он, приподнимая её бёдра выше. – Мне придётся это сделать сейчас или позже.

Рох надавил на её колени, чувствуя, как они трясутся, раскрывая её для себя ещё шире. Толкнулся вновь уже глубже, подступая к самому краю бездны, так что потемнело в глазах и залихорадило от прокатывающихся по телу волн жара, от ощущения себя внутри Лориан, внутри её узкой, раскрывшейся для него дырочки, обхватывающей блаженными складками, вымазанными алым. Самый желанный цвет и запах, запах чистоты и невинности, ощущения себя первым. Рох, опьянённый этим ароматом, начал двигаться, совершая сначала неглубокие точки, но с каждым движением бёдер погружаясь всё глубже, растягивая, стремясь заполнить её собой на всю глубину, проталкивая головку члена через узкие, сжимающиеся судорогой стенки лона. Рох намотал на кулак рубиновые пряди на затылке, дёрнул, вынуждая окаменевшую Лориан повернуться к нему.

– Смотри на меня.

Задвигался быстрее, раскачивая бёдрами всё размашистей, пронизывая членом пульсирующее жаром лоно. Другой рукой он сжал горло Лориан, перекрывая ей дыхание. Разжал, позволяя глотнуть воздух, а напряжению её тела – ослабнуть. И привыкнуть лону к его члену. Он толкнулся вновь уже свободнее.

– Да, вот так, – довольно прорычал, не отрывая от неё глаз, видя в расширенных зрачках своё отражение, утопая в её боли, такой, будто её и в самом деле терзает зверь.

Рох считал себя искушённым, но сейчас его срывало за грань нещадно и резко. Лориан настолько нежная, чувственная для него, что он почти потерял контроль и, нависая над ней, совершал резкие жёсткие точки, стремясь присвоить, завладеть, взять себе всю её до основания. Рох начал двигаться сильнее, быстрее, видя, как колышется грудь Лориан, а она едва слышно стонет под ним. Как бы хотелось ему, чтобы от наслаждения, но сейчас далеко не от него. Сейчас она его проклинает всеми силами.

Его член продолжал скользить, ощущая, как там всё горит. Рох толкался ещё и ещё, врезаясь в её хрупкое раскрывшееся для него тело. Его оглушило взрывной волной, она подхватила и понесла лавиной в пропасть, толкая Роха вперёд, ворваться в её узость так глубоко, что он едва успел. Резко вынул член и кончил Лориан на живот, выплёскиваясь на неё бурно и горячо, наблюдая, как вязкое семя стекает с неё на простыни.

Он приходил в себя медленно. Втягивая с шумом воздух, навис над Лориан, которая затихла и застыла под ним, только шум дыхания сбившегося, неровного срывался с её искусанных в кровь губ. Рох зарылся в её волосы у виска, всё ещё содрогаясь в спазмах полученного оргазма. Такого яркого, стремительного, слишком упоительного, чтобы вскоре прийти в себя.

– Я не зря заплатил за тебя, Лориан.

Нет, она не могла продаваться, ей не было цены. Слишком сладкая, слишком восхитительная, Лориан теперь его, вся. И он не выпустит её отсюда, из этой постели. Нет. По крайней мере, не сегодня.

Смотревшая до этого в потолок Лориан закрыла глаза, с ресниц сорвалась слеза, влажной дорожкой скользнула к взмокшему виску. Рох сухими губами собрал соль. Он сошёл с ума, ни с одной после ему не было так хорошо.

Лориан закусила губу, не в силах пошевелиться, ощущая, как влажно между ног и всё горит, не покидало ощущение, что внутри у неё до сих пор что-то огромное и твёрдое, грубо и жёстко проталкивается в неё, растягивая собой, заполняя, вынуждая её сжиматься и не пускать, стонать от боли, потрясения и какого-то странного волнения. Лориан закрыла глаза и боялась их открыть, встретиться со взглядом Роха, который после всего случившегося всё гладил её и что-то шептал. Лориан не слышала ничего, кроме громко колотившего сердца и тянущей боли внизу живота. Рох поимел её, сдавливая её ноги, толкаясь в неё дико, быстро, не давая возможности вырваться. Пока Рох не остановился резко, вытащив из неё свой член и выплеснув на неё горячее семя, смотря ей в глаза неотрывно. Лориан встряхивало от метавшихся в зелени глаз Роха ярости, желания, восхищения, обладания – всего вместе. Лориан не видела такого взгляда никогда в своей жизни. Казалось, что он хочет убить её, сожрать, но Рох склонил голову, и по его лицу прошла судорога какой-то открытой острой муки.

Боль начала ослабевать, и лоно пульсировало, привыкая к новым ощущениям, что в нём побывали. Вот так жёстко и неудержимо Рох вторгся и забрал то, что хотел, и лучше бы он ушёл сейчас, оставив её в покое. Она расплатилась. Но он лежал рядом, склоняясь над ней, огромный, горячий и возбуждённый. Лориан хотела не с этим мужчиной и не так. Хотя она никогда и не представляла, как должно быть и с кем… У неё были другие заботы, она никогда не задумывалась о близости, наивно думая, что это будет не так скоро.

Лориан приоткрыла ресницы и вздрогнула от того, как на неё смотрели зелёные глаза этого зверя. Они были настолько близко, что Лориан видела своё отражение в них – дрожащая и истерзанная. Он пришёл и взял то, что ему было нужно, поимев Лориан как шлюху, зная, что она впервые с мужчиной. Только Лориан и представить не могла, что им окажется изгой.

– Ты очень сладкая.

Лориан посмотрела на Роха сквозь слёзы. На его лице ни капли утомлённости, а только интерес живой и пугающий. Лориан не понимала, что ему ещё нужно от неё. Его запах заполнял лёгкие, оседая тяжестью к самому низу живота, лишая способности говорить. Лориан не ответила. Тогда его горячий язык заскользил по влажной коже Лориан, и у неё мурашки проступили по телу. Она хотела немедленно увернуться или… подставить себя его чувственным губам, отдаться, чтобы с головой утонуть в этом бурлящем жерле вулкана наслаждения с привкусом боли. Лориан не могла понять себя, что с ней происходит: ей было больно, обидно, гадко от самой себя, и в то же время от его прикосновений по телу прокатывались волны жара, и всё плыло перед глазами. Лориан вязла в мягкой тёплой топи от лёгких поцелуев Роха, от влажных касаний его губ, что утешали и тут же причиняли боль, туманящую разум, заполняли её до краёв чем-то сладким, тягучим и саднящим. Искуситель, самый настоящий змей, крепко свивший свою жертву. Он не отпустит. Будет мучить.

– Ты безупречна, – прошептал он, захватывая её нижнюю губу, чуть втянул в себя посасывая.

У Лориан разлился по животу к лону жидкий огонь томления, она задержала дыхание. Но так не должно быть! Он взял её силой. Она не хотела. Или хотела? Лориан зажмурилась. Нет, не могла хотеть! Он принудил, увёз её и посадил в клетку, пришёл и взял то, что ему нужно, не получив её согласия. Он чудовище, и ей нужно бежать.

– Отставь меня, – осипшим голосом процедила она сквозь зубы.

– Нет.

Он захватил её губы своими, проникая глубоко языком в рот, заполняя влажно, и на этот раз не набросился на её рот, терзая и сминая, имея языком. Ласкал медленно, тягуче, слишком, чтобы не отозваться.

– Ло-р-р-иан, – прошипел он, – это только начало…

Рох огладил ладонью её руку, сплёл свои пальцы с её. Лориан поняла, что до сих пор комкала в пальцах простынь. Рох выдохнул, отстранился и потянулся куда-то в сторону. Подобрав рубашку, вытер живот Лориан, стирая следы. А потом склонился к груди, накрывая горячим ртом её мягкий сосок. Потолок закружился, и Лориан закрыла глаза, срываясь в бешеную круговерть. Заплакала от муки. Лучше бы он остановился, но Рох чуть прикусил зубами загрубевшую вершинку, и Лориан выгнулась под ним, вскрикнув от боли и какой-то сладкой волной удовольствия, что накрыла её с головой.

– Хватить, перестань, – всхлипнула, отстраняясь, но только ещё больше подалась его губам навстречу, и снова укус, и снова острое с примесью боли наслаждение и потребность почувствовать его внутри себя. Невыносимо. Это слишком невыносимо и не позволительно, чтобы вытерпеть!

Ладонь Роха скользнула меж ног Лориан, накрыв набухшие пульсирующее огнём складки лона. Продолжая упоительно ласкать сосок, он то мягко втягивал, то прикусывал, вновь вызывая горячие волны дрожи, терзал до тех пор, пока горящий сосок не стал ярко-красным, тогда он потянулся к другому. Это пытка не закончится так скоро… Она почувствовала, как Рох задышал тяжелее и горячее, как ласки стали надсадными, порывистыми, он опалял её влажную грудь огненным дыханием, продолжая вылизывать горячим шершавым языком её сосок, одновременно поглаживая пальцами лобок, играя с её волосками.

– Я… хочу тебя… снова… – прохрипел он, оставив болезненно пульсировать сосок, поднимаясь к её шее, делая влажную дорожку.

Лориан в какой-то миг поймала себя на том, что разводит колени шире, чуть приподнимая бёдра к его пальцам, от игры которых у неё стягивало всё там, внутри, и жаждало вновь обхватить его горячую твёрдость. Безумие. Её затрясло от злости на саму себя и желания, что разжигали в ней его пальцы, его губы, голос, запах. Она не может его хотеть, ведь только что он брал её против воли, причиняя боль, брал ненасытно жёстко, беспощадно, не спрашивая, наплевав на её честь. Она вещь, его подстилка. Лориан сомкнула колени, зажимая его руку, не зная зачем – чтобы задержать или не пускать дальше. Всё смешалось. Только жар дыханий, солёный пот, грохот сердца, туман в голове.

– Хочешь снова грубости, Лориан? – прошептал Рох, нависая всем телом сверху.

– Я хочу, чтобы ты убрался.

Рох резко раздвинул её колени, и Лориан вновь ощутила себя беззащитной перед ним, совершенно слабой, её жалкие попытки сопротивляться оборачивались против неё.

– Могу, только сюда.

Лориан ощутила, как крупная гладкая и твёрдая головка члена ткнулась в неё, расширяя. Лориан зажмурилась, ожидая новый приступа боли, но Рох отвёл бёдра. Она выдохнула, но стоило ей расслабиться, как он вновь плавно качнул бёдрами, проникая влажно. Лориан распахнула глаза и охнула, когда он заполнил её. Она задохнулась от непривычных новых ощущений, но не от боли, а от неожиданности того, как он с лёгкостью насадил её на себя, погружаясь на всю глубину.

– Отдайся мне, Ло-ри-а-а-ан, – накрыл её губы своими, отводя бёдра, ударился вновь.

Рох смотрел на Лориан с каким-то восхищением и голодом. Она откинулась и прикрыла веки, чувствуя только одно – его в себе, большой и твёрдый. Он обхватил её лодыжки, закинул ноги себе за спину, заскользил теперь уже плавно и размеренно.

– Отдайся мне, – прошептал он вновь.

Она не должна, иначе пропадёт, если отдаст себя в его когти. Лориан задохнулась, принимая его мягкие удары, беспрерывные и плавные, всё завертелось, закрутилось потоками, утягивая её водоворот блаженства, удовольствия, бросая её в бездну. Он двигался как зверь, неутомимо и ритмично, выбивая из неё дыхание на стоны. Лориан поддавалась ему, только бы он ушёл скорее, оставил её – она настолько потрясена и напугана, что уже ничего не соображает. Подчинялась, вздрагивая от его ударов и неподвижного взгляда потемневших зелёных глаз. Он вбивался в неё всё быстрее, резче, ожесточённее, пока Лориан не стала вскрикивать, едва удерживаясь на весу, упираясь локтями в постель, насаживаясь на его твёрдую разбухшую плоть, толкаясь до самого основания, до жжения, боли и удовольствия. Удовольствия и ненависти к самой себе.

– Да, Лориан, вот так, ещё, глубже, раскройся для меня, кончи для меня. Ты теперь моя Лориан, я твой хозяин, впусти добровольно, или это будет через боль, решай.

Его слова проникали в самую душу, вызывая трепет и жар. Против воли Лориан раскачивала бёдрами в такт его ненасытным первородным движением и не могла насытиться сама, пока внутри не взорвалось накалённое до предала напряжение, разбившись на сотника осколков, что со звоном ударились о каменные стены и накрыли Лориан неподъёмной волной удовольствия, раня. Она застонала, качая бёдрами быстрее, сильнее до боли и расползающегося во все края гнева и жара, пока не всхлипнула огнём. Сжала простыни, обхватив крепче ногами пояс Роха, выгнулась. В мечущееся сознание пролилось хриплое рычание Роха. Он сжал её так сильно, что Лориан забыла о дыхании, он вбивался в её тело, растягивая собой, вклиниваясь поршнем меж ног, с силой, гибкостью и всей страстью. А потом сдавил её ещё сильнее, подминая под себя как тряпичную куклу, толкнулся всем телом в неё до упора так, что Лориан почувствовала, как его мошонка ударилась тяжестью о промежность. Рох резко вынул из неё блестящий от соков член. Лориан ощутила знакомую горячую жидкость на своём животе, что ударялась раз за разом о кожу, растекаясь по ней вязко.

 

Во рту у Лориан пересохло, между ног горело и сокращалось так быстро и лихорадочно, что Лориан всю трясло. Она шумно и часто дышала через нос, вздрагивая от всё ещё прокатывающихся по телу жарких волн трепета. Она вся обмякла, руки и ноги стали как верёвки. Лориан больше не сдвинуться с места – больше не может, и он пусть делает что хочет, ей всё равно. Рох удерживал её, Лориан чувствовала, как его гладкая головка члена скользит по животу, размазывая свой оставленный на ней след. Рох смотрел на неё, и Лориан видела своё бесстыжее лоснящееся от пота тело в его глазах. Она не могла сделать такого, не могла отдаваться так, как сделала это только что. Или она и в самом деле похотливая шлюха? Это сумасшествие.

Рох гипнотизировал её, сотрясаясь от полученной разрядки, сильный, гибкий и по-прежнему опасный. Лориан не стоило забывать об этом. Он склонился к её лицу, жадно вжавшись в её рот, крадя остатки дыхания. Его губы неумолимо ласкали её. Лориан позволила, не в силах шевелиться, сил не осталось ни на что, даже думать, в голове было пусто, как и внутри. Рох отстранился и вдруг подхватил Лориан на руки. Она охнула, не попытавшись даже соскользнуть с его рук – не хватило сил, да он бы и не позволил.

Он отнёс её в другую часть комнаты, где ещё совсем недавно служанка нагрела воды, и Лориан должна была искупаться. Опустил прямо в воду купели. Лориан старалась не смотреть на него, только в пол и стену с маленькой пробоиной окна, на которой стояла кованая решётка. За стенами уже, верно, глубокая ночь.

Рох стал мыть её, она не сопротивлялась, даже на ноги подняться не в мочь, не то что отбиваться. От горячей воды тело вовсе разомлело, Лориан даже было всё рвано, что он мыл её, трогая везде, смывая следы своего желания. Она только отводила глаза, когда понимала, что рассматривает его обнажённое тело, тело огромного хищника. Его широкие плечи, мощную грудь, рельеф живота. При свете раскалённых камней камина его мышцы завораживающе плавно перекатывались под бронзовой кожей, в треугольнике тёмных волос чуть покачивалась от движений упругая плоть с гладким навершием, даже после недавней близости возбуждённая. Невозможно отвести взгляда от всех этих сплетений вен, бугров мышц. Его тело было красивым, не таким, как у отчима, совсем не таким. Лориан становилось жарко то ли от воды, то ли от смущения или чего-то ещё…

Рох молча поднял её из воды, накинул полотно, приготовленнон Эбгерд для Лориан, и принёс обратно в комнату, положив на постель, при этом сдёрнув полотно, отшвырнув его в сторону. Лориан взволнованно встрепенулась, но её движения были вялыми, бессмысленными.

– На сегодня достаточно, Лориан, я не буду тебя брать. Хочу чувствовать твоё тело.

Он лёг рядом, притянув её к себе, положив ладони на лопатки, а потом на ягодицы, чуть смял, шумно выдохнув, и Лориан услышала в груди зажатое рычание.

– По крайней мере, постараюсь, – добавил.

Она не понимала, зачем он это делает. Чтобы она успокоилась, а он потом снова бы накинулся на неё, когда она не ждёт? Но Лориан уже ничего не понимала, тяжесть горячим свинцом пролилась на неё, девушка не могла сопротивляться его рукам, что свободно блуждали по её телу, оглаживая, лаская. Рох застывал, когда его ласки становились слишком напряжёнными и настойчивыми, а его член горячим стволом упирался ей в живот.

Лориан чувствовала его сильные руки на своём теле и удивлялась, как эти руки могут быть настолько бережными, руки, которые ломали кости того быка в поединке. Лориан его боялась, и этот страх проникал под кожу, тёк по венам холодом. В конце концов она ощутила, как его ладонь замерла на её бедре, и Лориан смогла отпустить напряжение, которое тут же сыграло с ней злую шутку – веки потяжелели разом, и сонливость навалилась мгновенно.

– Спи, Лориан, – перебрал он пальцами её влажные пряди.

Даже сквозь сон она чувствовала его взгляд ядовито-зелёных глаз, в которых перетекали жидким огнём отсветы тлеющего камина, и сквозь надвигающуюся безмятежность её брало слабое беспокойство, что она в постели с опасным для неё чужаком. Она пала перед ним, утонув в его запахе, и лучше ей отодвинуться от него подальше, но она не могла поднять этот пласт тяжести, что с каждым вдохом погребал её под маревом чудовищной усталости.

***

Никогда в жизни Рох не оставался в одной постели после близости, ни с одной. Получив своё, спустив пыл, он всегда уходил. Но Лориан не хотелось выпускать из рук. И Роху нравилось это новое ощущение. Лориан, как ни боролась со сном, уснула, уставшая после его напора. Он вслушивался в её ровное дыхание, пробуждавшее в нём инстинкты хищника охранять её, наблюдать, не отрывая ни на миг взгляда. Эти странные порывы вызывал и её невинный, ранимый вид. Теперь Рох был уверен, что два раза ему мало. Он будет её трахать, пока не пресытится.

Рох гладил её бархатную светлую кожу, так сладко пахнущую им, пряно и густо, что он захотел её уже сейчас, снова. Рох никогда бы не пошёл на такие уступки – позволить ей уснуть, но тогда утром она не разогнётся и не встанет с этой постели, если он не остановится. С каждым тяжёлым вдохом вздрагивал налившийся силой член – находиться рядом с ней стало невозможно. От воспоминаний, как она отдалась ему только что на этих простынях, испытав оргазм под ним, сотрясаясь в его руках, кончая на его член, на шее напрягались вены и тянуло в паху. Рох усмехнулся, глядя на веера её густых ресниц. Скромная, порочная Лориан, которая пыталась сбежать от него, самозабвенно отдалась ему. Сколько же в этой маленькой крошке зажатой страсти? Рох ещё никогда ни с кем не кончал так остро и бурно. Её страх и трепет возбуждали.

Он опустил ладонь на её грудь с мягкими сосками с бурыми следами его зубов, чуть сжал, и по телу прошла волна жара от того, как полно холмик лёг в его ладонь. Рох хотел, чтобы её соски набухли и затвердели, но тогда он точно возьмёт её сонную. Член болезненно качнулся в ответ на эту мысль. Рох выругался и убрал руку, поднялся, оставляя Лориан лежать на постели одну.

Рубашка была выпачкана семенем, и он надел только штаны, стоя перед пылающим мягким жаром камином. Он обернулся, бросив взгляд на Лориан, и застыл, заворожённый игрой огня в её волосах, на красивом слегка бледном лице и гибком теле. Рох отвернулся и направился к двери, вышел из комнаты, пропитанной запахом секса, слишком дразнящим, чтобы остаться. Он умеет ждать, но потом… Рох прошипел сквозь зубы, идя почти в слепую по погружённому во мрак переходу. Потом он за себя не в ответе.

Так и не найдя сна, Рох покинул замок, едва только посветлело у самого горизонта. Поднявшись в седло, выехал к морю. У самого берега воздух чистый и прозрачный, шквальный ветер разорвал туман в клочья и мутил глубокие воды, поднимая пенистые холодные волны. Шум волн и солёный воздух бодрили – то, что нужно для Роха, чтобы очухаться от этого странного наваждения. Образ обнажённой Лориан, ощущения её нежной тугой плоти продолжали горячить кровь и вздыбливать его член, и только ледяная вода и холодный ветер смогут поумерить этот огонь. Заходить в море смертельно опасно – могло откинуть волной на риф и разбить в дребезги, но Рох знал каждый камень, знал, как бороться со стихией. Шеит – его корни, опора, его пристанище, его всё, всё что осталось от его прошлого…

Шторм усиливался, и Роху лучше бы выйти из воды, но он упрямо прорывался вперёд, глотая солёную воду, обрушивающуюся на него мощными ударами волн. Не выходил, пока лёгкие не загорелись огнём, а тело, уставшее бороться с накатывающим прибоем, не перестало слушаться. Только это подтолкнуло всё же выйти на берег.

Рейтинг@Mail.ru